Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Весь день друзья брели сначала под палящим солнцем, а затем резко – под снежной бурей. И если бы не Шэдоу, привыкший брести вслепую по колено в снегу ещё с детства, то все бы наверняка заблудились в ужасном снегопаде.

— Вдалеке видны огни! – прокричал ведущий группу пегас. Твайлайт достала заколдованный от воды и ветра свиток-карту и раскрыла его.

— Мы на верном пути! – ответила она под завывающий аккомпанемент. – Остановимся там и переждём бурю!

Чтобы не потеряться, все взялись зубами за хвост впереди идущего пони, так что хуже всех пришлось Эду, еле-еле каким-то интуитивным способом угадывающего направление и тащащему сразу шестерых пони.

Пройдя через барьер магического щита, защищающего поселение от непогоды, пегас бессильно повалился на снег (здесь он был намного меньше по высоте).

— Фьюх! – вытряхнула снег из гривы Рэйнбоу. – Вот ты и пригодился!

У Эда не было сил даже дать остроумный ответ, и он просто закрыл глаза.

— Девочки, все здесь? – Твайлайт огляделась. Рарити сокрушалась по поводу испорченной причёски, Эпплджек искала, где бы высушить шляпу, Пинки делала снеговика-пони (откуда в ней столько энергии?!!), Флаттершай недоверчиво оглядывала на дома поблизости. – Отлично, идём! Шэдоу, как ты? Тебе помочь?

— Да не, я сам дойду… — еле-еле поднялся он. – Всё нормально…

— Ты молодец! – похлопала его принцесса по спине. – Видишь, всё же ты нам необходим.

— Ага, здорово… — поплёлся пегас, даже не приподнимая копыта и оставляя за собой следы-рельсы, по которым радостно сказала неугомонная Пинки-паровоз.

— Чу-чух, чу-чух! – смеялась та.

— Эй, сахарок, тебе плохо? – поинтересовалась Эпплджек, когда Эд остановился, склонил голову и закрыл глаза.

— Голова… просто раскалывается… — пожаловался он.

— Потерпи, мы сейчас уже придём в гостиницу. – попыталась она его приободрить. – На!

Пони нацепила на него свою шляпу.

— И как она мне...? А, понял… — мокрый убор был холодным, и головная боль стала более терпимой. – Спасибо, солнышко!

— Да не за что, – пони шла рядом с ним, незаметно помогая плечом.

Добравшись непосредственно до гостиницы, Эпплджек крикнула: “Эй, Твайл, я провожу Эда до кровати, возьми нам две комнаты!”
— Хорошо, спокойной ночи! – помахала ему аликорн. Пегас лениво махнул копытом и слабо улыбнулся.

У начала коридора оранжевая пони тихонько опустила (на лестнице она его поддерживала) на пол.

— Я быстро! – чмокнула она его в щёку и убежала за ключом. В жарком помещении шляпа моментально высохла, и Шэдоу снова стало нехорошо. Он бессильно лёг, закрыл глаза и провалился в неспокойный сон…

“Пегасик очнулся на спине у старого пони.

— О, он очнулся! – обрадовалась миссис Лайм. – Перкинс, можешь его опустить.

Старик, кряхтя, присел, Эд слез с его спины и огляделся.

— Где мы?

— Почти у города. Там нам помогут… — заботливо пояснила женщина. – Постой… у тебя какое-то пятно на крупе… давай я вытру.

Пони принялась тереть платком малыша, а точнее, его зад, но пятно не убиралось.

— Это же кьютимарка! – вдруг осознал пегасик и радостно запрыгал. – У меня есть талант, у меня есть талант!

— Да? И… какой же? Что это значит? – не понял даже мистер Перкинс.

— Это же… тень! Наверное, когда я прятался в снегу от Боунса, или от волков, она появилась, а я даже не заметил! – Шэдоу триумфально пролетел пару кругов.

— Поздравляю, мальчик, ты повзрослел! – улыбнулась миссис Лайм. Старик сухо кивнул. Малыш спустился на землю, прошёл пару метров и задумался. Ему было очень интересно, но он боялся спросить.

— Извините… дядя? — решился пегасик.

— Да, мальчик? – обернулся Перкинс.

— А ваша кьютимарка – катушка ниток и иголка?

— Ты очень наблюдателен, – улыбнулся беззубой (почти что) улыбкой старичок.

— А как вы её получили?

