Автор рисунка: MurDareik
Одна Старый Замок

Направляясь домой

автор — Mattatatta
перевод — Silent Brat
вычитка — Аня
_______

Заметки автора:
29 октября 2013: Отредактировал, наслаждайтесь улучшеной версией главы!
Заметки переводчика:
7 февраля 2014: ...ёпт!

Прошла уже почти неделя с тех пор, как я очнулась в разбитом поезде в пустыне. Обнаружив Додж Узловой абсолютно пустым, и придя к ужасному выводу, что всё ещё хуже, чем я думала в начале, я отправилась домой, в Понивилль. Последние пару дней я следовала вдоль железнодорожных путей, переходя с рыси на полёт, в зависимости от капризов погоды и усталости. Каждая миля казалась слишком длинной, дни растягивались, и я не могла избавиться от холодного комка в горле. Где все пони? Что случилось с моими друзьями? И почему везде так тихо?

Кроме Доджа, я пыталась найти помощь только в двух городах, но в них всё было точно так же. Пустые, похожие друг на друга улицы, тёмные и пустые здания, и безграничная тишина, в которой, казалось, я слышала эхо собственного сердцебиения. Моей единственной надеждой оставался Кантерлот. Все должны быть там, в Кантерлоте я увижу своих друзей, увижу Принцесс – они все ждут меня и переживают. Мне просто надо найти дорогу к ним и не сдаваться в пути. Я просто должна.

Но письмо?.. К этому времени, разве не прислали бы они мне письмо? Мне, чтоб связаться с ними, нужен был специальный свиток, но у Твайлайт был Спайк, который отправлял письма Принцессе Селестии и каким-то образом мог отправлять их мне. Как ещё я могла бы получить их ответ, каким ещё способом то заклинание могло бы меня достичь? Это должен был быть Спайк, но почему с тех пор никто не пытался связаться со мной?

От этих вопросов голова просто разваливалась. Я опустила взгляд на рельсы внизу, потом взглянула вперёд, где железная дорога в очередной раз поворачивала, скрываясь за деревьями, и сильнее взмахнула крыльями.

Железная дорога уже давно вывела меня из жаркой и сухой пустыни вглубь Эквестрии, к лесам и травянистым холмам. Вид этой зелени успокаивал, вселяя чувство, будто я почти дома – я была рада покинуть страну песчаных дюн. Но тишина не прекращала беспокоить меня. Высоко в небе кружили птицы, между деревьями изредка мелькали барсуки, кролики и белки, но я видела, что все они напуганы. Я слышала их голоса, ловила на себе их взгляды из кустов и несколько раз собиралась подойти и заговорить с ними, но сама не находила голоса.

Над деревьями прокатился глухой раскат грома, и мои крылья чуть не сложились прямо посредине взмаха – погода опять была против меня. Мне вспомнились настойчивые предупреждения учителей в Лётном Лагере насчёт полётов в бурю; некоторые из их лекций, как я сообразила намного позже, предназначались для меня одной, при этом остальные жеребята в группе оглядывались на меня, перешёптывались и хихикали…

Я содрогнулась от этого воспоминания и спустилась на землю. Идти сейчас будет безопаснее, к тому же скоро мне может понадобиться убежище.

Я могу попроситься на ночь к какому-нибудь зверьку, думала я, глядя на груды тёмных облаков в небе. Всего на одну ночь, больше мне не надо.

Я опустила взгляд и сконцентрировалась на очередном повороте железной дороги. Я должна быть уже недалеко от Понивилля. Возможно, я успею домой… увижу Энжела. Ох, надеюсь, с ним всё хорошо.

Энжел был добрейшим кроликом, самым добрым из всех, кого я знала. Когда-то ему требовалась вся моя забота без остатка, но те дни давно минули. Теперь Энжел помогал мне заботиться о моих маленьких друзьях и делал для них (и для меня) всё, что было в его силах. На время отсутствия я без страха оставляла его за главного, и остальные звери доверяли ему почти так же, как доверяла ему я.

