Три дня со Спайком

Спайк пытается ужиться со своей новой подругой(?).

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Колгейт

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Время сменяется временем. Часть 1: Пересечение параллелей

Спустя 15 лет после Коронации императрицы Твайлайт. Эквестрия стала Эквестрийской Империей, принцесса Твайлайт — императрицей, по всему государству вспыхивают бунты и восстания, криминальный мир процветает, Сталлионградцы принимают решение воспользоваться ослаблением Империи, все медленно, но верно идет если не к мировой, то к гражданской войне точно. А вдалеке от имперских земель набирает силу еще одна неизвестная пока никому угроза. На фоне всеобщего хаоса вершатся судьбы разбросанных по всей Империи пони и грифонов, чья роль в глобальных событиях с первого взгляда непримечательна, но вскоре все меняется в самую неожиданную сторону.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Брейберн Спитфайр Другие пони ОС - пони Вандерболты Кризалис Стража Дворца

Брачные ритуалы пони

Королева Кризалис напала на Кантерлот, промыла мозг брату Твайлайт Спаркл, похитила её бывшую няню, сразила её наставницу в поединке и покорила её королевство. Она похитила сестрёнок подруг Твайлайт, натравила их друг на друга и пыталась вытянуть всю магию Твайлайт. При каждой возможности королева Кризалис изо всех сил старалась вконец разрушить жизнь Твайлайт Спаркл. И почему-то у неё НЕ получилось вот так влюбить в себя эту пони. Как бы то ни было, из-за непонимания Твайлайт обычаев чейнджлингов она и Кризалис оказались женаты. В конце концов, Твайлайт рассказала правду королеве, но не учла, что чейнджлинги покоряют не только страны, но и сердца.

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Гнетущая тьма

Луна просыпается и обнаруживает себя в странном, пугающем месте, наполненном клубящейся темнотой и неестественной тишиной. Она не знает, как оказалась здесь, и ее единственная миссия — найти дорогу домой. Но это место загадочно, пугающе и даже опасно. По пути она находит еще одну пони, которая каким-то образом оказалась в этих таинственных краях: маленькую Свити Белль. Смогут ли они выжить?

Свити Белл Принцесса Луна

Тринадцатый

Не стоит писать здесь чего-либо - для этого есть таки пояснения к главам. Да и общая история в самых общих чертах и обрастает деталями лишь со временем.

Снаружи

"Да послужит это Империи наилучшим образом".

Другие пони

Джон Эппл "Медовая долька"

Пожилой фермер Джон Эппл пострадал от несчастного случая с одной из своих лошадей и столкнулся с тягостной перспективой хронических болей в спине до конца своих лет и невозможностью трудиться на ферме, которая была смыслом его жизни. Одинокий мужчина, без жены и детей, а теперь ещё и не способный работать, он решает покончить со всем этим. Но что это, он всё ещё жив? И почему очнулся в лошадином теле? Почему другие лошади могут говорить с ним и называют его своим отцом? И как сказать им правду?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони Человеки

2012

Как мне сказал мой друг лис, который познакомил меня с миром Пони -- 21.12 день рождение у Луны. Ну вот, когда настала эта дата, решил написать для него маленькую зарисовочку. Никому не секрет, что каждый тяготеет к кому то из пони... Вот я оттолкнулся от этой точки, и от самого дня 21.12. и вот что вышло. ашыпки, думаю, присутствуют, и могу напортачить с тегами. так что хозяина, поправьте залетного кота с тегами и данными, коль чего) а история, пущай тут поживет. Чтоб не посеял.

Принцесса Луна Человеки

Republic of Blood

Луна не уступила место Солнцу. Что это? Вернулась Найтмер Мун? Или на Луну снова накинулась зависть к сестре?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4. Понивиль Глава 6. Кантерлот

Глава 5. Дорога и деньги

В главе говорится о том, что и героям иногда необходимо мыться и зарабатывать деньги. А так же о том, что не всякая случайная встреча, в книгах, неслучайна.

