Путеводная звезда

Иногда прошлое преследует. Иногда ты запутываешься в нём. А иногда оно возвращается в виде твоего давнего любовника, переворачивает весь твой мир с ног на голову и путеводной звездой указывает дорогу вперёд. И тогда ты понимаешь, что всё это время стояла на месте. Но прежде, чем отправиться в путешествие, следует сделать один-единственный важный шаг.

ОС - пони

Другая Найтмер

Попадун в Найтмер. История пешки, идущей вперед.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Темпест Шэдоу

Аллегро

Прошлое всеми известного диджея туманно. Кем была раньше Винил? И почему же она так не любит... рояль?

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Принцесса Селестия лежит в твоей кровати

Принцесса Селестия лежит в твоей постели, но ты не знаешь, почему. Что же делать?

Принцесса Селестия Человеки

Навык Скрытности - 69

Литлпип уже пробыла на поверхности достаточно долго, чтобы естественное воздействие солнечных лучей пустоши начало реактивировать ее давно спящую физиологию пони. К несчастью для нее, это означает, что у нее вот-вот начнется первая охота.

Другие пони ОС - пони

De pomme verte

Брони по имени Венди попала в Эквестрию во время 13 серии 2 сезона. До этого Биг Макинтош был её любимым персонажем, но теперь он её особенный пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Человеки

Неделя признательности за непогоду

Вы знаете, как убить в пегаске душу? Поставьте её отвечать за погоду во всём городе и заставьте планировать лишь солнечные дни и лёгкие ночные дожди. Никаких гроз, буранов, а тем более градов или торнадо. Другими словами, ничего интересного. Упаси Селестия создать настоящую погоду, ту, которую так любит Рэйнбоу Дэш. Фермеры никогда бы такого не одобрили. А раз так — шли бы они лесом. Вместе с модницами и принцессами-библиотекаршами, если она им тоже не по нраву. У Рэйнбоу Дэш есть мечта, которой она хочет поделиться с миром, желает он этого или нет. Этот рассказ посвящается всем, кто был страстно увлечён чем-нибудь, хоть раз в своей жизни.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Путь далёк у нас с тобою...

Короткий рассказ об отправке лейтенанта Иоганна Грау на Великую Войну.

Нотация Хувс

В научном сообществе Кантерлота находится кто-то очень хитрый, выдающий себя за принцессу Селестию. С этим мириться никак нельзя! Старлайт Глиммер берет дело в свои копыта.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира Старлайт Глиммер Санбёрст

S03E05
Глава шестая — Страдание

Глава седьмая — Надежда

Самообладание — Глава седьмая — Надежда — Автор: Varanus — Google Docs

~{C}~

Перед взором Твайлайт плавали числа, сплошной стеной непонятного текста покрывавшие толстые, измазанные сажей листы бумаги. Она отложила эту стопку и взяла другую из кипы таких же, лежавших на импровизированном столе перед ней. Единорожка несколько раз моргнула и помассировала виски, пытаясь направить разбегающиеся мысли в одно русло. У её копыт лежал слегка надкусанный пончик, который ей дал один из припозднившихся ученых. Он пришел в руины лаборатории, неся на спине пару коробок лучшей выпечки от Пони Джо, которую раздал остальным, в качестве "моральной поддержки".

«Заботливо, однако несколько неуместно, учитывая обстоятельства,» размышляла Твайлайт, тыкая теперь уже холодную булочку. Её блуждающий взгляд на мгновение выхватил тёмное пятно, тот самый бросающийся в глаза кусок черной ткани, на том самом месте, где Селестия...

Её взгляд резко перескочил обратно к записям. Немногое уцелело в катастрофе, но для неё этого было более чем достаточно, ведь она рассчитывала на меньшее. Тем не менее, как бы старательно Твайлайт не вглядывалась в числа, они попросту кружили перед ней хаотичным набором знаков. Никогда прежде значение казалось бы беспорядочных наборов цифр не ускользало от единорожки; она всегда видела связь и логику в том, как каждое число соотносится со следующим, а также понимала их значимость и потенциально оказываемое воздействие на мир. А здесь ей виделись только разрозненные фрагменты. Она знала все уравнения, что должна была применить, необходимые данные были как на копыте, но самый главный вопрос так и оставался нерешенным: если f(x) = x*(x + n), то при каком значении х происходит взрыв?

«Да признай уже, что твоя голова сейчас не в том состоянии, чтобы думать» мысленно проворчала Твайлайт, рассеяно левитируя забытый пончик себе в рот.

Вместо ожидаемой сладости она ощутила горький привкус пепла.

Перестав жевать, она глянула на пончик, и увидела, что на глазури осел толстый слой пыли и сажи.

— Фуу! — вмиг побледнев, воскликнула Твайлайт, её язык поспешил избавить рот от полупережеванной каши. — Гадость, гадость, гадость...

— Эм, мисс Спаркл?

Твайлайт замерла и, повернувшись в направлении голоса, увидела Дасти Скролла, переминающегося в нескольких шагах от неё. Твайлайт смущенно сглотнула.

— Д-Да? — спросила она, стараясь не обращать внимание на гадкий привкус во рту.

— Мы, эм, нашли несколько кристаллов... — он заметно хмурился. Позади него единорожка заметила нескольких ученых, собравшихся возле покореженных останков массива и при этом нервно ерзавших.

— В них есть что-то... странное.

Твайлайт выпрямилась и выбросила испорченный пончик через плечо. Быстро поводив языком в рту, чтобы убрать мерзкий вкус, она кивнула и улыбнулась.

— Хорошо, давай-ка взглянем.

Быстрым шагом пройдя от своего временного рабочего места мимо галдящей толпы пони, стоявшей у останков её неудавшегося проекта, она дошла до бассейна. Всюду вокруг них, сметенные в кучки, в течении тяжкого дня внимательных поисков, валялись камни и осколки битого стекла. Мостки и металлические платформы были сдвинуты в стороны, открывая обзор на оставшийся погнутый шпиль, покоившийся на дне теперь уже сухого бассейна. При иных обстоятельствах Твайлайт с легкостью бы убрала его в одиночку, но учитывая произошедшее, они были вынуждены работать над откапыванием останков массива как можно тщательнее и осторожнее.

