S03E05
Часть 1 Игрок. Глава 1 Глава 3

Глава 2

Гам стоял неимоверный. Летали бумажки. Пегасы. Портфели. Особо доставалось последним. Откуда-то сзади то и дело слышались тихие хлопки — кто-то плевался из трубочки. С передней парты определить кто это был возможности не представлялось, хоть почти никто не сомневался, что это был Булефал. Этот мелкий бесенок никогда не вступал в открытый конфликт, хоть ему вечно копыта чесались учинить кому-нибудь гадость да побольнее. Но сейчас он избрал очень хитрую тактику. В прошлый раз он уже плевался твердой рябиной, от которой хорошенько припекало, особенно когда коварный Булефал метил в круп. Но он был быстро обнаружен и пылающими жаждой мщения был бит нещадно, причем той самой злосчастной плевательной трубкой.

Но боль — учитель славный, и Булефал урок выучил. Сейчас он плевался не твердою рябиной, а мягкими восковыми катышками. Его дядя был пасечником, и потому добыть, а если точнее то украсть нужное количество воску проблемы не составляло. В пылу сражений пони не чувствовали прикосновения мягких катышек, тем более, что мелкий кусок зла, даже и не рассчитывая сделать больно сейчас, придавал злым своим дыханием им минимальную скорость, лишь бы долетели. И у него неплохо получалось.

Мерзавец только позавчера обнаружил столь неприятную особенность мягкого воска в том случае, когда он попадал на понячую гриву или хвост. Они потом слипались, и вычесать воск было сложно и, что главное, больно. Как несложно догадаться, испытывать это Булефалу пришлось на себе. Но сейчас — это вам не позавчера, сейчас Булефал, а по-простому Булл (хоть звали его по преимуществу Вонючкой), с упоением вел прицельный огонь по настильным траекториям. Да, его слышали, но не чувствовали попаданий. Булефалу было немного жаль, что он не видит как дергаются крупы от попаданий твердой рябины, но его утешала мысль, что совсем скоро поняши обнаружат в своих гривах и хвостах налипший воск, и эту проблему придется решать. И решение этой проблемы им совсем не понравится.

Да, его пугала возможность встретиться с последствиями, но он тешил себя мыслью, что все обойдется и его не обнаружат.

Визги в классе немного поутихли, ибо жеребята немного устали, и теперь только записной хулиган Томми Спидвей, отсвечивая своими серо-зелеными боками и черной гривой, продолжал собирать с пола бумажки и швырять их в Дума Стренджера, своего напарника и товарища, который не мог ему ответить, ибо сестра Фиона запрещала. Сидела она недалеко, и могла хорошенько приложить классным журналом. А классным журналом она была вооружена оттого, что была старостой, и потому пыталась поддерживать порядок. Дум Стренджер не сильно возражал, потому что потерпеть на уроках было не сложно, а потом никаких Фион и ее журналов. Так что он терпел отчасти оттого, что не хотел расстраивать свою сестру, отчасти оттого, что не хотел отведать классного журнала. Воодушевленный безнаказанностью, Томми Спидвей продолжал забрасывать бумажками товарища, придавая им дополнительное ускорение своими крыльями. И делал он это совершенно зря. Не потому, что бумажки практически не доставляли дискомфорта Думу, а потому, что Булефал ввиду активности и разгоряченного Томми, который ничего не чувствовал, поглощенный азартом, сейчас сосредоточил на нем огонь своей плевательницы. И потому такая активность Томми была ошибкой.

Лус смеялся с передней парты, наблюдая это действо, равно как и большинство жеребят в классе. Томми это воодушевляло, потому что он думал, что смеются над бомбардируемым бумажками Думом Стренджером, и не подозревал, что смеются над ним самим, попавшим под незаметный и коварный снайперский обстрел. Все в классе понимали, что Томми совершает ошибку. И только Лус понимал, что ошибку совершает также и Булефал. И тому было несколько причин. Первая: Томми Спидвей — главный хулиган в классе, а то и вовсе в школе, один из лучших летунов для своего возраста и уже дважды имел победы в гонках жеребят Понивиля. Не ахти что, но стоило бы задуматься. Второе: Дум Стренджер уверенно держит второе место в рейтинге хулиганов, хоть и ведет себя поскромнее в школе из-за сестры. И он — лучший друг Томми, хоть они практически постоянно не мирятся и выясняют отношения, но каждый день они рядом и буквально ни одной авантюры друг без друга не совершают. И третье и самое главное: очень скоро Томми обнаружит некую неприятность, которая произошла с его гривой и хвостом. Выявить причину и виновника торжества не будет представлять собою ровным счетом никакой сложности, ибо все видели. Если Булефал поначалу таился, то сейчас под радостные понукания, в том числе и тех, кто тоже получил от него восковые подарочки, но пока не обнаружил, злобный жеребенок вошел в раж и плевал с такой скоростью, что это вызывало удивление даже у него самого. Лус отлично понимал что случится завтра, а может даже сегодня вечером с Вонючкой Булефалом, просчитать эту комбинацию ему не составляло труда. В отличии от самого Булефала.

