Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4. Лгунья. Глава 6. Предательница

Глава 5. Жестокость.

Я всегда была большой трусихой. Я боялась чуть ли не всего подряд – высоты, землетрясений, пожаров, громких звуков, темноты… Чего там говорить, у меня было много страхов. Доходило до смешного – порой я могла испугаться собственной тени при свете полуденного солнца.

Но иногда даже трусиха может быть храброй. Я могла быть испугана чуть ли не до потери чувств во время этого, но мне пришлось сталкиваться с медведями, мантикорами, драконами, минотаврами и много кем ещё! И в эти моменты я была не то что бы храброй – мне всегда помогали мои лучшие подруги, бывшие рядом. Именно они были храбрыми, а не я. Но, даже когда я была жутко напугана, я всё равно шла в очередное приключение вместе с ними.

Вот она, доброта, как она есть.

“Селестия мертва. Ответственность за убийство несёт Твайлайт Спаркл. Я здесь для того, чтобы собрать оставшиеся пять элементов Гармонии, Возможно, они остались последней надеждой Эквестрии.”

Я не хотела, чтобы это было правдой. Твайлайт всё же моя подруга. Ну, по крайней мере, она была ею. Но чтобы она стала убийцей? На мой взгляд, это просто не укладывалось в рамки здравого смысла.

И они хотят, чтобы я сражалась с ней? Я? Пони, которая при первых же звуках грома пряталась под диванчиком и оставалась там до конца грозы? Но, когда я увидела остальных моих подруг с мрачными лицами и с печалью на сердцах заходящих в поезд до Кантерлота…Я пошла вместе с ними.

Всю поездку я только и дрожала, сжавшись на сиденье. Я ничего не могла с собой поделать. Тот вагон, в котором мы ехали, был погружён в мёртвую тишину. Никто не говорил, даже Пинки Пай хранила молчание. Все пони были так же испуганы, как и я. Если даже мои подруги были в таком ужасе, то кто мог быть храброй?

Я не слишком задумывалась об этом, потому что мы быстро прибыли в ту пустую оболочку, оставшуюся от Кантерлота. Принцесса Луна вела нас через это, казалось бы, заброшенное место, пока мы не достигли дворца. Пройдя через такие же пустые коридоры, мы вошли в тронный зал. Мёртвые тела Селестии и Кейденс всё ещё были там. Я зажмурилась, но это зрелище всё равно стояло перед моим мысленным взором, как бы крепко я не закрывала глаза. Это было ужасно. Я попыталась выгнать эти картинки из своего разума. Я попыталась быть храброй.

Я не смогла.

Только не в этот раз.

Пусть даже моё зрение и расплывалось от слёз, я всё равно разглядела новую богиню. Она не слишком-то изменилась внешне с момента нашей последней встречи, однако в ней проявилось что-то иное. Присмотревшись, я поняла – то были её глаза. Те, что когда-то были у Твайлайт – они были глубокими, яркими, полными жизнерадостности и жажды знаний. А глаза этой богини были как будто стеклянными. Они были пустыми и полупрозрачными, словно глаза у куклы. Или, если быть уж совсем точным, как у трупа.

“Твайлайт Спаркл, вы совершили преступления против Эквестрии, его Королевского Величества и против самой Гармонии. Вы стали врагом Эквестрии и, как следствие, врагом Гармонии. Приготовьтесь встретить правосудие”.

Время пришло. Надо было заняться тем, зачем мы сюда пришли. Я закрыла глаза и почувствовала, как моё тело омывает тёплое жёлтое сияние Доброты. А ведь раньше этот свет успокаивал меня. Он смывал все страхи, которые были в моей голове на тот момент. Но сейчас, когда я медленно вознеслась над мраморным полом, я почувствовала, что боюсь сильнее, чем когда-либо в жизни. А что если не получится? Что если элементы не подействуют без Магии?

Мои волнения лишь усилились, когда я открыла глаза и увидела, как жёлтое сияние слилось со светом остальных элементов. К Твайлайт полетела сияющая радуга. Это не могло длиться дольше секунды, но для меня как будто прошла целая вечность. От нетерпения я задержала дыхание.

«Довольно!»

От одного лишь слова по моей спине побежали мурашки. А долю секунды спустя вспыхнул ослепительный белый свет, и я полетела в сторону, так быстро, как будто мной выстрелили из пушки. А потом был удар. Весь мир затих, а потом погрузился в темноту.

Дикая боль пронзила мои задние ноги и стремительно растеклась по всему телу. Постепенно мир стал проясняться. Хотела бы я, чтобы он этого не делал.

Я услышала ещё один громкий треск и увидела, как Рэйнбоу Дэш влетела в стену, противоположную мне. Она шлёпнулась на пол, из её рта потекла кровь. А потом её лицо бессильно упало на пол, прямо в алую лужу. Больше она не шевелилась.

Я закрыла глаза. Я чувствовала, как пульсирующая боль разрывает на части мои задние ноги. Я попыталась пошевелить ими, но они были как каменные. Единственной вещью тяжелее них был мой язык. В перерыве между своими всхлипываниями и лихорадочным дыханием я смогла проронить лишь два слова.

«Твайлайт… почему?»

Мои глаза, пусть и плотно зажмуренные, стали наливаться слёзами. Моё тело, пусть и разбитое и окровавленное, яростно затряслось от подступивших рыданий. Я хотела спрятаться. Я хотела убежать.

А потом я почувствовала…

Почувствовала копыто, прижавшееся к моему плечу.

Впервые за, казалось бы, несколько часов, я смогла открыть глаза. Эпплджек стояла рядом со мной, слегка пошатываясь, а её светлая грива была запачкана кровью. Она положила копыто на моё плечо, но не смотрела на меня. Я проследила за её взглядом и увидела, что он направлен прямо на богиню.

Её мёртвые глаза впились в меня как две острых иглы. Всё моё тело онемело от кровопотери и чистого ужаса, Вспышки фиолетовых молний пронзили воздух вокруг богини, осветив её профиль в тусклом освещении тронного зала.

— Эплджек? С нами… с нами всё будет в порядке? – прошептала я.

— Конечно же, Флаттершай. С нами всё будет в порядке. – сказала она.

А я смотрела на её лицо, пока она отвечала мне. Она ведь никогда не была хорошей лгуньей.

Я почувствовала, как воздух вокруг меня начал становиться всё горячее, и я с ужасом взглянула на рог принцессы, окутанный ярко-белым сиянием. Я догадалась, что сейчас произойдёт. Эплджек и я смотрели в глаза неминуемой смерти, но по-разному. Она смотрела с достоинством и решительностью. С поднятой головой и открытыми глазами. Она встретила смерть храбро.

Я же встретила её, зажмурившись. Я не могла заставить себя открыть глаза. Я лишь тихо плакала, лёжа на полу.

Я не могла быть храброй.

Не в этот раз.