В животе забурчало, причём бурчание вполне готово было посостязаться в громкости с громом. Я остановилась и потёрла его. Я понимала, что это значит, но еда у меня закончилась ещё вчера. К сожалению, по сторонам железной дороги росли только сосны и колючие кусты. Я присела прямо посреди железной дороги и разочаровано потянулась за фляжкой. Желудок требовал еды, но всё, что я могла ему предложить – несколько глотков холодной воды.

Что-то холодное упало мне на шею, когда я наклонилась, чтобы закрыть фляжку и повесить её на место. Потом настойчивее забарабанило по спине и усталым крыльям. Я подняла лицо к небу, подставив его летящим с неба каплям. Грозовой фронт был уже прямо надо мной и превратил день в мрачные сумерки. Пора была искать убежище.

На счёт три я рывком поднялась на ноги и сошла с просеки, через которую шли железнодорожные пути, в лес. Я искала какую-нибудь нору или берлогу, или хотя бы дерево с достаточно плотной листвой. Но попадались только узкие кроличьи норки, а иголки высоких сосен едва ли могли защитить от дождя. Так что я продолжала углубляться в лес, отдаляясь от дневного света.

— Эй? Кто-нибудь? – я осмелилась подать голос, но он был едва слышен в шуме дождя. – М-мне нужно где-нибудь переночевать.

Мои уши реагировали на каждый шелест или треск. Я оглядывалась на шум, надеясь увидеть какое-нибудь дружелюбное животное, но каждый раз это оказывался ветер, качающий ветви, или дождь, шелестящий в кустах, и я спешила дальше.

— Привет? Здесь есть кто-нибудь? – позвала я ещё раз.

Никто не откликнулся. Я же знала, что в этом лесу есть звери – я видела их с железной дороги – но теперь они все пропали. Прятались, или обходили меня стороной.

Неужели они боятся… меня?

Огненно-белая молния ударила в дерево справа от меня. В ушах зазвенело и меня на негнущихся ногах подбросило в воздух. Я на секунду зависла в верхней точке и рухнула на землю, опрокинувшись на бок. Не думая дважды и не тратя время на то, чтоб отряхнуться, я рванулась прочь от горящего дерева.

Буря расходилась всё сильнее. Треск и скрежет наполняли мои уши, пробирая от макушки до кончика хвоста. Ноги сами несли меня мимо деревьев и переносили через ручьи. Нигде не было никакого убежища, ни большого дерева, ни пещеры, ни следа местных жителей. Я не понимала, зачем и куда я бегу, но не могла остановиться.

Очередной прыжок, но копыта не нашли опоры для приземления. Я потеряла равновесие и, не успев даже вскрикнуть, покатилась вниз по раскисшему склону холма, врезаясь в деревья и камни. Моё падение закончилось у его подножия, в большой грязной луже. Левую переднюю ногу пронзила боль, и я не сдержала крика. Вытянув её перед собой, я кое-как встала. Пришлось закусить губу и крепко зажмуриться, чтоб сдержать следующий крик. Я чувствовала, как тёпло распространяется по копыту и капает на неповреждённую ногу. Я сконцентрировалась на своём дыхании, пытаясь не поддаваться панике.

Боязливо приоткрыв один глаз, я посмотрела на ногу и пискнула, увидев в свете очередной молнии кровь. Последовавший за вспышкой раскат грома вынудил меня вновь зажмуриться и замереть.

Я досчитала до десяти и открыла глаза, внимательней рассматривая рану. Кровь текла из глубокого пореза, смешиваясь с грязью и дождевой водой. Мне немедленно нужна была помощь, но я была одна и даже не знала, где именно нахожусь.

— Ничего, Флаттершай, — услышала я свой шёпот. Я прочистила горло и сказала громче, стараясь перекричать дождь, — это не так уж страшно. Ты можешь и сама позаботиться об этом, и всё будет хорошо.

Ковыляя на трёх ногах, я добралась до ближайшего дерева и сбросила под ним седельные сумки. Из одной из них я вытянула аптечку и упала на землю рядом с ней. Я ещё раз взглянула на рану и у меня слегка закружилась голова. Должно быть, в падении я наткнулась на острый камень, а потом ещё проехалась этой ногой по грязи, потому она так сильно болит.

