S03E05
Пролог. Глава 2 Свобода! Свобода?

Глава 1. Начало.

Весь этот разговор я подслушал, прячась в тени у основания люминесцентной ламы. Часть моего тела, бывшая, когда то чем-то вроде лишайника, мимикрируя под потолок, теперь успешно питала основное тело, перерабатывая свет от лампы (от автора: мимикрия — способность организма маскироваться под окружающую среду, сходство окраски и формы). Я удивлен живучести этого симбионта гриба и водоросли. Ему была нипочем регулярная санобработка экспериментального отсека, благодаря этому я мог прятать более нежные части тела под ним. Уже две неделе как удалось выбраться из бокса повышенной защиты, но никакой возможности пробраться из отсека у меня не было. В тамбуре, отделяющем отсек от остальных помещений, проводилась термическая дезинфекция и сколько я не пытался уехать "зайцем" на костюме ученых, мой разведчик неизменно подыхал. Вообще было чудом, что мне удалось выбраться из бокса с мышью в рабочий отсек. Бокс был отделен от отсека стеклянной перегородкой и обеспечен замкнутым циклом. Даже пища и вода подавались после санобработки.

Однажды мне несказанно повезло. Колба с отходами жизнедеятельности мышей была разбита лаборанткой. Так цисты с основными генетическими образцами взятыми от мышей и их микрофлоры оказались в отсеке. Лаборантка, судя по всему, не захотела придавать огласке случай с колбой и провела лишь стандартную санобработку отсека.

Но начну сначала. Моя личность сформировалась как будто из неоткуда. Миг, ее не было, еще миг и она уже существует. Словно кто-то нажал кнопку и я заработал. Мгновенно появились чувства, знания, привычки. Отсутствовали только личностные воспоминания. Я знал, как называется та или иная вещь, но откуда это знание у меня не имел понятия. Самое главное я не помнил своего имени! Чувствовалось, что оно неимоверно важно для меня, что в нем кроется тайна то, что я такое. Безымянность сводила с ума. Поборов приступы жесточайшей депрессии я начал исследовать мир за пределами моего сознания. Первым моим ощущением была моя множественность. Я находился во множестве тел объединенных в некую, взаимосвязанную сверхсистему. Тела испытывали самые разные ощущения. Дискомфорт, удовольствие, сытость, голод, боль, напряжение и расслабленность, все это я ощущал. Вторым моим основным чувством стало чувство деления. Именно от деления я получал удовольствие. Я не мог подсчитать, сколько у меня тел, но точно уверен, что много, очень много. И их становилось все больше и больше. Я не мог понять, увеличивалось ли мое количество сразу после деления или проходит какой-то промежуток времени из-за того, что с увеличением численности все чувства сливались в едва заметный фон.

Неожиданно на меня свалилась лавина информации. Я ощутил запахи, цвета и звуки, прочувствовал давление на кожу. Когда удалось более менее упорядочить нахлынувшие на меня чувства, пришло ощущение целостности. Я понял что мне удалось захватить мозг носителя. Носителя?! Откуда у меня эти знания? Я осмотрел окружающую меня обстановку. Первым меня удивило зрение. Оно было черно-белым. Я понял, что раньше я видел в намного более широком диапазоне, но как выглядят другие цвета вспомнить не смог. Я находился в огромнейшем помещение с белыми стенами и большими люминесцентными лампами. Стоп. Это не помещение и лампы большие, это я маленький! Я точно помню, что раньше был намного больше. При осмотре я заметил, что нахожусь в чем-то вроде герметичного и прозрачного аквариума. Только пол и одна из стенок были непрозрачны. Рядом я заметил еще таких же аквариумов с белыми мышами. Боже я же и сам мышь! Что бы окончательно в этом убедится я решил глянуть на свой хвост. Вот и он, розовый, облезлый. Тело слушалось меня легкость, но я от чего-то знал что оно мне не родное. Я что реинкарнировал в тело мыши!? Не похоже. А как же ощущение множественности? Интересно другие мыши тоже разумны? Не буду забивать пока голову ерундой.