Но тут произошло кое-что непредвиденное: Думу Стрейнджеру таки надоел смех, хоть он даже и не понимал, что это не в его сторону, и он, ухватив зубами свой портфель, запустил им в Томми. Томми, использовав свои крылья, успел уйти с траектории снаряда, и тот понесся дальше.

Но буквально за мгновение до броска в дверном проеме успела появиться мордочка учительницы Рид и Филса Рича рядом с нею, и они даже успели сделать полшага внутрь, когда перед их носами, жужжа в полете, словно метеор пронесся портфель Дума, с грохотом ударился о доску и уже гораздо тише шлепнулся на пол. Все тут же затихли, а Томми попытался незаметно пробраться к своему месту, но застыл под строгим взглядом Верс Рид, пойманный с поличным. Учительница невозмутимо проследовала к своему столу, а Томми так и остался стоять на месте, не решаясь что-то делать.

— Спидвей, отнеси портфель своему другу. — Не отрывая взгляда от какого-то учебника на столе сухо сказала Верс Рид, и пегас Томми быстренько выполнил ее распоряжение, усевшись затем на свое место. — Спидвей и Стренджер сегодня дежурные. Дум Стренджер я имею ввиду. И до конца этой недели.

В классе наступила гнетущая тишина, а Филси Рич неуверенно топтался в дверях.

— Я не слышу. — Уже громче сказала учительница и посмотрела на класс.

— Да. — Угрюмо сказал Томми.

— Понятно. — В такой же страдальческой манере вторил ему Дум.

— Фиона, деточка, ты за старшего. Проконтролируешь. — Обратилась Рид к сестре Стренджера.

— Да, конечно. — Звонко, но без энтузиазма отозвалась староста. Оставаться после уроков в компании этих двух разгильдяев ей совсем не хотелось.

— Да, жеребята, — Внезапно вместо строгого мягким голосом заговорила кобыла, — У нас в классе новенький. Заходи, Филси.

Для поддержки она пошла навстречу жеребенку, и встала вместе с ним перед доской. Все сразу оживились, гнетущую тишину сменил заинтересованный ропот.

— Расскажи нам немного о себе. — С улыбкой предложила Верс Рид стандартную процедуру знакомства. Филси собрался и начал рассказывать.

— Я родился в городе Мейнхеттене, но папа решил переехать в Понивиль по работе. Мама тоже скоро к нам приедет, и скоро у меня будет братик. Или сестричка. Но я хочу братика. Я люблю играть в хуфбол (одобрительный гул разошелся по классу, и это воодушевило жеребенка), и мой папа тоже очень хорошо умеет и любит играть в хуфбол (гул стал отчетливо громче). И у меня пока нет кьютимарки (гул пропал, хоть жеребята не осуждали: у половины тоже кьютимарок еще не было). И у меня в Мэйнхэттене осталось много друзей. И я хочу хорошо учиться. Ну и мама хочет чтобы я научился играть на саксофоне, а я хочу научиться играть на барабанах. (снова одобрительный гул).

Пока он говорил, все с интересом рассматривали новенького. Филси мастью пошел в маму и имел кремовую шерстку, с темной немного отливающей синевой гривой и хвостиком и выразительными голубыми глазами. Еще одним отличием от отца было то, что жеребенок не имел грубоватой и приземистой фигуры, а был довольно изящен и даже немного аристократичен по телосложению. Вероятно это оттого, что его мама была из достаточно почтенного рода единорогов.

Филси Рич замолчал, и через секунд десять вопросительно посмотрел на учительницу. Та поняла, что рассказ окончен, и не стала уточнять:

— Дети, поприветсвуем Филси Рича! — И первая стала легонько стучать одним передним копытом по полу. Остальные жеребята также охотно вылезали из-за парт и топали. Через минуту они успокоились, а Филси немного засмущался, но не подал виду.

— Хорошо, Филси, где ты хочешь сесть? У нас двухместные парты и есть четыре свободных места.

Все жеребята притихли, потому что почти каждому хотелось чтобы новенький сел рядом, и, пользуясь этим, в монопольном порядке выведать у него как можно больше.

— Я сяду впереди. — Заявил Филси. Это желание было продиктовано тем, что сзади он точно садиться не хотел: местные могут подумать, что он двоечник, а две парты со свободными местами посредине находились в опасной близости от Томми, которого новенький запомнил и еще не отошел от впечатления, предпочитая держаться подальше.