Раннее утро встретило меня стрекотанием кузнечиков в траве. Эти насекомые, словно издеваясь надо мной, устроили концерт прямо в стоге сена. Повалявшись минут десять, но так и не уснув, я встал. Отряхнув одежду и волосы, мимоходом пожалел об отсутствии зеркала. Наверняка, на мне осталось ещё много соломинок... Потянувшись и размяв затёкшие мышцы, отправился в сторону виднеющегося неподалёку небольшого озерца.
За всё то время, что провёл в этом мире, я ни разу не мылся и не стирался. Скитания по Вечнодикому лесу и мучительное выздоровление, когда я валялся в поту... В общем, мне было стыдно за свой запах на вчерашней вечеринке. Внимательно осмотревшись, уделив особое внимание небу, и не обнаружив ни одной пони в округе, я выложил из карманов всё, что могло пострадать от воды, разделся догола и с разгону окунулся в пруд. Вода показалась ледяной, но вскоре я привык, и, зайдя по пояс, принялся стирать вещи. Через полчаса они сушились, развешанные по близрастущим кустам, а я сидел на траве и стучал зубами от холода. Как бы переохлаждение не схватить... Но поднявшееся выше солнце развеяло опасения. Я, надев уже подсохшее исподнее, валялся на бережку, нежась под его тёплыми, ласковыми лучами. Дождавшись, когда высохнут оставшиеся вещи, и одев их, я направился в Понивилль.
Городок встретил меня радостной безмятежностью. Пони бродили по нему и занимались своими вполне понятными делами. Вот мимо меня прошла, слегка шатающейся походкой, фиолетовая кобылка с кьютимаркой в виде виноградной грозди; чуть в стороне торговала морковью другая, уже оранжевой расцветки; мимо пронеслась троица жеребят. В общем, ничего, принципиально отличающегося от привычной человеческой жизни, я не увидел. Подойдя к Сахарному Уголку, я уже определился с планом, как заработать немного местной валюты.
— День добрый, хозяева! — сказал я синей пони у стойки, которая, судя по всему, была продавцом. Она с весьма заметным изумлением уставилась на меня, но уже через несколько секунд на лице появилась приветливая улыбка.
— Здравствуй. Значит это ты, Ван, в честь которого Пинки устроила очередную приветственную вечеринку? — уточнила пони.
— Да. И у меня есть к вам предложение. Как вы уже заметили, я появился тут из очень далёких земель. Навряд ли вы встречали существ, похожих на меня. Появился безо всякого на то желания, подготовки и без средств к существованию. Вчера на вечеринке я понял, что пони очень любят сладкое. Поэтому я бы хотел продать вам рецепты сладостей моей родины.
— И ты их сам сможешь приготовить? — с сомнением протянула пони. — Я не буду платить за то, что не пробовала!
— Всё верно. Я их приготовлю, а вы сами решите платить ли за этот рецепт и насколько он ценен.
Хотя весь мой предыдущий опыт жизни кричал, что нельзя просто так отдавать единственное, что может принести прибыль, без каких бы то ни было гарантий, я уже успел убедиться, что среди пони не принято обманывать ради выгоды. Да и, в случае обмана, я просто не стал бы показывать другие блюда.
— Ну, что ж... пошли на кухню. Милый! Смени меня у прилавка, к нам пришёл очень интересный гость, который хочет поделиться своими кулинарными знаниями.
Сверху спустился пони ярко-жёлтого цвета, в фартучке и шапочке. Кивком поздоровался со мной и занял место у прилавка. Синяя пони призывно махнула, и я пошёл за ней. В очередной раз удивился похожести быта пони на человеческий: те же бытовые приборы, та же мебель, даже ингредиенты были не экзотическими, вроде сборов луговых трав, а самыми что ни на есть обычными. Мука, крупы, сахар, масло, яйца... Что?! Масло и яйца?! Я с некоторым недоверием уставился на сии продукты. Я думал, что они строгие вегетарианцы, но в очередной раз ошибся, сравнивая местных обитателей с земными пони. Пони Эквестрии с радостью употребляли белки животного происхождения. Может, они ещё и мясо едят? Не-е-е... Навряд ли.
Синяя пони отошла в сторону, уселась на пуфик и стала внимательно смотреть за мной. Я, немного освоившись на кухне с непривычно низкими столами и уточнив местоположение продуктов и принцип работы печи, принялся за изготовление сластей. Первым шёл манник, за ним тыквенное варенье с кусочками апельсинов и цедры, потом пряный кисель. Потом ещё и ещё. Синяя пони внимательно смотрела и записывала всё, что я говорил во время готовки. Несколько раз она меня останавливала, сообщая, что ей уже известны эти сладости. Несколько раз на кухню заглядывал жёлтый пони, проверяя, как у нас дела и тоже дегустируя приготовленное. Судя по довольным мордочкам, я вполне угодил хозяевам Сахарного Уголка.
Солнце уже клонилось к горизонту, когда я усталый вышел из кухни в холл. Вслед за мной вышла и миссис Кейк: во время готовки я успел познакомиться не только с хозяевами лавки сладостей, но даже с их жеребятами, которые любознательно крутились вокруг. Я очень удивился, что у двух земнопони родились единорог и пегас, но тактично промолчал.
Миссис Кейк вручила неожиданно тяжёлый кошель. Открыв его, я увидел много мелких золотых монет. Ничего себе!.. Я и не знал, что кулинарные рецепты настолько сильно ценятся у пони! Или они не так уж и сильно ценят золото... Достав монетку, я ещё раз удивился — она была намного тяжелее тех, к которым я привык в своём мире. Также на монетах не было никакой чеканки — просто круглые кусочки золота. Я подумал, что фальшивомонетничество здесь плчему-то не появилось.
Странный мир, странные существа...
— Спасибо вам, мистер и миссис Кейк. Не подскажете, как добраться до Кантерлота?
— Это тебе спасибо: не так-то просто придумать что-то новое!.. — ответил мистер Кейк. — Если тебе очень срочно — тогда с пегасами, на колеснице; но они редко залетают сюда, да и цены грабительские. Дешевле всего по дороге на телеге, но это слишком долго. Самый разумный вариант — на паровозе. Если поспешишь, успеешь на вечерний экспресс до Кантерлота и будешь там уже к утру.
Поблагодарив пони за информацию и узнав местоположение железнодорожной станции, я побежал туда. Карман джинсов приятно оттягивал кошелёк, в котором, в такт шагам, мелодично звякали монеты. А жизнь-то налаживается!..

