Автор рисунка: Stinkehund
Провокации Маслянистая кровь

Лаборатория

Чувствую, что теряю планку.

Семь часов спустя, Кристальная Империя.

Поезд приближался к границе Кристальной Империи. Вокруг раскинулись необъятные ледяные пустыни. Твайлайт, всю поездку читающая книги, выглянула в окно. Вдалеке виднелась башня главного замка Кристальной Империи, часть некогда величественной горы.

Кобылка вздохнула и поднялась, собираясь разбудить своих спутников. Постояв в нерешительности несколько секунд, она подошла к Гауссу, собираясь разбудить его первым. Насмотревшись на умиротворенную мордашку, она слегка потрясла жеребца. Тот тут же раскрыл глаза и потянулся, хрустнув костями.

Оставив его просыпаться, Твайлайт подошла к Каденс и тоже слегка потрясла. Впрочем, та похоже уже собиралась просыпаться, поэтому быстро поднялась и принялась приводить себя в порядок. Подошла к Арбитеру, но тот не спал – уставился в окно и смотрел на пролетающие мимо белые пустыни.

Вскоре поезд прибыл на станцию. Группа, состоящая из двух Аликорнов и двух единорогов, в окружении стражников двинулась в город. Кристальные пони приветственно склоняли головы, приветствуя Принцесс и бросали настороженные взгляды на статного жеребца, с обломанным рогом и магической гривой. Смеху ради, Винсент «включил» магический шлейф, отчего жители Кристальной Империи попятились в страхе, увидев в этом шлейфе отголоски лика Сомбры.

-Прекрати пугать моих подданных, — Потребовала Каденс, заметив как пони с опаской смотрят на Винсента.

-Еще чего. Именно, иди и помалкивай в тряпочку, — Спокойно отозвался он, осматриваясь по сторонам. «Сколько раз тут был, а каждый раз реакция этих «кристалликов» разная» — Подумал он, прежде чем его окружило плотное кольцо из стражников. Он чуть сощурил глаза, смотря на вышедшего из кольца хорошо сложенного белого единорога, с сине-голубой гривой и Кьютимаркой в виде щита и магической вспышки.

-Немедленно извинись перед моей супругой, — Потребовал он, глядя единорогу в глаза. Тот заулыбался своей коронной, ехидной улыбкой. Твайлайт молча переводила взгляд с него на своего брата, не решаясь вмешиваться.

-Что ты молчишь? Быстро, — Рявкнул он, и стражники, словно по команде, нацелили копья на Гаусса. Улыбка единорога стала еще шире, и Твайлайт почувствовала, как у нее дернулся глаз. Наконец, она решилась вмешаться:

-Прошу простить его за грубость, — Она слегка поклонилась. Шайнинг в недоумении вскинул брови. После чего «завис» примерно на минуту.

-Вольно, — Наконец решил он. Стражники тут же распустили круг, разбредаясь по округе. Шайнинг присоединился к основной группе. Он тут же обнял Твайлайт и обратился к своей супруге. Та что-то негромко ответила ему, после чего он кивнул и встал рядом с ней, кинув подозрительный взгляд на единорога.

-Армор, верно? – Обратился он к единорогу, когда группа двинулась вперед. Единорог кивнул.

-Я вижу неслабый ум в твоих глазах, что противопоказано стражникам. Послушай, ты во всех мирах будешь к нему цепляться? Да, а что такого? Я чувствую, что скоро тебя запрут в тюрьму, и тогда ты уже не будешь таким наглым. Лягать тебя, конечно буду! Благо, положение позволяет, — Разглагольствовал Гаусс, уже не обращая внимания на Шайнинга. Тот недоуменно смотрел на единорога, не забывая шагать с армейской выправкой.

-Не обращай внимания, — Шепотом посоветовала ему Каденс. Шайнинг едва заметно кивнул и обратился к Твайлайт.

-Это про него мне рассказывала Принцесса Селестия?

-Да, про него, — Она как-то странно посмотрела на единорога. Шайнинг с ужасом заметил, что она смотрит на него влюбленно. «Нет, — Твердо решил он, — Не будет моя сестра якшаться с каким-то жеребцом, у которого даже рога нормального нет.»

-И чем он может помочь нам? – Спросил Армор.

-Похитители сказали, чтобы мы привели его в лабораторию. Возможно, это прольет свет на эту историю, — Пояснила Твайлайт.

