Автор рисунка: Devinian

Крушила Потрясный против Мунклауд Шэдоудансер

«Аййййяяяяяййй!» — с этим воплем Пинки вырвалась из страны снов от сильной дрожи, возникшей в теле. Её уши хлопнули, сначала левое, потом правое, потом снова левое. А после этого она подпрыгнула так высоко, что ударилась о потолок и рухнула на пол, промахнувшись мимо кровати.

Пинки ойкнула, поднялась на ноги и тряхнула головой. Так, к чему бы это... Дрожь, хлопки ушами, прыжок… Розовая пони тяжело вздохнула.

Очередной «Пинкизм» — странное, почти сверхъестественное чувство, когда тело Пинки предупреждало её о каком-нибудь грядущем событии. Обычно оно было полезным, помогая избегать различных проблем, но в этот раз оно предвещало о неприятности, с которой можно было только смириться. Дрожь, хлопки ушами, прыжок – знак того, что в их и без того не слишком-то нормальную жизнь вторгнется какой-то безумный ОС-пони. Она заглянула за четвёртую стену и убедилась в том, что какая-то идиотка печатает про своего «уникального» пони, тем самым приводя его сюда. Судя по высоте её прыжка, это будет нечто.


Мунклауд Шэдоудансер шла медленной, но уверенной рысью к простому городку Понивиллю. Ей было плохо от того, что она оставляет свои обязанности позади, но… слеза образовалась в углу её глаза. Для неё всё было так тяжело!..

Она только что поссорилась со своим агентом и больше не могла выдержать подобного! Он хотел, чтобы та организовала благотворительный аукцион сразу же после её большого концерта! Не то что бы она была такой уж знаменитой рок звездой и поэтессой… просто так получилось. Слеза, которая танцевала в уголке её глаза, бесшумно упала на землю. Она не просила о таланте. Она желала не большего, чем просто нормальной жизни, но скорее крылья с рогом отвалятся от её прекрасного тела...

Вскоре, её слёзы скопились в маленькую лужицу на земле и она заглянула в неё. Её сияющие лавандовые глаза блестели, создавая яркий контраст с её тёмно-фиолетовой шерстью. Врачи говорили, что лишь одна из ста тысяч других пони имеет такие же глаза как у неё, но она не видела это как благословение. Это было лишь очередной ношей, что отделяла её от бытия обычной пони... А ещё был её рог, который, в отличие от большинства единорогов и аликорнов, был другого цвета, нежели чем её шерсть – девственно чистый, сияющий белизной. Её грива и хвост представлялись длинными всплесками серебра, всегда сияющие и меняющие форму, ну кроме тех раз, когда она хотела, чтобы они были прямыми. Стоило ей сосредоточиться – и её грива с хвостом принимали любой стиль. Обычно она держала их длинными и колючими, грациозно прикрывающими один из её глаз….

Пусть даже у неё и было уже так много проблем, ничто не беспокоило её так, как крылья. Они были намного длиннее обычных, что делало её сильным летуном. Действительно странно было то, что одно было белым, а кончики перьев были бриллиантово-серебристыми, а другое было чёрным и похожим на крыло летучей мыши, как у ночных стражей Луны. Она так стыдилась этого…


– Да ладно! — воскликнула Пинки, прочитав начало рассказа о Мунклауд. – Что? Я видела всяких супер-драматичных и мега-особо-потрясных пони, но эта самая супер-драматичная-мега-особо-потрясная из всех них! Ну и что же она сделает дальше? Превратит воду в сидр? Сделает тенистый радужный удар? Вылечит ящур? О, Селестия, надеюсь в этот раз не я буду с ней спать, а то эти пони всегда такие.

Пинки Пай содрогнулась и с грустью примирилась с фактом появления подобного создания. А что ещё она могла сделать? Ну, разве что надеяться на то, что это будет короткий фик, о котором все быстро забудут.

Внезапно всё тело Пинки объяла дрожь, её уши хлопнули (левое, правое, снова левое) и она снова влетела в потолок, после чего упала на пол, как куль с мукой.

– Эй, тело, что с тобой? Я уже знаю, что она идёт! – громко сказала Пинки, посмотрела вверх, и её нижняя челюсть отвисла из-за открывшегося зрелища.


— О бля! — заорал абычный пони как только йадерная электро станция где он был взарвалась.


— И какого сена? – воскликнула Пинки.


Взрыв патряс есь мир потому что был афигенно большим. Но после всего этого абычный пони остался жив!

— Почему я жив — сказал он.

Он посмотрел в зеркало и был удивлён!!! Теперь он был зелёного цвета его грива теперь была белой а его глаза теперь красные.

— О БОЖЕ МОЙ — сказал он.

Он падумал, может у него теперь есть супер силы. Ну он попробовал взлететь и это получилось!!!

— О БОЖЕ МОЙ ДА ЭТО ТАК КРУТО — сказал он.

Он на полной скорости влетел в гору и пробился через гору со своей супер силой. Гора раскидала камни павсюду. Это было круто.

— ДА ЭТО БЛЯТЬ КРУТО! — крикнул он. Но ему нужно новое имя. -Я буду Крушилой Потрясным и я теперь супер герой! ПОТРЯСНО — сказал он.


Челюсть Пинки оказалась на полу как раз в тот момент, когда она закончила читать. Она повидала много плохих писателей на своём веку, но надо было отдать должное – эти фрагменты были чуть ли не самыми худшими. Теперь она поняла, к чему было второе комбо, и радостный розовый цвет её шерсти начал становиться всё тусклее и тусклее. В мир одновременно вторглось два сумасшедших ОС-а. Обычно они становились центром всеобщего внимания на какое-то время, а потом исчезали. А такая парочка одновременно – это было уже очень, очень плохо. Ни одна история не смогла бы вместить двух таких ОС-ов. Они не могли оказаться в центре внимания одновременно. Пинки содрогнулась, представив, что будет, если кто-то из них не получит того, чего он отчаянно жаждет.

“Если эти персонажи столкнутся... то сама четвёртая стена в опасности! Мне надо предупредить остальных!” — пронеслось в голове Пинки. Она ринулась было к двери, но на пол-пути её объяли сомнения. Что она может сказать такого, чтобы подруги её поняли? Ведь пони менялись каждый раз, когда такие чудовища приходили в город. А когда они были рядом с такими злыми шутками писательской природы как Крушила Потрясный, то они были сами не свои. Вряд ли она сможет объяснить про такие вещи, как фанфики и ОС-ы, своим подругам. Те посчитают, что она сошла с ума.

"М-может быть всё будет хорошо. Может быть они не окажутся в Понивилле одновременно. Может быть ничего не случится. Во многих великолепных историях есть несколько ОС-ов..." — бормотала про себя Пинки. Обычно беззаботная кобыла знала, что просто успокаивает себя. Таким персонажам нельзя было встречаться. С одной стороны — у нас есть фантазия двенадцатилетнего, с другой — эмо-отаку, да ещё и принцесса. Пинки посмотрела вниз и увидела, что её колени дрожат. "Что бы это могло значить?" — подумала она. А следом пришло озарение — это не Пинкизм. Впервые за долгое время она была попросту напугана, да так, что душа ушла в копыта. Было неизвестно, что случится, если эти двое встретятся. Она повернулась к Гамми, который спал в своей маленькой кроватке.

— Гамми, что бы ты ни слышал и не видел — не выходи из подвала, — сказала ему Пинки, растолкав аллигатора.

Храбрая пони с тревогой посмотрела в окно "Сахарного уголка", за горизонт, из-за которого потихоньку выползало солнце. С этого момента всё, что она могла сделать — это смотреть из-за занавеса, как актёры занимают места на сцене. Ей было всё равно — хорошим будет ли выступление или нет — она была бы рада тому, что к его концу все остались живы, к блаженной неосведомлённости публики.


Крушила Потрясный просто спокойно летел по небу. И думал как это круто — летать а потом он увидел маленький город на акраине Вечнодикого Леса.

— Походу это неплохое место чтобы оторватся. — сказал он и спустился в город.

Посадка Крушилы привлекла внимание одной пони со светло-голубой шерстью и радужной гривой, лениво лежащей на облаке.

— Эй там, внизу! — крикнула она, свесившись с облака, после чего спланировала пониже и с подозрением посмотрела на Крушилу. Из любопытства она даже сделала пару кругов вокруг него, после чего наконец-то села напротив него с озадаченным выражением лица.

— Оу, извиняй, это просто странновато. — сказала она, почесав копытом в затылке. — Я просто... Я готова поклясться, что видела, как ты влетел в город, но, похоже, мои глаза меня подвели.

— Э чувиха я реально влетел сюда!!!!!!!! — сказал Крушила Потрясный.

