Автор рисунка: MurDareik
Междумирье Лаборатория

Провокации

Гаусс открыл глаза и тут же зажмурился – свет светил ему прямо в морду. Одна нога предательски подломилась, и он осел на пол, не прекращая трясти головой. Единорога слегка подташнивало – телепортация не прошла для него бесследно.

Когда жеребец чуть пришел в себя, он тут же открыл глаза и увидал милую мордашку белого Аликорна. Селестия слегка хмурилась, смотря на единорога. Гаусс гаденько ухмыльнулся и встал на все четыре копыта.

Сквозь чуть прикрытые глаза, он осмотрел тронный зал. Вокруг него, в форме треугольника, были поставлены колоны. От одной из них поднимался сизый дымок. Темный маг попытался сделать шаг, но оступился и отступил назад, уперевшись крупом в ту самую колону, от которой поднимался дымок. Твайлайт обеспокоенно подскочила к нему, собираясь помочь, но Селестия остановила ее, перекрыв путь копытом в золотом накопытнике.

-Тиран, — Брякнул единорог. Грива Селестии начала наливаться красным цветом, а глаза сузились. Смотря на Темного мага, она испытывала доселе невиданную ярость.

-Винсент, пожалуйста, поуважительнее, — Прошептала Твайлайт.

-А я чо? Мы ничо! – Ответил он по деревенски, смотря на фиолетового Аликорна честными глазами. Селестия едва сдерживала магию Пирогрива. Единорог вновь поднялся и сделал уже несколько более уверенных шагов.

Прошел мимо Луны, внимательно осмотрев ее. Подошел к Арбитеру, остановился и долго разглядывал тело жеребца, покрытое бинтами. Зачем-то подергал за один из бинтов. Подошел к Каденс, которая с едва заметным страхом смотрела на единорога, не отрывая взгляда от кроваво-серой магической гривы.

Возвышаясь над розовым Аликорном примерно на голову, он слегка потрепал ее челку, глупо хихикнув. Каденс даже открыла рот, от подобного действия со стороны жеребца. Гаусс вновь поднял копыто, вернув челюсть на положенное ей природой место. Или не совсем природой.

И наконец, двинулся к Селестии. Остановился, стал разглядывать. Сделал несколько кругов, не прекращая разглядывать тело белого Аликорна. И явно нарываясь, поднял передние ноги и потрепал ее за щечки.

Это стало последней каплей. Грива и хвост Принцессы Солнца вспыхнули неистовым пламенем, рог раскалился и с него сорвался луч Светлой магии. Из-за резкой перемены освещения, все ненадолго ослепли.

Когда все проморгались, они увидели, что на том месте, где стоял Гаусс, мраморная плитка была опалена, а часть красного ковра слегка тлела. Ярость Селестии ушла, и она обеспокоенно посмотрела осмотрелась по сторонам. Твайлайт с испугом смотрела на свою наставницу, когда как Луна старательно хмурилась, а Каденс просто не понимала, что произошло.

-Бу, — Раздался голос позади Принцессы, отчего она слегка подпрыгнула. Позади нее стоял жеребец, с улыбкой до ушей. Тут он рассыпался черным песком и собрался рядом с Твайлайт.

-Забыли уже про мои магические трюки? А зря! Если сломан рог — это не значит, что ты не можешь колдовать. Да, я не могу использовать большинство заклинаний. Да ты вообще не можешь их использовать! Заткнись, они не должны были это знать! Да это и жеребенку понятно, единорог без рога – не единорог. Я сказал заткнись! – Он стукнул себя копытом по голове, — Так, о чем это я, — Продолжил он спокойным голосом, — Так вот, я все еще могу

использовать заклинания Темной магии. Благо, что в большой части из них не нужен рог, как таковой. Как то так.

-То есть, ты можешь использовать заклинания и без помощи рога? – Арбитер задумчиво зашаркал копытом по мраморному полу, — Не знал об этом, интересно...

-Эй, не смей заниматься Темной магией! – Прикрикнула на жеребца Луна, отчего тот недовольно поморщился.

-Дорогая, машины – мое будущее, настоящее и прошлое, а не Темная магия, ты же знаешь.

-Это меня и пугает, — Пробормотала она себе под нос.

-Машины? Видали мы такого «знатока» машин, а закончил он знаешь как? На свином троне, в древнем храме, глубоко под землей! – Не упустил возможности вставить свои «пять бит» Гаусс.