Судя по волнению, охватившему её группу, эти предосторожности окупились.

— Что вы нашли? — спросила Твайлайт нескольких пони, стоявших на дне пустого бассейна. — Кристаллы по-прежнему активны?

Одна из пегасов, Клаудчейзер, глянула вверх на неё.

— Не думаю, но такого я раньше не видела.

Она шагнула в сторону, показывая причину всей этой суеты: остатки резонансных кристаллов массива.

Твайлайт застыла, чувствуя, как в животе что-то ёкнуло от развернувшейся перед ней картины.

— Видите, что я имел в виду, говоря об их странности? — Дасти потер подбородок копытом. — Их цвет разительно отличается от того, что я помню. Возможно, они каким-то образом обгорели при взрыве? Но...

Твайлайт не слыша ни единого слова, не отрываясь глядела на россыпь кусков кристалла, лежащих на дне бассейна; некоторые были не более, чем обычными осколками, но другие размерами превосходили яблоко. А ещё один своей величиной и формой походил на голову пони, правда намного более угловатую.

И все без исключения были глубокого темного цвета, словно кто-то разбросал по дну осушенного бассейна кусочки обсидиана.

— Все, быстро из бассейна, — Твайлайт, наконец, сумела совладать с собой. Пони внизу нерешительно замялись, застигнутые врасплох её напряженным голосом.

— Вылезайте из бассейна! — закричала она, на этот раз запаниковав и призвав магию. Клаудчейзер, к её чести, мгновенно опомнилась и схватила ближайших коллег, вытаскивая обоих наверх в один взмах крыла. Нескольких оставшихся пони обернула телекинетическая хватка Твайлайт, и прежде чем те успели опомнится, мигом вытащила на поверхность.

— Твай!.. — начал было Дасти, но Твайлайт исчезла в хлопке магии, появившись внизу рядом с кристаллами.

— Никому сюда не спускаться! Если это то, о чем я думаю... — Твайлайт подняла магией самый крупный кристалл и покрутила, пока не увидела на одной из граней отражение своего ошеломленного лица.

Страх. Затвердевший страх. Единорожка явственно ощущала, как он пробирается в её разум от всего лишь малейшего соприкосновения с удерживающей кристалл магией, ускоряет сердцебиение, давит на легкие...

Твайлайт судорожно вздохнула, дрожь охватывала каждый сантиметр её тела, внезапно покрывшегося холодным потом. Она чувствовала себя так, словно снова обнаружила изломанное тело Селестии.

Кристалл выпал из её хватки, глухо звякнув об пол, и перед взбесившимся мысленным взором единорожки практически ясно предстал темный дух, обернувшийся вокруг кристалла, с красными рогами, скрежещущими клыками и глазами-щелками болезненного изумрудного цвета.

Она шагнула назад, затем ещё и ещё, пока не почувствовала, как уперлась крупом в стенку бассейна. Розовая вспышка вернула единорожку к коллегам-ученым, и на неё тут же обрушился град неразборчивых вопросов. Что это такое, вы в порядке, мы в опасности, есть ли риск заражения, о чем вы только думали, вам нужно на воздух, что это такое?

— Никому не приближаться к кристаллам, — прохрипела она пересохшим горлом. Сглотнув, Твайлайт потерла глаза тыльной стороной копыта. Её сердцебиение замедлилось до приемлемого ритма, и что удивительно, она не пролила ни слезинки, когда её охватил страх.

«И кто тебя дернул поднять его? Дура! Твои эмоции итак через край бьют, а ты вздумала возиться с... этим!».

— Если кто-нибудь владеет заклинаниями барьера, сейчас самое время использовать их. — Обдумывая план действий, она повернулась и жестом попросила внимания. — Нам нужно установить периметр и ограничить доступ к этим кристаллам, пока не сможем переместить их в защищенное хранилище. Я поговорю с Селестией или Принцессой Луной, чтобы нам предоставили необходимое для транспортировки снаряжение, но...

— Что это было!? — потребовала Клаудчейзер, топнув копытом от досады, а совсем не от страха.

Твайлайт вздохнула.

— Темная магия, — призналась она, снова глядя на разрушенный массив и видя его в гораздо более мрачном свете. — Что-то исказило эксперимент.

~{C}~

Солнце клонилось к горизонту, когда спокойный воздух возле башни Селестии нарушил негромкий хлопок, сопровождавшийся вспышкой розовой магии, перенесшей Твайлайт прямо под массивные каменные двери. Она толкнула их и быстро прошествовала внутрь, попутно мысленно рыская в поисках разгадки как тайны черных кристаллов, так и потенциальных тайных замыслов против её эксперимента.

Она, естественно, заблокировала лабораторию, поручив охранять её полудюжине стражников и втрое большему числу запирающих заклятий и оберегов; не сказать конечно, что подобные меры вселили в неё твердую уверенность. Факт оставался фактом: её эксперимент, будучи построенным на принципах Гармонии, превратился в нечто, излучающее тьму и ужас. А пока она бежала, её разум пришел к двум возможным объяснениям: было ли это умышленной диверсией, либо нормальным ходом процесса?

Твайлайт одинаково не нравились обе версии. Если это диверсия, значит, кто-то ещё имел доступ к её исследовательскому материалу и настолько хорошо знал детали разработок, что смог спланировать саботаж прямо под носом Твайлайт. Он... или они, скорее всего, были частью группы! Твайлайт не желала сомневаться в собранных ею пони, но после вторжения перевёртышей несколько лет назад, она не могла со всей уверенностью отмести эту возможность.

С другой стороны, если это было естественной частью процесса, тогда вся её работа, а вместе с ней и все надежды, возложенные на машину... в итоге исказили гармонию, превратив её в тьму и ужас. Нечто иное, как издевка над тем, к чему она стремилась и во что верила.

