Автор рисунка: Devinian
Глава 8. Алчность Глава 10. Хаос

Глава 9. Божественность

Я до сих пор помню фразу, на которую наткнулась, читая старые пыльные тома в библиотеке Селестии: “Если боги за нас, то кто против нас?”

А если применить простой закон инверсии, то тогда и это обратное выражение должно быть верно: “Если боги против нас, то кто за нас?”

Все пони особенные. У каждого из нас есть талант в какой-нибудь области, то, что отличает нас друг от друга. Кто-то одарён музыкальными способностями, кто-то в ладах с садоводством, кому-то даётся сапожное ремесло… да что угодно может быть особым талантом каждого пони. Но, очень редко, появляется тот, у которого есть очень многообещающий талант. Как например – магия.

Я была первой, кто нашёл свой талант в магии со времён Старсвирла Бородатого. Его навыки долгое время были легендой, их использовали как абсолютный максимум того, чего может добиться простой единорог. А потом появилась я и, после нескольких лет учёбы, не оставив от установленных пределов и камня на камне. Я была хороша.

Нет уж, я была лучше, чем просто «хороша».

Я была подобна богам.

Ну, «подобна» лишь потому, что я всё-таки не носила официальный титул богини. Пусть даже и по способностям и потенциалу я была уже равна аликорнам. Быть может, я даже уже превзошла их в некоторых областях.

У меня была сила, но я всё равно была никем. Я всё ещё была обычной единорожкой, пусть даже и ученицей самой принцессы Селестии. А ведь перед ней я постоянно преклонялась. Я жаждала понимания её магии, так что я училась у неё. А в качестве оплаты за эти уроки мне приходилось прыгать и прислуживать ей по каждому зову. Тогда, когда она была похищена Найтмэр Мун, это ведь я организовала и провела мероприятия по её спасению. Когда пробудился Дискорд, это она озадачила меня поиском пропавших элементов Гармонии и обратным его заточением в камень. Когда королева Роя чейнджлингов показала свою мерзкую рожу и попыталась захватить власть над Кантерлотом, я увидела, что богиня, которой я прислуживала с такой любовью, вступила в бой с захватчиком.

Она проиграла сражение меньше, чем за минуту.

Те устои, которым я так долго преклонялась и упорно следовала, лежали передо мной на полу тронного зала, разбитые и беспомощные. Она казалась такой сильной и, в то же время, я увидела её падение. Это потрясло меня до глубины души.

А что потрясло меня ещё сильнее — она даже не сыграла никакой роли в победе над королевой Кризалис. Все почести достались мне, моим подругам, невесте и жениху – я была бы удивлена, если бы произошло иначе. Я так долго смотрела на Селестию как на величайшее создание этого мира. Идеальная богиня, та, под чьим началом я должна учиться и однажды добиться успеха. Я воздвигла ей мраморный пьедестал, а теперь смотрела на трещины, появляющиеся в его фундаменте.

А потом снова возникла Кристальная Империя. И что бы вы думали — моя учительница не пошла с нами. Более того, она даже и копыта не подняла, чтобы помочь нам. И пришлось нам справляться с Сомброй самим. По крайней мере, когда я вернулась, мне сделали такое предложение, которое может выпасть лишь один раз в жизни.

Мне предложили стать богиней.

Всю свою жизнь я мечтала о подобном. Чтобы присоединиться к Селестии, Луне и Кейденс в пантеоне величайших существ Эквестрии. Я бы стала не только бессмертной, но и наконец-то открыла бы свой истинный потенциал. Всю свою жизнь мне обещали, что я достигну вершин. Что настанет день, когда я стану величайшей волшебницей Эквестрии. И вот этот день настал.

Я ни секунды не колебалась, принимая решение.

Я чувствовала себя так, как будто с моей спины наконец-то сняли тяжёлый груз. Как будто всю свою жизнь мне приходилось томиться в запертой комнате. Всё, что у меня было, находилось под строгим контролем. Мой разум. Мои знания. Моя магия. А теперь стены, которые сдерживали меня, наконец-то рухнули.

Мой разум? Открыт.

Мои знания? Растут.

Моя магия? Безгранична.

Я чувствовала себя всё сильнее. Я чувствовала себя богиней.