-И кто же это был? – Спокойно поинтересовался Арбитер.

-Осва...

-Так, хватит! – Громогласно проговорила Селестия, прервав жеребца, — Успеете еще потом поговорить. Гаусс, ты знаешь, зачем ты здесь? – Обратилась Селестия к жеребцу.

-Ну, Твайлайт сообщила мне, что кто-то хочет захватить Кристальную Империю, Кантерлот и Эквестрию. А еще ваши тортики, а то вы совсем растолстели. Хватит подставлять меня! У меня уже нету права голоса? Конечно есть, просто не надо подставлять меня, ладно? – Ругался Гаусс сам с собой. Каденс тихонько подошла к Твайлайт и прошептала:

-А с ним точно все впорядке? Я имею ввиду, с головой?

-После того инцидента в Понивиле, он немного...спятил, — Так же тихо пояснила Твайлайт. Острое ухо единорога дернулось, когда он уловил последние слова фиолетового Аликорна.

-Я не спятил! Ну почему все думают, что я спятил?! В скольких мирах я побывал, везде считают, что я псих! Безумец, сумасшедший! Доктор похоже единственный, кто так не считает, — Его слегка затрясло, похоже, это была для него больная тема.

-Гаусс, вижу, ты вернулся в наш мир! – Неожиданно раздался голос со стороны забытой всеми клетки.

-Кто говорит? – Спросил он, повернувшись к клетке.

-Мое имя тебе ничего не скажет, но можешь звать меня...Кристин. Да, Кристин...

-Кристин? – Переспросил он, — Сокращенно Крис. По моему, такое имя больше бы подошло жеребцу.

-А Кристин – кобылке. Вообщем, не будем об этом. Можно ли нам поговорить наедине? – Спросил голос.

-А отчего же нет? Эй, тиран, — Он повернул голову к белому Аликорну, — Оставь нас.

-Да что ты себе... – Начала Селестия, но тут, развернулась и вышла, поманив за собой остальных Принцесс и одного ученого. Они недоуменно посмотрели на белого Аликорна, но он лишь призывно кивнул головой. Когда все вышли, Винсент повернулся к клетке.

-Мы слушаем.

-По моему, ты мне задолжал.

-Не понял? – Удивился Гаусс.

-Магический накопитель, особняк Смартхуфов, чердак, Людеры. Ничего не припоминаешь? – Саркастически усмехнулся голос.

-А! – Воскликнул жеребец, — Конечно, как же такое на помнить? Да ты вообще мало что помнишь. Ты помнишь не более меня. Ты так думаешь? Я в этом уверен.

-Да-а-а, — Протянул голос, — Если честно, я думала, что ты просто играешь на публику, но теперь я вижу – ты и вправду псих.

-А я себя психом не считаю, — Спокойно заметил жеребец, — И мы тоже так не считаем. Ты веришь в Бога? – Внезапно сменил тему он.

-Бога? Ты имеешь ввиду Селестию и Луну? Нет, не верю. Аликорны хоть и могущественные, но они не Боги. Скорее пастыри для своего народа. Дискорд больше Бог, чем они.

-Всем нужен Бог.

-Зачем?

-Зачем? – Переспросил единорог, — Чтобы было легче жить, конечно же. Чтобы было кому пожаловаться, поплакаться, попросить о помощи... В конце концов, так легче жить.

-Я не понимаю, зачем ты мне это рассказываешь...

-Машины. Зачем нам Бог, когда есть машины? Машины, выполняющие за нас всю грязную работу. Машины, способные создать новую жизнь, либо уничтожить ее. Шестеренки, провода, поршни, генераторы, двигатели... Механизмы и функции, железная плоть и маслянистая кровь. Ты понимаешь, к чему я клоню?

-Ты хочешь сказать, что если не веришь в существование Бога, то можешь создать его сам? Ты куда более безумен, чем я думала.

-А еще я чертовски красив! – Он тряхнул головой, отчего грива прочертила красивый, серо-красный след в воздухе.

-К чему все это было?

-А понятия не имею! Я посетил столько миров, и в большинства из них – все в конце концов стали поклонятся машинам, как к Богам. И это погубило их всех. Это погубит нас всех.

-Гаусс, пожалуйста, оставь свои безумные мысли для других...

-И ничего они не безумные, — Возразил единорог.

-Как бы то ни было, ты мне задолжал. Теперь, МЫ просим тебя выполнить одну нашу просьбу. Нам нужен единорог, владеющий Темной Магией.