-Понятно, — Кивнул Шайнинг. Остаток пути они преодолели в молчании. Вскоре группа достигла входа в замок.

-I weep for those who suffer long…But how I weep for those who’ve gone? – Негромко напевал песню Гаусс. Невольные слушатели подивились тому, как размеренно и спокойно звучит голос единорога. Хоть слов они и не понимали, но чувствовали всю ту горечь и боль, что была заключены в эти слова.

-In rooms of grief and questioned wrong…But keep on killing… (1) — Тут он резко замолчал и остаток пути преодолел в молчании. Когда пони прошли в замок, Шайнинг позвал Твайлайт, Каденс и Арбитера с собой, а Винсента послал в одну из гостевых комнат. Тот ничего не говоря развернулся и двинулся в противоположную от остальной группы сторону.

Твайлайт молча проводила единорога взглядом, и вздохнув, двинулась за братом, вверх по лестнице. Что-то изменилось в поведении единорога. Шайнинг повел их по длинным и извилистым коридорам кристального замка, время от времени сдержанно кивая проходящим мимо стражникам. Наконец, он остановился у одной из дверей и толкнул ее. За ней оказалось большое помещение с длинным столом, заставленным всевозможными явстсвами. Шайнинг жестами пригласил всех к столу и первым уселся во главе стола.

-Собственно, зачем я вас собрал, — Начал он, когда все уселись, — Я бы хотел обсудить план дальнейшей операции и еще кое что, но для начала, давайте поедим? – Он слегка улыбнулся. Каденс, сидящая рядом с ним, тоже улыбнулась и первой взяла в «магию» вилку.

-Итак, что я хотел обсудить, — Проговорил Шайнинг, когда с едой было покончено, — Кто такой этот единорог? – Спросил он, глянув на Твайлайт. Та сначала смутилась, но взяв себя в копыта, ответила:

-Пять лет назад, он приехал в Понивиль со своим другом. Свое прибытие он объяснил тем, что ему нужно закончить «машину», а в Понивиле как раз был домик, который выкупил его друг. В подвале он собрал машину...

-А для чего она была нужна? – Перебил ее Шайнинг.

-Тогда он был болен...Неизлечимо болен, «Грифоньим раком». А эта машина была способна излечить любую болезнь...

-И не только болезнь, — Подхватил Арбитер, — При определенном размещении нужных артефактов, можно было добиться разного эффекта. Например, можно было превратиться из пегаса в единорога, из единорога в земного пони, из земного пони в пегаса... У нее было много назначений, но для Гаусса нужна была только одна ее функция – излечение от любой болезни. Но он поддался темным мыслям, что затмили его разум и поменял артефакты местами, и машина превратила его в такого, каким ты видел его сегодня.

-А что насчет этих пятен по всему телу? Он не заразен?

-По его заверениям – не заразен. Ему помог некто Доктор...

-Доктор? – Поднял бровь Шайнинг, — А так случаем не зовут того рассеянного жеребца из Понивиля? У него еще кьютимарка в виде песочных часов была?

-Может и была... – Твайлайт перевела взгляд на стоящую перед ней чашу с мороженым, голубого цвета.

-Твайлайт, можно кое что еще спросить? – Задал вопрос Шайнинг. Твайлайт молча кивнула, схватив магией маленькую ложечку, приготовленную специально для мороженного.

-Ты любишь этого единорога? Ох-тыж... – Каденс несильно пнула его ногой и бросила на него осуждающий взгляд. Все же, личная жизнь пони – это черта, которую не следует переступать. Аликорн ничего не говоря принялся за мороженное.

Воцарилось молчание. Тихо звенела ложка об стеклянную чашу с некоторым количеством мороженого внутри. Шайнинг понял свою ошибку, и теперь просто молчал, в глубине души надеясь, что Твайлайт все-таки ответит. Но та молчала. И продолжила бы молчать, если бы не одно «но».

Аликорн почувствовал, как что-то дотронулось до ее передней ноги. Она скосила взгляд, и увидела кончик кроваво-серой гривы. Он слегка колыхался, словно вода в море, под потоками ветра. Она приподняла вышитую золотом скатерть и заглянула под стол. Гаусс молча следил глазами за мордашкой кобылки. Тут он рассыпался в черный песок и мягко перетек из-под стола на красный ковер.

