Черный дым

Что-то странное происходит в этом мире. Повсюду стали появляться жуткие существа, состоящие из черного дыма, нагоняя страх на все живое. Ставшая аликорном Твайлайт Спаркл, пытается изучить этот феномен, не подозревая о том, что одно из этих существ является человеком и находится совсем рядом. Скоро, этот человек, без имени и воспоминаний, найдет путь в Эквестрию, и никто даже представить не может, какое зло придет вслед за ним…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

re:Questria

Дискорд... Его удалось победить радугой. Так ли все просто, как оно есть? Нет, когда на сцене есть кто-то посильнее - Радужная Корпорация берется за изъятие Дискорда.

ОС - пони

Окно (The Window)

Особый день в жизни Твайлайт начался с того, что она решила ничего не делать, а лишь предаваться созерцанию и размышлениям.

Твайлайт Спаркл Спайк

История о том, как пони изменили мир.

Повесть о главном герое, которому приходит идея, а также шанс на её осуществление.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Выпекать до корочки

Старлайт Глиммер и Трикси Луламун пекут кексы на кухне замка.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Дом одного голоса

Талант имеет множество лиц...

Рэрити Опалесенс ОС - пони

Fallout Equestria: The Legend of a Mirror lake

Министерство Морали – искренняя и бескорыстная организация, которая неустанно следила за пони во время войны и дарила их жеребятам подарки за хорошее поведение. Загадочное учреждение под руководством Пинки Пай, чьи сотрудники подобно ей самой каким-то образом знали обо всех жителях Эквестрии: чем они занимаются, что любят и чем увлекаются. Министерство, которое было для всех олицетворением добра, радости, смеха… и тайн. Тайн, о которых многие даже не подозревали. Что на самом деле скрывало министерство Пинки Пай? Какие эксперименты проводило в своих подземных лабораториях? И как это отразилось на войне и судьбе Эквестрии в целом? Ответы на эти вопросы не знал никто, пока однажды в одном из довоенных стойл под номером 84, простому охраннику по имени Джек Стаборн, не пришлось оставить привычную жизнь в бункере и отправиться на пустоши, чтобы найти там пони своей мечты…

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Фейерверки

Темпест Шедоу нашла себе доброе призвание в жизни, веселя жеребят фейерверками. Как хорошо дарить радость!

Принцесса Селестия

Игры судьбы

Рассказ о пони, который повествует о своей прошлой жизни и пишет себе новую жизнь.