— Ну... у тебя вроде как, не знаю, нету... ну ты понял, о чём я, — с сомнением в голосе ответила Дэш, пару раз хлопнув крыльями.

— Мне не НУЖНЫ крылья! Я КРУШИЛА ПОТРЯСНЫЙ! Зацени! — Крушила полетел прямо в небо на скорости типа 1000 миль в час и сделал несколько петель. Это было охренено. А потом он врезался в землю прямо перед носом Дэш, аставив большой дымящийся кратер.

Рэйнбоу дэш была в полном отпаде. Она в жизни не видела таких потрясных полётов. Более того, всё это сделал земной пони! Она таращилась на него с широко раскрытыми глазами и распахнутым ртом.

— Как... как ты... как это... — бормотала Дэш.

— Я был в йадерном взрыве!!! и он дал мне суперсилы!!!

"Стоп, что?" — задумалась Дэш — “что ещё за йадерный взрыв? И почему этот пони говорит, как безмозглый жеребёнок?” Предчувствуя недоброе, она начала было отступать, но тут всем её телом овладело странное ощущение.

— Что происходит? — крикнула она, но было уже поздно. Сама ткань реальности вокруг неестественного пони-ОС-а начала меняться, извращаясь. Такой пони не мог быть обитателем этого мира, даже с поправкой на фанфик. Его странные особенности искажали всё вокруг него. С тошнотворным треском законы канона оторвались от реальности, и на лицо Дэш наползла огромная глупая улыбка.

— О боже МоЙ! — сказала она Ты так Потрясен! Как можно быть таким ПОТРЯСНЫМ

— КРУТОТА БЛЯТЬ! — сказал Крушила. — У меня есть ФАНАТКА! Это так круто бро!

— Точно бро! — сказала Рэйнбоу Дэш. — Эй ты хочешь встретить моих подруг Крушила Потрясный.

— Это будет ядрёно круто — сказал Крушила и они отправились на ферму сладкое яблоко.


В это же время на противоположной стороне города Рэрити собирала самоцветы. Её заклинание как раз показало ей, где в земле лежит великолепный рубин — но тут юная единорожка увидела, как в сторону города грациозно шествует высокая чёрная пони. В ней было что-то угрожающее, как в холоде, который пробегает по спине при взгляде на безлунное ночное небо и при рассматривании чего-то, что не может быть живым, но почему-то всё ещё идёт вперёд.

— Подумать только, вы аликорн! — воскликнула Рэрити, присмотревшись к приближающейся пони.

Мунклауд склонила голову, пытаясь удержать слёзы, готовые политься из её блестящих глаз.

— Я…… *драматичная пауза*…… надеюсь, вы не находите меня слишком странной... Я... просто хочу быть обычной пони, как вы... Простите…

Рэрити задумалась — с чего бы такое поведение? Они ведь даже не успели обменяться парой фраз. А ещё она размышляла о том, почему эта выдающаяся странница выглядела такой замкнутой. Ей надо было бы узнать о ней побольше, но Рэрити не понимала, как подойти к этому аликорну. Что если она королевских кровей? Что если при разговоре с ней положены какие-то особые правила этикета, неизвестные ей? Ведь тогда повторится её первый самостоятельный визит в Кантерлот.

— Ну что вы! — сказала единорожка, на всякий случай, слегка поклонившись. — Меня зовут Рэрити, а вас?

Внезапно, слёзы полились из небесной красоты глаз аликорна и та начала петь:

Вот и я

Ещё раз

Разорвана на части

Разбита на куски глубоко внутри

И тебе не узнать, сколько выплакано слёз

Этими сияющими лавандовыми глазами…

Невероятно оригинальная лирика и мелодия полностью очаровали юную модницу. Она была уверена, что слышала подобное впервые, но, в то же время, эта песня была, как ни странно, смутно знакома. И тут, совершенно неожиданно, голова Рэрити раскололась от боли. Она пошатнулась, её разум тонул в мареве смятения. Как будто кто-то извне пытался перестроить её рассудок.

"Должна... бороться..." — пробормотала единорожка. Когда же она говорила такое? Точно! Как будто она снова сражается со злым влиянием Дискорда! "Что... ты... такое?" — всё, что сумела вымолвить единорожка, перед тем как ответ явил себя во всей своей болезненной чёткости.

— Ох, как же я могла забыть?.. Ты же Мунклауд Шэдоудансер, самая знаменитая рок-звезда в мире! — с радостью воскликнула Рэрити. — Мисс Шэдоудансер! У меня есть все ваши альбомы! (Опал в ужасе взвизгнула и спряталась под кровать при виде этих самых альбомов, материализовавшихся на ночном столике хозяйки). Чем мы обязаны вашим визитом в это место и почему вы одна?..

— Я... всегда одна... — мягко сказала Мунклауд и слезинка скатилась с её лица.

— А что же так?.. — спросила Рэрити.

— Да ничего.... — ответила Мунклауд, натягивая на лицо одну из самых своих убедительных фальшивых улыбок. — Это... мой крест по жизни... — сказала она и слезинка скатилась с её лица...

— Мунклауд?.... — осторожно спросила прекрасного аликорна Рэрити, каким-то образом зная, что с ней что-то не так. — Я могу тебе чем-нибудь помочь?..

— Я.... не знаю... — с загадочными интонациями сказала Мунклауд. — Я... просто хочу, чтобы ко мне обращались как к самой обычной пони, а не как всегда... Я ведь пришла сюда... чтобы встретить настоящих пони, которые... не любят меня просто потому что я всемирно известная рок-звезда и поэтесса... — и слезинка драматично скатилась с лица Мунклауд...

— Я.... обещаю, нет, клянусь тебе, Мунклауд, что с этого самого момента, я буду... смотреть через весь твой гламур и... буду любить тебя такой, какая ты есть! — сказала Рэрити, слегка покраснев и внезапно для себя обнаружив, что не может оторваться от ошеломляюще красивых глаз Мунклауд...

— Любить?.. — спросила удивлённая Мунклауд, и слезинка скатилась с её лица...

— Я сказала "любить?" Я же... в смысле, я хотела сказать любить как друга! Да, конечно, как друга! — торопливо проговорила Рэрити, отчаянно краснея и надеясь, что Мунклауд примет такое объяснение. Рэрити никогда не испытывала таких чувств к кобылам, но Мунклауд была особенной. Она чувствовала, как сердце колотится в её груди, когда она смотрела на Мунклауд, чей силуэт, казалось было, был соткан из тёмного шёлка. — Всё равно, не могла бы ты... прогуляться со мной до моего бутика?.. Мы бы могли пройтись туда... как совершенно обычные пони. — сказала Рэрити.

— Это было бы великолепно!.. — улыбнувшись, сказала Мунклауд, ведь эта пони перед ней была такой кавайной... — Только... — и слезинка скатилась с лица Мунклауд...

— Только что?.. — спросила Рэрити.

— Вот это... — сказала Мунклауд, расправив оба своих разных крыла. — Ни один пони не захочет пройтись с таким уродом как я…

Рэрити охнула, а Мунклауд грустно отступила, уронив слезу. Как только Рэрити поняла, что аликорн не поняла её восторг, она быстро прояснила.

— Мунклауд, дорогая... как ты можешь стыдиться своих выдающихся крыльев?.. Они же великолепны! Невероятны! Ну, я верю в то, что они меня вдохновляют! Я сделаю целую линейку на твоих сногсшибательных крыльях и назову её "Предназначение"! — продолжала настаивать на своём Рэрити.

— Спасибо тебе, Рэрити.... я буду рада заглянуть в твой бутик... — сказала Мунклауд и счастливая слезинка скатилась по её лицу. Она не могла поверить в то, что эта пони приняла её!.. Может быть, она приняла нужное решение, придя в Понивилль...

— Прекрасно! — сказала Рэрити. — Но сперва не будешь ли ты против, если мы сделаем небольшую остановку?.. Мы неподалёку от дома моей подруги и она тоже большая любительница твоей поэзии.

— Только если она не попросит меня читать её вслух... Я так нервничаю! — объявила Мунклауд. — Я не знаю, почему пони так любят мои стихи... они не очень-то хороши…

— Чушь! Всё, что ты делаешь — просто фантастика! А теперь пойдём, моя подруга прямо смерть как хочет встретиться с тобой, я знаю это! — воскликнула Рэрити.

Парочка бок-о-бок, как давние друзья, двинулись к коттеджу Флаттершай.


— Твайлайт, ТВАЙЛАЙТ! Твайлайт, открой дверь, у нас проблема! – кричала Пинки, колотя в дверь обеими передними копытами.

— Пинки! – шикнула на неё Твайлайт, открыв дверь и заткнув рот земной пони своим копытом, что уже было универсальным жестом, обозначающим «чшшшш». – Спайк всё ещё спит. Что тебе нужно? – сказав это, единорожка освободила рот Пинки.