Она не знала что ей делать. Но старые привычки трудно изжить. Когда сомневаешься... посоветуйся с наставницей.

Она бежала вверх, по винтовой лестнице, навстречу единственному оплоту уверенности посреди моря путаницы. Ей нужно было рассказать о случившемся Селестии, срочно. Селестия точно подскажет, что ей делать дальше.

Она настолько увлеклась мыслями об этом, что не заметила насколько тихо было в башне. Предвкушая встречу с принцессой, которая, несомненно, прольёт свет на загадки, терзавшие её разум, она даже не услышала крик одинокого стражника, окликнувшего её, когда она со всех копыт пронеслась мимо него на верхний этаж, добравшись до покоев принцессы.

Она резко остановилась перед входом, подняла копыто и быстро постучала, одолеваемая паникой. Не дожидаясь ответа, единорожка толкнула двери, в то же время начиная говорить.

— Селестия, что-то пошло катастрофически!..

И тут слова застряли прямо у неё в горле.

— Не так... — единственное, что сумела выдохнуть она.

В пустующей комнате царил жуткий беспорядок. Твайлайт растерянно шагнула внутрь, не понимая что тут произошло.

Скомканные простыни были стянуты с кровати, а пол у копыт единорожки покрывали белые перья, высыпавшиеся из дыры в большом пуховом одеяле. Книжная стойка Селестии валялась неподалеку, окруженная сброшенными драгоценными свитками и дешевыми брошюрами. След из разрушений привел Твайлайт к изящным балконным дверям, которые сейчас были начисто сорваны с петель, а их стеклянные вставки превратились в крупные осколки, разбросанные по полу.

Взглянув вверх, Твайлайт увидела небо, окрашенное в оттенки кроваво-красного и болезненно-фиолетового. Расположившаяся далеко внизу Эквестрия казалась столь же мирной, как и всегда, но истина постепенно открывалась Твайлайт. Мир сошел с ума.

— Твайлайт Спаркл? — вопросил голос.

Твайлайт резко развернулась и заметила переминающегося у двери стражника, словно не решавшегося войти.

— Что здесь случилось? — требовательно спросила Твайлайт, бросившись к нему и отказываясь верить собственным глазам.

— Принцесса Луна желает поговорить с вами, — произнес он, уклоняясь от прямого ответа и избегая встречаться взглядом с единорожкой.

Твайлайт непонимающе посмотрела на него, слова стражника ускользали от неё прежде, чем она могла осмыслить их.

— Где... где она? — спросила единорожка.

— Принцесса Луна сейчас занята. Она просила направить вас в комнату для совещаний сразу же, как только вы...

— Не Луна, — выдавила Твайлайт. — Где Селестия?

Стражник замешкался. И тут последняя твердыня внутри Твайлайт, последняя линия обороны её разума, дала трещину.

— Где она?!

Стражник сглотнул, по-прежнему не глядя на Твайлайт.

— Мисс Спаркл, сегодня в час пополудни Принцесса Луна посетила эти покои, обнаружив, что Принцесса Селестия исчезла...

Стражник продолжал говорить, но Твайлайт его уже не слушала.

Селестия пропала. В этот миг, когда способность здраво мыслить покинула единорожку, безумный мир начал своё вращение под действием вырвавшейся на свободу гравитации. Твайлайт опустилась на пол, её голова кружилась, в ушах бешено стучала кровь, а живот словно пронзило длинными стальными иглами от известия об исчезновении Селестии.

Что-то в словах стражника насторожило единорожку, её разум тут же ухватился за эту мысль, выделяя её на фоне общей суматохи, творившейся у Твайлайт в голове.

— Она... час пополудни?

— Да, именно тогда Принцесса Луна... — нерешительно отозвался стражник.

— Она знала. — Глаза Твайлайт полыхнули уверенностью, она яростно вцепилась в эту мысль будто раскаленным якорем.

— Луна в своем кабинете? — спросила единорожка стражника, чей кивок был скорее непроизвольным движением, чем подобием внятного ответа.

— Точно.

Рог Твайлайт ослепительно засветился и, с громоподобным хлопком, сопровождавшим розовую молнию, единорожка исчезла.

~{C}~

Без последствий перенеся телепортацию, Твайлайт шагнула в кабинет Принцессы Луны. Глянув в сторону большого стола из красного дерева, стоявшего у одной из стен, и не обнаружив там никого, единорожка покрутила головой в поисках принцессы.

— Ах, — послышался вздох Луны, говоривший лишь о небольшом удивлении от внезапного вторжения.

Твайлайт обернулась в сторону Луны, стоявшей у широкой витражной двери своего кабинета, выходящей на изящный балкон, закатное солнце позади неё ещё сильнее оттеняло и без того темную шерстку принцессы. Лицо аликорна практически полностью скрывала тень, оставляя только широко открытые глаза, настороженно смотревшие на единорожку с выражением, как у пожилой кошки, неожиданно заметившей на своей территории более молодую.

Это длилось всего лишь миг.

Стоявшая возле неё пара офицеров ночной стражи сразу ощетинилась на вторжение Твайлайт. Впрочем, покачав головой, Луна успокоила их. Иссиня-черные крылья сложились, и принцесса ночи, совладав с эмоциями, повернулась к единорожке.

— Рада видеть, Твайлайт Спаркл.

— Рады видеть? Да неужели? — не выдержав выражения неприкрытого недоверия на лице аликорна, спросила Твайлайт, затем махнула копытом в неопределенном направлении. — Вы хоть знаете, что происходит?

Луна молчала, не сводя с единорожки непроницаемого взгляда. Твайлайт ощутила, как внутри неё зарождается беспокойство, но прежде чем её требование к принцессе рассказать всё, что той известно, было озвучено, Луна, видимо, пришла к решению.

— Покиньте нас, — произнесла она.