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 23 Глава 25

Глава 24

Стардиска разбудил оглушительный грохот, звон разбитого стекла и удары мелких обломков. Вокруг царил сумрак, так как лампа оказалась разбита, и единственным источником света являлось тусклое свечение экрана на стене. Воздух был наполнен мелкой пылью. Стардиск, ничего не понимая, случайно глотнул пыли и закашлялся. Стерев выступившие на глаза слезы, он попытался что-либо разглядеть в сумраке. На потолке темнела дыра. Такая же дыра темнела в полу, снаружи его решетки. Пол был усыпан обломками камня разных форм и размеров. Стардиск выбрал из них обломок покрупнее, и принялся бить им по прутьям решетки, пытаясь расширить зазор между ними. Из ямы в полу вдруг показалась голова Рэйнбоу Дэш. Стардиск перестал бить решетку и удивленно уставился на нее.
— Как... тебе... удалось пробить потолок?.. — неуверенно спросил он.
— С помощью Звуковой Радуги...
— Что это?
— Мой лучший трюк. Я могу развить сверхзвуковую скорость, только для этого мне нужно место для разгона. На этой скорости меня ничто не может остановить! Ни воздушные потоки, ни кирпичные стены!
— А что это у тебя на голове? — Стардиск указал на бесформенную черную тряпку, висевшую на ее прическе.
Рэйнбоу сняла ее и расправила. Тряпка приняла форму шляпы.
— Это же шляпа «Некто» в черном! Ты его уничтожила?
— Не знаю, я не видела. Но, так или иначе, надо выбираться отсюда.
Стардиск продолжил долбить решетку камнем. Рэйнбоу тоже подобрала кусок камня и присоединилась к Стардиску. Но решетка была прочная, и прогибалась крайне плохо. Но через десять минут совместной работы стало заметно, что зазор увеличился.
— Попробуй пролезть! — сказала Рэйнбоу.
Стардиск с трудом пропихнул голову между гнутыми прутьями, затем стал пропихивать плечи, но зазор был слишком узок для этого. Он попытался вытащить голову обратно, но это тоже ему не удалось.
— Рэйнбоу, я застрял!
— Чепуха, сейчас исправим, — ответила она, и принялась в одиночку долбить по пруту решетки камнем прямо над головой Стардиска.
— Аккуратней там, не пришиби меня ненароком, — обеспокоенно крикнул ей Стардиск, чувствуя, как камень ударяется в сантиметре от его головы.
— Не волнуйся ты. И не дергайся, — сказала Рэйнбоу Дэш, не прерывая работы.
Последовало еще двадцать минут ударов, от которых сердце Стардиска испуганно екало.
— Теперь снова попробуй вылезти! — выдохнула Рэйнбоу, утирая пот со лба.
Стардиск попытался пропихнуть плечи и передние копыта, и ему это с огромнейшим трудом удалось. Рэйнбоу ухватила его за копыта и потянула на себя. Стардиск втягивал живот, пытаясь стать как можно меньше. Ему казалось, что он сейчас порвется. И тут — хлоп! Стардиск вылетел из зажимающих его прутьев, словно пробка из бутылки. Они с Рэйнбоу отлетели к противоположной стене и сильно об нее ударились. Потирая ушибленное копыто, он поднялся на ноги. Рэйнбоу от удара пребывала в отключке. Он оставил ее спокойно лежать, подошел к дыре в полу и заглянул в нее. Это оказалась яма глубиной примерно полметра. Похоже, подземелье, в которое был заточен Стардиск, было самым глубоким, так как стены ямы были земляные. В тусклом свете экрана на стене он увидел на дне ямы какие-то деревянные обломки, осколки стекла и бесформенные тряпки. Бросив взгляд на экран, он увидел, что хлипкий мост куда-то исчез, а на противоположной стороне стоят пять темных силуэтов. Подобрав шляпу «Некто» в черном, Стардиск подошел к Рэйнбоу Дэш и начал махать ею на ее лицом. От ветра, нагоняемого шляпой, Рэйнбоу пришла в себя, обвела подземелье мутным взглядом и сказала:
— А? Что? Где я? А, все, вспомнила... Надо выбираться отсюда!
С этими словами Рэйнбоу подхватила Стардиска, и понесла его обратно сквозь пробитые дыры. Летела она не быстро, и Стардиск успевал рассмотреть этажи, через которые они летели. Первые два этажа оказались похожими тесными подземельями. Третий этаж, по-видимому, был каким-то складом. На четвертом этаже расположился машинный зал. На пятом этаже он увидел знакомый большой зал с открытыми стеллажами, которые он недавно собственноручно вскрыл. Посмотрев вниз, он увидел зияющую дыру прямо на месте того письменного стола, на вскрытии которого он попался. Рядом с одним из стеллажей он увидел валяющуюся маленькую черную сумку.