На станцию я успел вовремя. Не прошло и пяти минут с момента покупки билета, как к посадочной платформе, грохоча колёсами и изрыгая клубы белого дыма, подъехал паровоз. Я не скупился и приобрёл место в презентабельном купе-вагоне: после ночёвки в стогу отчаянно хотелось комфорта. Кондуктор очень удивился, увидев меня, но, тем не менее, хладнокровно проверил билет. Я уточнил у него насчёт постельного белья и отправился на поиски своего купе. Увы, Зекора успела преподать мне только самые основы новоэквестрийской письменности. Кое-как обнаружив искомое, я открыл дверку. На меня, с нескрываемым изумлением и немного с испугом, смотрела красивая, даже по моим стандартам, светло-серая земнопони с кьютимаркой скрипичного ключа. Она лежала на длинном топчане, заменяющем в купе кровати. Рядом с ней стоял футляр с чем-то, по контуру похожим на виолончель. Несмотря на только что наступивший вечер, помещение было ярко освещено светильниками, с виду похожими на электрические.
— Здравствуйте, обворожительная леди. Прошу вас не пугаться моего экзотического облика и акцента. Я прибыл в Эквестрию издалека и ещё не совсем освоился с вашими языком и культурой, — я старался произносить слова как можно правильнее, но всё равно чувствовал, как на зебранский акцент ложился ещё и мой собственный. Положив свои вещи на второй топчан, я учтиво полонился и представился. — Меня зовут Ван, мой вид зовётся люди, а вас как зовут, прекрасная мадемуазель?
— Приятно познакомиться со столь учтивым людем, меня зовут Октавия, — после непродолжительного молчания произнесла земнопони. Видимо, она что-то уже решила на мой счёт и продолжила разговор. -Что же вас привело в Эквестрию из столь далёких краев, что я даже никогда не слышала про ваш народ?
— Я понятия не имею, как оказался здесь, — я решил рассказать ей сильно урезанную историю. — Был обычный день, я шёл по улице, толчок, я теряю сознание. Когда пришёл в себя, оказалось, что я уже не в родном городке, а в Эквестрии. Хорошо хоть местные жители помогли, обучили вашему языку. Заработав денег, я отправился в Кантерлот.
— Зачем же?
— Я надеюсь по возможности получить аудиенцию у одной из принцесс. Если не получится — буду искать учёных или волшебников, благо у меня недавно появился один знакомый кантерлотский единорог. Это же музыкальный инструмент? Вы играете? — я кивнул в сторону футляра.
— Да, но я не играю для случайных попутчиков, — холодно ответила пони, сразу же раскусив мой замысел. — Хотите услышать мою музыку — приходите на мой концерт.
— И вам даже не хочется скоротать время за музыкой? — лукаво спросил я.
— Нет, я только недавно с гастролей и не желаю играть, — ещё более холодно ответила Октавия.
— У меня к вам есть предложение. Я могу дать вам послушать музыку моей родины, а вы сыграете мне в ответ, — пошёл я ва-банк.
— Я никому не доверяю свою виолончель.
— Я и не собирался играть на вашем инструменте. Не умею. У меня есть другие способы. — с всё той же лукавой улыбкой ответил я, доставая смартфон. Пони с интересом смотрела, как я собрал и включил его. Заметив её взгляд, я добавил. — Это не магия, это технология. Мой народ сильно развил науку.
Я достал наушники, подключил их к смарту и активировал пятиканальный звук. Выставил в плэй-листе немного имеющейся у меня классики, эпическо-оперной, апокалиптику и «Реквием по мечте». В общем, всё, что могло бы понравиться пони, играющей на виолончели.