Окончательно освоившись в мышином теле, я решил заняться самодиагностикой. Стоило, только чуть сосредоточится и мне удалось вернуть ощущение множественности. Теперь я знал что искать и обнаружил еще несколько "тел" не объединенных в систему с мышью. Но ни какой особой информации от них не поступало. И тут я ощутил озарение. Словно заработал сверхкомпьютер в подсознание. Я и раньше чувствовал что происходит обработка каких то данных , но не обращал на это пристального внимание. Для меня это было так же естественно, как дыхание для мыши. Теперь я знал как, имея несколько тысяч клеток мыши и много строительного материала и энергии для них, создать из них любой мышиный орган. Постепенно, словно после тщательной обработки приходили знания о назначение тех или иных генов. Нет, я понятия не имел как они устроены. Знал их назначение и то как их можно использовать. Так же поступила информация по внутренней и внешней микрофлоре мышки. Все эти знания открывали огромный простор для экспериментов над ней. Покопавшись в постепенно обрабатываемых знаниях я понял, что могу не только контролировать мышиные клетки, но и изменять их назначения и даже замещать клетками других видов без всякого отторжения.

Судя по окружающей меня обстановке, я находился, в лаборатории. Из-за того, что возможно, где то стоят камеры, я не решился на кардинальные изменения в мышином теле. Мне осталось только ждать и перебирать получаемые от подсознания гены. Увы, ни чего подходящего не попадалось.

Крайне трудно отщитывать время, не имея часов ни солнц перед глазами. Через некоторое время я увидел, как дверь в помещение открылась, и вошли двое в белоснежных костюмах похожих на скафандр. По лицам, видневшимся за стеклами костюмов можно было определить, что вошедшие были людьми. Старый, с испещренной морщинами лицом и легкой седой щетиной мужчина и девушка лет двадцати пяти тридцати с рыжими бровями. По губам было видно, что они о чем то говорят, но даже чувствительные мышиные ушки не услышали не звука. Значит бокс воздухоизолирован. Между тем девушка по очереди брала боксы с мышами за пределаные сверху ручки и по одному переносила их к стенду. Старик делал с ними какие-то операции, девушка же возвращала их обратно. Наконец дошла очередь и до меня. Едва меня поставили на стенд, в воздух стало поступать какое-то пахучее вещество, от которого мышь потянуло в сон. Клеткам удалось побороть реакцию организма, но я счел лучшим симулировать. Сквозь прищуренные веки я наблюдал, как темная стенка ушла в бок а за ней появились перчатки и металлическая ванночка с какими-то приборами. Сейчас резать будут, мелькнула мысль. Но нет. Старик лишь взял немного мышиной крови и шерстки. После этого вколол какую-то зеленоватую дрянь моему носителю. Я почувствовал как мышиные клетки и я в них были атакованы крайне агрессивными "конкурентами". Я растерялся. Понятия не имею, что со мной случится если мозг носителя погибнет. Пока я пытался разобраться в происходящем мой "организм" спасал мышку. Судя по всему, проанализировав образцы захватчиков мне удалось выработать антитела. На все это ушло минут десять. Мда, зря я так боялся. Мое тело и без непосредственного контроля способно защитится.

Я наконец решил обратить внимание на окружающий мир. Так, как понятия не имел, сколько действует усыпляющий газ, то первым делом посмотрел на соседей. Ага, кое-кто уже вставал и начинал гулять по аквариумам. Мне тоже пора показать, что я живой. Старик с девушкой по-прежнему находились в комнате, кружа у какого-то стенда с моим коллегой — подопытным мышеем. Они еще несколько раз забирали разные аквариумы, затем забрали чемоданчики с инструментами и с образцами. Так если я могу ощущать себя не только в мышах, но и их микрофлоре, то можно попытаться ощутить себя и в тех колбах. Вот мой шанс! Я попытался ощутить себя образцах, которые забрали. Ёпрст! Я почувствовал, что остальные мыши тоже заражены мною!