— Твайлайт, у нас проблема! Кризис на носу!

— Пинки, если ты тут лишь для того, чтобы получить рецепт на то безумное трёхслойное печенье с ванильным кремом, то, клянусь Селестией, я…

— ОС-ы! – крикнула Пинки Пай.

— Осы? – недоверчиво спросила Твайлайт.

— Нет, не о (первый слог она сказала, умудрившись придать своему голосу жужжание) сы (говоря второй слог, Пинки быстро-быстро замахала своими передними ногами, как крыльями), а ОС-ы!

— Агааа… Пинки, как бы я и не любила твои шарады, но этим утром у меня действительно нет времени на твоё сумасшествие.

— Это не игра, Твайлайт! – умоляющим голосом сказала Пинки. – Поняши в опасности!

Твайлайт хотела было попросить Пинки уйти, но вспомнила параспрайтовое фиаско. Если бы она не запоминала выученные ей уроки дружбы, то что за ученицей бы она была?

— Хорошо, Пинки. Я тебя слушаю. Что за ОС? – сказала единорожка, попытавшись произнести загадочное слово так же, как и её подруга.

— Не ОС. А ОС-ы! В этом-то и проблема! Их двое! И это не ОС-ы второго или третьего плана!Это самые ОС-истые пони, которые я вообще видела! И они идут сюда! Одновременно! – взволнованно тараторила Пинки.

— Так, Пинки, успокойся, не гони лошадей. Что за сено эти ОС-ы?

— Ну… — начала розовая пони. — Знаешь одну из самых величайших загадок мира — сотворение Вселенной?

— Конечно. Учёные сыплют теориями на эту тему уже очень давно. Самые ранние из них датируются чуть ли не началом понячества. Даже я сама выдвинула несколько гипотез, если на то пошло…

— Твайлайт, я знаю, – перебила единорожку Пинки.

— А разве я тебе их рассказывала? – спросила Твайлайт. – странно, не помню, чтобы я делилась ими с кем бы то ни было.

— Нет, Твайлайт, я имею в виду, что знаю, как была сотворена Вселенная, – со всей серьёзностью заявила Пинки.

Сначала Твайлайт широко раскрыла глаза от удивления, но, совладав с собой, нахмурилась и недоверчиво прищурилась, приподняв одну бровь. – Ты шутишь, да?

— Хотела бы я, чтобы это было шуткой, Твайлайт, даже если бы это была моя самая жалкая шутка. Но нет, это правда.

Единорожка решила подыграть Пинки. Очевидно, что та уже стала такой Пинки, что уже принимала это всерьёз, а никакого кризиса на самом деле не было. Самым разумным решением для Твайлайт было поддержать свою подругу.

— Итак, Пинки, как же была сотворена Вселенная и какое это имеет отношение к твоим ОС?

— Я до этого дойду. Но сначала тебе придётся пообещать мне, что ты не расскажешь об этом ни одному пони то, что скажу тебе я. Со всеми странностями что тут творятся, я не думаю, что ты забудешь всё то, как оно обычно случается, – сказала Пинки.

— Ну… хорошо, Пинки. Я никому не скажу, – растерянно сказала Твайлайт.

— Поклянёшься Пинки-клятвой? – спросила розовая пони.

— Я клянусь, а если вру – кексик в глаз себе воткну, – Твайлайт аккуратно дотронулась до своего века, памятуя об ошибке прошлого.

— Вот и хорошо, – сказала Пинки, сделав глубокий вдох перед тем как продолжить. – Итак, во-первых, есть своего рода стена, которая называется «четвёртая стена» и много всяких странных чуждых нам штуковин могут смотреть через неё. А я единственная пони, которая может делать такое. Однажды, один действительно умный чужак придумал наш мир, после чего потратил уйму битов, а потом, поговорив с кем-то, называющими себя Хас-бро, сотворил всех нас.

— Ну что же… не лишено смысла, – соврала Твайлайт.

— Отлично, рада что ты понимаешь меня. Это не так-то просто укладывается в голове. Итак, есть некие чужаки, которые работают на Хас-бро и творят приключения для нас, а потом другие чужаки смотрят, как мы переживаем их. В целом, за нашими самыми интересными днями жизни наблюдали тысячи глаз.

— Ага…

— Хорошо, теперь самое важное. Иногда, чужаки, которые не работают на Хас-бро, пишут приключения для нас. Они называются «фанфики». А у Хас-бро есть специальная пушка, ну, как моя пати-пушка, только эта пушка стреляет реальностью! Эта реально-пушка стреляет прямо через четвёртую стену и творит историю в нашем мире. А когда история попадает в наш мир не с помощью этой пушки, то мы её переживаем, а потом забываем всё, что случилось. Всё сбрасывается, как будто ничего не происходило!

— Ага.. – согласилась Твайлайт, думая про себя, что эксцентричность Пинки перешла из милой Пинканутости в полноценную чокнутость.

— Так вот, об ОС-ах. Порой, когда чужаки пишут фанфики, то они добавляют собственных пони в наш мир. Некоторые из них бывают очень милыми и хорошими, но порой они просто безумны, нереалистичны и идут вразрез с выстрелами из пушки Хас-бро! А совсем плохие называются Мэри Сью или Марти Стью.

— Ладно, Пинки, давай предположим, что это действительно постоянно происходит. Почему же именно сейчас это стало проблемой? Неужели в этот раз это не будет сброса?

— Обычно это не такая уж и проблема, лишь надоедает. Но сейчас в наш мир попали одновременно и Мэри Сью и Марти Стью! – твёрдо сказала Пинки.

— И? Неужели всё очень плохо? – спросила Твайлайт.

— ОЧЕНЬ ПЛОХО? Уж поверь мне, хуже и быть не может! Тут сама четвёртая стена может рухнуть!

— А её разрушение тоже не к добру, насколько я могу полагать? – поинтересовалась Твайлайт.

Внезапно Пинки стала очень серьёзной, настолько, что фиолетовая единорожка не могла вспомнить, видела ли она такой свою подругу когда бы то ни было. Что-то в глубине глаз розовой пони, похожее на изначальную тьму, испугало Твайлайт. Подруга библиотекарши внешне постарела на много лет и стала настолько грустной, что единорожка даже не могла вспомнить, видела ли она её такой.

— Твайлайт… — начала та. – Есть вещи по ту сторону стены, о которых ни один пони не должен знать. Я хочу у тебя кое-что спросить. Ты же знаешь, насколько я люблю кексики? А теперь скажи — когда я в последний раз их ела?

Твайлайт задумалась. Она помнила про любовь Пинки к этим лакомствам, но не могла вспомнить, когда же она ими лакомилась.

— Ну… я…

— ТЫ ПОНИМАЕШЬ?! – крикнула Пинки, тряся Твайлайт.

Единорожка про себя официально постановила, что от лёгкого испуга перешла к полной озабоченности состоянием Пинки. Твайлайт и её подруги постоянно шутили на предмет безумия розовой пони, но сейчас это не было смешным.

— Пинки, я понимаю, чем ты озабочена. – сказала Твайлайт.

— Правда? – с надеждой спросила Пинки.

— Да, но я не думаю, что смогу помочь тебе. Пойдём, сходим к сестре Рэдхарт. Уверена, она сумеет посоветовать кого-то в больнице, того, кто сумеет тебе помочь лучше, чем я.

— Больнице? И кто в больнице мне сможет помочь с… — Пинки осеклась, поняв, что имела в виду её подруга. – Ты ведь думаешь, что я сошла с ума, не так ли, Твай?

— Пинки… — начала Твайлайт, её голос прямо-таки источал заботу. – Не то что бы мы… я думала, что ты сошла с ума, но иногда ты даёшь лишку. Это не так уж и плохо, вовсе нет, просто… ну, в этот раз ты зашла немного далековато. Я знаю, что тебя волнуют все эти ОСы, и что эти заботы реальны для тебя, но ты должна понять, что всё это лишь игра твоего воображения. Это всего лишь твои выдумки, которые не существуют в реальном мире. А теперь пойдём, Пинки, я помогу тебе добраться до сестры Рэдхарт.

Пинки вздохнула, лишившись надежды, но тут её уши встали торчком, а мозг крепко ухватился за появившуюся в нём идею.

— Твайлайт, ты говоришь, что мои выдумки не влияют на реальный мир? Тогда пожалуйста, дай мне один шанс доказать, что я говорю правду, а если ты и после этого будешь думать о том, что я свихнулась… То я пойду без шума и пыли. – с улыбкой сказала Пинки.

— Хорошо, Пинки. Я дам тебе этот шанс. – с симпатией в голосе сказала единорожка, в душе зная, что Пинки ничего не сумеет доказать.