Я считала, что вот это-то и будет для меня началом своего рода золотого века. Я тогда думала, что долгие годы тренировок и нахождения под крылом Селестии всё же окупятся. Я думала, что буду свободна, как Селестия и Луна. Я думала, что теперь смогу быть правительницей, как они. Я никогда ещё так не ошибалась.

Может я и получила крылья, силы и титул всемогущего божества, но на самом деле я была обычной рабыней. Казалось бы, что каждому пони во всей Эквестрии требуется моя помощь. Будь то друг, который предал своего друга, будь то заклинание, которое отказывалось работать так, как ему полагается, будь бы то ссора двух жеребят насчёт мягкой игрушки – мне приходилось спешить на помощь. Селестия и Луна правили небесами и светилами. Кейденс правила любовью. А мне досталась магия. В то время как три богини проводили свои дни в роскоши и комфорте Кантерлота, мне приходилось день за днём возиться с народом. Я летала от Кантерлота до Понивилля, от Хуффигнтона до Эпплузы, занятая решением проблем простого населения.

Казалось, что каждому пони требуется помощь новой богини, правительницы магии.

Вот это и начало сводить меня с ума. Разбираться с проблемами моих лучших подруг – даже это было не так уж и просто. А теперь пришло негласное решение – я должна решить проблемы всех пони повсюду. Я начала разрываться в этих попытках, Всё моё существование заключалось в бешеных полётах от одного пони к другому, а в перерывах я решала разного рода проблемы, что большие, что маленькие. Я не была повелительницей магии. Я была всего лишь девочкой на побегушках у всего мира.

Я попросила у Селестии одну вещь – чтобы та мне дала собственное королевство. Я бы могла иметь своих подданных, свои собственные города и границу моего влияния. Я была бы освобождена от полётов по всей Эквестрии и решения каждой проблемы, которую пони могли бы вывалить на меня, лишь бы не заниматься их решением самим. Я наконец-то дошла до предела. Если бы я только решала эти проблемы в пределах своего королевства... Даже одна мысль о таком положении дел расслабляла меня. Я даже начала думать о том, что смогу в кои-то веки расслабиться.

Мне было даровано королевство, которое я заслужила, но это всё равно было не то. Во время своих путешествий по Эквестрии, я почувствовала то, что никогда не ощущала раньше. Я почувствовала силу. Я поняла, что имею власть над этими пони. Я ведь была богиней для каждого пони в Эквестрии. А теперь я была лишь принцессой крохотного клочка земли, называющего себя «королевством». Я поняла, что сама же заперлась обратно в ту самую комнату, из которого с таким трудом выбралась с помощью не так давно обретённого божественного титула. Я поняла, что больше себя сдерживать я не буду.

Слишком долго я была ученицей Селестии. Я служила ей верой и правдой, пусть даже и была свидетельницей её поражения. Я знала, насколько она слаба на самом деле. Со своим обретением божественности, я стала равной ей — нет. Я стала сильнее её. Я решила, что больше никому не дам себя сдержать. Я стала богиней. Я заслуживала намного лучшего.

Я вернулась в дворец Кантерлота впервые за несколько лет, чтобы принять участие в судебном процессе. Слушалось дело о той пони, которую я когда-то знала, Так называемая «Великая и могущественная Трикси», вернулась в Понивилль, по пути снова наложив свои копыта на Амулет Аликорна. Она не успела натворить больших дел, но артефакт был сочтён контрабандой и, как следствие, обладание им было противозаконным. Трикси была представлена перед Королевским Кантерлотским Судом, чтобы принять правосудие.

Я отчаянно добивалась правосудия.

"В конце концов, я элемент Магии. Не должна ли я быть той, которая будет определять границы магии, которая будет дозволена смертным?"

Я предлагала, чтобы амулет должен быть передан мне на сохранение в пределах моего королевства. Но остальные отказались. Они предлагали иные варианты решения проблемы, но я отклонила их все. Этот вопрос нужно было решать мне, отнюдь не им. Разве я вмешивалась в их работу с солнцем, луной или любовью? Так почему они вмешиваются в дела, которые относятся напрямую ко мне – магию?

Слушание было прервано. Селестия отозвала меня в сторону. Она говорила со мной таким тоном, как будто я всё ещё была наивным жеребёнком. А я уже решила, что больше никто и никогда не будет меня контролировать. Во вспышке ярости, я выплеснула всю мощь своей магии. Каждый витраж в тронном зале разлетелся на куски от напора силы, хлынувшей из меня. Своим телекинезом я поймала каждый кусочек стекла и вонзила их все в тело своей учительницы. Несколько секунд спустя я уже стояла над её бездыханным телом.