Неуклюже, дрожащими копытами, открыв пакет с обеззараживающими тампонами, я накрыла одним из них рану. Сделав глубокий вдох, я решительно надавила на него. Мне удалось подавить крик – из-за крепко сжатых зубов донёсся только тонкий писк. Этот этап всегда самый болезненный, я предупреждала об этом и своих маленьких друзей, но на этот раз боль была такая, будто мне под копыто молотком забивают десяток иголок. Я подержала тампон некоторое время, пока боль не начала спадать.

В лес ударила очередная молния и от громового раската я дёрнулась и пискнула, задев рану. Я сжала зубы и продолжила вычищать грязь с ноги порозовевшей салфеткой, выбросив её на горку других таких же. Помогая себе зубами, я вскрыла пачку бинтов и туго замотала ногу. Закончив с первой помощью, я спрятала остатки в аптечку и, немногого расслабившись, взглянула на окружающие меня деревья.

Дождь не собирался заканчиваться, и потемневшее небо освещали далёкие вспышки молний, сопровождаемые раскатами грома, но под деревом было относительно сухо. Я закрыла глаза и улеглась поудобней, решив оставить поиски лучшего убежища и провести ночь здесь. Я не надеялась заснуть – не при такой погоде – но, по крайней мере, я могла дать отдых ногам и немного отдохнуть перед завтрашним продолжением путешествия.

В животе опять забурчало, я сорвала зубами пучок травы и принялась жевать.

Утро выдалось туманным и холодным. За ночь, проведённую под деревом, мне едва ли удалось отдохнуть – всё тело затекло, и я жутко замёрзла. Будто каждый прошедший с момента катастрофы день лёг грузом мне на спину, мешая встать, сковывая движения, и ещё одна ночь под звёздами не помогала чувствовать себя лучше. Нужно как-то решить эту проблему...

Но откуда вообще взялся этот дождь и холод? До начала осени оставалось ещё несколько недель. От этой мысли меня вновь начал охватывать страх, царапая холодными когтями спину.

Неужели больше совсем некому следить за небом и погодой?

Я закрыла глаза и постаралась заглушить эти мысли.

— Нет, – пискнула я. — Мои друзья ждут меня, мне просто нужно найти их в Кантерлоте.

Вновь открыв глаза, я всмотрелась в окутанный туманом лес, заканчивая мысль: и тогда всё будет хорошо.

Желая отвлечься, я обратила внимание на забинтованную ногу. Осторожно меняя повязку, я осмотрела повреждения. К счастью, под бинтами не оказалось никаких следов инфекции или воспаления, рана начинала заживать. Если я буду осторожна, то через пару дней она уже не будет меня беспокоить. Я не могла позволить себе заболеть сейчас, не имея ни безопасного места, где я бы могла отдохнуть и набраться сил, ни достаточного количества еды. Впрочем, болеть нога не перестала, и я решила проверять её состояние каждые несколько часов. В дальнейшем надо быть осторожнее.

Я пару раз для пробы взмахнула крыльями, после чего всё-таки осмелилась подняться над верхушками деревьев. Наверху туман был чуть реже, и я почувствовала, как встающее солнце тепло касается моей правой щеки. Но, несмотря на это, меня всё равно окружали лишь смутные тени деревьев. При такой слабой видимости лететь было бы рискованно. Конечно, Рэйнбоу Дэш со мной бы не согласилась, но она вообще никогда не обращала внимания на погоду. Перемещение дождевых фронтов было лишь одной из задач пони-метеорологов, у меня же от одной мысли об этом сжималось сердце, а крылья начинали махать невпопад.

Я спустилась обратно собрать свои вещи. Стоило вернуться обратно к железной дороге. Я знала, что оставалось немного, но не знала, сколько именно и где я нахожусь, так что, пойдя напрямик, я вполне могла заблудиться.

Не желая лишний раз нагружать ногу, я медленно полетела в паре копыт над землей, высматривая на подсыхающей земле свои следы и не стараясь больше высматривать местных жителей. Через несколько минут из тумана выплыл обгоревший ствол дерева, в которое ударила молния, давая мне понять, что я не заблудилась. Вскоре после этого я увидела и бегущие через лес рельсы.

Возможно, уже сегодня я доберусь до Понивилля?..