Когда же, наконец, я узнаю все возможности своего организма?! Да кто же я такой? Как меня зовут? Имя, имя, мое имя... Стоп. Хватит. Это я уже проходил и чуть с катушек не слетел. Мне нужна Цель. Именно так, с большой буквы. Чего же я хочу?.. Я хочу жить и получать от жизни удовольствие. Что мне мешает? Незнание собственных слабостей и возможностей. И то, что я нахожусь в карантине. Пожалуй, следует начать с исследований своих возможностей. На другое я не могу повлиять. И самое главное не показать что, я разумен. Иначе меня запрут, что не выберешься. Начну, пожалуй, с разбора архива обработанной информации о клетках. Информации много, но в ней нет почти ни чего нужного на данный момент. И еще огромнейший объем находится в обработке. И это только от одной мыши! Что будет, когда я получу образец человека? Но кое-что полезное найти удалось. По воздуху сбежать не получилось, захваченные мной одноклеточные которые жили в атмосфере, были слишком просты, что бы заставить их разносить меня. Нет, я мог их изменять, но не хватало энергии и ресурсов одной клетки. К тому же взяв управление клеткой, я полностью ослеп и оглох. Управлять одновременно одноклеточным и мышкой не получалось. Что бы перейти из одного организма в другой, уходило много времени. Причем прослеживалась закономерность, чем меньше было количество зараженных клеток в организме, тем дольше приходилось настраиваться для переноса матрицы личности. Зато обнаружил интересный факт, если носитель погибал, матрица личности, так я назвал свое я, возвращалась в предыдущего носителя. Так что идея с заражение через атмосферу откладывалась на неопределенный срок.

В корме хоть и прошедшем санобработку удалось найти и заразить весьма живучий лишайник. С помощью мышки я переселил его на металлические части аквариума, которые держали его стекла. Благодаря постоянной подкормке он начал активно выделять кислоты. Нет, не годится, такими темпами он будет "грызть" железо до морковкина заговенья, нужно, что-то другое. Мне нельзя медлить, мышей могут утилизировать в любой момент и чем раньше я сбегу, тем лучше. Я решил провести учет захваченных мной организмов. Мышь, лишайник, микрофлора желудка и кожи мыши, несколько видов мелких паразитов проживающих на шерсти и коже. Мало, слишком мало. Даже аквариум оказался стерильным. Я попытался дотянуться до других мышей зараженных мной. Чувствовалось, что они были заражены, но то ли аквариумы были не только клетками, то ли просто не хватало опыта. После двадцатки неудачных попыток мне удалось перейти в другую мышь. Что ж у нее было все почти так же, только имелось несколько новых образцов микрофлоры. А вот информация по тем бациллам, что были только у прошлой мышки, отсутствовала. То есть подсознание выдавало, что запрашиваемые образцы исследованы, но отсутствуют в архиве данного носителя. Вот еще, почему я не смог ни чего сделать, когда был в одноклеточном! Он воспринимался мной как отдельный организм и в нем отсутствовали другие гены. Я разочарованно подумал, что не смогу скопить весь генетический материал мира. Эх, а такие были планы по захвату планеты... С другой стороны, что мешает мне сделать небольшой склад образцов разных генов, в теле мышки? Я сделал маленькую полость внутри мыши "сложил" туда образцы все не мышиные образцы генетики.

Я могу развиваться из маленьких организмов только при условии наличия энергии, строительного материала и образцов генов. Нужно попробовать сделать, что то вроде цисты, которая будет содержать все это и развиваться при наличие благоприятных факторов. Пожалуй, у меня получится это сделать, а из аквариума я буду их выводить через кал и мочу. Я видел, как девица забирала стеклянные колбы с мышиными отходами жизнедеятельности, откуда-то снизу.