— Это очень интересная история… — стал вспоминать Перкинс. Шэдоу с готовностью стал слушать. – В возрасте семи лет моя мама вечно хотела отдать меня в какой-нибудь кружок. И причём все они были девичьи: танцы, домоводство, дизайн… в конце концов мы остановились на самой по мне безобидной профессии – ткач. Раньше я никогда не шил, но на первом же уроке я смог отличиться, единственный в классе (остальные все девчонки, конечно) сшив ровное покрывало из четырёх лоскутов. Потом я сделал из девяти, двенадцати, двадцати… затем собственноручно связал свитер, на день рождения своему папе. Он, открыв подарочную коробку, обрадовался, надел мой подарок и сказал: “Сынок, у тебя талант!” И в этот же момент мой зад засветился, на глазах у всех гостей. И та-дам! – появился этот знак.

— Здорово… — счастливо улыбался пегасик. – А вам до сих пор нравится шить?

— Нет… — погрустнел старый пони. – Мне это со временем приелось, но ничего другого я не умел, а прокормить себя и внука надо было…

— А где же ваш внук?

— Ты играл с ним в прятки. Его ты нашёл самым первым.

— Ясно… — Эд замолчал. Спрашивать, что с ним случилось, не было смысла, вопрос мог лишь ещё больше опечалить старичка…

Раздался жуткий, холодящий гриву вой. Пони замерли.

— Попали… — пробормотал пегасик.

Из-за скалы показались далеко не дружелюбно настроенные звери… два, три, пять, десять… всё больше и больше!

— Бегите. – обречённо сказал мистер Перкинс. Женщина и малыш, сломя голову, помчались к границе вечных льдов и травы. Шэдоу обернулся, но старик, вопреки его ожиданиям, стоял на месте, гордо подняв голову.

— А как же вы…

— Бегите!!! – закричал старичок. Эда охватила горечь.

— Прощайте, мистер Перкинс… — тихо пробормотал он. – Я никогда не забуду вас и то, что вы сделали…

Стараясь бежать как можно быстрее, малыш всё равно услышал вопль. И сразу после — рычание. На его глазах появились слёзы, но бежать он не переставал, равно как и женщина-пони. Через час изматывающего галопа они остановились.

— Кажется, никого… и где мы? Куда идти? – грустно спросила миссис Лайм.

— Видно город… — тихо сказал взлетевший пегасик. – Там…

— Хорошо… пойдём, малыш… нам нужен отдых…

Войдя в город, Шэдоу увидел серых, тусклых пони, слоняющихся туда-сюда. Всё ему показалось безжизненным и унылым…

— Посиди пару минут, я сейчас… — женщина-пони куда-то ушла, но Эду было всё равно… в его памяти всё стояла картинка: старик, гордо поднявший голову, и волк, бросающийся на него. И окровавленный снег…

Проходящие мимо пони что-то ему говорили, но пегасик ничего не слышал, да и не пытался. И как только он решил просто уйти куда-нибудь, вернулась миссис Лайм.

— Мы сможем переночевать! – обрадовала она его. – Сказали написать письмо какой-то принцессе Селестии, которая нам поможет, и одна пони согласилась приютить нас, пока мы не получим ответ!

— Ура… – “завопил” пегасик, и они отправились в гости.

За ужином взрослые что-то обсуждали, а ему, малышу, это было совсем неинтересно, и он играл в игрушки, взятые с собой женщиной-пони. Но они были скучными, и он, послонявшись чуть-чуть по дому, лёг спать на стог сена, постеленный специально для него. Приснился ему кошмар…

Во сне его душили. Было трудно дышать, но лица убийцы разглядеть так и не получалось. И тут...

Огонь опалил хвост Шэдоу, и тот проснулся. Дышать и правда было тяжело. Комнату охватывал огонь. Эд вылетел в окно.

— Пожар! – кричал маленький пегасик. – Пожар!

— Мальчик, не волнуйся, ты в порядке теперь... — сказал ему пони-пожарник, прилетевший на помощь.

— А где миссис Лайм? — спросил вдруг малыш. Крыша дома обвалилась, послышался громкий женский крик, полный боли и вызывающий жалость. Шэдоу бросился к теперь уже руинам, но пони его удержал на месте.

— Поздно... — сказал он и снял каску.

— Нет... — пегасик заплакал, чисто по-детски. В его слёзах было видно отражение горящего дома. А крик ещё долго эхом раскатывался по окрестностям города, пугая зверей, да и некоторых пони...”

Мокрой губкой пегасу вытирали лицо. Чтобы хоть капля спасительной жидкости попала ему на язык, он его немного высунул, и вода тоненькой струйкой потекла ему в рот. Стало чуть получше, и открыть глаза уже не представлялось такой непосильной задачей, что Шэдоу и сделал.

— Ой, Эд, ты очнулся! Прости, если я тебя разбудила… — вначале радостно обняла, а затем отстранилась и прошептала Флаттершай, держа губку в копытах.