Несколько часов я летела в тишине, вглядываясь в пейзаж через постепенно редеющий туман. Поднявшись на очередной холм, я, наконец, заметила смутный силуэт вдалеке, за границей леса. Я отклонилась от двойной нитки рельсов, чтоб найти точку с лучшим обзором. На опушке леса я осторожно приземлилась на три ноги (едва не потеряв равновесия). Солнце неспеша прокладывало свой путь по серому небу, прогревая воздух и рассеивая туман, и теперь я смогла чётко рассмотреть шпиль Понивилльской Ратуши, возвышающийся в нескольких километрах впереди.

Я готова была радостно взвизгнуть, но низкие облака расступились шире, открывая мне большую часть моего родного города. Я увидела скелеты сгоревших зданий, рассыпающиеся соломенные крыши и тонкие нити дыма, поднимающиеся из догорающих пожарищ. Что-то страшное случилось с городом, я могла лишь надеяться, чтобы пони успели эвакуироваться, спастись из этого хаоса, охватившего Понивилль.

Никто не спасся. Не ври себе – ты одна.

— Нет! – я топнула ногой, но голос мой дрожал. – Я не одна! Все пони в безопасности, они просто спрятались в каком-то убежище!

Я сжала зубы, уставившись в траву под копытами. Злость испарилась так же быстро, как пришла. Я закрыла глаза, почувствовав, как по щекам пробежали две тёплые капли.

— Они все спаслись, — пробормотала я. – Не может быть других объяснений.

Мне нужно как можно быстрее попасть в Кантерлот. Мы с друзьями сможем всё исправить. Я знаю, что сможем.

Я оторвалась от земли и полетела к Понивиллю. Кантерлот едва проступал на горизонте, до него, должно быть, ещё не меньше дня пути. Но прежде чем продолжать, надо было обыскать город и помочь всем, кому может быть нужна помощь. Потом я бы хотела заглянуть в свой коттедж, забрать несколько вещей, которые могли бы мне пригодиться, и проверить, как там Энжел и остальные мои маленькие друзья. Одним лишь Богиням ведомо, как случившееся могло их перепугать, а Энжел, конечно же, будет рад увидеть меня целой и невредимой.

Я взглянула на горизонт, стараясь получше рассмотреть цель своего путешествия.

— Я скоро приду к вам, — прошептала я, — простите, что это заняло столько времени.

Я летела над Понивиллем, высматривая фигуры пони среди повреждённых домов, но улицы были пусты. Некоторые здания сгорели или лишились крыш — скорее из-за того, что некому было присмотреть за зажжёнными каминами и печами, чем по какой-то более грозной причине. По крайней мере, я надеялась на это. Я встряхнула головой:

— Нет, нельзя отвлекаться. Я должна проверить дома. Хотя бы несколько домов. Возможно, внутри ещё кто-то остался.

Мысли вновь вернулись к собственному коттеджу – что делают сейчас Энжел и другие мои маленькие друзья? Прячутся. Они в безопасности.

Я сделала плавный вираж и осторожно, стараясь не беспокоить раненую ногу, приземлилась на рыночной площади. Коснувшись земли, я оглянулась по сторонам, пытаясь уловить движение между повозками и рыночными прилавками. Но везде было пусто, лишь ветер тихо шептал что-то, играя брошенным мусором. Казалось неестественным находиться здесь – посреди столь оживлённого когда-то места – и не слышать ни настойчивых голосов продавцов, зазывающих к себе покупателей, ни шума десятков бесед между случайно встретившимися друзьями; не уворачиваться от жеребят, носящихся между Сахарным Уголком и Шутовским Магазином дальше по улице.

Не по сезону холодный ветер, затихнув ненадолго, поднялся с новой силой. Знаки заскрипели на своих петлях, обрывки бумаг и прочий мелкий мусор закружились вокруг в унылом хороводе.

Мне захотелось пересмотреть своё решение относительно осмотра Понивилля – вряд ли мне понравится то, что я обнаружу за дверями уцелевших домов. Увидеть сердце города пустым и заброшенным уже было слишком большим потрясением. Я хотела домой, в место, где всё знакомо и не несёт опасности, где можно на несколько часов забыть обо всём и представить, будто всё по-прежнему правильно и мир не изменился. Набраться храбрости перед дорогой в Кантерлот. Я отвернулась от рынка и двинулась по улице, ведущей в сторону моего коттеджа.