— Рэйнбоу! Подожди! У меня возникла идея.
— Какая идея? О чем ты?
— Опусти меня вниз.
Рэйнбоу аккуратно опустила Стардиска на пол. Он подбежал к стеллажу и подобрал черную сумку. Это была его собственная сумка с ноутбуком внутри.
— А теперь опусти меня на один этаж вниз.
Рэйнбоу Дэш, пожав плечами, подхватила его и опустила вниз, в машинный зал. Он был заставлен древними мэйнфреймами, которые представляли собой большие ящики с огромным количеством кнопок, лампочек, тумблеров, бобин с пленкой. Стардиск быстро отыскал допотопную операторскую машину. Она была включена и тихо жужжала. Стардиск достал ноутбук, включил, соединил его с операторской машиной кабелем, и забегал по клавишам. Рэйнбоу недоуменно глядела на него.
— Что ты делаешь?
— Сливаю себе информацию этого негодяя.
— Зачем она тебе?
— Я думаю, мы найдем там много интересного.
— Но нужно уходить, он может в любой момент появиться!
— Ты же его угробила?
— Это вряд ли! Принцесса Селестия сказал, что он — дух!.. — сказала Рэйнбоу Дэш и тихо добавила: — Ох, Принцесса... Нам будет тебя не хватать...
— А что с ней случилось? — спросил Стардиск, наблюдая за процессом копирования.
— Она заколдовала тот хлипкий мост, над которым мы с тобой летели в первый раз. Пошла по нему, а он возьми и порвись. Она упала в воздушный поток, и ее унесло в неизвестном направлении...
Стардиск ничего не ответил. Его ноутбук пискнул, возвещая о завершении копирования. Стардиск снова забегал по клавишам, после чего вдруг захлопнул его, вынул кабель, запихнул в сумку, повесил ее на себя и сказал:
— Теперь пора уходить. У нас десять минут.
— Что ты сделал???
— После твоих слов, что Некто — это дух, я активировал самоуничтожение его крепости.
— ЧТО?!
— Самоуничтожение. Чтобы он точно был уничтожен, этот дух. Хотя даже это может его не взять. У нас меньше десяти минут.
Рэйнбоу привычной хваткой подхватила Стардиска и полетела вверх. Над залом был еще один похожий зал со стеллажами, после чего был тот самый огромный коридор, в котором бродили Рэйнбоу и Стардиск в первый раз, и, наконец, оказались снаружи крепости.
— Ой, — сказала Рэйнбоу Дэш. — Мы не сможем отсюда уйти.
— Почему это?
— Потому что мне здесь негде разогнаться до скорости звука и преодолеть воздушные потоки!
— Тогда пролетим по воздушному коридору, который был над мостом.
— После того, как мост порвался, воздушный коридор пропал!
— И что делать?.. У нас, по моим подсчетам, меньше пяти минут...
— Я не знаю! Зачем, зачем ты активировал самоуничтожение? Нас теперь тоже уничтожит! — закричала Рэйнбоу Дэш. В ее голосе слышалась паника.
— Чтобы раз и навсегда прекратить деятельность этого маньяка! И я думаю, теперь у нас только один выход... — сказал Стардиск, пытаясь сохранять спокойствие. — Прыгнуть в поток.
— Это же самоубийство!
— А у нас есть иные варианты? Если в ближайшие пару минут мы не уйдем отсюда, мы подорвемся. А поток может и не убьет нас.
— Ты прав... Придется прыгать, — сказала Рэйнбоу Дэш, и взяла Стардиска покрепче. — Три... Два... Один...
Они взлетели и тут же попали в поток. Он понес их с головокружительной скоростью. Их крутило, вращало над морской бездной. Вскоре они уже перестали различать, где небо, а где земля.
— Меня тошнит, — выдавила Рэйнбоу спустя пятнадцать минут бешеного полета.
— Ты же любишь высокие скорости, — сказал Стардиск, вспомнив свой первый неудачный полет с Рэйнбоу.
— Да, но не когда так сильно крутит и носит из стороны в сторону...
Прошло еще пять минут бешеного вращения, показавшиеся им вечностью. Внезапно полет закончился, и их бросило в воду. Вода была холодная. Стардиск с ужасом почувствовал, что хватки Рэйнбоу больше нет. Плавать он не умел. Изо всех сил выгребая копытами, он все-таки всплыл на поверхность, держась за свою сумку.