-Убийства? Нет уж, увольте. Я погубил слишком много жизней, чтобы еще раз опустить свои копыта в кровь. А ты и так стоишь в ней по грудь. Опять ты меня подставляешь! Вообще-то, это не я, а он.

-Никого не надо убивать, — Успокоил его голос, — Ты просто поможешь нам, а потом можешь убираться восвояси.

-Мы можем уйти и сейчас. В чем заключается работа моего механизма в одной, большой схеме?

-Нам нужен конденсатор Темной Магии. Для этого лучше всего подходишь ты, либо Сомбра. Но, как ты знаешь, Сомбра погиб. А ты – нет.

-А не боитесь моей болезни? – Улыбнулся единорог.

-Брось, только глупец не заметит, что ты уже не болен ею. Ты весь покрыт пятнами, если бы ты был все еще болен ею, то ты бы уже давно бы развалился на части.

-Логично. Я согласен, только ответь – какие цели ВЫ преследуете?

-Всему свое время, Гаусс, всему свое время... Ты узнаешь об этом, когда дойдешь до сердца. Да, они будут звать тебя в лабораторию. Я оставлю там зацепку, где нас искать, так что не сопротивляйся. И помни, Бога нет... – Голос затих, а затем клетка осветилась вспышкой магии.

-Есть только машины, – Тихо закончил единорог и хрустнул шеей.

Селестия напряженно вслушивалась в каждое слово. Она не была столь глупа, чтобы оставить зал без прослушки. И сейчас она стояли, закрыв глаза и внимательно слушая диалог Темного мага и существа, именуемого Людером.

Рядом с ней осталась только Твайлайт, Луна сослалась на то, что ей нужно поднять, гхм, луну. Арбитер отправился в свое подземелье, готовиться к отъезду. Каденс же просто зевнула, и попросила разрешения двинуться в свои покои, поспать. Заклинание перемещения истощило ее запас магии, отчего она чувствовала себя не очень хорошо.

К сожалению, она не услышала большую часть разговора, словно неведомая магия скрывала запретное от ее ушей. Твайлайт ходила кругами, ожидая, что скажет Принцесса. Наконец, Гаусс разговор закончился, и послышался приближающийся цокот копыт. Через несколько секунд в дверь постучали, и Селестия распахнула дверь с помощью магии.

Единорог прошел мимо нее, кивнув в знак благодарности, и отправился куда-то по коридору. Солнечная Принцесса проводила его взглядом, вздохнула и кивнула Твайлайт, мол, проследи за ним. Фиолетовый Аликорн тут же сорвался с места, последовав за жеребцом. Селестия посмотрела им вслед и отправилась в свои покои, обдумывать услышанное.

Гаусс в молчании шел по коридору, с интересом осматриваясь по сторонам. Сам того не ведая, он прошел в коридор-галерею. Повсюду были картины и статуи. Заметив статую Старсвирла Бородатого, он подошел к ней. Твайлайт осталась на почтительном расстоянии, следя за действиями единорога. Гаусс недолго постоял, рассматривая ее. Спустя минуту, он ударил ее копытом, со словами «Шарлатан», после чего продолжил свой путь.

-Что это было? – Спросила Твайлайт, когда они вышли из галереи. В этой части замка уже были стражники, которые сейчас с подозрением смотрели за жеребцом, который был выше их примерно на две головы. И уж точно выше Принцессы. Твайлайт молилась, чтобы тут ему не пришло в голову приставать к кому либо.

-Ты думаешь, что Старсвирл был таким могущественным и умным единорогом, как его принято считать? Вздор! – Он фыркнул.

-Врешь! – Загорелась Твайлайт, верная ученица учений Старсвирла.

-Хочешь верь, хочешь нет. Нам все равно. Где я буду спать? На полу, конечно же, где же еще? Не думаю.

-Насчет места для сна не волнуйся, поселим тебя в гостевых покоях, — Успокоила его кобылка.

-Поселите меня в покоях Селестии? Это же замечательно! – Воскликнул Винсент.

-Нет, не в покоях Принцессы, а в гостевых... – Но единорог уже свернул к лестнице. Принцессе ничего не оставалось, кроме как вздохнуть и последовать за ним. Жеребец поднялся по лестнице и свернул в стороны покоев Принцессы Селестии. Твайлайт нагнала его и остановила его, встав перед ним.