И потянулись дни. С определением времени были большие проблемы, и я понятия не имел, сколько дней прошло. Это очень бесило. Казалось, что ученые заходили через совершенно разные промежутки времени. Каждый день старик и девушка приходили в комнату и ставили опыты на мышАх. К тому времени я наловчился сравнительно быстро перемещаться из мыши в мышь и старался всегда находится в подопытном теле. Несколько раз это приносило пользу, и я получал новые гены, но они все равно оказывались, изолированы в теле той мышки, над которой ставили эксперимент. Через корм тоже ни чего нового не попадало, только тот же живучий лишайник. Я научился более менее быстро перестраивать клетки и даже менять их положение в теле. Однажды закрывшись телом от возможных камер, я умудрился вырастить второй хвост. Он управлялся так же легко, как и первый. Словно у мыши с самого начала было два хвоста. Правда, это стоило ей физического истощения. Что бы восстановить организм, а так же в целях конспирации, я разобрал и переработал хвост в энергию. Мышь все равно оказалась весьма истощена. Получается при изменение внешней оболочки организма тратится колоссально много энергии. Я внес изменения в цисту, что бы она, при наступление благополучных условий, могла самостоятельно придвигаться и не тратила энергию на строительство "ног". Но связь с цистами всегда обрывалась за дверью. Я понятия не имел, что с ними происходит дальше. Что будет, если я удалюсь, так далеко, что потеряю связь с другими носителями, а мой носитель помрет? Что-то мне не охота узнать ответ на этот вопрос.

И вот настал тот день, когда мне удалось сбежать из своей камеры. В этот день девушка зашла в комнату одна. Ее поведение, красные глаза, а так же дрожащие руки свидетельствовали, что она чем-то сильно расстроена. Я решил, что или сейчас или никогда. Ни каких опытов и исследований она проводить не стала. Сразу пошла к аквариумам и начала складывать в ящичек колбы с экскрементами. Как же ее заставить разбить их? Даже если и получится так быстро перестроить голосовые связки и издать громкий рев, все равно аквариумы изолированы, и она ни чего не услышит. Есть только одна возможность, напугать ее самой мышкой. Удобно, что колбы находились где-то снизу и голова девушки как раз была на уровне аквариума. Я внимательно следил, как она укладывала колбы, переселяясь из одной мыши в другую. Думаю, я побил свой рекорд по скорости переселения. Наконец это случилось, она подняла голову и посмотрела на мышь. Я тут же раззявил мышиную пасть и кинулся из дальнего угла аквариума к ее лицу. Естественно с разгона врезался в стенку. Но это сработало! Она отшатнулась от психованной мыши, как будто на нее кидался доберман какой! Я как завороженный смотрел, как из ее руки выскользнула колба с мочой и словно в замедленном виде стала падать. Девушка попыталась перехватить ее в полете другой рукой, но не успела. Колба упала на пол и разбилась. Брызги разлетелись по белоснежной комнате, и попали на защитный комбинезон. Прекрасно я сейчас на ней и уеду из комнаты. Я чувствовал, как радость переполняет меня и решил заодно проверить максимальное расстояние, на которое смогу перенести матрицу личности. Во мне кипела гордость за удачно с импровизированный план побега.

Девушка сидела на попе и рассматривала творение своей безалаберности и моей хитрости. Било видно, что она что-то говорила. Наверно матерится, подумалось мне. Резко вскочив, побежала куда то в угол и вытащила от туда баллон похожий на огнетушитель. На нем был изображен перечеркнутый знак биологической опасности. Девушка трясущимися руками направила шланг на забрызганную ногу и нажала на курок баллона. Из него повалила струя то ли плотного дыма, то ли пены. Обработав этой быстро таявшей гадостью ногу, она перенаправила струю на пятно. Только как следует, завалив пятно и все окружающее оборудование в радиусе трех метров она, наконец, успокоилась. Вещество быстро испарялось, оставляя после себя мутный налет. Девушка подошла настенной панели откинула ее и набрала что-то внутри.