Твайлайт замешкалась, слегка отшатнувшись назад, когда стражники вытянулись по стойке смирно. Однако, вместо того, чтобы двинуться на неё, они отступили.

— Да, госпожа, — одновременно ответили они, поклонились, затем, бросив Твайлайт предупреждающий взгляд, развернулись и вышли из комнаты через открытую дверь. Твайлайт мельком заметила их темные, перепончатые крылья, распростершиеся на фоне красных небес, когда они спрыгнули с балкона и улетели прочь с глаз, затем снова перевела взгляд на принцессу ночи перед собой.

— Селестия... — Твайлайт осторожно подбирала слова, изо всех сил сдерживая себя. — Она пропала.

— Принцесса Селестия. — поправила Луна.

Вздрогнув, Твайлайт уставилась на неё.

— Ч-что?

— Она Принцесса Селестия, — повторила Луна, не сводя с неё холодного взгляда. — Для своих подданных.

Словно облитая ледяной водой, Твайлайт силилась понять, почему принцесса поправила её.

— Она...

— Мы удивлены подобной бесцеремонностью с твоей стороны. Обычно, твоя официальность не вызывает сомнений. Как бы то ни было, ситуация полностью под контролем. Нам известно о её исчезновении. — Выражение лица Луны ничуть не изменилось, оставаясь всё таким же сердитым. — Ну и что с того?

— Что с того? — Твайлайт ушам поверить не могла, потерявшись между обычным неверием и совершенным непониманием. На секунду ей показалось, будто мир снова пошатнулся, срываясь со своего места в этой реальности. Некая часть разума единорожки гадала, или, скорее, надеялась, что Луна попросту не понимает всю серьезность произошедшего.

— Принцесса, ваша сестра пропала, её нет уже несколько часов, разве это?..

Но принцесса оставалась тверда, как лед, неподвижный и непреклонный.

— Твайлайт, мы позволили свершиться этой встрече, полагая, что раз уж ты сочла нужным без разрешения вторгнуться в наши покои, то у тебя есть новые сведения по данному вопросу. Можешь ты сообщить хоть что-то полезное?

— Нет, я... я сама только что узнала, никто мне не сказал!.. Л... Принцесса, она пропала! Её комната в беспорядке, что, если её похитили?! — лопотала Твайлайт. Тут её посетила заблудшая мысль. — Вы... вы говорили с ней до того, как она... сказала ли она вам что-нибудь или, может быть, причину?

— Нет, не сказала, — ответила Луна, отметая последний проблеск надежды, затем отвернулась и прошествовала к столу. — Да, мы обнаружили её покои в таком состоянии и с тех пор ничего о ней не слышали. Впрочем... — Она на секунду замолчала и глянула через плечо. — Подобная паника лишена смысла. Она ушла по собственной воле, это можно сказать наверняка, поэтому Мы решили действовать со всей возможной осторожностью. Ситуация под контролем.

— Под контролем? Тогда почему вы ничего не сделали? — спросила Твайлайт, шаркнув копытом по ковру.

Луна замерла у стола, затем оглянулась на единорожку с удивленно выгнутой бровью, на бесстрастном лице темного аликорна отразилось плохо скрываемое презрение.

— Конечно же Мы предприняли необходимые действия. Приказывать глашатаям трубить об этих новостях, видишь ли, нецелесообразно.

Она задрала подбородок и села за стол, переключив внимание на стопку свитков опечатанных синим воском.

Рот Твайлайт изогнулся в гримасе досады, грозившей овладеть всем её лицом.

— Я понимаю необходимость держать это в тайне, но её нет уже несколько часов. Я могла бы... могла бы предложить свою помощь. Почему вы не сказали мне?

— Нет нужды напоминать тебе, что это не первый раз, когда Наша сестра исчезает при загадочных обстоятельствах. — отозвалась Луна практически лишенным эмоций голосом, срывая восковую печать на одном из свитков и принимаясь внимательно его изучать. — Более того, это уже второе подобное исчезновение за прошедшие несколько дней. Уж прости моё желание сосредоточиться на более важных задачах, — добавила она, на этот раз с резкими нотками в нейтральном до этого голосе.

Твайлайт моргнула, но её неверие вместе с паникой прорвались-таки через красные предупреждающие флажки, которые вывешивал ей собственный разум.

— А разве я не важна?

Взгляд Луны бродил по свитку, прикованный исключительно к чернилам на пергаменте.

— А должна быть? — спросила она, царапая пером по бумаге.

— Я!.. — Твайлайт уставилась на Луну, мгновенно лишившись дара речи. — Что?

— Разве ты должна быть важнее? — устало повторила она. Свиток в её магической хватке свернулся и шлепнулся на стол, затем внимание принцессы вновь вернулось к Твайлайт. — Именно сейчас? — аликорн насмешливо приподняла бровь. — Наша любимая сестра бесследно исчезла, но Мы должны бросить её поиски, чтобы уведомить конкретно тебя? Важнее всего сейчас Наша сестра, Твайлайт Спаркл, и от её обнаружения зависит благополучие Эквестрии и всех её жителей.

— Я могла бы помочь вам! — Твайлайт топнула копытом в отчаянии, моля чтобы её услышали. — Селестия пропала, я должна была быть там и искать её или... или найти заклинание, чтобы отследить сообщения, посылаемые огнем Спайка, это привело бы нас прямо к ней!

— Принцесса Селестия, — поправила Луна, снова вернувшись к работе. — И это бесполезно. Письма просто прибудут в её кабинет, как и всегда.

Твайлайт закусила щеку.

— Ну и ладно. Я знаю довольно много заклинаний поиска, некоторые из которых я сама и написала. Дайте мне мел, одно из её перьев, а также чашку чернил и я найду её.

Луна слегка фыркнула, отметая эту идею.

— Разве ты не понимаешь, кто создал первые заклинания гадания? Это были Мы, две сестры, вместе, задолго до Эквестрии, чтобы всегда находить друг друга. Полагать, что мы обучили единорогов всему, что сами знаем — истинная глупость. Мы, сестры, можем позволить отыскать себя при условии, что сами хотим этого. Мел и чернила не способны отыскать то, что не могут отыскать даже Наши воззвания к Солнцу и Луне и кровные узы.