— Где я... что со мной … — простонал пони.

— Мы в гостинице. Вы заболели, и мы лечим вас уже второй день…

— Кто мы… кто вы… кто, в общем? – попытался он приподняться и сесть. С помощью пегаски у него это получилось.

— Ты, Рэйнбоу Дэш, Пинки Пай и Твайлайт Спаркл, – подробно объяснила Флаттершай. — Они простудились, Эпплджек с Рарити их лечат.

— А я?

— У тебя что-то совсем непонятное… ты лежал, весь горячий, в бреду. И повторял: “Пожар… жарко… пожар…” – пояснила пони и протянула губку, смоченную в ведре с прохладной водой. Эд с наслаждением выжал жидкость себе на гриву.

— Ясно… спасибо, Флатти, – пегас одарил подругу благодарной улыбкой, и попытался встать.

— Лежи! – толкнула его пони. Ну, как толкнула… задела копытом. Шэдоу хихикнул.

— Щекотно… — начал он вставать. Флаттершай ещё раз тыкнула в него, уже специально в живот.

— Ахаха! – повалился пегас на кровать, копытами прикрывая бока. – Хватит, дай я уже встану…

— Нет… — скромно сказала пегаска, но заулыбалась. – Тебе нужен покой… и отдых.

— Ну пожа-а-алуйста! – стараясь не захохотать от предвкушения, и от того, что пони почти задевала его вновь.

— Ну, я… — смутилась она, и Эд, воспользовавшись заминкой, взял её за места, где у человека были бы плечи, и, взлетев, прижал её к кровати.

— Попалась! – показал он белоснежные зубы и гордо пошёл к выходу.

Напоследок повернувшись, он увидел пони, лежащую и смотрящую на него таким жалобным взглядом… Казалось, она вот-вот заплачет. Шэдоу не выдержал (да никто бы не выдержал!).

— Эй, Флатти… ну не надо… — пегаска продолжала смотреть на него. – Ну ладно, ладно… я буду лежать.

— Обещаешь?

— Обещаю…

— Отлично! – моментально изменилась пони. – Я сейчас принесу тебе суп, ложись и жди.

— От тебя я такого не ожидал… — в шоке произнёс Эд, опустившись на кровать. Подруга смутилась.

— Ну… ты мне не оставил выбора… — пробормотала она. – Эм… ну… я… скоро…

Пони ушла, и пегасу стало невыносимо скучно. И встать он не мог – уж очень не хотелось расстраивать кобылку, даже не по-настоящему.

Через невыносимые полчаса пегаска принесла плошку с овощным бульоном.

— Я передала Эпплджек, что ты очнулся, она сейчас подойдёт. – тихо пробормотала пони, протянув Шэдоу обед.

— Флаттершай, ты просто чудо, спасибо! – вскочил и обнял её пегас, чуть всё не разлив. Жёлтая пони вспыхнула румянцем, словно свечка. – Ой, прости, я встал!

Шэдоу сел обратно, взял тарелку и выпил вкусную жидкость.

— Эм… не за что… — попятилась пегаска. – Я… я пойду…

Уперевшись в стену, пони вздрогнула, неловко улыбнулась и вышла. И буквально тут же в комнату вошла оранжевая беловолосая кобылка в шляпе.

— Привет, сахарок! – поцеловала она Эда в щёку, и присела рядом. – Тебе уже лучше?

— Да, намного. – ответил он. – Могу ходить, но Флаттершай не разрешает.

— И правильно. Она – умница, если девочки просто простудились, то ты конкретно впал в горячку. Твайлайт могла бы помочь, но у неё совсем нет сил, и Флат – единственная, кто хоть что-то понимает в медицине. Она вылечила тебя.

— Да?? Я обязательно поблагодарю её после всей этой суматохи.

— Сходи на чаепитие с её зверятами. Поверь, она давно уже этого хочет.

— Чтобы я сходил с ней??? – обалдел пегас.

— Чтобы хоть кто-то сходил с ней, – рассмеялась Эпплджек. – Да, кстати, мы выходим завтра утром. Девочки успеют поправиться, так что советую тебе выспаться. Рада, что ты в порядке.

Пони пошла к выходу.

— Но я не хочу спать, и так два дня дрых! – запротестовал Шэдоу.

— А кто тебя спрашивает, милый? – подмигнула кобылка. – Ложись давай!

— Но я… — пони попал под взгляд. – Ох, ладно, спокойной ночи…

— Вообще-то, ещё день! – рассмеялась довольная Эпплджек и закрыла дверь, заглушив крик души: “Да какого сена?!”