Я с замиранием сердца, смотрел за всем этим, одновременно пытаясь пробиться матрицей личности в цисты на ноге девушки. Чувствовалось, что они еще живы и способны передвигаться. За основу цисты я взял одного из мышиных паразитов, увеличив его до размеров молодого клопа, покрыв его сверху тем самым не отравляемым лишайником. Так же мне пришлось буквально с нуля слепить ему глаз. От слуха я отказался в связи с тем, что при побеге он мне не нужен, а восстановить его на основе мышиных генов не такая уж сложная задача. На цисте находились вакуумные присоски, которые срабатывали при наличии атмосферы и твердого тела рядом. Она была способна продолжительное время находится в без питания. Так же, как оказалось, она способна противостоять химической дезинфекции благодаря обожаемому мною лишайнику. Я присвоил этому организму имя разведчик. Наконец, несмотря на малые размеры цисты, мне удалось взять ее под управление. Развернув клопа из нее, сразу же почувствовал, как ограничен слепленный мной гомункул от организма мышки. Конечно, на полевых испытаниях цисты в аквариуме я чувствовал то же самое, но тогда рядом была мышь, в которую я мог перейти. Сейчас же отклик мышей был намного глуше. Значит, у моей способности перемещать матрицу личности есть зависимость от размера тела и от расстояния. Наконец удалось настроить зрение. Оказалось неожиданно неудобно наблюдать за окружающей обстановкой с ноги. Из-за того, что девушка постоянно двигалась туда, сюда картинка сильно прыгала. Глаз, сделанный мной, оказалось весьма близоруким, я даже потолка не смог рассмотреть. Девушка пошла к выходу. Я дрожал от нетерпения, наконец, свобода. Дверь отъехала в сторону, и девушка вошла в тесный тамбур. Теперь понятно, почему они выходили по одному. Девушка зашла в тамбур и за ней закрылась дверь. В тамбуре заметно повысилась температура. А! Поглоти меня бездна, больно-то как! Попытался достать до мышей, но от них не пришло даже отклика. Сейчас сдохну... Все цисты лопнули и сгорели почти одновременно.

Я очутился в теле мыши, из которой прыгнул в цисту. Сознание заполняли фантомные боли от сгоревшего разведчика. Никогда больше не буду делать, что либо, без подготовки. Так ведь и сойти сума от боли можно! Справившись с шоком от смерти многоклеточного носителя я посмотрел, что творится с наружи. Весь отсек, начиная с пола и подымаясь все выше, заполнялся туманом. Видимо еще одна ступень защиты. Я попытался нащупать цисты, которые не попали на ногу. Слава отцу хаосу. Они все оказались живы. Значит, как только очистится отсек, они начнут выполнять заданную программу, ползти наверх и к свету. Наконец вентиляция очистила отсек и цисты развернулись в разведчиков. Я с трудом подавил желание прыгнуть в одного из них. Сейчас важнее смотреть за окружающей обстановкой, а глаз мыши для этого куда более приспособлен. Вернулась девушка. Смела остатки порошка от "огнетушителя" и стекла от колбы в пластиковую коробку. Хе, хе, а разведчики то уже уползли... Обработав снова всю поверхность из "огнетушителя", дождалась когда пена высохнет и смела пыль. Наконец снова ушла. Фух, прокатило. Хоть из аквариума удрал.