— Уи!!! — Сидящий возле свободного места на передней парте жеребенок победно поднял вверх передние ноги и отчаянно замахал ими в воздухе, после чего повернулся назад и показал всем язык.

— Лус, не балуйся. — Без лишней строгости сказала учительница Верс Рид, и тот успоколился. Филси сел за парту рядом с Лусом и они переглянулись.

— Я Лус. — Все так же улыбаясь отозвался жеребенок. — Лус Физзи. Очень рад знакомству.

— Да, я тоже. — Сказал Филси и растеряно посмотрел на учебники и тетради, которые лежали перед другими жеребятами. У него не было ничего, даже портфеля. Лус заметил это, и принялся рыться в своем портфеле, как-то неестественно сгорбившись. Тем временем новенький успел разглядеть соседа получше. Тот выглядел не так эффектно и благородно, имел мышиного цвета шерстку и белесую, немного синеватую гриву, зачесанную назад. Она, тем не менее, была непокорной, и некоторые стрелки торчали как у дикобраза. Впрочем, это была даже прикольно, и Филси даже подумал о том, что и себе надо будет попробовать зачесать такие стрелки.

Лус тем временем вытащил для новенького запасную тетрадку и карандаш и вооружил его. Также он подвинул на средину учебник, чтобы он тоже мог смотреть туда.

— Спасибо. — Улыбнулся Филси.

— А расскажи еще что-то! — Без прелюдий приступил к снятию информационных сливок Лус.

— Так, разобрались? Какие молодцы. — Пресекла разговоры мисис Верс Рид, — А теперь откройте учебники на странице 42, начинаем наш урок.

Лус чуть не лопнул с досады, но прикусил язык. Уж после уроков он точно никуда не отпустит новенького. Да и подмога опять же подоспеет. У него уже созрел коварный план, и жеребенок хитро улыбнулся.

***

Уроки подошли к концу, учительница уже собирала вещи в свою переметную сумку, а жеребята пришли в некоторое оживление. Лус усмехнулся. Это значит то, что пришло время действовать. Главное — правильно рассчитать время. Вот миссис Рид взяла последнюю книгу. Еще никто не вскочил с места, а это значит что его все услышат. И через десять секунд она выйдет из класса, и значит не сможет пресечь то, что случится далее. Если этого не сделать, Филси тут же возьмут в оборот, а его, Луса, просто оттеснят. Да и при альтернативе новенький вряд ли захочет общаться с Лусом. Он вздохнул тяжело, прогоняя нехорошие мысли, и начал:

— Кстаааати, Томми… — Тот обратил внимание на Луса, — А что это у тебя с гривой?

Жеребята тут же притихли и все как по команде уставились на официального первого хулигана всея класса и многих окрестностей. Булефал сник и стал тишком пробираться к выходу, не делая при этом резких движений. Томми сначала улыбался, но увидел что-то в глазах окружающих, и у него самого в глазах мелькнул страх. Он быстро поднял копыто и прикоснулся к гриве. Нечто мягкое и липкое почувствовала мягкая сердцевина копыта: Булефал наплевал туда предостаточно воска. Видимо, Тонни так и не понял всю серьезность своего положения, потому что страх пропал, зато появился гнев:

— Кто? — Негромко и выразительно сказал словно отрезал Томми. В классе опять воцарилась тишина, никто не решался говорить, только Булефал все так же настойчиво и, как ему казалось, незаметно пробирался к выходу. Он, наверное, уже пожалел, что сидит на задней парте.

Лус прислушался: стука копыт миссис Верс Рид он уже не слышал, а значит она успела уже далеко отойти и ничего не услышит. Для своего возраста она ходит очень быстро. А вот слышит не очень, и эта комбинация факторов сейчас оптимальна в разыгрывающейся партии. Лус бросил взгляд вглубь класса, нашел там красивую нежно-пшеничную земную пони с розовой гривой и вдумчивым сине-голубым взглядом. Их взгляды встретились. Она все поняла.

— Это Булефал. — Отбратилась она к Томми. Тот бросил быстрый взгляд на место, где была обычная огневая точка стрелка, тот тот уже покинул позицию. Томми не теряя ни мгновения бросил взгляд на дверь, и таки обнаружил там Булефала. Он не дополз до спасительной двери буквально два метра. “Какая же она умница!” — успел подумать Лус перед тем, как тишину прорезал дикий рев:

— ВОНЮЧКАААААААААААААА!!!

Класс пришел в движение, жеребята с интересом обступили эпицентр событий, котором главные роли играли Томми, Дум Стренджер и, конечно же, Булефал.