Мёртвую тишину вокруг тревожил лишь перестук моих собственных копыт, отражающийся эхом от стен. Пытаясь отвлечься, я сконцентрировалась на этом звуке и начала считать шаги. Я беспокоилась за то, в каком виде обнаружу свой коттедж. Энжел, безусловно, умный и храбрый кролик, но меня не было намного дольше, чем я предупреждала и он, наверно, уже теряет голову от беспокойства.

— И не он один, — прошептала я, слабо улыбнувшись.

Мои мечтания оборвались, когда я поняла, что у моих шагов появилось странное эхо. Нахмурившись, я прислушалась к стуку своих копыт, а секунду спустя замерла и испугано присела. Эхо появилось оттого, что кто-то, или что-то, шагало в такт со мной, и очень-очень близко. Не успев ни о чём подумать, я метнулась в руины чьего-то дома, спрятавшись за осыпающуюся стену. Десятки ужасных монстров предстали перед моим воображением. Осторожно выглянув наружу, я увидела, как на улицу выходит огромный зверь, волочащий по земле длинные лапы. Существо было похоже на Алмазного Пса, только с длинными, жуткими когтями на передних лапах и огромными клыками, не помещающимися в широкую пасть. Похоже было, что монстр что-то ищет, и я взмолилась, чтобы этим чем-то была не я. Я осторожно начала отползать вглубь дома, пытаясь укрыться за ещё одной стеной, не привлекая внимания Пса. К счастью, он стоял ко мне спиной. Ещё пара тихих шагов, и я спрячусь от…

— Эй, Спун! Ты там чего-то нашёл? – отдалённый низкий голос был таким громким, что я непроизвольно пискнула и споткнулась об кучу мусора. Уши Пса немедленно вскинулись и громоздкая туша начала поворачиваться ко мне. Я тихо взмахнула крыльями и одним прыжком переместилась за полуразрушенную стену, к которой ползла, вжалась в неё и задержала дыхание. Я слышала угрожающее рычание Пса и тяжелые шаги, направляющиеся к точке, где я только что была. Моё сердце колотилось возле самого горла, но мне не хватало смелости проглотить его обратно, ведь монстр мог услышать. Шаги остановились прямо за стенкой, где я пряталась. Я слышала его хриплое дыхание и окаменела, осознав, что оно всё ещё приближается – Пёс начал обходить стену. Меня вот-вот найдут, но я не могла сделать и шага!

Издалека вновь донёсся грубый голос:

— Спун! Да где ж ты? Тут что-то может быть в этом здоровом доме посреди города! Только открой его!

Пёс что-то проворчал и крикнул в ответ своему другу (превратив меня при этом в дрожащий комок нервов):

— Хор’шо! Уже иду!

Пришлось прикусить язык, чтоб не взвизгнуть. Шаги Спуна начали удаляться. Когда пёс вышел на улицу и потопал к центру города, я наконец осмелилась глубоко вздохнуть. Это было слишком близко, я должна была выбраться из Понивилля и предупредить Энжела. Если вокруг шныряют другие Псы, мои маленькие друзья могут быть в страшной опасности!

Я выглянула из-за угла, убеждаясь, что горизонт чист, и сорвалась в галоп – поморщившись от острой боли, которой напомнила о себе раненная нога. Разогнавшись, я развернула крылья и взлетела, намереваясь как можно быстрее покинуть город и добраться до своего домика на границе Вечнодикого Леса.

Столкнувшись с Алмазными Псами и достаточно напитавшись безмолвием города, бывшего когда-то родным, я покинула Понивилль и направилась к собственному дому. Я не могла в нём надолго задерживаться, но надо было проведать животных и предупредить их о Псах.

В животе забурчало. И нужно набрать еды.

Если подумать, ситуация становилась всё хуже – я не видела ни единой пони с тех пор, как очнулась в разбитом поезде. Погода продолжала сходить с ума. По Понивиллю бродила банда Алмазных Псов, воруя всё, что им приглянулось. Я боялась, что если я не найду в скорейшем времени Твайлайт и остальных, то всё может стать ещё хуже.

Что может быть ещё хуже? Драконы?

