Автор рисунка: aJVL
Глава 2

Глава 1

— Струсила?

— Молчи!

— А я вижу, что струсила.

Скуталу покосилась на Эпплблум. Вздохнула. Сложила, а затем расправила крылья. Потянулась, разминая ноги – наверное, раз пятый уже. И вновь уставилась вперёд.

Обрыв. День «на десять из десяти», как говорят пегасы из погодной службы, и видимость отличная. Вплоть до мельчайших подробностей: серьёзно, если прищуриться, можно даже разглядеть отдельные башенки в крепости Кантерлота. Но Скуталу так далеко не метила. Холмистая местность нежно-зелёных тонов, ферма Сладкое Яблочко, жёлтые крыши Понивилля – вот её цель. То-то удивятся пони, когда она промахнёт над их головами и умчится в сторону Клаудсдейла!

«Что это было?» — спросит какая-нибудь поняша, глядя на оставшийся за Скуталу бледно-фиолетовый след.

Другая озадаченно ответит:

«Обычные пегасы так не летают. Видать, кто-то из Вондерболтов, не иначе. Ну, Рэйнбоу Дэш, держись, у тебя наконец-то появился конкурент!».

Скуталу едва не расплылась в улыбке. Ещё чуть-чуть, и она закрыла бы глаза, надолго погрузившись в мечты, как…

— Серьёзно, это начинает утомлять, — Свити Белль переступила с ноги на ногу. – И, знаешь, тут не очень-то тепло.

На вершине холма, где сейчас ютились Меткоискатели, и вправду было прохладно. На такой высоте даже в погоду «десять из десяти» постоянно что-нибудь дует. Сейчас это был лёгкий ветерок, но кто знает, не сменится ли он «лёгким ураганом» через пару минут. Мало ли, вдруг погодные инженеры накосячили.

— Лечу я, лечу! – раздражённо выдохнула Скуталу, но так и не тронулась с места.

Эпплблум, которой весь этот спектакль уже порядком надоел, взялась за старое:

— Кулдых-кулдых, кудах-тах-тах! Смотрите, наш цыплёнок строит из себя взрослую курицу!

И тут Скуталу сорвалась. Да, она понимала, что подруга шутит. И сама жутко тормозила – а это не дело, когда слова пегаса расходятся с действиями. Сказала полетит, значит полетит – тут некого винить, кроме самой себя. Но одно наложилось на другое: и страх неудачи, и высота, и обида за то, что она до сих пор ни разу не поднималась в воздух, а теперь вот ещё и это старое оскорбление – и юная пегаска не выдержала:

— Зато у меня есть кьютимарка! – она ядовито сверкнула глазами. – А вы, пустобокие, так до старости и останетесь ни с чем!

Эпплблум прекратила кулдыкать. Жадно, словно дракон, алчущий золота, она впилась взглядом в круп подруги. Метка захватила всё её внимание: это было мчащееся на всей скорости колесо с молнией посередине; за колесом оставался ярко-рыжий след пламени. Символ скорости и безбашенности или чего-то очень близкого к этому.

На глазах Эпплблум выступили слёзы. Её губы дрожали.

— Знаешь, это уже… — начала было Свити Белль, но всхлипнула и отвернулась.

Скуталу сердито задрала нос. Расправила крылья – нарочито резко, чтобы скрыть раздражение. И, так ничего и не сказав, сиганула в обрыв.

Ветер ударил в лицо, сердито растрепав гриву и хвост. Воздух засвистел в перьях, давя на крылья с непривычной силой. Если бы не многочасовые тренировки на земле – под руководством Рэйнбоу Дэш, разумеется: отжимания, подтягивания, разминка с гантелями – если бы не все эти упражнения, суставы вывернулись бы от перегрузок. Но Скут, со слезящимися от боли и ветра глазами, стиснула зубы и удержала крылья в расправленном положении. И кажется…

Она планировала! Юная пони планировала!

Не так, как парят орлы на своих широченных крыльях высоко в небе, но всё-таки. Склон холма был достаточно крут, чтобы она не наглоталась травы, а до земли оставалось ещё полно времени – как раз хватит, чтобы затормозить и плавно опуститься. Но Скуталу лёгких путей не искала. Ещё с вершины она приметила небольшую полянку, над которой, если хорошо приглядеться, различалось едва заметное колыхание воздуха. Восходящий поток.

«Не можешь летать – планируй, — всплыли в памяти заветы Рэйнбоу Дэш. – Я всегда так делаю, когда устаю гонять облака. Просто расправляешь крылья, находишь поток тёплого воздуха и вуаля – не ты несёшь ветер, а ветер несёт тебя. Даже с твоими… э-э-э… не очень широкими крыльями это должно сработать. Попробуй».