Арбитер, который в задумчивости водил копытом по столу заметил песок и уставился на него, как на... грязь. Он и понятия не имел, что этот песок – и есть единорог. Тут песок стал уплотняться по крупинкам, и словно облепливать воздух. Через пару секунд, на его месте стоял единорог, в своем неизменном костюме. Шайнинг тут же заметил прибавление в числе пони. Гаусс прошел к столу, уселся около него и уставился на Принца Кристальной Империи.

-Что? – Спросил тот, с недовольной миной на морде.

-Что? – Переспросил он, — Я думал, мы будем обсуждать наши дальнейшие действия.

-Как ты узнал? – Спросил Шайнинг, поджав губы, — Ты сбежал из гостевых покоев?

-Я там и не был. Создал двойника из песка, — При этих словах, где-то далеко, в комнате кристального замка, черным песком опал двойник единорога.

-Значит, ты все слышал? – Кивок, — Ну и что ты скажешь? – Черное копыто уперлось в подбородок.

-Только то, что тебе не следует совать нос не в свое дело, — Шайнинг ударил копытом по столу, отчего тарелки отозвались тихим звоном.

-ОНА моя сестра!

-И что с того? Тебе не кажется, что если бы она хотела тебе рассказать, она бы сама рассказала? – Шайнинг хотел ответить, но его остановило поднятое в воздух фиолетовое копыто.

-Да, Шайнинг, я люблю его, — Тихо сказала она, — Люблю всем сердцем, не смотря на то, что он не самый хороший пони.

-Эта пятерня, — Гаусс показал копыто, — Она не сделала чего либо, чтобы исправить что-либо, — Вставил единорог непонятную фразу. Причем тут пятерня?

-А что насчет его психического состояния? Каденс, — Он кивнул на розового Аликорна, — Сказала мне, что у него не все так с головой. Вдруг, он навредит тебе.

-Если ты не заткнешься, мы навредим тебе, — Угрожающе сказал темный маг, — Думаю, жителям Кристальной Империи не понравится тот факт, что Кристальное сердце пропало.

-А что мне мешает бросить тебя в темницу? – Повысил голос Армор. Единорог расхохотался, повалившись на спину и брыкая задними ногами. Шайнинг нахмурился.

-Что смешного?

-Ты, — Сдавленный смешок, — Думаешь, что темница меня удержит? Я столько раз сбегал от тебя. И в этот раз сбегу! Ты постоянно допускаешь одну и ту же ошибку.

-И какую же?

-Давай прекратим этот бесполезный для нас разговор, и переключимся на более значимые вещи? – Перевел тему единорог. Шайнинг фыркнул и крикнул, чтобы принесли карту. Через несколько секунд, в комнату вбежал один из многочисленных стражников, держа в облачке магии какой-то кристалл, красного цвета. Стражник положил его на стол и вышел, отдав честь. Шайнинг передвинул его на центр стола и направил на него луч магии.

Кристалл охватило красноватое свечение, и из сердцевины ударил луч света, метра так на два. Через несколько секунд, на столе стала появляться карта. В центре был замок Кристальной Империи. Вот появились улочки, дома, маленькие фигурки пони.

Карта оборвалась на южной границе Кристальной империи, граничащей с Эквестрией. С запада и востока она была ограничена океанами. На севере раскинулись снежные пустыни. Вот появилось голубое пятно «Ледяного озера», остроконечные вершины гор «Сноуфалл». Карта даже зацепила часть Сталионграда, показав часть большой обсерватории и оранжереи, в которых выращивались овощи и фрукты.

Арбитер, до этого хранивший молчание, приблизился к карте и стал всматриваться в нее. Найдя что-то около «Ледяного озера», он ткнул копытом в карту.

-Здесь, — Сказал он, — Вход в лабораторию расположен здесь. Осталось только решить, кто идет, каков будет план действий, ну и конечно снаряжение.

-Я иду, — Тут же сказал Гаусс, едва Арбитер закончил говорить.

-Я тоже, — Утвердил свое место в отряде Шайнинг. Каденс отрицательно качнула головой:

-Я не пойду, нужно же кому-то следить за Империей, — Она слабо улыбнулось.

-Ясно, значит идем мы втроем... – Начал было Арбитер, но Твайлайт оборвала его на середине предложения.

-Я тоже пойду, — Сказал фиолетовый Аликорн.

-Твайлайт, в этом нет необходимости, — Попытался Шайнинг отгородить ее от путешествия, но она была непреклонна. Попререкавшись, он вздохнул и согласился. Каденс вышла из зала, дабы не мешать пони обсуждать предстоящую операцию.