— Я могла хотя бы поискать зацепки в библиотеке! — Ведь любимым времяпрепровождением Твайлайт было как раз свернуться калачиком за толстой книгой по истории Эквестрии, в течение многих лет отмечая загнутыми уголками и закладками все возможные отрывки и главы, в которых упоминалась Селестия.

— Я могу назвать примерно с полдюжины мест, куда могла направиться Селестия...

— Такие, как Обитель Белохвостых? — Луна подняла свиток, который читала, и многозначительно помахала им в воздухе. Ещё два свитка поднялись из стопки, магией развернувшись возле первого, и Твайлайт легко смогла разобрать написанные в них слова, составлявшие некий отчет. — Или Нейгарский водопад, где, судя по множеству докладов, она провела длительный отпуск в прошлом столетии? Или, может быть, развалины монастыря в Жеребячьих Горах на востоке? Все её прошлые убежища уже обысканы Нашими разведчиками, Твайлайт. Едва ли для этой работы необходимо твоё присутствие.

— Но я бы могла сделать хоть что-нибудь! — еле слышно возразила Твайлайт. Шестеренки в разуме единорожки застопорилось от железной иглы, застрявшей меж зубьев. Она пыталась осмыслить происходящее, осмыслить причину, побудившую Луну так себя вести, но шестеренки попросту скрежетали о преграду... В этом не было никакого смысла, не было и всё тут!

— Я могла бы помочь.

— Селестия не единственная Принцесса Эквестрии! — отрезала Луна с внезапной жесткостью, прорезавшейся в её голосе, словно разряд молнии.

Захваченная врасплох внезапной переменой настроения принцессы Твайлайт на время потеряла дар речи, пока гнев Луны не исчез столь же быстро, как появился, хотя её мрачное выражение оставило неизгладимый отпечаток в памяти Твайлайт. Она могла лишь глазеть на Луну, когда внимание той вновь вернулось к докладам.

— У Нас предостаточно ресурсов для разрешения подобных эксцессов, — холодно произнесла Луна, нарушая повисшую тишину. — Твоё участие здесь излишне.

— Излишне? — Разум Твайлайт окончательно застыл, пораженный такой отмашкой со стороны своей подруги, той, кто, по мнению единорожки, ценил её способности и понимал, насколько важно помочь Селестии, не просто Принцессе, а Селестии, сестре Луны, той, кого Твайлайт...

В этом не было никакого смысла.

И тут Твайлайт осенило. В этом не было смысла не потому, что сама Твайлайт упускала что-то по-настоящему важное. От этой мысли шестеренки в её разуме двинулись назад, выплевывая железную иглу.

«Есть что-то ещё, в этом не может быть сомнений», поняла она и сжала зубы.

— Вы нашли Селестию? — спросила она у Луны.

Взгляд Луны метнулся в её сторону, мимолетную вспышку гнева быстро погасило выражение холодной властности.

— Принцесса Селестия пока не найдена, тебе это хорошо...

— Значит ваших "ресурсов" оказалось недостаточно, — оборвала её Твайлайт. — Их недостаточно, Селестия пропала, и вы не знаете где она, поэтому не вам говорить чего достаточно или недостаточно для её поиска. Вы сами сказали, что обнаружение Селестии имеет первостепенное значение, что она, и только она, является самой главной заботой, поэтому вы должны пользоваться любой предоставившейся возможностью, чтобы найти её, даже если по вашему личному мнению это не принесет ничего хорошего.

— Нашему личному?.. — Теперь уже Луна ошеломленно глядела на единорожку, хотя это длилось всего мгновение, прежде чем её взгляд вновь посуровел. — Следи за своим языком, Твайлайт Спаркл, не испытывай Нашего терпения. Независимо от Наших взаимоотношений, Мы по-прежнему твоя принцесса...

— Так ведите себя соответствующе! — воскликнула Твайлайт. — Прямо сейчас ваши действия лишены всякого смысла! Нет совершенно никакой причины, почему вы не сообщили мне о Селестии в тот же миг, когда обнаружили, что она пропала! И даже сейчас, когда я стою перед вами и предлагаю помощь, вы говорите, что отказываетесь принимать её? Что я не должна в это вмешиваться? Почему, Луна?

Глаза Луны вспыхнули яростью, словно сухие листья в жару, спокойное выражение на её лице смело огненным штормом гнева.

— Почему! Почему Мы не обратились к такому импульсивному, непостоянному жеребенку, вроде тебя?! Причиной, Твайлайт Спаркл, легко может послужить этот самый конфликт!

Устрашающая, как грозовая буря, Луна поднялась, звезды в её гриве резко заблестели, а тени у копыт нависли над Твайлайт, оттесняя свет заходящего солнца. Единорожка почувствовала, как клонится назад под действием какого-то инстинктивного ужаса, призывающего её бежать... но её копыта, будь то от чистой решимости или парализующего страха, отказывались двигаться.

— Зачем вовлекать тебя? — бросила Луна, махнув копытом. — Чтобы ты бесцеремонно ввалилась в Наш кабинет? Чтобы ты потребовала Нашего внимания, Нашего послушания? И ты хочешь, чтобы Мы обратились к тебе после твоего лишенного всякой логики появления здесь!? Будь благодарна Нашей снисходительности, за то, что Мы не заперли тебя в твоих покоях, покуда ты не обуздала бы свой нрав! И на Наш взгляд это весьма заманчивая мысль.

Откинув голову назад и прищурившись, Луна сердито глядела на неё, презрительное недоверие, выраженное в зарождавшейся издевательской усмешке, отослало разум Твайлайт на несколько лет назад, ко времени, когда темная Принцесса смотрела на неё подобным образом. По всем правилам, Твайлайт должна была в страхе молчать, но...