— Пойдем отсюда. Ничего интересного. — Самым заурядным тоном предложил новенькому Лус, и Филси поспешил согласиться, предпочитая убраться от греха подальше. Лус бросил вглубь класса еще один взгляд, нашел там кого-то, вылез из-за парты, подхватив портфель зубами, и легкой трусцой выбежал из класса. Когда Филси побежал за ним следом, то сначала не смотрел вперед, а рассматривал толпу жеребят, и даже пытался рассмотреть возню внутри круга. Только после того, как они выбежали из класса, он обратил внимание на Луса… и по шкурке побежал мороз. Он чуть не остановился, но взял себя в копыта и продолжил бежать.

Они остановились только на площади за двухэтажным зданием магистрата. Филси Рич был так ошарашен, что даже не заметил, как за ними увязалось еще два жеребенка. Он обнаружил их только когда они догнали Луса и весело защебетали:

— А ловко же ты! — Звонко рассмеялась изящная кобылка, та самая, с которой Лус переглядывался.

— Ты тоже молодец, не подводишь! — Так же звонко отвечал Лус. Когда он говорил громко, в его голосе появлялись какие-то глубокие и очень красивые нотки.

Третий жеребенок с желтой шерсткой только хихикал, весело взбрыкивая или потрясая кучерявой рыжей гривой. Он был высок, сухощав и в веснушках, голос имел немного неприятный.

— Давайте познакомимся! — Вскинулся Лус. — Это — Луиза Грей, она самая красивая в классе!

— Да ладно тебе, Лус, — Засмеялась Луиза, но хвостиком махнула так, как всегда, когда была довольна чем-либо.

— А я Филси. — Засмущался новенький.

— Да, мы слышали. — Хихикала Луиза.

— А это — Кейк. Классный парень, бегает быстрее всех. — Представил желтого жеребенка Лус.

— Да, очень приятно. А ты в хуфбол играешь, да? — Оживился Кейк. Когда он говорил негромко, то голос у него был вполне себе приятный.

— Да, я люблю. Только… да. — Филси неуверенно покосился на Луса. Тот напрягся, но улыбку не убрал. Луиза каким-то шестым чувством почуяла этот вопрос и беспокойно и в то же время ободряюще посмотрела не Луса.

— А… ну, что это с тобой? — решил не откладывать в долгий ящик Филси. С одной стороны таки было любопытно, а с другой стороны он был еще достаточно маленьким, и подобные вопросы задавал прямо. Да и вообще он не знал, что подобные вопросы могут возникать, и вообще существуют.

— Да… Ну да. — Лус немного сконфузился. — Ну, я горбатый. Да, и… и ножка вот правая задняя больше чем левая... Но ты не переживай, я хорошо бегаю, мне ничего не болит и я тоже играю в хуфбол, и неплохо, да. — Быстро добавил он.

— Оу… — Протянул Филси.

— Да, он хорошо играет в хуфбол! — Тут же подхватила с улыбкой Луиза. Ее голос был веселым, она уже очень неплохо умела играть. Только Лус знал что на самом деле Луизе не было весело. Но Филси это, похоже, успокоило, и он расслабился. — Да, а давайте побежим на поле и поиграем! — Нашлась она.

— Точно! — Развеселился Кейк. — И заодно перекусим!

— А… я ничего не взял. — Сконфузился Филси. — Я… ну, мы вообще не думали, что меня сразу возьмут на уроки. Ну, я уже переходил в другую школу в Мэйнхеттене, и там сначала приходишь, потом идешь в другое место, а потом еще раз приходишь, и только потом через пару дней на уроки. А тут так сразу, и вот…

— Да не переживай. У меня есть яблоки и сушеные вишни. — Оживился Лус.

— А у меня есть два пирожка. Каждому по половинке! — Луиза встала на дыбы и от радости того, что так легко теперь будет поделить два пирожка (третий она не удержалась и съела еще утром), весело молотила передними ногами в воздухе.

— А я испек много лепешек! — Радостно и немного неуверенно возвестил Кейк. Луиза Грей и Лус молча и без улыбок уставились на него.

— Покажи. — Негромко сказал горбатый.

— Я… не, не так как в тот раз. Я пробовал! — Принялся с жаром доказывать желтый веснушчатый жеребец, открывая свою переметную сумку. Он достал копытами одну из лепешек и поднес к носу Луса. Тот понюхал и откусил кусочек осторожно. Потом кусочек побольше.

— А ты знаешь… ничего. — Покивал он. — Хорошо, побежали!

Луиза первая взбрыкнула и бросилась бежать, а за ней и остальные жеребята. Филси посматривал иногда на горбатого Луса с портфелем в зубах, но тот и правда бежал без видимых усилий.