— Хорошо. Можешь использовать то самое заклинание памяти, которое ты применяла к нам во время битвы с Дискордом, на себя? – с уверенностью в голосе спросила Пинки.

— Ну да, это, в общем-то, возможно, но зачем? – со скепсисом спросила Твайлайт.

— Используй его на себя и попробуй вспомнить, кто напортачил с прилётом южных птиц во время последней Зимней Уборки.

— Хорошо… — соврала единорожка. — Так… Ага! Это была Дёрпи! А теперь мы можем идти?

— Мисс Волшебница, я не видела свечения рядом с рогом. Я ведь не отстану, пока ты не сделаешь то, о чём я попросила.

— Хорошо. Давай закончим с этим. – фыркнув, сказала Твайлайт, и сконцентрировалась на заклинании. Вот тот самый момент, о котором упоминала Пинки. Вот Эплджек, спрашивающая, потерял ли Карамел семена, вот Биг Мак отвечает «агась» в ответ. А потом Твайлайт увидела, как с неба спорхнула фиолетовая пегаска.

— Дитзи Ду случайно улетела на север за южными птицами! – крикнула Паффбоу Плюм. И тут Твайлайт очнулась от действия заклинания.

— Что?.. Готова поклясться, что тогда ошиблась именно Дёрпи! И кто такая эта Дитзи Ду? – в замешательстве пробормотала единорожка.

— Кто надо. – сказала Пинки со знающей улыбкой. – Кто надо.

— Ладно, Пинки, и что это доказывает? Что Дитзи Ду одна из твоих ОСов? – с сарказмом спросила Твайлайт.

— Не-а. – ответила розовая пони. – Но разве не странно? Ведь сейчас-то ты помнишь, что напортачила ДЁРПИ, не так ли?

И Твайлайт снова испугалась. Как Пинки могла знать, что именно она помнила тогда и что — сейчас? И кто такая Дитзи Ду? Но тут Твайлайт рассмеялась про себя: «Индуцированное помешательство. Вероятно, я отнесла эту вину на счёт Дёрпи, она ведь часто делает такие ошибки. Неудивительно, что Пинки думает точно так же.»

— Пинки, это всё доказывает, что Дёрпи винят во многих вещах, что неудивительно, учитывая, сколько раз она действительно оказывается виноватой! – с горечью сказала Твайлайт. Она так и не смогла простить её за то пианино.

— Ну а кто же такая Дитзи Ду, Твайлайт? Я знаю всех пони в Понивилле, но нет никого с таким именем. По крайней мере, больше нет… — протянула Пинки с загадочной интонацией.

— Ну, может она затворница, как и я. Просто потому, что ты не знаешь какого-то пони, не означает то, что их не существует. Пойдём, я покажу тебе кое-что. – спокойно ответила единорожка и взяла со стеллажа адресную книгу, содержащую имена всех жителей Понивилля.

— Так-так, посмотрим… Да, Де, Ди, До… странно. Ни одной пони по имени Дитзи Ду. – с удивлением сказала Твайлайт, после чего проверила дату выпуска книги. Этот экземпляр был напечатан как раз незадолго до той самой уборки, и ещё в ней не было пропущено ни одного жителя. Твайлайт лично трижды досконально проверила книгу перед её выходом в печать, чтобы избежать ошибок.

Это было уже совсем странно. Зимняя Уборка всегда оставалась непоколебимой традицией Понивилля. Кроме запрета на использование магии, существовало ещё одно табу – к участию в Уборке не допускаются посторонние. Пегасы бы ни за что не приняли приезжего в свои бригады, и уж тем более – на такую ответственную должность. А Рэйнбоу Дэш тогда сказала, что Дитзи Ду сумела напортачить и в прошлом году.

— Ладно, Пинки. Что происходит? Кто эта Дитзи Ду? – уже заметно нервничая, спросила Твайлайт.

— Всё просто, Твай! Ты помнишь про то, что Дёрпи напортачила в Зимней Уборке потому что, ну, как раз она это и сделала. Она действительно полетела на север за южными птицами. – уверенно сказала Пинки.

— Но что насчёт Дитзи Ду?

— Дитзи тоже при делах. Твайлайт, тебе лучше присесть.

Единорожка послушалась. Разум учёной не мог поверить, что она принимает участие в подобном безумии. Но даже если Пинки ошибалась, здесь всё равно была какая-то тайна. Выслушать её уж точно стоит.

— Твайлайт, ты говорила, что мои воображаемые истории не могут изменять мир, но вот тебе доказательство обратного. Существует группа чужаков, называющая себя «брони». Они интересуются нашим миром и так уж получилось, что они влюбились в Дёрпи с первого взгляда. – продолжила Пинки.

— Почему? – спросила Твайлайт, всё ещё настроенная против того, чтобы обнаружить доказательство всей этой чуши. Ей хотелось принять душ.

— Она показалась им забавной и милой и всё такое из-за её… состояния. Но они довольно долго не знали её настоящего имени, так что вместо этого называли её Дёрпи, из-за её глаз. – сказала Пинки, состроив глаза той серой пегаски. — Конечно, Хас-бро всё же сказали, что её настоящее имя Дитзи Ду, но брони имя «Дёрпи» всё же понравилось больше. Да и в фанфиках про неё градус безумия доходил до совсем уж больших высот. Не говоря про то, что только так её там и называли. И в один прекрасный день Хас-бро зарядили имя Дёрпи в реально-пушку и пальнули им, чтобы показать, насколько Хас-бро ценят брони. Тогда-то все пони и забыли про Дитзи Ду, но запомнили Дёрпи. Все, кроме меня.

Хас-бро? Брони? Реально-пушки? Это было безумно, и, пусть даже и только что рассказанная история не отставала от них – она объясняла загадку Дитзи Ду.

— Да эта же нелепо! – крикнула Твайлайт, её сверхрациональный ум готов был взорваться. – Давно ли я из-за тебя поверила в твои чокнутые Пинкизмы, ты думаешь я ещё поверю и в ЭТО? Почему только ты можешь помнить её настоящее имя? Почему ты так уверена, что говоришь правду?

— Потому что… — сказала Пинки. – потому что тот чужак, который сотворил всех нас, сделал меня… особой. – сказала она и слезинка скатилась с её лица. Пинки смахнула слезу и уставилась на неё с выражением нарастающего ужаса. – О нет! ОС-ы уже в Понивилле!

— Что? Но как?..

— Быстрее, Твайлайт, надевай, если хочешь жить! – крикнула Пинки, передав подруге радужный зонтик. Розовая пони быстро смастерила собственную шляпу, помня о том, что в такие времена ей стоит спасать себя в первую очередь.

— Пинки, я не…

Глаза подруги Твайлайт стали огромными и туманными, а лицо приняло самое эпичное и вместе с тем печальное выражение в своей жизни, взглядом умоляя единорожку послушаться её.

— А... хорошо! – сказала Твайлайт, надевая зонтик на голову. – Но это не значит, что я тебе верю!

— Тогда я тебе докажу! – сказала Пинки и бросилась наружу из библиотеки на улицы Понивилля.

— Пинки, подожди! – крикнула Твайлайт и поспешила за ней, надеясь, что сможет в скором времени положить конец этому безумию. К сожалению, она не знала, что это всего лишь начало.


Вскоре после того, как они покинули библиотеку, подруги наткнулись на большую группу пони, сгрудившуюся вокруг кого-то, заслонённого толпой.

— Ага! Я нашла тебя! – крикнула Пинки, протискиваясь через ряды жителей.

— Пинки, постой! – позвала Твайлайт, не желая, чтобы её подруга выставила себя на посмешище перед лицом всех этих пони. Она затесалась в толпу и была поражена тем зрелищем, на котором сфокусировалось внимание пони. В центре собрания стоял высокий прекрасный аликорн с двумя разными крыльями и невероятно яркими глазами.

«Безумное сочетаньице» — пробормотала про себя Твайлайт, переводя дыхание.

И вечно стою я, в западне каменной коры

Мои единственные товарищи – хладные когти…

Вороны, пирующие на моей вечной плоти

В вечной тюрьме я пробуждаюсь

Ради ножа у горла, петли на шее…

Муки всего этого слишком тяжелы

Живи или умри, сделай или попытайся

Я в любом случае буду мертва…

Чернота.

Как только аликорн закончила свою поэму, пони, стоящие вокруг неё, начали топать своими копытами в тихом одобрении.

“Ох, мрачноватый текст” — подумала Твайлайт. И с каких это пор жителей Понивилля интересуют подобные вещи? Более того, какого сена тут делает этот странный аликорн?

— Ух ты, мисс Шэдоудансер, вы гений!.. Ваши слова действительно затронули боль моей души!..