— Ты должно быть шутишь. Ты ведь шутишь, да? — насмешливо фыркнула ужасающая Найтмэр перед ней... в тот миг, когда Твайлайт опустила свой рог.

— Да, — наконец вымолвила Твайлайт, перебарывая страх. Ради Селестии она пережила бы и не такое, а от Луны и подавно. — Да, я хотела, чтобы вы привлекли меня по причине того, что поиски Селестии являются главной задачей. Вы знаете, что я могла бы помочь; назовите хотя бы одного пони в Кантерлоте, который более компетентен для разрешения потенциальных кризисных ситуаций, вроде этой, или хотя бы одного единорога, который сможет использовать специальное поисковое заклинание и найти её, или того, кто знает её прошлое и привычки настолько хорошо, что будет знать, хотя бы, где начать искать!

— Твои способности не подлежат сомнению и заслуживают признания. Я знаю только одного, кто смог бы превзойти тебя в решении этих задач. — холодно произнесла Луна, наклонившись вперед. — Ты стоишь в её кабинете.

Твайлайт пошатнулась, выведенная из равновесия словами Луны. Слышать от принцессы, как она заявляет о своем статусе и божественном превосходстве над Твайлайт, особенно сейчас, было... неожиданно, даже пугающе. С тем же успехом Луна могла бы царапать ледяными кинжалами по спине Твайлайт, не имевшей крыльев.

Невзирая на возможные последствия, Твайлайт мысленно решила идти до конца.

— Не было причины не говорить мне. Пока вы были бы заняты бюрократией, я смогла бы посвятить своё время помощи вам в поисках подходящего решения, искать непосредственно на месте. А в случае, если вы не захотели бы действовать открыто, вы могли сказать кому-нибудь найти меня... или, даже, послать письмо!

Взгляд Луны мгновенно метнулся в сторону.

— У Нас не было времени ни на послания, ни на посланников, — ответила она и, подняв со стола всю охапку свитков, потрясла ею перед Твайлайт. — Даже сейчас ты задерживаешь Нас; целый час Мы объясняем тебе, что ищем Селестию. В замке сейчас нет никого, все доступные стражники разосланы по стране. Тем временем, Наши собственные стражи разрываются между поисками и поддержанием подданных в неведении относительно её отсутствия. Чем меньше об этом знают, тем меньше вероятность, что кто-то затеет очередной переполох. Мы будем поддерживать гармонию вне зависимости от твоих личных чувств относительного этого дела.

— И это гармония? — огрызнулась Твайлайт.

Взгляд Луны вновь потяжелел, сверкнув холодной сталью.

— Нет, это не она. Именно поэтому Мы решили не привлекать тебя.

— Луна...

— Довольно.

Голос Луны резко оборвал возражение единорожки, сокрушив её холодной властностью, не терпящей споров. Твайлайт почувствовала, как её челюсть захлопывается практически сама по себе. Луна некоторое время сердито смотрела на неё с поджатыми губами, затем отвела взгляд.

— Заботь тебя больше Гармония, о Элемент Магии, Мы бы просили твоей помощи. — сквозь стиснутые зубы произнесла принцесса лишенным эмоций голосом. — Но какой ты оставила Нам выбор? Заслышав новость, ты мигом примчалась, метая громы и молнии, в мои личные покои, и тем самым полностью оправдала Наши ожидания, что неудивительно, учитывая твоё поведение последние несколько дней. Ты ставишь Нам, Принцессе Ночи, требования точно так, как Мы и ожидали от тебя. Это... — Она стиснула челюсти и сверкающими от гнева глазами снова глянула на Твайлайт.

— Это Мы простить не можем, Твайлайт Спаркл. Это Мы едва ли стерпим, потому что для тебя предпочтительнее оказалось бы скрыться с Нашей сестрой не куда-нибудь, а в публичную больницу, как ты сделала прошлый раз, тем самым выставив напоказ всему миру её состояние. Ты хоть представляешь, что ты наделала? Насколько непоправимый ущерб ты нанесла репутации трона, насколько громкий скандал ты допустила, и насколько далеко разнеслись семена страха, посеянного тобой?

— Я... — дрогнула Твайлайт, посрамленная воспоминаниями, что мигом утихомирили её злость. — Я лишь пыталась помочь Селестии. Она была ранена, очень сильно, и!..

— Ты взяла дело в свои копыта, Твайлайт Спаркл! Ты отняла у Нас Нашу сестру, как будто считала себя единственной, кто заботится о ней.

— Это несправедливо! — топнула копытом Твайлайт. — Вы тоже там были, вы видели Селестию, когда она... — Её голос утих, когда горло сдавили внезапно нахлынувшие воспоминания.

~{C}~

Твайлайт смотрела вдаль, через балконную дверь покоев Селестии, разглядывая облака, окрашенные в оттенки красного и фиолетового лучами бледного солнца, замершего над кромкой горизонта. В разуме единорожки царила приятная пустота, но её конечности и живот дрожали, а напряженное тело походило на взведенную пружину. Она поежилась, когда одна из медсестер накинула на неё металлически поблескивающее одеяло, и склонилась чуть ближе к подножью кровати Селестии.

На постели лежала сама Селестия, обнадеживая единорожку звуками своего уверенного, но тяжелого дыхания. Твайлайт заметила, что дышит в такт, вместе с принцессой, стараясь соответствовать ей, несмотря на разницу в размерах.

Это успокаивало. Помогало единорожке сосредоточиться на чём-нибудь, кроме раздумий.

За дверью слышались обрывки поспешных приказов и перебранки между Луной, одним из стражников и медсестрой. Доктора скоро прибудут, а это значит...

Вдруг матрас, к которому она прислонилась, сдвинулся, и Твайлайт мгновенно повернулась, увидев, что Селестия пытается встать.

— Эм, — единственное, что она смогла произнести, поднимаясь на копыта.

Не заметив этого, Селестия расправила обожженные крылья, пытаясь выпрямиться. Одно из её копыт в поисках опоры стало на кровать, но соскользнуло, утянув за собой Селестию.