«Как хорошо, что я, покупая сумку для ноутбука, не пожалел денег и купил ту, которая герметичная, противоударная и водонепроницаемая...». Воздух внутри сумки вполне успешно удерживал на поверхности вес Стардиска. Откинув мокрую челку со лба, он огляделся. Вокруг было слишком темно, и он ничего не видел. Ни единого огонька на горизонте. Рэйнбоу Дэш тоже нигде не было видно.
— Рэйнбоу Дэш! — позвал он на всякий случай. Молчание было ему ответом.
— РЭЙНБОУ ДЭШ!!! — позвал он повторно, и также не дождался ответа.
«За что мне все это? За что?! Я спас всех ценой своей жизни. Теперь все будут жить дальше, а я либо утону, либо меня сожрет какое-нибудь морское чудовище, либо я сам помру с голоду. И куда делась Рэйнбоу? Неужели она утонула? А виноват в этом буду я и только я. Если бы я не включал механизм самоуничтожения, можно было бы подумать о более безопасном переходе...»
Подобные тяжелые мысли не хотели выходить из головы Стардиска, когда он, крепко держась за свою сумку и покачиваясь на волнах, болтал в воде задними ногами, медленно продвигаясь вперед. Он не знал, в какой стороне земля, где он вообще находится, и решил плыть наугад. Плыл он долго, но ему казалось, что он вообще остается на месте.
Скоро небо посветлело. Начинался рассвет. Стардиск изо всех сил пытался увидеть хоть намек на землю на горизонте, но вокруг был лишь бескрайний океан. Посмотрев на это, он подумал:
«Это бесполезно. Я помру здесь, в этом океане, на этой сумке. Пусть течение подхватит меня и несет, куда хочет. Может быть, к суше...». После чего он перестал дрыгать в воде задними ногами, устроился поудобнее на сумке, и принялся тупо глядеть в воду. В конце концов, он и не заметил, как заснул.
...Солнце уже стало клониться к закату, когда Стардиск вздрогнул, и проснулся. С удивлением обнаружил, насколько сильно он держался за свою сумку во сне, так, что на копыте остался красный след; и по этой причине не соскользнул с сумки и не захлебнулся. А также оказалось, что водные течения отнесли его на неопределенное расстояние, и в результате с одной стороны была видна земля. Стардиск изо всех сил принялся грести в ее сторону. Но плыл он крайне медленно, и когда солнце скрылось за горизонтом, он обнаружил, что проплыл едва ли половину пути. А сил уже не осталось. Он попытался расслабиться и немного отдохнул. После чего поплыл дальше. Лишь когда уже почти полностью стемнело, он доплыл до вожделенного берега. Ступив на твердую землю, он с облегчением опустился на спину и отключился, продолжая сжимать сумку в копытах.
Глубокой ночью он проснулся от сильного чувства голода. Казалось, он спал всего пять минут, так как все тело ныло от усталости. Он перевернулся на бок, положил сумку под голову и попытался заснуть снова. Но голод мучил его. Пошарив в карманах сумки, он нашел пластинку жвачки, очевидно, засунутой им туда года два назад. В кармане было влажно, так как он оказался закрыт не до конца. Разорвав упаковку, он закинул ее в рот и принялся жевать, тем самым немного заглушая чувство голода. Жвачка имела привкус соли, но была вполне еще съедобна. Повернувшись на спину, он уставился в усыпанное звездами небо. Как он заснул снова — он уже не помнил.
Проснулся Стардиск примерно в восемь часов утра, так как солнце было еще не очень высоко. Жвачка во рту стала совершенно безвкусной, но он не торопился ее выбрасывать. В ближайшие несколько дней она будет его единственной пищей. На всякий случай Стардиск пошарил в других карманах сумки, но среди кабелей, дисков и мешочка с деньгами в одном из потайных карманов ничего съестного не нашел. Теперь он чувствовал себя отдохнувшим. Пожевав жвачку, он снова заглушил чувство голода. Встал, отряхнулся от прилипшего к телу песка, надел сумку, спасшую ему жизнь, и пошел.