Твайлайт оглянулась и была поражена, что эти мрачные слова донеслись из уст Флаттершай, которая, по какой-то причине, выкрасила часть своей прекрасной светло-розовой гривы в чёрный цвет.

— Флаттершай? Неужели это т… — вопрос Твайлайт был прерван розовым копытом, аккуратно закрывшим рот книгочейки.

— Чшшш. – предупредила Пинки. – Просто стой смирно. Поверь, так будет лучше, не стоит что-нибудь выкидывать под носом… — и подруга мотнула головой в сторону аликорна.

— О… привет Твайлайт, привет, Пинки... Вы ведь тоже пришли послушать мисс Шэдоудансер?.... – спросила Флаттершай, заметив прибытие своих подруг.

— Флаттершай… пожалуйста….. я же просила называть меня по имени… — сказала Мунклауд. – Когда ты называешь меня мисс Шэдоудансер, я чувствую себя такой…. оторванной…

— Я… Простите меня, мисс… я хотела сказать, Мунклауд… Это просто… вы поняли меня, как никто другой…. Я бы не пережила свою депрессию без вашей поэзии….. Зная, что на свете есть ещё одна пони… которая чувствует себя так же, делает твою жизнь настолько проще!... – сказала Флаттершай, поправив свою гриву так, чтобы та закрывала один глаз.

— Пережила? Депрессию?! – спросила обеспокоенная Твайлайт. – Флаттершай, почему ты никогда не говорила нам об этом? Я твоя подруга, я бы помогла тебе!

— Я пыталась, Твайлайт… Я пыталась сказать всем вам….. но, похоже, ни одному пони не было до этого дела…. – с грустью в голосе сказала Флаттершай.

— Что? О чём ты вообще говор… — и тут Твайлайт была готова поклясться, что по зонтику, надетому на её голову, забарабанил дождь. В замешательстве, единорожка посмотрела в небо, на котором не было ни облачка. Та попыталась снять зонтик с головы, чтобы осмотреть его, но Пинки шлёпнула копытом по голове. Твайлайт глянула на свою подругу, а розовая пони в ответ лишь покачала головой.

— Пинки, с меня хватит твоих игр! – сказала библиотекарша, пребывая в лёгкой панике от психологических проблем Флаттершай. Твайлайт сняла шляпу-зонтик и повернулась к пегаске.

— Так, Флаттершай, что с тобой… — единорожка начала говорить, но тут же прервалась из-за нарастающей боли в голове. Воспоминания о долгой и мучительной депрессии Флаттершай затопили её, и она вспомнила, что действительно не придавала этому какого-либо значения.

“Стоп. А почему я не придавала этому значения? Флаттершай же моя подруга… пусть даже она и плачет почти всё время… стоп, она же не поступает так, да?.. Нет…. ну если сейчас я как следует задумаюсь…” — думала единорожка, а мысли продолжали нестись вскачь.

— Твайлайт! Нееееееееееееееееееееееет! – крикнула Пинки.

И тут розовая пони опомнилась и, сорвав со своей головы шляпу, надела её на Твайлайт. А пока фиолетовая единорожка покачивалась на месте в замешательстве, Пинки схватила ту шляпу, которую её подруга сняла со своей головы и быстро нахлобучила на себя.

— Твайлайт, как ты? – спросила Пинки. – Не снимай шляпу с головы. – прошептала она на ухо подруге и с невиннейшей улыбкой повернулась в сторону Флаттершай и Мунклауд.

“И что за сеновщина сейчас произошла?” — задумалась про себя Твайлайт: “Все эти воспоминания – были ли они правдой?” Единорожка чувствовала себя так, как будто просыпалась от кошмара. Могла ли она когда-нибудь даже подумать о том, чтобы не обращать внимания на страдания Флаттершай? Нет, это было просто невозможно. Твайлайт знала, что никогда не повернётся спиной к друзьям. Тогда что происходит?

— Кто?.. – спросила библиотекарь, запинаясь и приходя в себя после ментальной травмы. – Кто ты такая? – обратилась та к странному аликорну.

— Кто она такая?.. Кто она такая?.. Ну же, Твайлайт, она та пони, о которой должен знать каждый пони!.. – воскликнула Рэрити, ворвавшись в толпу в самом дерзком платье, которое библиотекарь когда-либо видело на своей подруге-моднице.

— Рэрити! – взвизгнула Твайлайт, полыхая от смущения. – Это платье…

— О, оно тебе нравится?.. – спросила белая единорожка.

— Ну… оно…

— Тихо, Твай, я не с тобой разговариваю! Не обращай на неё внимания, Мунклауд, скажи мне, что ты о нём думаешь?..

— Я думаю, что ты прекрасна, любовь моя… — ответила Мунклауд.

— ЧТО?! – крикнула Твайлайт.

— Я, ЧТОБ ВАС, ТАК И ЗНАЛА! – заорала Пинки Пай.

— О, спасибо, спасибо большое! – заскулила Рэрити, забившись под крыло аликорна.

— Рэрити, во имя Эквестрии, что ты творишь? – спросила перепуганная Твайлайт.

— Ой, да не ревнуй ты так, Твайлайт!... Я знаю, что ты тоже в неё влюбилась, но могла бы и порадоваться за меня!.. – продолжила Рэрити.

— Я? Влюбилась? В кого и когда я уже успела влюбиться? – спросила выбитая из колеи библиотекарь.

— Ну что же ты, в Мунклауд Шэдоудансер, конечно же!.. Известная рок-звезда и поэтесса! Ничего не вспоминаешь?.. – с сарказмом спросила Рэрити.

Твайлайт снова почувствовала, как по её шапке застучал дождь и, внезапно, её разум озарила искра прозрения. Эта шляпа защищала не от дождя. Она защищала от того, что бы там ни промывало мозги пони, заставляя их действовать так странно! И Твайлайт поняла, что только одна пони из стоящих здесь, могла сделать такое.

— Ты! – крикнула единорожка, обращаясь к Мунклауд. – Что ты сделала с моими подругами?

Рог Твайлайт охватило сияние, а Мунклауд лишь подозрительно прищурилась, глядя на маленькую фиолетовую поняшку.

И тут Пинки встала между ними.

— Эй, Мунклауд Шэдоудансер! Ох, красивое имечко, не правда ли? Ты, наверное, такая талантливая, я никогда не видела таких супер особых пони как ты! Я хочу сказать – УХ ТЫ, ты лучше всех из всех из всех из всех в квадриллион раз!

Твайлайт лишь в ужасе смотрела на свою подругу, не понимая. что на неё нашло.

— Ох, я так смущена… Я не заслуживаю таких похвал!... – драматично сказала Мунклауд. – С самого своего раннего детства я ненавидела похвалу...... Всё, что я хотела – это……


Как только Мунклауд начала классический монолог Мэри Сью, Пинки подмигнула Твайлайт и обе пони быстро выскочили из толпы и зашли за угол дома, причём розовая пони торопила свою фиолетовую подругу.

— Пинки, ты что делаешь? Мы должны остановить её! Я же знаю, что она стоит за всей этой ерундой! – умоляюще говорила Твайлайт.

— Да, и как мы это сделаем? Ты вообще видела эту пони? – спросила подругу Пинки. – Это же аликорн, который идеален во всём. Бороться с ней – всё равно, что бороться с самой Селестией, а, скорее всего, даже сложнее. Ты не сможешь победить.

— Хорошо. Тогда мы просто используем Элементы.

— Правда? И как ты уговоришь Флаттершай пустить их в ход против своей спасительницы? Или Рэрити против своей любимой? – спросила Пинки, глядя на ошеломлённо моргающую Твайлайт. – Что? Не говори мне, что ты не замечала. Мы все рано или поздно спим с такими супер-пони, как Мунклауд.

— Ээээ… Пинки, может это не лучшее время, но разве я когда-нибудь?.. – пробормотала единорожка, по уши залившись краской.

— Да, всё было, и да, со всеми пони. Это называется "правило 34", но сейчас нет времени на это! Мы должны сосредоточиться на том, что творится прямо сейчас! – отрезала Пинки.

Твайлайт с широко раскрытыми глазами и отвисшей челюстью смотрела на свою подругу. Пинки только что сказала ей, Твайлайт, сосредоточиться. Теперь библиотекарь была готова поверить во что угодно.

— Должен же быть какой-то способ! Что если использовать моё заклинание памяти на Рэрити и Флаттершай? Тогда ты просто дашь им свои шляпы и мы победим её! – предложила Твайлайт.

— Два момента. – начала Пинки. – Во-первых, ты чуть не отключилась лишь из-за нескольких секунд поверхностного столкновения ложной памяти с истинной. Как ты думаешь, что случится с пони, которая была так глубоко затронута, как Рэрити или Флаттершай?

Твайлайт молча посмотрела на Пинки. У неё не было ни малейшей идеи. Пинки лишь раздражённо вздохнула.