-Винсент, пожалуйста, не иди туда. Ты же знаешь, что Селестия тебя не очень любит...

-Как это? Нас все любят! Ты абсолютно прав. А как же иначе?

-А почему ты хочешь заночевать именно в ее покоях? – Задала вопрос Принцесса. Единорог задумался, даже грива немного замедлила ход.

-Понятия не имею, — Твайлайт сделала «фейсхуф», — Но я хочу ночевать в покоях Принцессы! Не важно какой, главное чтобы были покои Принцессы! – Он топнул копытом.

-Почему бы тебе не переночевать в моих покоях? Ты бы мог рассказать мне множество историй из своих путешествий, — Смекнула Твайлайт.

-Ну ты и развратница, — Захохотал единорог, и единорожка покраснела, — Ты всем гостям предлагаешь переночевать в своих покоях? – Ехидно осведомился он.

-Нет... – Прошептал Аликорн.

-Мне кажется, или у кого-то синдром Флаттершай? Громче!

-Нет, — Твердо ответила Твайлайт, — Я предлагаю переночевать в моих покоях, потому что люблю тебя. А ты похоже меня нет... – Добавила она шепотом.

-Вздор! Хоть я и побывал во многих мирах, встретил множество прекрасных...гхм, кобылок, но я не с кем тебе не изменял, — Подмигнул он кобылке, — Умеешь же ты заставлять кобылок краснеть! Хах, а как же? Ну, веди меня, о великая! – Твайлайт, продолжая краснеть, повела в свои покои.

Вскоре они добрались до дверей в покои самой младшей из Принцесс. Единорог окинул дверь оценивающим взглядом – красное дерево. Твайлайт открыла дверь и впустила его внутрь. Гаусс прошел в комнату и с интересом огляделся.

Из вновь приоткрытого окна на пол падал снег. Единорог уставился на белые хлопья, что неровным слоем усыпали ковер под окном. «Я и не ожидал, что здесь Зима. Интересно, кто-нибудь помнит про мой День Рождения? Нет, кроме Саймона, никто не знал о нем. Ну и кроме нас, конечно же» — Мысли единорога прервал стук закрываемого окна. Жеребец смахнул одинокую слезинку и посмотрел на Твайлайт.

Кобылка закрыла окно и подошла к кровати. С помощью магии подняла одеяло и смастерила из него некое подобие...стульев? Забравшись в эти «стулья», она приглашающие похлопала по ложе, рядом с собой. Единорог забрался на свое место и сложил передние ноги на животе.

-Чтобы тебе такого рассказать...

Твайлайт проснулась рано утром и тут же потянулась, разминая затекшие конечности. Тут ее копыто наткнулось на что-то мягкое. Чуть повернув голову, она подавилась зевком. Рядом с ней лежал единорог, с надетой на голову тиарой и прижимал к себе бутылку дорогого вина. События прошлой ночи были словно в тумане.

Жеребец заворочался и приоткрыл один глаз. Зрачок лениво скользнул по Твайлайт и остановился на бутылке. Спустя несколько секунд он расширился, и Винсент подпрыгнул на кровати, ударившись затылком об изголовье.

Брезгливо скинув с себя бутылку и хвост Твайлайт, отчего она в который раз покраснела, он вскочил с кровати и тут же рухнул на пол. От резкого движения, голова заболела и он тихонько, но печально, взвыл, сдавив копытами виски.

Рог Аликорна коротко сверкнул, и боль стала постепенно уходить из головы единорога. Спустя несколько минут, он поднялся на свои четыре и посмотрел на кобылку, которая куталась в одеяло, не прекращая краснеть.

-Эт что вчера было? – Выдал он, потерев копытом шею.

-Не помню... – Пискнула Твайлайт. Единорог перевел взгляд на одинокую бутылку. Затем на Твайлайт, снова на бутылку, и снова на Твайлайт. Хмыкнув, побрел в ванную. Когда дверь закрылась за крупом жеребца, она тут же вскочила и принялась приводить себя в порядок.

Она отметила, что голова не болела, значит она не пила. Когда она застилала кровать, дверь в ванную комнату тихо скрипнула, и оттуда вышел единорог, втирая в шерстку на морде мокрые капли холодной воды.