В пятидесяти метрах от берега начинался лес. Местность вокруг казалось обжитой, кое-где встречался мусор, бумажки, следы копыт. Узкая тропинка виляла между деревьями. Стардиск шел по ней, надеясь встретить хоть кого-нибудь и спросить, где он находится. Но спустя час ходьбы он так и не встретил ни одной живой души. Также ему не попадалось никаких растений со съедобными плодами. Несколько раз встречались потухшие кострища. И вскоре ему улыбнулась удача — на полянке, в десятке метров от тропинки, сидели трое пони в капюшонах вокруг костра. Один был желтого цвета с коричневой гривой, второй — темно-синего цвета с черной, как у Стардиска, гривой, а третий — белого цвета, как бумага, с голубыми в черную полоску волосами. Они оживленно о чем-то болтали, попивая из одноразовых стаканов сидр и жуя бутерброды. Словом, веселились. Стардиск направился к ним.
— Эм, здравствуйте... — поприветствовал он.
Все трое замолкли и удивленно воззрились на Стардиска.
— Скажите, пожалуйста, где здесь ближайший населенный пункт?
Все трое указали налево.
— Спасибо.
— Чувак... а что это с тобой случилось? — вдруг спросил пони желтого цвета.
— Ох, и не спрашивайте... События нескольких последних дней сильно потрепали. Ну, прощайте, — ответил Стардиск, развернулся, и пошел обратно на тропинку. Трое пони проводили его непонимающим взглядом.
Стардиск ускорил шаг. Ему хотелось поскорее добраться до населенного пункта, указанного ему веселой компанией. И действительно, скоро стали попадаться еще отдыхающие, а потом Стардиск вышел на проселочную дорогу. Он пошел по обочине, и через двадцать минут вышел на широкую грунтовую дорогу. Стардиск попытался поймать машину, но быстро оставил эти бесплодные попытки, так как все водители почему-то удивленно округляли глаза и лишь прибавляли скорость. Он отправился пешком, по направлению к городу, видимому на горизонте. После всех событий расстояние до города казалось ему чем-то пустяковым. И буквально за час он дошел до него. Указатель на столбе гласил, что это город Санкт-Петерсхуф. В городе все смотрели на него странно и обходили стороной. Возле большого магазина Стардиск остановился и посмотрел в стеклянную витрину. И понял, почему все от него шарахаются. Отражавшийся в витрине пони выглядел действительно устрашающе.
На голове светились два больших выпуклых синяка. Под глазами, испещренными красными прожилками, были мешки. Черная грива с цветными полосками была растрепана так, словно ее никогда в жизни не причесывали. Под ушами были размытые кровавые подтеки. На теле было несколько царапин, порезов и ушибов. Шерсть местами свалялась, кое-где были следы морской соли, прилипший песок и водоросли. В хвосте, выглядевшем еще хуже, чем грива, запутались ветки, листья и прочий мусор. Кьютимарки вообще не было видно. В общем, Стардиск своим внешним видом производил жуткое впечатление. Он попытался привести себя в порядок — снял водоросли, стер соляные пятна, немного пригладил гриву и повыдергивал мусор из хвоста. Это немного улучшило его внешний вид. Вдруг он, перефокусировав зрение, увидел, что с другой стороны витрины на него смотрят двое пони — работники того магазина. Встретившись с ними взглядом, он отошел от витрины и быстрым шагом отправился вперед. Теперь прохожие не шарахались от него, но все равно пока еще смотрели странно.
Увидев небольшой продуктовый магазинчик, он рискнул зайти в него, где купил пятнадцать индивидуально упакованных сэндвичей, отдал за них толстой кобыле-продавщице пять монет, распихал сэндвичи по свободным карманам сумки, и пошел дальше, выискивая уединенное место, где никто не сможет ему помешать перекусить. На углу улицы он свернул в тихий зеленый сквер. Пройдя вглубь сквера, он уселся на лавочку, стоявшую возле облупившегося бюста, представлявшего собой какого-то известного пони в треугольной шляпе, разорвал упаковку первого сэндвича, и принялся грызть его зубами. Сэндвичи были черствыми, видимо, поэтому их продали так дешево, но вполне еще съедобными. Откусив-таки часть от каменного сэндвича, он вдруг задумался о судьбе Рэйнбоу Дэш, Селестии и всех остальных. Что с ними случилось? Нашли ли их? Ищут ли они его?..