-Для начала, нам нужна теплая одежда. Желательно, что-то белое, дабы была хоть какая-то маскировка, — Сказал Шайнинг. Все согласно кивнули, и он продолжил:

-Далее, устройство лаборатории я не знаю, так что... – Он жестом предложил Арбитеру перехватить инициативу, чем тот и воспользовался.

-Нам будет нужна веревка, несколько светильников, желательно хоть какое-то оружие, на случай, если похитители еще там... – Начал перечислять песочный жеребец. Шайнинг позвал стражника, дабы тот принес нужные вещи. Через некоторое время, на столе, вместо тарелок уже лежали нужны вещи.

Снегоступы, ледорубы, два кинжала, моток веревки, подшитые мехом «Снежных лис» плащи, светильники и специальные маячки, по которым можно было отследить расположение каждого члена группы.

После того, как был утвержден список вещей, пони принялись планировать, что делать, если по приходу в лабораторию, на них нападут. В этой части, Твайлайт больше отмалчивалась, позволяя жеребцам решить эту проблему между собой. Шайнинг предлагал взять с собой отряд стражи, но Гаусс отвечал, мол, если Шайнинг боиться запачкать свои копыта в крови, то он может не идти. Этой фразой, он чуть было не завязал с ним драку, но их вовремя разняла Твайлайт, понимая, что хоть ее брат и является сильным единорогом, ему не чета поставить заклинаниям темной магии.

Час спустя.

Группа единорогов и одного Аликорна стояла у выхода из замка. Общим голосованием было решено, что до ледяного озера их довезут на колеснице, а дальше они пойдут на своих четырех. Вот, на площадь перед входом приземлилась золотая колесница, ожидая пассажиров. Кристальные пони с любопытством рассматривали процессию. Гаусса всегда раздражало это любопытство жителей Кристальной Империи.

Группа уселась в колесницу, и она тут же поднялась в воздух и направилась в сторону снежных пустынь, на ходу огибая замок. Каденс, стоящая на балконе, помахала им на прощание и вернулась в замок.

Темный маг наблюдал окрестности с высоты птичьего полета. С такой высоты была прекрасно видна граница Кристальной Империи и Эквестрии. Лето и Зима стояли бок-о-бок, создавая ясно видимый контраст. Ему даже показалось, что он видел Снежных големов, мифических стражей северных земель, но когда он моргнул – силуэты пропали.

Через десять минут полета, колесница стала снижаться. Арбитер перегнулся через край, разглядывая «Ледяное озеро». Дорогущий голубой лед быстро приближался. Когда колесница села, Арбитер первым выскочил из колесницы и стал осматриваться.

-Ну что? – Спросил Шайнинг, становясь рядом с песочным жеребцом. Тот покрутился на месте и указал копытом нужное направление. Они подождали, пока задремавшая Твайлайт придет в себя, надели снегоступы, поплотнее запахнули плащи и двинулись в нужную сторону. Позади них, пегасы взяли разгон, подняли колесницу в воздух и направились обратно.

-Давай поможем? — Предложил Гаусс глядя на Твайлайт, которая с трудом переставляла ноги в снегу. Оно и понятно, не каждый день удается походить в снегоступах.

-Нет, спасибо, — Попыталась отказаться та, но единорог не послушал. Его грива уплотнилась, обхватила Твайлайт посередине и водрузила кобылку на спину жеребца. Он слегка прогнулся и двинулся вперед, слегка снизив скорость. Аликорн покраснел и надвинул полы капюшона на мордашку, скрыв ее.

-Как думаешь, что нас ждет? – Поинтересовался Гаусс.

-Ничего хорошего, — Пробурчала Твайлайт из-под капюшона, — Я вот хотела тебя спросить. Получается, ты путешествовал по многим мирам, значит, в каком-то другом мире тоже может быть Винсент Гаусс, который построит Машину и сможет путешествовать по мирам?

-Не совсем так, — Он в задумчивости почесал кончиком гривы подбородок, — Это было довольно странно, но я встречал себя лишь в одном мире. В других меня вообще не было, словно, я и не родился еще. И родителей своих я тоже не встречал. Словно я – ошибка, и никогда не должен был родиться.

-Не говори так, — Попросила Твайлайт, — А что стало с тем Винсентом, ну...

-Я понял, — Перебил ее единорог, — Мы убили его, — Аликорн ахнул.