— Они могут погибнуть, Твайлайт! – крикнула Пинки и фиолетовая единорожка сжалась от страха. – Во-вторых, даже если мы каким-то образом соберём элементы, то нельзя допустить того, чтобы Мэри Сью заподозрили о том, что мы их обнаружили. Их силы попросту безграничны.

— Что ты имеешь в виду? – спросила Твайлайт, которая наконец-то начала догадываться об истинной тяжести сложившейся ситуации.

— То, что если мы выступим против такой пони, как Мунклауд, и у нас на копытах будут Элементы, то её силы Разрушителя Реальности могут пойти вразнос! Может статься, что в Эквестрии будет такая обстановка, что реальность во время правления Дискорда покажется нам будничным днём.

— Что случится? – сглотнув комок в горле, спросила Твайлайт.

— Не могу сказать с полной уверенностью. Но одно знаю точно – дождей из шоколадного молока не будет, – со всей серьёзностью сказала Пинки.

— Хорошо, Пинки. Тогда что мы должны делать?

— Хочешь верь, хочешь нет, но пони вроде Мунклауд появляются тут постоянно, вы просто забываете о них. – сказала Пинки, к которой стало возвращаться её обычное весёлое поведение. – Сейчас разница лишь в том, что теперь одновременно пришло двое таких пони. Наш единственный шанс – это если я придержу Мунклауд, а ты придержишь другого пони. Кстати, его зовут Крушила Потрясный. Странное имя для пони, не находишь? Хотя и я сама тоже порой выдаю похожие имена. Помнишь, как я назвала Найтмэр Мун Чёрной Пронырой? Ох, о чём я сейчас говорю? – сказала Пинки и хихикнула.

Твайлайт не могла поверить в происходящее. Прямо сейчас разворачивалось настоящее бедствие, земля чуть ли не горела под их копытами, а единственной пони, которая понимала, что происходит, была Пинки Пай. Могла ли судьба всей Вселенной покоиться в копытах той, которая начинала петь каждые несколько минут и постоянно пребывала на волне счастья от поглощения сладостей?

— Пинки… — начала было говорить Твайлайт, но так и не смогла закончить свою фразу.

— О да! Теперь я вспомнила, что хотела сказать! – чирикнула розовая пони. – Всё, что нам нужно – это держать этих двух ОСов подальше друг от друга до конца фанфиков. Никаких постоянных повреждений не случится, если эти двое не встретятся. Проще пареной репы.

— Пинки, мы не можем закопать свои головы в песок и ждать, пока всё это пройдёт! – запротестовала Твайлайт. – Я беспокоюсь за Флаттершай, мы должны что-то сделать!

— Твайлайт. – снова став серьёзной, начала Пинки, глядя своей подруге прямо в глаза. – Помнишь, когда Эплджек сказала тебе, что всё будет в порядке, если ты отпустишь её копыта, когда ты висела на краю обрыва в нашем самом первом приключении? Ты доверилась ей тогда, даже несмотря на то, что она могла с лёгкостью сказать тебе о том, что Дэш и Флаттершай готовы поймать тебя.

Твайлайт лишь заморгала, снова удивившись – а почему она никогда не думала об этом?

— В любом случае, Твайлайт, ты должна доверять своим друзьям. Пожалуйста, Твайлайт, мне нужно, чтобы ты доверилась мне. Я знаю, что это звучит безумно, но я знаю, что делаю.

Твайлайт посмотрела на свою подругу, её сомнения потихоньку таяли. Сколько раз безумие Пинки доказывало Твайлайт, что её подруга была права с самого начала? До сих пор, насколько единорожка могла утверждать, она была права. И Твайлайт улыбнулась Пинки.

— Хорошо, Пинки. Будь по-твоему. – уверенно сказала она.

Розовая пони улыбнулась в ответ. Наконец-то она достучалась до неё. Может быть, у Эквестрии всё ещё осталась надежда.


— Ладно. – сказала Пинки. – Сначала нам надо найти второго ОС-а и сделать так, чтобы он никогда не встретился с Мунклауд.

В это самое время зелёная полоса прочертила небо с головокружительной скоростью, сопровождаемая оглушительным воем. Пинки и Твайлайт выбежали из своего укрытия как раз вовремя, чтобы увидеть, как нечто странное описало в воздухе пару петель и вмазалось в землю с огромной скоростью. От ударной волны толпу, стоящую рядом с Мунклауд, разбросало в стороны. А из кратера поднялся светящийся земной пони зелёного цвета с ярко-красными глазами и меткой в виде знака биологической опасности. Рэйнбоу Дэш и Эплджек, которые, судя по всему, следовали за странным пони, быстро появились у кратера и немедленно уставились на жеребца с выражением неподкупного восхищения.

— Пинки… по-моему, мы нашли Крушилу… — сказала Твайлайт с потрясённым выражением лица.

— Конские яблоки… — выдохнула Пинки.

— Ну чё поняхи вы тут стаите? – сказал Крушила. – Вы должны быть более потрясными типа как я.

— Хвот уж тошно. – сказала Эплджек. – Думайу что вы как каровы не узнали бы Патрясного даже если бы он был г’адкой г’ремущкой и кусал бы вас в круп и думаю ик-ик-ик.

— Ахахах потрясно бро – сказала Рэйнбоу Дэш.

— Селестии ради, мы должны это прекратить! – с ужасом сказала Твайлайт, повернувшись к Пинки.

— Быстро! – крикнула Пинки Пай. – Держи Крушилу подальше от Мунклауд и возьми с собой ещё поней. А то дела пойдут совсем плохо, если он не получит внимания!

— Хорошо.- кивнула Твайлайт и обратилась к толпе. – Так, минуточку внимания, пожалуйста! Нет, не все. – сказала Твайлайт, неловко имитируя уверенность. – Так, ты… ты, ты, Бон-Бон, нет, Лира, не ты… ладно, Лира, иди, но ты, Роуз, не пойдёшь… просто… ладно! – сказала Твайлайт, ведя за собой группу к Крушиле.

— Ух ты, потрясно, поняхи хотят посмотреть мои? – скозал Крушила.

— Простите… что? – спросила Твайлайт. Всё, что она смогла услышать из уст странного зелёного пони – это неразборчивое бульканье.

— Псссст! – прошептала Пинки, её шея вытянулась на несколько метров, чтобы приблизиться к уху Твайлайт. – Чужаки, которые пишут таких персонажей, как Крушила, пишут просто ужасно.

— Так почему же он ничего не говорит? – шёпотом спросила единорожка в ответ.

— Он попытался, но вместо этого “скозал”. Типичная ошибка очень молодых чужаков.

— Что?.. Не понимаю.. эй, Пинки! – окликнула подругу Твайлайт, но шея розовой пони уже снова стала нормальных размеров, чтобы продолжить отвлекать Мунклауд.

— Что это за грохот?.... Кто это там?... – спросила Мунклауд Шэдоудансер голосом плачущего ангела.

— А, это? Возможно, ещё один твой фанат. Ты же знаешь, как пони начинают сходить с ума при появлении таких суперзвёзд как ты – сказала Пинки и улыбнулась широкой и бесхитростной улыбкой.

— О да, ты права, моя радостная розовая подруга… — загробным голосом произнесла Мунклауд. – Всё, что я бы хотела – быть как все….. но все эти пони так восхищаются мной… пусть даже я и не понимаю, почему….

— Чушь! – воскликнула Рэрити. – Пони восхищаются тобой потому, что ты изумительна!.. Ты прекрасна, артистична, креативна и изумительно талантлива!

— И поэтому… ты восхищаешься мной, Рэрити?..... – спросила аликорн и слезинка заблестела в уголке её глаза.

— Конечно же нет, Мунклауд! Я люблю тебя потому что… ты это ты!... Я люблю тебя, потому что ты такая какая есть! Ты нежная и добрая и вместе с этим знаешь о боли больше, чем какой-либо пони мог бы и представить… Ты сильна и женственна, но при этом ты застенчива и источаешь такое мужество, какого я в жизни не видела!.. Ты украла моё сердце, Мунклауд, и не поэтому ты известная рок-звезда или поэтесса…. а потому что, где-то там, глубоко внутри, ты такая же как и любой другой пони… только лучше!

— Хватит! – закричала Пинки Пай.

— Прошу прощения? – спросила Мунклауд.

— Ой, я имела в виду… ну… хватит этого потока эмоций! Я не настолько глубока, как все вы! Это всё слишком много для такой счастливой и везучей поняшки как я, которая никогда не понимала боли! – сказала Пинки и драматично упала на землю.

— А ведь правда. Пинки никогда не понимала нашу боль. – кивнула Флаттершай.