Я встряхнула головой. Надо надеяться, надо концентрироваться на настоящем. Сначала я проверю, всё ли в порядке с животными, потом соберу припасы и потом отправлюсь в Кантерлот, к девочкам. Это то, что надо сделать, и я могу это сделать.

Наконец, я подлетела к своему коттеджу и приземлилась перед парадной дверью. Мои звери в порядке? Как там Энжел? Задержав дыхание, я толкнула незапертую дверь...

У меня в животе прокатился свинцовый шар.

Внутри не было никого. Дверь вела в холодный и пустой дом. Энжел не прискакал ко мне, мыши не замельтешили радостно вокруг моих копыт, не было ни следа того, что здесь кто-то остался. Меня приветствовали лишь тёмные и угрюмые комнаты

Больше не было сил держать голову высоко поднятой. Я неуверенно ступила внутрь, закрыв за собой входную дверь и уставившись в пол. В комнате было темно, свет проникал только через пару щелей в запахнутых шторах. Я заметалась по дому – может, хоть кто-то остался? Я обыскала и птичьи гнёзда, и мышиные норки, даже заглянула под свою кровать на втором этаже (я надеялась, что мои друзья просто прячутся там), но никого не нашла.

Осознание того, что я по-прежнему одна… опустошило меня. Тишина в доме ужасала, и этот холод – будто саму жизнь высосали из моего маленького коттеджа, оставив лишь пустую оболочку. И мне казалось, что все эти потери и усталость высасывают жизнь и из меня. Я не знала, что делать дальше – все пони пропали, все мои животные пропали, весь мир, который я знала, рассыпался на части, куда бы я ни посмотрела.

Я взобралась на свою кровать, спрятала мокрое лицо в подушке и забылась тревожным сном.

Я проснулась, когда солнце уже клонилось к закату. Подгоняемая голодом, я сползла с кровати и поплелась на кухню в поисках какой-нибудь еды. По дороге я сняла с крючка и зажгла фонарь, его тусклый свет слегка разогнал мрачную атмосферу брошенного дома.

На кухне я в первую очередь заметила беспорядочную гору бумаги на столе. Я замечала её во время своих поисков, но не обратила внимания. Теперь же я подошла и рассмотрела её поближе. На каждом листе стоял чернильный отпечаток лапки каждого из животных, деливших со мной дом. Птицы, кошки, мыши, белки – десятки отпечатков всех форм и размеров. Здесь даже были отпечатки животных моих друзей. А внизу последнего листа стоял отпечаток кроличьей лапки и едва читаемые инициалы – Энжел.

Я села на табуретку и спрятала лицо в копытах, но на этот раз на глаза навернулись слёзы облегчения. Энжел взял дела в свои лапы и оставил эту коллекцию «подписанных» листов чтоб показать, что все были в порядке. Впервые за много дней я по-настоящему улыбнулась. Благословите его Богини, он всегда был для меня истинным ангелом. Я надеялась, что с ним всё в порядке, и он смог отвести всех в безопасное место, где бы оно ни находилось.

Забинтованной ногой я вытерла слёзы. По крайней мере, я знаю, что они в порядке и не потеряли друг друга.

Меня отвлекли грубые, со странным акцентом, голоса, доносящиеся с улицы. Я быстро задула фонарь и выглянула наружу. По дороге шёл уже знакомый мне Пёс в компании нескольких других Алмазных Псов. Все они тащили набитые добром мешки, но я увидела и несколько пустых. Один ткнул когтем в сторону моего домика, и они все повернули к нему.

Ох, нет. Мне… надо убегать отсюда!

Я спрыгнула со стула и закрутилась на месте. Где мои сумки? Что мне надо? Сколько у меня ещё времени?! Седельные сумки я обнаружила у себя на боках и метнулась к шкафчикам, сбрасывая в них банки с фруктами, яблоки и всё съедобное, что попадалось под копыто. Выбегая из кухни, я схватила фонарь. Шкафчик в ванной пополнил мои сумки несколькими медицинскими пузырьками. В спальне я схватила шарф и швейный набор.

Что ещё мне надо? Что ещё мне надо?!