В этот момент в дверь постучали. Внутрь прошла Принцесса Селестия, как-то странно глянув на Твайлайт и произнесла, смотря в окно:

-Твайлайт, Винсент, скоро вы отправляетесь в Кристальную Империю, вместе с Арбитерем и Каденс. Ваша задача – найти какие-либо зацепки, о том, где сейчас находятся наши...пони. Я не знаю, как их назвать. Отказ не принимается. Встреча через 20 минут, у главного входа. Благ вам, — Она вышла, прикрыв за собой дверь.

-Почему она так на тебя посмотрела? – Спросил единорог, когда Принцесса вышла.

-Не знаю...Но это точно связанно с тобой и бутылкой вина, — Пробормотала кобылка.

-Ну и как я? – Поинтересовался он, с ехидной улыбкой на устах.

-Иди ты...

-Куда? – Его улыбка стала еще шире.

-К Дискорду на рога! – Разозлилась Твайлайт.

-Как скажешь, — Он рассыпался песком. Аликорн посмотрел на черный песок. Прошла минута, две, три...

-Винсент, где ты? – Спросила она, озираясь, — К Дискорду на рога...Он же не серьезно? – Она телепортировалась в сад со статуями. Единорог висел на рогах Дискорда, для надежности обхватив шею драконикуса задними ногами и обвив хвостом. Рядом с ним стояла Принцесса Луна, недоуменно глядя на единорога.

-Может слезешь? – Спросила Принцесса Ночи.

-Нет, спасибо, — Ответил Гаусс.

-А что ты тут вообще делаешь?

-Меня Твайлайт сюда послала. Не меня, а нас. А вот кстати и она, — Заметил он фиолетовую волшебницу.

-Твайлайт? – Строго спросила Луна.

-Прости, Луна...Я не думала, что он воспримет это так серьезно...

-Ведет себя как жеребенок... – Луна развернулась и двинулась к выходу из сада. Твайлайт проводила ее взглядом и вздохнув, повернулась к единорогу.

-Может слезешь? – Попросила она. Фигура жеребца тут же осыпалась песком и собралась на земле.

-А твой способ...телепортации, он работает на неограниченное расстояние? – Поинтересовалась она, когда они двинулись к выходу.

-Нет. На то время, когда мы рассыпаемся песком, я как бы...иду туда своими ногами, и песок передвигается вслед за мной. Не забудь, что часть песка остается на месте. А, да. Часть песка остается на месте – это излишек Темной Магии. Вот как-то так.

-Ясно. Спасибо, что пояснил.

-А тебе не нужно собирать вещи? – Спросил он, когда они вышли из сада и подошли ко входу в замок.

-Нет, — Она улыбнулась, — Аликорны как и простые единороги способны создавать вещи из магии. Правда, они держатся подольше, чем у единорогов. А вот кстати и Арбитер, — Заметила она жеребца, который был облачен в накидку с подшивкой из овечьей шерсти.

-А, это вы, — Заметил он Принцессу и мага.

-Ага, — Подтвердила кобылка, — А где Каденс?

-Должна быть тут с минуты на минуту. А пока, позволь мне обратится к нашему гостю, — Он повернулся к Гауссу и завел с ним непринужденный разговор. Твайлайт не вникала в беседу, погруженная в свои мысли. Вскоре послышался цокот копыт и к ним подошла Каденс, одетая в такую-же накидку, что и Арбитер. В облачке магии она удерживала несколько чемоданов.

-Пошли? – Предложила она, и компания двинулась к выходу территории замка.

Вскоре они достигли вокзала. На перроне их ждали два гвардейца, одетые в сверкающие доспехи. Они отдали честь и приняв чемоданы, двинулись в дальний вагон. Каденс кивнула на голубой вагон с эмблемой Кристальной Империи.

Забравшись в вагон, Винсент отметил невидимой галочкой присутствие еще нескольких гвардейцев. «Четыре в вагоне, два в грузовом. Возможно, в других вагонах есть еще стражники. Итого, примерно десять гвардейцев. Зачем такая защита? Мы сами можем о себе позаботиться» — Думал Темный маг, устраиваясь на мягком кресле.

-Сколько нам ехать? – Спросил он, глядя в окно.

-Примерно шесть-восемь часов, устраивайтесь поудобнее, — Ответила Каденс, устраиваясь на больших и мягких подушках, обшитых кристальным шелком. Гаусс с радостью принял этот совет, развалившись на кресле. Сложил передние ноги на груди и глубоко вздохнул, закрыв глаза.

-Разбудите нас, когда мы приедем, — Пробормотал он, прежде чем погрузиться в объятья Морфея.