Автор рисунка: MurDareik
II. Ночной разговор. IV. Встреча на высшем уровне.

III. Старая подруга.

Рэрити спала и видела сны. Вот она на модном показе — пони-модели дефилируют по подиуму, все, как одна одетые в её платья, вызывая восторг у зрителей. Но изюминка впереди — выходит прекрасная Виктория в невесомом белоснежном платье из тончайшего паучьего шёлка — настоящая невеста. И десятки присутствующих жеребцов всех возрастов начинают прикидывать, хватит ли им денег и времени сбегать в ближайший ювелирный салон за обручальным браслетом. В толпе белый единорог замечает знакомую гриву, похожую на звёздное небо. Ах, сама принцесса Луна пожаловала на показ! Аликорн отпивает какао из чашечки (знакомый узор, не тот ли сервиз, что Рэрити подарила Твайлайт после коронации?) и, легко поднявшись в воздух, летит на подиум. Удивительно, но никто не обращает на неё внимание. «Вы тоже хотите себе такое платье, принцесса?— спрашивает Рэрити.— Я буду рада...». Но Луна пропускает её слова мимо ушей. Она подходит ближе к неподвижной Виктории и поднимает её вуаль. Рэрити вскрикивает. Вместо кобылицы, там — манекен. Под лучами софитов он трескается, распадаясь, как разбитая фарфоровая кукла, но его осколки не достигают пола, обращаясь в пар. Мгновение — прекрасное платье лежит на подиуме и чёрные пятна распространяются от него. «Просыпайся!»— кричит Луна, поднимаясь в воздух, но Рэрити лишь смотрит на своё творение в ужасе. «Проснись!!»— повторяет принцесса и толкает единорога прочь от пятна, что подбирается к ней...

— Ай!— воскликнула Рэрити.

Её бока болели. Кроме того, она явно лежала не на своей мягкой удобной кровати. Она попробовала пошевелится, но тщетно — её связали! Да ещё и маска на глаза, что она одевала перед сном не давала ничего увидеть! Прогнав панику, Рэрити сконцентрировалась. Её магия всё ещё работала. Сосредоточившись на маске, она быстро сдёрнула её. Что же, она по-прежнему была в своей спальне-кабинете. И никто её не связывал, она просто запуталась в своём же одеяле. «Кошмар! Это же как я во сне вертелась! Да ещё и с кровати упала!». Теперь, поняв с чем имеет дело, единорог стала выпутываться. Не без помощи магии, она избавилась от покрывала и в сердцах метнула его на кровать. Собравшись с духом, Рэрити подошла к зеркалу, чтобы оценить весь масштаб трагедии, творящейся с её гривой и хвостом.

Она как раз закончила возвращать в хвост его привычные завитки, как вдруг почувствовала запах еды, явно идущий с кухни. «Свити Бэлль!»— вспыхнула красная сирена опасности в её голове, но единорог вовремя вспомнила, что сестра сегодня у родителей. Значит, на кухне хлопотала гостья. И, судя по запаху, хлопотала весьма неплохо. «Надеюсь, это будет не жареная саранча!»— вздрогнула единорог, вспомнив вчерашний рассказ Виктории.

Не без помощи бигуди и геля для волос, Рэрити вогнала последние непослушные пряди в чётко выверенные завитки своей гривы, после чего спустилась вниз.

На безупречно накрытом столе стояла пара тарелок с омлетом, красиво завёрнутым в рулет, с гарниром из зелёного горошка и салатных листов, тосты с ягодным джемом и чайник ароматного травяного чая. Виктория как раз откладывала на сушилку помытую сковороду.

— С добрым утром, мисс Рэрити,— сказала она, протерев мокрые копыта полотенцем.— Я взяла на себя смелость приготовить завтрак.

— Это так любезно с вашей стороны! Пахнет просто восхитительно!

Они принялись за еду. Что же, Виктория и в самом деле неплохо готовила. Рэрити вспомнила один семейный ресторанчик выходцев из Троттингхема, в котором однажды побывала,— этот завтрак был вполне в их стиле. Хотя в омлет были добавлены какие-то особые травки в духе островной кухни.

— В готовке я предпочитаю стиль «фьюжн»,— ухмыльнулась Виктория.— То есть, «всё, что есть в холодильнике имеет право на совместное существование».

Допивая чай, земная пони посмотрела на часы.

— Мисс Рэрити, в течении следующих пятнадцати минут я попрошу вас сидеть здесь, наслаждаясь чаем и не спрашивать, что я делаю. Уверяю вас, это вас даже развлечёт.

С этими словами она влезла на стремянку, стоявшую у задней двери, и подвесила ведро на странный верёвочный блок, которого ещё вчера не было.

Единорог с недоумением смотрела за тем, как Виктория наливает в ведро два ковша воды. Что она задумала? Да ещё и в её бутике?!

Пони вернулась на место и налила себе ещё кружку чая. Отхлебнув, она ещё посмотрела на часы, словно бы считая про себя и вдруг сказала:

— Началось.

«А-а-а!!» — раздался неожиданный и до боли знакомый вопль с улицы.