-Так значит, ты действительно убийца?

-Абсолютно верно. Но не волнуйся, я не... – Его прервал короткий вскрик Арбитера, откуда-то спереди. Единорог ускорил ход, приближаясь к Шайнингу, который замер у большой дыры в снегу. Приблизившись к мраморному единорогу, он спросил:

-Что случилось? – Армор молча кивнул на яму. Единорог аккуратно припал к земле и перегнулся через отвесный край. Внизу, на горе снега, раскинув в стороны ноги лежал Арбитер. Винсент осторожно убрал Аликорна со своей спины и скинул седельные сумки.

Достав из них моток веревку, он схватил его в зубы и стал искать, где бы привязать один конец, дабы безопасно спуститься. Проблема решилась быстро – конец веревки охватило фиолетовое свечение, и она повисла над обрывом, размотавшись вниз. Единорог глянул на Твайлайт, и кивнув сам себе, обхватил веревку передними и задними ногами. Быстро спустившись, он первым делом подскочил к песочному жеребцу.

-Ты живой? Посмотри на меня! Вставай! – Добавил он, когда Арбитер открыл глаза и уставился на него.

-Я в порядке, — С запозданием ответил жеребец. Гаусс перевел взгляд наверх.

-Шайнинг, Твайлайт, спускайтесь! – Винсент освободил пространство около веревки, отойдя к каменной стене. Арбитер уже поднялся, и сейчас зажигал фонарь. В керосиновой лампе вспыхнул огонек. Жеребец открыл фитиль пошире, и по стенам комнаты заплясали тени.

Гаусс с интересом осматривал убранство помещения – склянки, провода, разбитые фонари, небольшие тумбы – все было покрыто толстым слоем пыли. Может, Кристин наврала, и они здесь не были?

-Такое чувство, что здесь уже давным-давно никого не было, — Озвучил его мысли Шайнинг. Послышался протяжный скрип. Арбитер стоял у проржавевшей двери, упираясь в нее передними ногами. Он ударил по ней, стараясь сдвинуть. От удара, с нее сорвались клубы ржавчины, но дверь не сдвинулась и на миллиметр, зато в ней осталась сквозная дыра.

Арбитер принялся молотить дверь, стараясь проделать достаточную дыру, для того, чтобы они смогли пролезть внутрь. Твайлайт закатила глаза, смотря на потуги жеребца, ее рог охватило свечение и убрало Арбитера от двери. Рог налился фиолетовым светом, и с него сорвался белый луч. Раздался оглушительный грохот, и дверь развалилась на части. В воздух поднялись бордовые тучи ржавчины.

Арбитер первым протиснулся внутрь, и все сразу услышали полный горечи вздох. Пройдя внутрь, они увидели большое пустое помещение, на половину заваленное камнями. Дальняя стена была полностью очищена от них, а на полу остались следы какой-то конструкции. Немногие ящики были перевернуты вверх дном, на полу валялись обрывки «Вечной бумаги».

-Все таки, они тут были, — Вздохнул песочный жеребец. Топнул копытом по полу и повернулся к остальной части группы.

-Ладно, давайте искать улики. Может, найдем что-нибудь, — Сказал он притворно бодрым голосом. Пони тут же разбрелись по помещению. Гаусс двинулся по стенке, стараясь заметить что-либо, что выделяется на общем фоне разрухи и беспорядка.

«Оставит зацепку... Не сопротивляйся» — Винсент раз за разом прокручивал в голове слова Кристин.

«Не сопротивляться... Что это значит? Похоже, что тебя хотят схватить. Они могли уже давно перехватить нас, пока мы летели. Или, они хотят просто поговорить? Честно, первый вариант мне нравится больше.» — Цепкий взгляд жеребца заметил белое пятнышко под одним из камней. Грива уплотнилась, и он схватил кончик помятого листа. Вытащив, он положил его на камень.

«Прости за это» — Гласила надпись. Брови жеребца скакнули вверх, от такого послания. Почуяв неладное, он попытался развернутся, но тут почувствовал, как комната качнулась перед глазами. Краем взгляда, он заметил, что с остальными творится тоже самое. По комнате медленно расплывался ядовито-зеленый дым.

Падая на пол, он заметил, как в помещение вошло несколько фигур пони. Они тут же окружили всю группу. На всех стали надевать магические кандалы, но он уже этого не видел – спал крепким сном.

---
(1) — Johnny Cash "Redemption Day"