Я замерла, когда услышала, что парадную дверь пытаются открыть. Она не поддалась и спустя несколько секунд её с громким треском выбили. Плохо соображая от паники, я попыталась спрятаться под кроватью, но набитые седельные сумки не пролезали туда. Внизу псы обыскивали комнаты, царапая когтями по полу, стуча дверцами шкафчиков и невнятно переругиваясь. Потом я услышала, как что-то большое начало подниматься по ступеням.

Нет, нет, уходи! Кровь стучала в ушах, и я не могла вдохнуть, боясь, что меня услышат. Я метнулась к ближайшему окну. Эти задвижки были такими простыми! Дрожащими копытами я ощупывала окно, в то время как мой взгляд был прикован к выходу с лестницы.

Окно распахнулось, громко скрипнув на петлях. В этот же момент в комнату протиснулся знакомый мне Пёс. Наши взгляды встретились и на какое-то мгновение весь мир будто замер. Потом я выпрыгнула из окна, а монстр рванул за мной.

Сумки оказались тяжелее, чем я ожидала, и потянули меня вниз до того, как я успела поймать поток. Вместо полёта получилось беспорядочное кувыркание, закончившееся во дворе чем-то, отдалённо напоминающем грубую посадку. Не теряя времени, я вскочила на ноги и пустилась в галоп. При падении из сумок выпало несколько банок и пузырьков, но мне было не до них. Я пыталась снова взлететь, но из-за паники и адреналина никак не получалось нормально взмахнуть крыльями. Я просто хлопала ими, помогая себе в рывке в сторону Вечнодикого Леса.

Пёс выпрыгнул из окна парой секунд позже и теперь нёсся следом, занося огромные когти для удара. Понимая, что на кону стоит моя жизнь, я выжимала все силы, надеясь только успеть добежать до опушки. Мне это удалось – я нырнула в заросли на границе Леса, на полхвоста опережая Пса. Тот метнулся за мной, одним ударом ужасных когтей срубив толстую ветку, которая не замедлила рухнуть ему на голову. Я не посмела расслабиться и замедлить бег. Я перепрыгивала кусты и упавшие деревья, копыта грохотали по земле, неся меня вглубь леса, прочь от злого воя Алмазного Пса. Я бежала, пока в глазах не начало темнеть.

Я остановилась и спряталась за большим деревом, жадно глотая воздух. Сердце бешено колотилось в груди, всё тело покалывало, будто через него пропускали слабый электрически ток. Я считала про себя и, дойдя до десяти, начинала заново, пока не успокоилась достаточно, чтоб вернуть себе способность думать. Я выглянула из-за дерева, надеясь, что огромного зверя там не окажется. Пусто.

Надеюсь, у Алмазных Псов не слишком хороший нюх. Я оглянулась вокруг, осознавая, где нахожусь. Надеюсь, ни у кого здесь нет хорошего нюха.

Я вслушивалась в лесную тишину и постепенно успокоилась. Я, наконец, позволила себе лечь и облегчённо вздохнуть. Я была в безопасности. По крайней мере, на время.

Несколько долгих минут я была спокойна, пока не вспомнила, где я очутилась, и что у меня больше нет дома, в который можно было бы вернуться. Начинало темнеть, и у меня были вполне обоснованные опасения относительно ночёвки под открытым небом в Вечнодиком Лесу.

Я поднялась на ноги и пошла, куда глаза глядят. У меня не было ни малейшего понятия, куда завело меня моё беспорядочное бегство, я лишь знала, что заблудиться в Вечнодиком Лесу – очень, очень плохая идея. Даже самые жуткие ночные кошмары не являли мне тех ужасных существ, которых можно было здесь встретить ночью.

Как раз когда я представляла себе одновременную встречу с мантикорой, василиском, гидрой и драконом, между деревьев заблестела река. Вскоре я выбралась на её берег и, оглянувшись по сторонам, поняла, где нахожусь. Прошло уже несколько лет с тех пор, как я была здесь в последний раз, но я была уверена, что знаю дальнейшую дорогу. Перелетев через реку в сгущающихся сумерках, я двинулась по едва заметной тропе. Хоть она и уходила глубже в лес, но вела к месту, где я была бы в безопасности – хотя бы на эту ночь.

Я шла в Старый Замок Принцесс-Сестёр.