— Принцесса! — вскрикнула Твайлайт. Её рог засветился, но не поспел вовремя. Селестия рухнула на пол опаленным белым комом. Твайлайт бросилась к ней, помогая принцессе магией в её попытках снова подняться.

— Я не... не... — Слабо подергивая крыльями, Селестия непроизвольно пыталась вырваться из магической хватки Твайлайт.

— Принцесса, принцесса, это я, — изо всех сил пыталась успокоить её единорожка, нерешительно топчась рядом с ней. — Это всего лишь я, Твайлайт.

Сумев принять сидячее положение, Селестия болезненно моргнула и только потом заметила перед собой единорожку.

— Твайлайт? — спросила она невнятным, растерянным голосом.

Маленькая пони слегка поникла, припоминая последние мгновения в горящей лаборатории, вспоминая, как Селестия опускает свой рог, готовясь броситься на неё.

— Д-да, — осторожно кивнула она. — Это Твайлайт.

Селестия не шелохнулась, с отсутствующим взглядом пытаясь осознать слова Твайлайт.

— Я... я должна... — Она снова попыталась встать, морщась от напряжения. Её сил хватило всего на пару секунд, прежде чем она снова упала, дрожа то ли от изнеможения, то ли от разочарования.

Твайлайт попыталась что-то сказать, но смогла выдавить лишь писк, разрываемая желанием помочь своей принцессе и желанием попросить её вернуться в постель. Вероятно, некоторая часть этих чувств отразилась у неё на лице, потому что Селестия наклонилась вперед и неуклюже прижалась щекой к Твайлайт.

— Я в порядке, в порядке... — прошептала она. Твайлайт не могла произнести ни звука, её горло сдавливали одновременно чувство вины и облегчения. С мокрыми от подступающих слез глазами, единорожка ответила на ласку, потянувшись и обняв копытом свою потрепанную принцессу.

Твайлайт первой отстранилась из объятий и быстро вытерла глаза. Подавшись назад, она увидела, что Селестия обратила свое внимание на балконную дверь. Смутившись, она глянула в сторону Луны и удивилась, обнаружив её не у входа в покои, а посередине комнаты, замершей на полпути. Твайлайт не могла не заметить неуверенное выражение на лице Принцессы Ночи, которое сразу же изменилось, когда их глаза встретились. Луна чуть выпрямилась, кивнула по направлению Селестии, затем развернулась и прошествовала обратно к своим советникам у двери.

Близ неё раздался тяжкий вздох Селестии.

— Принцесса? — тихо позвала Твайлайт.

Селестия несколько мгновений продолжала смотреть за дверь, пока до неё доходили слова Твайлайт.

— Мне нужно... — пробормотала она и попыталась подняться, но смогла только дернуть плечами.

— Вы хотите встать? — спросила Твайлайт.

Селестия вновь сморгнула, и сосредоточила рассеянный взгляд на Твайлайт.

— Ммм, да. Балкон, там... — Её лицо в очередной раз исказила гримаса страдания.

Твайлайт секунду колебалась, затем её рог осветился. Розовое магическое свечение окутало Селестию, и принцесса ещё раз попыталась подняться, на этот раз сумев подобрать ноги под себя. Страдальчески морщась от напряжения, Селестия наконец поднялась и сделала шаткий шажок в сторону балкона.

Взгляд Твайлайт переметнулся к Луне, которая наблюдала за этой сценой уголком глаза, слегка хмурясь и крепко прижимая крылья к бокам. Впрочем, она не делала попыток вмешаться, поэтому Твайлайт снова повернулась к Селестии и пошла рядом с ней, рог единорожки мягко светился, магией помогая принцессе держаться ровно. Ощущая, что прилагает не так много усилий, Твайлайт вполне могла утверждать, что Селестия держит равновесие так, словно она только лишь немного сонная из-за того, что засиделась ночью за работой, а не была очень сильно ранена.

— Вам следует отдыхать, Принцесса... — как можно более успокаивающим тоном произнесла Твайлайт.

Селестия что-то невнятно пробормотала в ответ, реагируя скорее на голос единорожки, чем на её предложение. После нескольких шагов, она остановилась у стеклянных дверей балкона, на некоторое время задержавшись, будто размышляя что с ними делать, затем легким толчком отворила приоткрытую дверь.

— Сестра? — донесся голос Луны. Твайлайт бросила взгляд назад, заметив Луну, быстрым шагом направлявшуюся к ним, но Селестия, казалось, не услышала вопрос и выбралась на балкон, ускорив свою неуклюжую походку.

Твайлайт вновь замешкалась, вздрогнув от мелькнувшего рядом поблескивающего сияния, когда Луна пронеслась мимо неё. Не двигаясь с места, Твайлайт смотрела сквозь стекло на младшую сестру, стоявшую против старшей, с явно читающимся по хмурому лицу Луны и нервно подергивающимся крыльям волнением, в то время, как лицо Селестии оставалось таким же пустым. Твайлайт шагнула навстречу прохладе вечернего воздуха и сделала пару осторожных шагов навстречу сестрам, боясь как-то прервать их или вмешаться.

— Всего лишь подышать... — услышала Твайлайт бормотание Селестии, глаза принцессы смотрели в сторону горизонта.

— Сестра, я знаю, который час, — взволнованно произнесла Луна. — Я тоже чувствую это. Уже закат, но ты сильно ранена.

— Я в порядке, — вздохнула Селестия, в её невнятный голос прорывались нотки раздражения.

— Сестра, врачи ещё не прибыли. Подожди хотя бы до осмотра, прошу тебя.

— Солнце уже давно должно было сесть, Луна, — теперь уже с явным раздражением отозвалась Селестия. — Мои пони полагаются на меня. Я в порядке, то же самое тебе скажут и медики. Я в порядке.

— Ты далеко не в порядке, любому это понятно. Это небезопасно. Прошу, подожди ещё немного.

