Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7. Голубогривая

Глава 8. Прощение

Я видел Элли!

Я вновь оцепенел от уведенного. Самое время потерять сознание. Столько неожиданностей за пару минут…

— Элли? – с большим удивлением спросил я – Ты? Но как? Как это возможно?

Элли молча встала и подошла к озеру. Она заглянула в него, посмотрела на своё отражение, после чего я услышал, как капелька, слезинка, ударилась о воду.

— Прости. Я не хотела, чтобы ты это знал…

— Что? О чём… но ты ведь не собиралась уезжать, так?

Элли обернулась ко мне и спросила:

— Ты ещё не понял?

Я ничего не ответил и продолжал смотреть непонимающим взглядом.

— Я чейнджлинг!

Элли отвернулась и снова посмотрела в озеро.

— Как ты стала такой? Я знаю тебя другой.

Я уже понял, что это она, не только спасла меня, но и чуть ли не убила Зекору. Но я больше хотел знать правду, чем вспоминать это.

— Я всегда была той Элли, которой ты меня знаешь. До недавнего времени…

Я внимательно слушал её, пытаясь встать и отряхнуться.

— Ещё месяц назад я счастливо работала в своей закусочной. Как один, немолодой клиент попросил продигустировать его пирог. После работы он отвёл меня к себе домой и угостил тем пирогом. У него дома было много странных и страшных предметов. Только потом я узнала, что он был неким колдуном, использующим чёрную магию. Ничего не опасаясь, я сняла пробу и замерла. Замерла не от завораживающего вкуса пирога, а от его начинки. Это был яд-паралич. Я могла смотреть и частично говорить, но мои конечности были парализованы. Тот пони недружелюбно улыбнулся и потребовал рассказать ему секретный рецепт, над которым трудилась моя тётя последнее время своей жизни, до недавней её кончины...

Элли снова обронила пару слезинок.

— Тётя была превосходной пекаркой, намного лучше меня. Её осенило на создание этого рецепта, когда она увидела радужные круги в небе. Этот пирог должен был делаться из магических ингредиентов, и должен был помочь любой пони в мире: развеселить, придать сил и поставить на верный путь, делая всех счастливыми. Пони, возжелавший заполучить и уничтожить рецепт этого чуда, сказал, что навлечёт на меня проклятье, если я ничего не расскажу. Он сказал, что рецепт должен быть уничтожен сейчас, или умрёт вместе со мной. Он не объяснял причин для его уничтожения, а я не верила в это и ничего ему не говорила.

Элли остановилась. Я хотел ей что-то сказать, как она продолжила:

— Я просидела у него час, пока не почувствовала, как эффект паралича проходит. Всё это время он пытался заставить меня говорить, угрожая. Как только я смогла двигать всеми конечностями, я вырвалась, сбила того пони с копыт и убежала прочь. Он только и успел крикнуть что-то про чейнджлингов и кинуть в меня зелёным зельем, осколки которого поцарапали меня. На следующий день я проснулась тем чёрным существом. Со временем я узнала о себе много нового и научилась использовать новую силу. Мне казалось забавным, что теперь я стала сильнее и могла летать. Потом я узнала, что за всё это нужно платить. Дальше, думаю, ты сам знаешь…

— Ты поглощала жизненные силы, убивая пони? Для этого ты охотилась не Зекору… Сколько же было твоих жертв?

Элли зажмурилась и, еле сдерживая слёзы, сказала:

— Восемь.

— И…

— И все мертвы! – в истерике сказала та и зарыдала.

Я молча смотрел на неё. Я пытался переварить всё это у себя в голове. Мне было одновременно жалко её, я её любил, но и я испытывал к ней ненависть. Ненависть за убитых пони.

Через минуту рыдания Элли вытерла слёзы, подошла ко мне и поцеловала.

— Я не хочу быть такой. Я не могу больше это терпеть!

— Но, а разве нет…

— НЕТ! – вскрикнула Элли — Нет… Прости, Кейт.

Она отвернулась, напряглась и по ней прошла волна зелёного пламени. Она превратилась в чейнджлинга.

— Элли?

— Прощай…

Взмахнув крыльями, она поднялась вверх и полетела.

— ЭЛЛИ, СТОЙ! – во весь голос крикнул я, улетающему чёрному силуэту на фоне большой, серебряной луны.

Я просидел там почти час, пытаясь понять её слова, и изредка вытирая слёзы. Я не хотел верить, что мы больше не увидимся, однако, ночевать в лесу – было не лучшей идеей, и я отчаянно пошёл домой.

-----

Прошла неделя. Я грустный ходил на работу, делал всё как обычно, но улыбки на мне никто не видел. Я ничего никому не говорил о случившемся. Несколько раз я был в лесу, у того озера. Но так и не видел, ни Элли, ни её обличие чейнджлинга. Я ходил к Зекоре, извинился за грубость и то, что не верил ей. Она приняла извинения своей дружелюбной мягкой улыбкой.

Вчера мне впервые за долгое время приснился сон. Там была Элли. Она пришла ко мне и просила прощение. Я ничего ей не сказал, а просто смотрел на неё. А сегодня утром, я снова заплакал, прочитав в газете следующее: «На окраине Понивиля, у самого вечнодикого леса найдено истощённое, мёртвое тело земной пони нежного светло-жёлтого цвета, с зелёной гривой и кьютимаркой пирога …»