Где то часа через два разведчики добрались до ближайшей люминесцентной лампы и мне пришлось прыгнуть в одного из них. Кое как собрав всех их в единый организм я стал преобразовывать. Мне был необходимо незаметное, самодостаточное существо, способное подглядывать и подслушивать, одновременно защищенное от дезинфекции. Энергию я решил получать от переработки света и тепла от лампы все тем же лишайником. Слава хаосу, что мне попалось это воистину незаменимый симбионт! Ухо и глаз я решил сделать мышиными, так как мой собственный проект миниглаза с треском провалился. Проблему незаметность я решил соскоблив частички потолка и поместив их на поверхности тела. Хоть это и очень сильно мешало фотосинтезу, но конспирация важнее. Если не присматриваться то и не отличишь от потолка. Свое творения я нарек шпионом. Как только я закончил его конструировать, появилась новая проблема. Я использовал в шпионе слишком много органов от разных существ. Даже моя творческая интуиция не справилась с регулировкой биохимии. Или же просто не хватает опыта и знаний. Далеко же мне еще до матушки природы. Мыши были прекрасно отрегулированной и сбалансированной системой. Не то что мое убожество. Еще сильно напрягало отсутствие мозга. Создать из нечего такой важный орган было невозможно. Мозг мыши оказался настолько сложной системой, к тому же заполненной памятью и рефлексами, что я и представить не мог с чего начинать его создание. На вряд ли в сближающую сотню лет мне удастся создать хоть что-нибудь похожее. Единственное что у меня вышло это жалкое подобие спинного мозга и нервной системы. Пришлось заниматься ручной регулировкой биохимии, но едва я стыковал один процесс, другой из-за этой стыковки терял баланс. Плюнув на все, я решил начать регулировку с основы, с лишайника. Теперь начало получаться, одно начало ложится на другое и в конце концов у меня получился сносно отрегулированное многоклеточное, состоящее и клеток водорослей, грибов, простейших, насекомых и позвоночных. Мда, конечно система получилась весьма громоздкая и уродливая, но главное, что она работает! Нашлась еще одна проблема. Мышам постоянно поступал корм, и я не боялся, что эксперименты приведут к истощению носителя. На потолке же я испытывал огромный дефицит веществ для размножения клеток. Приходилось использовать имеющиеся ресурсы чрезвычайно экономно. Мне не терпелось испытать шпиона на ученых.

Наконец они пришли. Как всегда двое. И на этот раз я их слышал. Видимо в скафандрах, почему то не было радиосвязи и они переговаривались через внешние динамики. Наконец получится узнать о том, что же здесь происходит, а может и свое имя услышу. Свое имя... Отставить! Сейчас не время впадать в депрессию! Прослушав разговор, я подтвердил свои мысли о том, что старик это ученый, а девушка лаборант. Судя по всему, они занимаются исследованием некоего вируса попавшего к ним от кого-то объекта "носитель". Вместе с ним в лабораторию попали предметы с феноменальными свойствами. Возможно ли что тот "носитель" и я одно и то же лицо? Вполне возможно, вполне возможно. Нужно добраться до него, во что бы это не стало! Как же отсюда выбраться? Как? Мой разум метался, словно дикий зверь в клетке, строя и отбрасывая планы побега. Я почувствовал, что опять приближаюсь к безумию. Опять пришлось бороться с собственным разумом. На этот раз у меня хватило силы воли остановить приступ, но что случится, когда я его прощелкаю? Наверняка ни чего хорошего. В первую очередь для меня самого.

Успокоившись, я понял, что мне ни чего не остается, как ждать удачной возможности. Получилось же выбраться из бокса. Как же мерзко ощущать, что от тебя ни чего не зависит. Опять потянулось время, профессор и его аистенка заходили еще несколько раз.

-Сергей Иванович вам не кажется немного параноидальной система защиты лаборатории? — Спросила однажды ассистентка профессора. — наличие почти в каждой комнате бомбы с чем то похожи на напалм сильно действует на нервы. Еще и всего один выход на поверхность. Не дай бог, что случится с лифтом, мы же здесь останемся запертыми

 — Александра не порите горячку — Ворчливо ответил профессор. Что-то он сегодня не в настроение. — Мы здесь не в бирюльки играем, а исследуем особо опасные объекты неизвестного происхождения. Я считаю, что все меры оправданы. Мы не можем дать вырваться на свободу объектам исследования. Тем более даже если и случится катастрофа, у каждого работника лаборатории имеется индивидуальный защитный костюм, в котором мы, между прочим, ходим по коридорам каждый день. А по поводу бомб... нет, это не напалм, это что-то в разы мощнее. У нас в любом случае будет время добраться до комнат спасения. Если конечно не красится перед выходом по пятнадцать минут.

 — Пятнадцать минут, для приличной девушки это очень быстро. — Возразила ассистентка . Больше ни чего нового я не услышал.