Это было… потрясающе.

Я никогда не использовала магию для таких целей, равно как и с такой силой. Я снова почувствовала себя могущественной.

Кейденс попыталась отомстить мне за смерть своей тёти. Я сломала ей передние ноги и вынудила её встать на колени передо мной. А потом я обезглавила её мечом, который выплавила из тех же осколков стекла, которыми убила Селестию. Я только что убила двух богов. Наконец-то я выпустила на волю свой истинный потенциал.

Луна тоже попыталась оказать мне сопротивление. Впрочем, она подошла к делу куда лучше, чем своя сестра. Она сумела спасти себе жизнь. Она бежала из дворца и покинула Кантерлот. Я не стала преследовать её. Всё же её намерения и так были ясны как день. Луну нельзя было просто так напугать. В сражении один на один она не была мне ровней, и она это знала. Логично было предположить, что она предпримет действия по поиску способа уравнять её силы с моими. Я знала, что она будет делать. Она просто соберёт оставшиеся элементы Гармонии и выставит их против меня.

Это было неплохой идеей, но она была обречена на провал с самого начала.

Остальные носительницы элементов собрались и приехали в Кантерлот, чтобы встретиться со мной. Они сумели активировать их, призвать сияющую радугу и обрушить на меня Гармонию. И всё равно, даже со всей этой силой – они все были слабее меня.

Чтобы прервать их атаку, мне хватило одного лишь слова: «Довольно!»

Радуга, которой они намеревались убить меня, обратилась против них самих же. Я – элемент Магии, и я владею ею. Я направила её прямо в своих бывших подруг и повелела взорваться. В этой битве моя сила встала против мощи Гармонии – и я одержала победу. Всё, что могли противопоставить мне вместе пять элементов – всё это исчезло во вспышке пламени и клубах дыма. Те шестеро, что противостояли мне, были отброшены назад. Я думала, что с ними покончено.

Я ошибалась.

Они выжили. Но это было той ошибкой, которую исправить оказалось до безобразия просто.

Флаттершай лежала на каменном полу, а Эплджек стояла рядом с ней, пытаясь успокоить плачущую жёлтую пегаску. Простым заклинанием, слабой версией которого я подогревала для себя воду, я сожгла их заживо.

Рэйнбоу Дэш бросилась на меня, умудрившись выполнить Радужный Удар в тронном зале. Это было действительно впечатляюще, даже для настолько хорошо тренированного пегаса. Но я просто немного сбила её с курса. Она врезалась в стену и проломила себе череп.

Луна тоже попыталась убить меня. Я сломала ей ноги, а потом раздробила её кости так, что отломки внутри были не крупнее гальки. А потом отплатила ей за удар по лицу той же монетой. Она пробила стену и, судя по отдалённому глухому стуку, упала где-то во дворе.

Рэрити просто по-дурацки бросилась на меня с куском арматуры. Её попытка была попросту смехотворна. Я телепортировалась на короткую дистанцию, телекинезом схватила её импровизированный меч и вонзила его прямо ей в сердце.

Пинки Пай сопротивлялась дольше всех и смеялась даже перед смертью. Пусть даже это и разъярило меня, но всё-таки она, в конце концов, заткнулась. Ливень ударов копытами сделал своё дело, превратив её тело в кровавое месиво.

Как только последняя из моих бывших подруг умерла, я вздохнула с облегчением. Тронный зал снова погрузился в тишину и покой. Я наконец-то была одна и могла оценить свои предпринятые действия. Я догадывалась, что должна была жалеть о том, что только что убила свою учительницу, её сестру, жену своего брата и пять своих самых близких подруг. Ради чего мне осталось жить?

Магия.

Я вышла на балкон, на котором раньше стояла Селестия, поднимая солнце. Я сконцентрировалась и начала плести заклинание. Рог засиял. Солнце показалось над горизонтом. С помощью второго заклинания я прикрыла его луной, устроив затмение.

У пони теперь есть только одна богиня. И они должны знать, что теперь она властвует над ними.

Великая, чудовищная богиня, которая убила всех остальных, чтобы обре своей силы.

Но я была той богиней, о которой они просили.

Я стала чудовищем, которое они сотворили.