Внезапно, небо озарила яркая зелёная вспышка, кто-то творил в небе самые офигенские трюки, которые когда-либо видели пони. Они были такими крутыми и потрясными!

— Что это, чёрт возьми? – спросила Мунклауд, видя, как потрясённая толпа начинает смотреть в небо.

— Нет-нет, ничего такого! Метеошары! Военные эксперименты! Ой, а неужели начался сезон солнечных вспышек? – нервно прокричала Пинки.

— Нет, остановись! Твои движения… они слишком потрясны! Пожалуйста! Я больше не могу! – кричала Твайлайт из задних рядов.

— Итак, Мундансер! Как насчёт ещё одной твоей великолепной поэмы? – завопила Пинки.

— Мунклауд. – кратко ответила аликорн.

— Да-да, конечно. А можно поэму, пожалуйста? – нервно сказала Пинки.

— Что ж, я, пожалуй, могу прочесть ещё одну…. – с подозрением в голосе сказала Мунклауд. Как только она прочистила горло, чтобы начать, Крушила пролетел над головами толпы, заставив пони смотреть ему вслед с изумлением.

— Это неприемлемо! – крикнула Рэрити.

— Похоже, что все они куда более заинтересованы этим странным зелёным объектом… чем моей плохой поэзией… — с грустью сказала Мунклауд.

— Чушь! Я не могу жить без этих потрясающих поэм! Не так ли, поняши? – заорала Пинки.

Толпа стала собираться вокруг них и согласилась с Пинки, но Крушила слетел с небес, сбивая пони с ног своим звуковым рад-ударом. Пони потрясённо смотрели на потрясное зрелище. Это было потрясно.

Мунклауд тоже смотрела на всё это, не понимая, что ей делать... Неужели действительно нашёлся кто-то, превзошедший её?.. Почему ей так грустно?.. Она всегда мечтала быть такой же как и все…. но почему-то это было ей не по нутру…

И тогда Флаттершай вышла из себя. Она взлетела в небо, врезавшись в Крушилу.

— Слышь ты овца ты чё творишь? – скаазл Крушила.

— Я тебе скажу – что, ты, бесчувственный качок-неудачник!.. – крикнула та. – Почему вы, идиоты, всегда пытаетесь урвать внимание от таких изумительных пони как Мунклауд?.... Ни один пони не хочет видеть потоки твоего сияющего дерьма, так почему бы тебе не уйти отсюда, мистер?!..

Твайлайт тряхнула головой, не веря происходящему. Флаттершай только что выругалась! У единорожки были плохие предчувствия. А Крушила был ошеломлён.

— Ты чё не видишь как это офегинно круто? Я же могу летать бес крыльев и я свечюсь и делаю потрясные вещи, которые крутые и ядерные! – сказал он.

— Да будь ты хоть дедом Селестии! Ты отстой! Мунклауд в десять раз лучше, чем ты! – крикнула Флаттершай.

— Да поможет нам Селестия… — прошептала Пинки Пай.

Нападение на безграничное эго ОС-а было слишком тяжёлым ударом для Крушилы.

— Чё за пизда эта Мунклауд? Я ей покажу, что я в десять раз лучше! – сказал Крушила.

— Прямо под тобой. Та, что выглядит в десять раз круче и красивее тебя, – фыркнула Флаттершай.

Крушила с лёгкостью заметил Мунклауд в толпе. Он ракетой спустился вниз и с вызовом встал перед ней.

— Значит думаешь что круче меня?! – сказал Крушила.

— Ну… я не хочу выделяться… — прошептала Мунклауд.

— Естественно, она круче тебя! Всё, что ты можешь, она может лучше! – крикнула Рэрити.

Твайлайт телепортировалась прямо перед носом Крушилы.

— Пойдём, Крушила, она тебя не стоит... – проговорила испуганная единорожка, отталкивая ОС-а в сторону.

— Йа сагласна, – сказала Эплджек. – Такая канячья какаха не стоит уссилий и ваще не можэт тягаца с таким патрясным пони какты.

— Что-что? – спросила Рэрити.

— То что слышала! – крикнула Рэйнбоу Дэш.

— Пожалуйста, успокойтесь все, прошу вас! – умоляла Пинки Пай.

— Мунклауд, ты научила меня самоуверенности, – Флаттершай крикнула на аликорна, стоящего в замешательстве. – Теперь тебе самой надо поверить в себя. Пришло время постоять ЗА СЕБЯ!

— Ну… я…. – промолвила Мунклауд.

— Чё стоишь курица? – сказал Крушила. При этих словах Скуталу подняла голову.

— Я не курица, негодяй! – огрызнулась Мунклауд.

— ВИГ ГВИ СЕНО НА ИВЫИ ГРОГ ЫМЫМ И В РВО ФСЕ ЧЁ-ТО ЮЖНОЕ – провизжала Эплджек.

— Да как ты смеешь! – ответила Рэрити.

— Я те докажу что круче тебя! – сказал Крушила.

— Более чем уверена, что нет, – парировала Мунклауд. – Терпеть не могу выступать, но такие люди как ты должны знать своё место!

Спор разгорался, а Твайлайт с грустным и испуганным видом повернулась к Пинки.

— Пинки? Мы ведь?.. – с замиранием в голосе спросила единорожка.

— Да, Твайлайт. Мы влипли, – ответила её подруга.


— Ессть лиш 1 способ закончить это!!! – сказал Крушила. – Думайу я спасук тот день!

И в эту же секунду гигантский метеор появился в атмосфере, на безумной скорости летя в сторону Понивилля. Пони начали носиться в панике, но Крушила триумфально взлетел в воздух.

— Не волнуйтесь пацаны я спасу вас! – сказал Крушила полетев в сторону метеора.

Метеор был большой как гора и раскалился от входа в атмосферу Эквестрии. Гигантский камень растянулся на сотни миль по всему небу. Его удар точно разрушил бы всю Эквестрию, но такая угроза была лишь детской шалостью для могучего Крушилы Потрясного. Он прилетел прямо к метеору и ударил его своим могучим копытом. Метеор мгновенно разлетелся в облако пыли, но такое опасное и тяжёлое облако обломков всё ещё представляло угрозу Понивиллю. Крушила быстро придумал, что надо делать – он вдохнул всю пыль от метеора, отправив её в портал, находящийся в другое измерение, которое существовало в его полости носа. Он слетел вниз и его встретили аплодисментами жители Понивилля.

— ВАУ ЧУВАК ЭТО БЫЛО АХУЕННО КРУТО! – крикнула Рэйнбоу Дэш.

— БЕСТИБЯ ЗНАЮ! – сказал Крушила. Могучий пони нежно приземлился прямо перед Мунклауд.

— Вот тебе! – сказал он.

— Хорошо. Ты не оставил мне выбора! – ответила Мунклауд.

Аликорн вознесла свой великолепный рог в воздух и из яркой вспышки белого света появилась великолепная сцена, на которой были барабанщик и басист. Из сцены истекал тёмный дым, повсюду падали лепестки роз. Сама сцена была в готическом стиле: декорационный задник был белым, на заднем фоне было видно несколько чёрных макетов сухих деревьев. Все пони на сцене были одеты в тёмные готичные костюмы. Одежда Мунклауд была особенно блестящей.

— Смотри и учись. – сказала та и начала петь.

Твоя ненависть и страдание убьют всех нас

Так покрась их в чёрный и отправь назад

Давай крикнем громко и ясно

Ты будешь драться до конца?

Мы слышим зов о жизни и мы живём

И пусть ты даже будешь мёртв – поверь нам

Твоя память будет жить!

Поняши радостно стали аплодировать проявлению музыкального гения Мунклауд Шэдоудансер. Пони кричали и бились в экстазе, многих пробирали мурашки от текста, наполненного глубоким смыслом. Как только песня закончилась, аликорн послала воздушный поцелуй Крушиле.

— Искусство всегда торжествует над грубой силой. – ехидно сказала аликорн.

— Таржествуй над этим!-сказал Крушила и лазерные лучи из его глаз сожгли сцену. Мунклауд окружила себя и свою группу защитной магией и снизошла на землю.

— Ты безумец?! – выкрикнула Мунклауд.

— Безумно ПОТРЯСЕН! – сказал Крушила.

Оба прижались лицами друг к другу, их взгляд источал чистейшую ненависть.

— Я самая грациозная пони во всём мире! – крикнула Мунклауд.

— Я самый ПОТРЯСНЫЙ Пони во всём мире! – сказал Крушила.

— Ты ничто – ответила Мунклауд.

— ТЫ ЕБАНКА! – сказал Крушила.

— Я особая! – взвыла Мундансер.

Пока парочка ругалась и спорила о том, кто из них самый особый пони всех времён и народов, сама ткань пространства-времени начала рваться. Небо прочертили красные полосы, где-то начали раздаваться взрывы. Куски неба начали падать на землю, а на их месте оставался лишь чистый белый свет.