«Что за?» — голос откуда-то сверху был оборван резким звуком удара и удаляющимся криком.

Рэрити обернулась на жуткую смесь грохота, визга и шума льющейся воды и падающего ведра, донёсшуюся от задней двери. Теперь там сидело нечто, напоминавшее снеговика с этим самым ведром на голове.

— И что тут у нас?— Виктория подошла к «снеговику».— Теряешь хватку, Пинкамена! Трюк с заходом через заднюю дверь, пока сообщники лезут через фасад, уже избит.

Она сняла ведро.

— О нет...

— Пожалуйста, не надо! Меня просто попросили зайти сюда!— желтая пони с длинной светло-розовой гривой рыдала, зажмурившись от страха.— Я даже не собиралась участвовать в розыгрыше!

— О Селестия!— воскликнула Рэрити.— Виктория! Что вы сделали с бедной Флаттершай! Как вам не стыдно!!

— Промашка вышла, признаю... Похоже, Пинкамена уже пересмотрела свою тактику неожиданных розыгрышей.

— Глупышка! Теперь я никогда не повторяюсь!

Звук расстёгиваемой «молнии» — и из «Флаттершай» вылетел размытый розовый силуэт. Мгновение — и по мордочке Виктории уже расплывался кремовый торт.

— Всё как ты любишь, Вики,— клубничный!— розовая кобылица, весело хохоча, принялась прыгать вокруг удивлённой соперницы.— И, кстати, зови уже меня Пинки!

— Ладно, признаю, тут ты меня сделала.

Одним невероятным взмахом языка Виктория слизала весь крем со своей мордочки. Рэрити отпрянула. Она ожидала такие фокусы от Пинки, но никак не от своей гостьи.

— Но и твоя ловушка-липучка весьма неплоха,— засмеялась розовая кобылица.— Не будь я в костюме — завязла бы точно!

— Ха, у меня, как видишь, тоже достаточно трюков! Ладно, пойдём выручать твою сообщницу у парадного входа.

Прямо у входной двери, крепко запутавшись в большой сети, болталась Твайлайт. Она выглядела плачевно.

— Солидный улов,— присвистнула Виктория, отвязывая верёвку, на которой висела сеть. Целый аликорн!

— Должна сказать,— заявила Твайлайт, плюхнувшись на землю,— что это было не очень приятно.

— Ну простите меня, принцесса!— пони помогла ей выпутаться.— Обычно Пинки привлекает единорога на роль «первого стукача», поэтому и сеть была рассчитана на бескрылого пони обычных размеров.

— Но что это за материал?— аликорн потрогала сеть копытом.— Он необычайно прочный и... блокировал мою магию!

— Шёлк кристаллического паука,— ответила Виктория.— Он обладает странной способностью отсекать магические поля. Рогу достаточно провалиться в ячею — и привет. Говорят, это как отлежать ногу.

— Да, рог словно бы не свой... Но откуда у вас такое опасное оружие?!

— Опасное?— удивилась Виктория.— Сеть эффективна только если застать врасплох. Мало-мальски опытный и готовый к нападению маг быстро восстановит своё врождённое умение левитировать предметы и ослабит узлы. Главное — не пытаться телепортироваться или разрушать сеть боевой магией...

Она умолкла, глядя на слегка опалённую шёрстку Твайлайт, на которой проступил характерный клетчатый узор.

— Знаете, у меня тут где-то была мазь от ожогов...

— Не нужно,— аликорн прикрыла глаза и её тело покрылось лиловым сиянием. Шерсть быстро вернула свой естественный вид.

— Ну что, Вики,— воскликнула Пинки Пай,— ты готова к торжественной части?!

— О да!

— Тогда все в «Сахарный уголок»!

Весело смеясь, пони отправились в город. Но Твайлайт вдруг остановилась.

— Подождите! У меня такое чувство, будто мы кого-то забыли.

— Твайлайт,— махнула ногой Пинки,— я пригласила ВСЕХ наших друзей! Никого не забыла!

— А, ну тогда ладно.

Однако принцессу странное чувство так и не покинуло.

По настоянию Пинки Пай, семья Кейков приготовила праздничный торт, кексы, маффины, пастилу, пироги и даже крокембуш! Огромная чаша пунша, на которую уже положила глаз одна розово-фиолетовая кобылица, соки и газировка... И, конечно же, уйма гостей ждала момента, когда всё это можно будет съесть.

— Пинки, ты будто бы принцессу встречаешь!— удивлённо заметила Твайлайт.

— Знаешь,— подмигнула розовая кобылица,— с недавних пор, это можно сказать о каждом нашем совместном празднике! Ха-ха, но этот случай действительно особенный!

Пинки постучала копытцем по столу, призвав всех к тишине.

— Дорогие друзья! Рада представить вам нашего гостя — Викторию! Она моя давняя подруга, родом из тех же мест, что и я! Помню наши с ней встречи, я рассказывала ей о камнях, она — о личинках, что под ними прячутся... Ах, воспоминания! Извини Вики, я не нашла наших любимых медовых муравьёв, но думаю тебя устроят желейные червячки в моих кексиках?