Наконец произошло что-то интересное. Через тамбур в отсек въехал большой контейнер. За ним показался, человек в защитном костюме, тихо проклинающий проектировщиков тамбура. Интересно как он влез туда с этим ящиком? Это точно не профессор и не его ассистентка. Совершенно не знакомое мужское лицо. Его движения были весьма неуклюжи, заметно, что скафандр ему непривычен. Забрезжила надежда что он умудрится порвать его. Я тут же открыл половину имеющихся резервуаров с зараженными спорами. Если хоть одна попадет на кожу я смогу заразить его! Хоть время жизни на воздухе и ограничено, но я обязан попытаться. А! Поглоти меня бездна. Я поторопился, надо же было открывать, только если порвется. Неизвестно еще, сколько он тут работать будет, а споры быстро передохнут. Проклиная себя за торопливость и отсутствие самоконтроля, я следи за тем, чем занят этот человек. Он в это время монтировал под потолок какой-то излучатель. Наконец закончив тестировать его, направился к выходу. Я аж зашипел от досады. Несмотря ни на что скафандр остался герметичен, а контейнер из под оборудования остался стоять в углу. А я надеялся, что получится протащить в нем разведчика свернувшегося в цисту. Почти сразу же в отсек вошли профессор с лаборанткой.

 — Саша подготовь второй образец. — Сказал профессор, крутя что-то в излучателе. Лаборантка, молча, отсоединила бокс с мышкой от системы жизнеобеспечения и потащила к излучателю. Хоть было немного страшно, я перенес матрицу сознания в тело этой мышки. Что ж переносить опыты на себе не впервой, прорвемся. Наконец бокс поставили на испытательный стенд. Излучатель повис прямо надним. Не нравится мне этот эксперимент, но метаться уже поздно, я не выведу матрицу из мыши так быстро. И тут я увидел пронзительно голубой свет, льющийся сверху. До этого я не видел других цветов кроме черного и белого, но в этот раз мне почему-то удалось его увидеть. Вслед за светом пришла адская боль. Смерть от термообработки в тамбуре показалась мне легким уколом с той болью, что причинял мне этот свет. Последнее что я запомнил, это ощущение накатывающего сумасшествия.

Как же мне хреново. Я ни с дикого бодуна в общаге на полу, ни после ночи со суккубой в молодости не испытывал такого отходняка. Болела каждая клетка моего нового тела. Пересилив, напавшую на меня апатию я посмотрел в окружающий мир. Мир был перевернут с ног на голову. Хм, правильно, после смерти меня выкинуло в предыдущий носитель. В тело шпиона.

-Это прорыв, это прорыв... Мы утерли нос этим выскочкам физикам. Теперь дотации точно наши — Бухтел профессор не переставая и приплясывал вокруг излучателя. — Саша камера фиксировала эксперимент? Мне нужна будет покадровая детализация. Саша?!

Вместо мышки в боксе была бурая, пузырящаяся лужа слизи. Ассистентку я обнаружил бредущей к тамбуру. Нижняя часть секла шлема была забрызгана чем то оранжевым. Она что блевала?! Конечно, слизь выглядела не аппетитно, но не на столько что бы заставить сработать рвотный рефлекс. Тем более у биолога. О, еще одно воспоминание личности, мимоходом заметил я. Значит, я безумствовал не так уж и долго. Радует, что после приступа я выжил и пришел в норму. Решил посмотреть на других носителей. Мать моя тьма! Теперь понятно, что так подействовало на девушку. Вместо милых мышек я увидел в боксах каких-то сюрреалистичных тварей, сошедших с экрана фильма ужасов. Они вызывали у меня странные чувства. С одной стороны редкостное омерзвление и ужас от их внешнего вида. С дрогой стороны желание уничтожить тварей пока они не расплодились и одновременно ощущение родства. И третье, самое странное, умиление, как будто увидел маленького пушистого котенка. Как я умудрялся все это почувствовать, сам не понимаю.