— Прости меня, пожалуйста, Пинки. Я должна была послушаться тебя с самого начала, – с грустью сказала Твайлайт, ожидая худшего.

— Нет, Твайлайт, прости меня. Я должна была закончить это давным-давно, – Пинки внезапно потемнела, а её кудрявая, похожая на сахарную вату, грива, упала на её лицо. – Я должна была догадаться. Я не смогла бы остановить это, не запачкав копыта, – сказала она с пустой улыбкой.

«ОС-ы вторглись в мой дом»Есть

«Эти сукины дети извратили моих подруг»Есть

«Они осмелились стать главными персонажами в нашем мире»Есть

«Они разрушили половину Понивилля в своей детской ссоре»Есть

«Они разрывают ткань реальности и сумели уничтожить всё то, что я когда-либо любили»

Пинки вырвалась из своего внутреннего мира, сжимая в копытах два сюрикена, которые она взяла с собой. Её грива полностью распрямилась, а в её диких глазах застыло выражение чистой ярости. Я, ЛЯГАТЬ, ТАК НЕ ДУМАЮ!

И с этими словами она метнула смертельное оружие прямо в захватчиков. Сюрикены поразили свои цели, войдя глубоко в черепа ОС-ов. Безумный дуэт почувствовал холодную хватку смерти.

— Я даже не знаю, что… — сказала Твайлайт.

И в эту же секунду странное сияние выплеснулось из тел ОС-ов. Их раны закрылись и исцелились, после чего они встали на ноги.

— Пресвятая Селестия. – выдохнула единорожка.

— У меня супер реген абилки так что сасай лалка! – сказал Крушила Мунклауд.

— О да, ну когда я родилась, то доктор сказал, что у меня есть супер редкая способность выздороветь от любой раны! – крикнула Мунклауд.

— Чё правда? Ну тогда у меня такая же способность, только в сто раз круче! – сказал Крушила.

— Это всё равно бледнеет в сравнении с тем, что я МАТЬ СЕЛЕСТИИ И ЛУНЫ! – крикнула Мунклауд, пребывая в истерике от нахлынувшей мощи. – Да, это так. Я запечатала свои воспоминания, чтобы защитить себя от правды, но я только что вспомнила это! Вот почему у меня разноцветные крылья – это символ того, что я источник всего цвета и тьмы!

— О, ну я тогда твой отец! – сказал Крушила.

— Это даже не подходит к твоей истории! – взвизгнула Мунклауд.

— Пинки! Это что, и правда конец света? – тяжело дыша, отчаянно спросила Твайлайт свою подругу.

Пинки крепко задумалась — как реализовать отчаянную последнюю идею. «Прости меня, Лорен. Мне придётся нарушить свою клятву» — сказала про себя Пинки.


Пинки посмотрела в небо, решая, где именно ей надо пробиться. Она выбрала одну из белых трещин, где ткань реальности уже ослабла.

— Твайлайт. Брось меня с помощью магии в небо, вот туда, если ты сможешь – обратилась к подруге розовая пони.

— Но Пинки, это же… — начала было протестовать единорожка.

— Вот теперь нет времени на твою логику! Бросай или мы все обречены! – крикнула Пинки.

Твайлайт сглотнула комок, стоящий в горле и кинула Пинки прямо в хаос. Розовая пони не колебалась, летя прямо в рушащееся небо. Она просто вытянула вперёд своё копыто и…

— КАКОГО ХУЯ?! – заорал я, увидев, как копыто Пинки пробило экран моего ноутбука и вырвало три кнопки из клавиатуры.

— Пинки, что ты сделала? – крикнула Твайлайт, как только её подруга упала обратно в Понивилль.

— Неважно! – ответила та. – Возьми, у нас мало времени!

Твайлайт посмотрела на то, что Пинки положила в её копыто. Это был небольшой квадратик с двумя буквами – «А» и «Ф».

— Пинки, что это такое? – спросила единорожка.

— Некогда объяснять! – закричала доблестная розовая пони и кинула Твайлайт ещё один квадратик с надписью «Ctrl». – А теперь сожми своей магией две эти штучки вместе и сосредоточься на своём существовании. Я не знаю точно, что произойдёт.

Твайлайт телекинезом подняла обе вещи. С небольшим сопротивлением они слились вместе. Вспышка – и Твайлайт была отброшена ярко-синей волной, вырвавшейся из соединённых клавиш. Синева продолжала распространяться, быстро затопив всю Вселенную.

— А это за мою невинность! – крикнула Пинки, проскакав в эпицентр взрыва и впечатав её клавишу с надписью «Del» в «Ctrl-a».


Эпилог:

Нет, Пинки не разрушила вселенную. Как только жуткий срансрик был удалён, всё стало как обычно. Пони не запомнили всех страшных событий, произошедших в тот день, даже Пинки Пай была избавлена от жестокой участи – воспоминаний об этих ужасах. Жизнь в Понивилле продолжала идти своим чередом, за одним исключением. По какой-то причине одна определённая розовая пони снова смогла есть кексики. А теперь прошу прощения, мне нужно купить новый ноутбук.

Комментарии (15)

0

Стоило ей сосредоточиться – и её грива с хвостом принимали любой стиль. Обычно она держала их длинными и колючими, грациозно прикрывающими один из её глаз….

Я, конечно, понимаю, что имелась в виду грива закрывающая глаз, на манер Флаттершай. Но построений предложения таково, что я просто не могу не спошлить о хвосте, грациозно прикрывающем её "шоколадный глаз". Мне стыдно, но ничего поделать я не могу.

Она повидала много плохих писателей на своём веку, но надо было отдать должное – эти фрагменты были чуть ли не самыми худшими.

Эх, Пинки, Пинки, не читала ты талантов со сториса...

С тошнотворным треском законы канона оторвались от реальности, и на лицо Дэш наползла огромная глупая улыбка

Ох, как же часто я слышу этот звук, когда читаю очередной фанфик. Самое мерзкое, что когда я сам начинаю писать, треска стоит не меньше.Прекрасный рассказ, спасибо за перевод.

k-t #1
0

k-t, был рад стараться! Честно говоря, я ещё очень, _очень_ долго буду хихикать, когда увижу очередную слезинку в тексте.

Mertan #2
0

Шиздец. Три не самых лучших фанфика объединяются в офигительный трэш, оправдывающий все грамматические ошибки автора, угловатость сюжета и просто не дающий заскучать. Можно откусить от пирога данной идеи?

Ablaze Coal #3
0

=\
(ПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткоеПохчтокороткое)

Тенион #4
0

[quote]Терпеть не могу выступать, но такие люди как ты должны знать своё место![/quote]

Ошибка ясна, я думаю.

James #5
0

James, ошибки как раз-таки нет. "Люди" звучит от Мунклауд, т.е., от творения молодой фикрайтерши. Точно так же можно придраться к неграмотной речи Крушилы.

Ablaze Coal, спрашивайте оригинального автора, если сможете найти. Я всего лишь переводчик.

Mertan #6
0

Вот именно об этих оправданиях я и говорил! Не пытайтесь придираться: автор просто переписывает кого-то, к нему претензий нет :).

Ablaze Coal #7
0

Неплохо, после недавних "Вычитка клопфиков — отстой" тема высмеивания недочётов видимо стала модной (хотя когда она таковой не была?). Но тем не менее, рассказ неплох, интересен и имеет неплохой финал. Копыто вверх!

Dwarf Grakula #8
0

Я только за продолжение! 10/10!

keret.lakaruys #9
0

нашёл ещё один шедевр. *слезинка радости скатилась с его лица*

AnDeY #10
0

Чувак это ГЕНИАЛЬНЫЙ рассказ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Спасибо ОГРОМНОЕ за перевод :)
Забираю в коллекцию избранного.

Серокрылый #11
0

Для полной коллекции не хватает брони, который смог получить силу Тзинча, отжал Фростморн, яблоко Эдема и Бэтмобиль, а после переместился в Эквестрию.

DoubleGun #12
0

Смех-смехом, но про яблоко есть уже фик.

Штунденкрафт #13
0

Знаете, теперь хочется на переизбытке эмоций процитировать Крушилу. При чём в самом положительном смысле. Давно я так не смеялся.

К сожалению я типажи многих из этих персонажей узнал, от этого стало как-то... грустно, но и злорадно. А вообще после подобного всегда должно становиться стыдно и злорадно. В подобном стёбе, кстати это единственный нормальный с нормальным стёбом над Мэри Сьюхами. У всех других, кто пытался это спародировать получались обычные истории про Сьюх, только в описаниях в таких случаю пишут "Стёб", больше отличий нет.

wing_regent #14
0

Какое-то безумие...
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #15
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...