— Позвольте, я вам помогу с этим устройством, оно позволяет сэкономить заряд энергии и более чисто воспроизвести звук, — дождавшись согласного кивка, я подошёл к серенькой пони. От неё пахло лавандой и корицей. Осторожно вставив наушники в её теплые, чуть дрогнувшие от моих прикосновений, ушки, я активировал плэй-лист и сел на свой топчан. В тишине купе, нарушаемой лишь перестуком колёс по рельсам, я услышал, как серенькая пони начала потихоньку подпевать мелодиям моего мира. Она, словно отмеряя ритм, покачивала свисающей с топчана ногой. Её глаза были закрыты, а мордочка выражала изумление пополам с наслаждением. Это выражение лица было настолько контрастным с прошлой холодной миной, что я невольно залюбовался им. Очнулся я только тогда, когда Октавия открыла глаза и сняла наушники. Понятия не имею, почему я решил включить смартфон. Я ведь собирался его показать учёным, отдать в качестве взноса для помощи в моём возвращении на родину... Но то, что я сделал сейчас, то, на что потратил ограниченный заряд батареи, казалось абсолютно правильным и верным. Я не знал, почему так поступил, но не жалел ни о чём.
— Это было... Красиво. Я никогда не слышала похожей музыки. Извините, что была с вами груба, вы правы — теперь я должна сыграть вам. Вы показали мне красоту своего народа, и я просто обязана показать вам, что и у пони есть прекрасная музыка.
Она бережно извлекла из футляра виолончель. Я, уже в который раз, поразился похожести многих вещей пони на земные. Виолончель была в точности такой же, как и её аналоги с земли, только чуть больше. Повозившись с настройками, Октавия заиграла. В этот раз уже я сидел, откинувшись на спинку топчана и, прикрыв глаза, с блаженствующей миной слушал музыку. Инструмент звучал куда богаче и красивее, чем любая музыка из наушников. Мелодия словно сливалась с перестуком колёс, с вибрацией вагона. Открыв глаза, я посмотрел на Октавию. Она сидела на своём топчане, глаза её были закрыты, а точёные ножки, широко разведённые в стороны, обхватывали виолончель с обеих сторон, крепко сжимая музыкальный инструмент. Это было настолько эротично, что я с трудом отвёл взгляд. Это же пони, она не человек, какого я так сильно возбуждаюсь?!..
Октавия играла самые разнообразные мелодии и только через часа полтора, устало отложила смычок.
— Изумительно, божественно! — ничуть не кривя душой, воскликнул я, тихонько хлопая в ладоши. Октавия залилась смущённым румянцем. Я же в который раз убедился, что пони — волшебные существа. Оказывается, у них мог изменяться цвет шёрстки на мордочке, в соответствие с их состоянием.
— Спасибо за похвалу. Я рада, что смогла показать, что и у пони есть достойная музыка, — всё с тем же смущением ответила Октавия.
— Эм... Октавия, предлагаю перейти на ты, — произнёс я.
— Хорошо, Ван. А почему у... Дискорд! Ван, посмотри! — воскликнула пони. Я выглянул в окно, за которым уже была ночь. В свете, что лился из окна вагона, хорошо виднелся падающий снег. Земнопони растерянно прошептала. — Невероятно. Сейчас же лето?! Пегасы никогда не допускали таких оплошностей!
Я же молчал, догадываясь о истинной причине появления снега. Те существа, которых я освободил. Наверняка, это они. Рэйнбоу Дэш упоминала о странностях на погодной фабрике пегасов, из-за которых Кантерлот покинула сама принцесса Селестия. Да и срочный вызов той самой шестёрки пони, что пришли к избушке Зекоры... Похоже, дела становятся всё хуже и хуже.
Обсудив происходящее и поболтав немного о Кантерлоте и его высшем свете, мы легли спать. Светильники тихо моргнули, выключившись. Мрак накрыл купе. Я поворочался, изгоняя из своего больного разума образ стройных светло-серых ножек, и вскоре забылся крепким сном.