— Главное, чтобы устроили остальных,— улыбнулась Виктория.— А то знаешь, не думаю, что у остальных в этом зале такой же лужёный желудок, как у меня. Но ладно, давайте начнём! Мне не терпится познакомиться со всеми вами!

Казалось, Виктория была везде: вот она обсуждает с Мистером и Миссис Кейк тонкости приготовления Мэйнхеттенского чизкейка, вот — выслушивает странные «криптозоологические» теории от Лиры, попутно болтая с Бон-Бон о своих любимых конфетах, а вот уже вытанцовывает за ди-джейским пультом рядом с Винил.

— Почему же ты раньше не рассказывала о своей замечательной подруге?— спросила Твайлайт у Пинки.

— Я, честно, не предполагала, что она вообще когда-то покинет дом,— ухмыльнулась розовая кобылица.— Она часто болела, а когда выходила на улицу — казалось, что её вот-вот сдует ветром. Сама видишь, какая она маленькая и хрупкая. Зато она много читала. Буквально всё, что попадалось ей на глаза! Всякие альманахи, журналы, газеты. Как видишь, она просто полна разных знаний!

— Знаешь, я бы не сказала, что она во что-то вникла слишком глубоко...

— Да,— согласилась Пинки,— может быть она и «хватала по верхам», но, тем не менее, смотри, сколько знакомств она завела сегодня! Может, это её особый талант — заводить друзей?

— Только вот что-то он у неё не проявляется,— аликорн показала взглядом на чистый круп кобылицы.

— Всему своё время Твайлайт. Может, пока она ей не нужна?

— Как кому-то может быть не нужна метка?— удивилась принцесса и посмотрела на входную дверь.— Вот та троица с тобой не согласится!

В дверь вбежали «Искатели Меток».

— Ну, мы ничё не пропустили?— спросила Эпплблум.

— Нет, вы как раз вовремя!— захохотала Пинки.— Как раз собираемся играть в «Приколи пони хвост»

— Отлично!— кобылки подпрыгнули от восторга.

— Можно мне фиолетовый?— спросила Свити Белль

— Конечно! Но, наверное, стоит позволить начать нашей главной гостье?

— Да, конечно!— кобылки пошарили взглядами.

— А где она?— спросила Скуталу

— А вот она я!

Виктория упала откуда-то сверху и прижалась к полу прямо перед «Искателями», заставив их вскрикнуть от неожиданности.

— Ага! Это же вы, те три кобылки, которые знатно намяли мне бока!

— Простите, мы не нарочно...— оправдалась Свити Белль.— Мисс Виктория... Вы такая красивая! Мне очень нравится ваша грива и...

Взгляд кобылки скользнул по телу гостьи и остановился на крупе. Неожиданно Свити ахнула и толкнула товарок. В ответ на возмущения, она что-то прошептала им на уши. Внезапно «Искатели» уставились в одну точку — на круп Виктории.

— Что вы там рассматриваете? Я запачкалась? — кобылица несколько раз повернулась вокруг своей оси, внимательно осматривая свою заднюю часть

— Свити, прекрати!— Рэрити шикнула на сестру.

— Но ведь у неё...

— Это невежливо!

— Э... а почему...— Эпплблум неуверенно начала вопрос, но внезапно подскочившая Эпплджек моментально сунула сестре в рот яблоко.

— Мисс Виктория, а почему у вас нет метки?— а вот Скуталу одёргивать было некому.

В зале как-то сразу повисла тишина. Даже Винил остановила музыку и подняла очки на рог, присматриваясь к происходящему.

— Ах, это... — Виктория улыбнулась, села, и, наклонив мордочку, посмотрела на юных «Искателей».— Честно говоря, интересный вопрос!

Она провела копытом по крупу. Все ахнули. Там возникли странные разводы, через мгновение оформившиеся в метку, изображающую сороконожку-мухоловку.

— О да, метка личиночного фермера, моя любимая. Я бы, наверное, получила её, останься с родителями...

Ещё одно движение копытом — и метка сменилась поварским колпаком.

— Но я могла бы стать поваром...

Все как завороженные смотрели за её копытом, под которым одна метка сменялась другой. Компас, портняжная булавка, рупор, гитара... И вдруг снова пустой бок.

Взглянув в удивлённые мордочки пони, Виктория захохотала и демонстративно сбросила с ноги незаметную подкову-накладку. Твайлайт подняла её и прочитала:

— «Престо фан индастрис: Наводчик фальшивых меток, 101 способ разыграть друзей!». Так это был розыгрыш?!

— Конечно! Видели бы вы свои мордочки! Но если серьёзно — я не знаю, почему у меня нет метки. Такое ведь иногда бывает? Я просто перестала обращать на это внимание.

— Может... вам надо помочь её найти?— Эпплблум наконец дожевала яблоко и вскочила.— Мы с подругами...

— Спасибо за предложение, но я пас. Меня вполне устраивает текущее положение дел...

— Но ведь...

Кобылка не договорила.

Дверь распахнулась и в зал вошло нечто. Оно было покрыто болотной тиной и водорослями, за ним тянулся грязный след. Нечто подняло голову и его большие розовые глаза запылали яростью...