В боксах находились существа больше всего похожие на переплетение нескольких осьминогов. Твари были абсолютно асимметричны. Из центрального каплевидного тела выходило десятка три отростков покрытых слизью. Несколько заканчивались глазами, но большинство были с присосками, костяными крючками, пилами и жалами. В утолщение центрального тела находилась не закрывающаяся круглая пасть, усаженная мелкими треугольными зубами в несколько рядов. Разорви меня бездна. Ни хрена себе как мое безумие вывернуло бедных мышей. Я аж сам себя начал опасаться. Существа довольно быстро передвигались по клетке. Что интересно не имели предпочтений по чему ползать по полу, по стенам или даже по потолку. Странно, что шпиона не перекрутило. Думаю, его спасло то что после смерти он стал носителем матрицы личности. Или же из-за того что я собрал шпиона фактически на коленке из клеток самых разных организмов. В общем, не до этого сейчас.

Я попытался перенестись в одну из мышей — монстров. Получилось довольно легко. Хм... Получается что эта форма более удобна для работы с перенесением матрицы. Ни какого отвращения от управления этой тварью не появилось. Безумство, которого я больше всего опасался, тоже не накатило. Все внутренние органы присутствовали и даже слегка модифицированы. Коренное изменение перенесли кровеносная, нервная, опорно-двигательная и пищеварительная системы мышА. Я прикинул можно ли собрать обратно мышку? В теории получилось бы, но заняло бы много времени и потребовалось бы много пищи рядом. Вон как монстрики подъели весь мышиный корм и их по прежнему терзал голод. Энергии на внешние трансформации уходит много. Интересно если бы встретились голодных монстрика, без матрицы, стали бы они нападать друг на друга? Да и бессмысленно собирать их в мышек снова. Ученые все видели и камера которую я так опасался, была где-то среди оборудования. Преобразование в монстра в мышь только напугает их еще сильнее. Стоп, получается профессор в курсе, разбитой колбы? Или нет? Бездна, как все запутано! Я перенес матрицу снова в тело шпиона.

Пока я разбирался с мышами профессора и след простыл. Мелькнула мысль, сломать этот проклятый излучатель. Нет, тогда я точно спалюсь. Если еще остались шансы на то, что я смогу выбраться из отсека я должен их использовать. Итак, уже напорол косяков. С другой стороны ученые просто обязаны исследовать столь загадочное явление, сюда набежит куча народу и у меня наверняка появится шанс сбежать в наступившем бардаке. Наконец вернулся профессор. Странно, без ассистентки он еще ни разу не приходил. В след за ним, вошли еще двое мужиков в скафандра. Одного из них я узнал. Это он монтировал долбаный излучатель, второго же увидел в первый раз.

 — Быстро обрабатывайте оборудование пеной из вон того баллона и тащите в тамбур. Там его после обработки заберут. В первую очередь "Резонатор". — Сказал профессор. Одни из мужиков обрабатывал оборудование из баллона, второй же в это время демонтировал его. После чего оборудование помещали в контейнеры, стоявшие в дальнем углу отсека, которые тоже обеззараживались. — Скорее мужики. Пока Саша руководителя проекта отвлекает нужно вынести как можно больше оборудования. Иначе все это попадет под термическую дезинфекцию и придется, потом ждать еще полгода пока новое прилетит.

Схоронившись на потолке, я ошеломленно смотрел на происходящее. Что же происходит. Мир отсека, казавшийся таким неизменным и устоявшимся, рушится. Профессор подбежал к боксам с монстрами и начал выстукивать что-то на клавиатуре. Боксы стали поочередно вспыхивать, один за другим. От монстров в итоге не то что скелета не оставалось, даже пепла не было. Бездна, я опять ошибся! Что-то насторожило ученых. Где же я прокололся? Точно дело не в разбитой колбе. Иначе отсек выжгли сразу же. Наконец все трое отвернулись от контейнера с барахлом и шпион, отцепив присоски, упал в испаряющиеся хлопья дезинфектора. Ай, зараза. Не получилось вовремя прикрыть глаз лишайником и его выжгло. Ничего, главное я внутри контейнера. Шпион забился под оборудование и свернулся там клубком. Я почувствовал, как контейнер покатили. Затем он немного постоял, как я думаю, в тамбуре и поехал дальше. Наконец я на свободе.