Скуталу попробовала. Она напрягла все силы, которые только у неё были, чтобы привести свои крохотные крылышки в движение. Ж-ж-ж – раздался характерный звук. Пони, напоминая шмеля-переростка, рванула к поляне с восходящим потоком. Земля приближалась с ужасающей скоростью – похоже, ей-таки придётся пропахать носом траву…

Десять метров… пять…

Задевая копытами одуванчики, Скуталу влетела на поляну. Трава там не росла, а от голых, нагретых солнцем камней, шёл мощный поток горячего воздуха. Он подхватил маленькую пони под её усердно работающие крылья, и поднял высоко в небо.

— Йу-ху! Я лечу, девчонки, смотрите, я лечу!

Радости Скуталу не было предела. Она вспомнила, что ещё полминуты назад сильно нагрубила подругам, но сейчас это казалось таким мелочным и незначительным, что мысль о плохом поступке автоматически отправилась в долгий ящик. Какие ещё подруги, когда она может летать? Это ведь так здорово!

Скут поднялась над деревьями, стараясь не зацепить высоко растущие кроны. Небольшая рощица, за которой холмистое поле. Главное, перемахнуть её, а там уж будет место для приземления. Если, конечно, захочется. Ведь пегас, единожды ощутив вкус свободного полёта, уже никогда не успокоится, пока не повторит это снова.

Это же невероятно круто!

Рощица осталась позади, и молодая летунья хищно улыбнулась самой себе. Отлично выходит. Быть может, в один прекрасный день её возьмут в Вондерболты!

И тут Скуталу увидела Спайка. Он стоял на невысоком холме и что-то записывал в блокнот. Рядом никого не было: ни пони, ни вообще какой-либо живой души. Это могло показаться необычным, потому что в это время Спайк, как правило, помогал Твайлайт. Что он делает один вдали от Понивилля? Странно? Но пегаска думать забыла о странностях – сейчас её переполняли эмоции.

Она решила подшутить над дракончиком. Пролететь так низко, чтоб страницы в его блокноте затрепетали от ветра. Может, он даже карандаш выронит от неожиданности, а Скут, слегка задев фиолетовым хвостом, промчится дальше. Словно молния, да. «Смотри, Спайк, я лечу!» — вот всё, что она ему оставит, помимо удивления.

Опрометчивый поступок. Наглый. Скуталу потом неоднократно задумывалась: возможно, не попытайся она его совершить, ничего бы не произошло. Она спокойно приземлилась бы чуть дальше в поле, отдышалась и полетела бы снова. И летала бы, пока не выдохлась, а под конец дня Пинки устроила бы мини-вечеринку в честь её первого полёта. И никаких приключений вдали от дома, никаких споров и пререканий, никаких отчаянных попыток вернуться, а главное, никакого близкого знакомства с тёмной стороной Принцессы Луны – ничего этого бы не было.

Даже странно как-то.

Но Скуталу не была бы самой собой, если б не рискнула подшутить над помощником Твайлайт:

— Эй, Спайки-Вайки! — она (насколько это возможно на такой скорости) попыталась скопировать голос Рэрити. – Спай…

Хорошие советы вспоминаются поздно. Как минимум, на секунду позже, чем следовало бы. «Следи за дыханием, сестрёнка – чуть собьёшься, и надолго попрощайся с няшностью мордочки» — говорила как-то Дэш. Соприкосновение носа с землёй на таких скоростях действительно ведёт к потере няшности, а техника дыхания при полёте несколько отличается от техники дыхания, например, при лежании на диване.

Бабах! – Скуталу на полной скорости врезалась в дракончика. Тот даже крякнуть не успел, настолько быстро всё случилось. Они кубарем покатились с холма, вцепившись друг в друга. Пегаска на собственной шкуре почувствовала «нежность» земли. Больно приложилась затылком, ободрала кожу на коленках, а помимо всего прочего, едва не сломала крыло – то всё ещё работало в «режиме шмеля». Сбив какую-то тряпичную куклу (манекен? Зачем он здесь?), они остановились. Скуталу сверху, дракончик – с перепуганными глазами – под ней.

Прошли две-три секунды. Зрачки Спайка расширились:

— Скут? Во имя сестёр, что ты делаешь? Ты прямо как Дэши!

Пони просияла.

— В плохом смысле, — уточнил Спайк.

Сияние вмиг исчезло. Пегаска скривилась от боли и попыталась слезть с дракона.

— А ты что здесь потерял? Разве ты не должен помогать Твайлайт?

Спайк вскочил, будто ему плеснули кипятка на хвост:

— Святая Селестия, Твайлайт! Бегом!..

Но было поздно. Ошарашенная Скуталу с повреждённым крылом и ободранными коленями никак не среагировала на панику дракона. Ей было не до того. Слишком много всего произошло за последние пару минут, и мозгу требовалось время, чтобы разложить всё по полочкам. Спайк потянул пони в сторону – прочь, куда угодно, только прочь от того места, где пять секунд назад стоял манекен.

Радуга.

Их накрыло радугой. Невероятной силы магия подняла друзей над землёй, закружила в безумном танце и швырнула прочь от Понивилля. Далеко, очень далеко – в такие места, куда мало кому из пони доводилось попасть.

Вернее, всего одной пони.