— Врачи будут ещё нескоро, — простонала Селестия, покачав головой из стороны в сторону. — Они всегда опаздывают. Дай мне закончить этот день, чтобы моим пони не пришлось дожидаться времени сна до тех пор, пока они не прибудут и не скажут, что я в порядке.

— Ты хочешь закончить день? — Луна топнула копытом о каменный пол балкона. — Хорошо. Сестра, позволь мне посадить солнце вместо тебя.

Селестия мгновенно напряглась.

— Нет.

— Только на сегодня, я смогу, доверься мне.

Закрыв глаза, Селестия помрачнела.

— Нет.

— Селестия, тебе нужен отдых... — начала Луна, кладя копыто на плечо сестры в попытке успокоить её.

— Нет. — Селестия сбросила копыто Луны и отступила от неё, слегка подрагивая и фокусируя сердитый и полный боли взгляд на сестре. — Нет, не нужен. Мне не нужен отдых, и я не позволю отнять у меня моё солнце.

Луна ошеломленно отпрянула.

— Сестра!

— Я ещё дышу, — пошатываясь, огрызнулась старшая сестра. — Поэтому я по-прежнему... по-прежнему посланница солнца. Я должна!.. — Селестия запрокинула голову, её рог вспыхнул ярче солнца — по крайней мере на мгновение. Практически сразу же он затрещал, и принцесса застонала, опуская голову.

— Принцесса, вы ранены! — Твайлайт рванула к ней, но была отброшена взмахом покрытого копотью крыла. Кончики маховых перьев щелкнули её в плечо и, несмотря на всю слабость удара, Твайлайт чуть ли не кубарем отлетела прочь. Только ударившись о стену замка, единорожка остановилась и сумев подняться на дрожащих ногах, изумлённо воззрилась на Селестию.

Глядя на неё в ответ, Селестия застыла.

— Я...

— Сестра, прекрати это безумие, — низким от сдерживаемого всхлипа голосом вмешалась Луна,

Селестия шумно выдохнула и развернулась к сестре, угрожающе расправив крылья.

— Да как ты смеешь! Я Селестия! Я ещё дышу! За время твоего тысячелетнего отсутствия я одна выполняла свой долг! И делала я это за нас двоих! На тысячу лет солнце и луна были в моём распоряжении!

— Это несправедливо, Селестия, — дрожащим голосом упрекнула уязвленная словами сестры Луна, о чем говорили неверие и боль, отразившиеся на её лице.

— Вполне справедливо на мой взгляд! — Селестия качнулась вперед, заставив Луну отшатнутся, чтобы избежать столкновения. — Думаешь, я какая-то старая кляча? Что это самая ужасная рана, пережитая мной за тысячелетие? Неужели ты думаешь, что все до единого годы этой тысячи лет были мирными? Или что Найтмэр была последней угрозой Эквестрии?

Рот Луны беззвучно открывался и закрывался, пока темная принцесса с ошеломленным видом пятилась от своей сестры, что продолжала наступать на неё, и хоть её ноги дрожали, но тем не менее гулко цокали по мраморному полу балкона.

— Думаешь я слишком слаба, не в состоянии продолжать? — грозно вопросила Селестия походившим на невнятный рёв голосом. — Или тебе кажется, что я настолько дура, что так запросто сложу свою святую обязанность!?.

— Селестия! — в ужасе вскрикнула Твайлайт и понеслась вперед. Уцепившись за переднюю ногу Селестии, единорожка пыталась оттащить её от Луны. Не обращая совершенно никакого внимания на помеху, Селестия протащила её вперед, крылья принцессы захлопали по единорожке поднимая их обеих в воздух. Не сумев удержаться, Твайлайт соскользнула вниз и тяжело шлепнулась на пол.

Селестия приземлилась на другой стороне балкона, её рог засветился. Лицо принцессы исказила боль, но магия, вместо того, чтобы мгновенно погаснуть, дважды ярко сверкнула. Открыв глаза, она глянула вверх, затем пригвоздила Луну и Твайлайт взглядом блестевших яростью глаз.

— Я Селестия, — крикнула она, и прямо перед двумя окаменевшими кобылками её тело охватило ослепительно-белое сияние, исходящее от её рога. — Я по-прежнему дышу. Я всё ещё!..

Далее раздался ужасающий треск, и всё, начиная с этой минуты, стало для Твайлайт одним смазанным пятном.

Селестия мучительно закричала, а белый свет её рога обернулся кроваво-красными, быстро пульсирующими вспышками.

Свет в небе мгновенно исчез, каждый оттенок красного, фиолетового и оранжевого по краям облаков мигом поглотила тьма. Единственный оставшийся в мире свет исходил от магических вспышек из рога Селестии, пока она исступленно кричала и билась в конвульсиях.

Луна бросилась вперед, но отвернулась от сестры, широкими от страха глазами глядя во тьму, что раньше была горизонтом. Отодвинувшись от Селестии, она повернулась к темноте.

Твайлайт со всех копыт рванула к Селестии, все её мысли разом исчезли от крика принцессы. Она рухнула возле неё, обнимая её голову своими копытами. Принцесса с искаженным от боли лицом стонала и всхлипывала, изворачиваясь в копытах Твайлайт, её кровь и слезы покрывали шерстку единорожки.

Рог Луны засветился, и свет Селестии угас.

Она обмякла, прижавшись к телу Твайлайт.

Ужас и отчаяние захлестнули Твайлайт, принимая форму розового магического потока, обернувшего её и принцессу.

Очередная вспышка, и в глаза Твайлайт ударил яркий свет, сопровождаемый удивленными вздохами пони, звяканьем колесиков и всевозможного оборудования, а также резким запахом обеззараживающего. С рвущимся из груди сердцем она глянула вверх и увидела перед собой единорога с меткой в виде красного креста.

Мысли постепенно вернулись к ней.

— Прошу... — хрипло прошептала она, дрожа и прижимаясь к телу Селестии. — Ей нужен врач.

~{C}~

Твайлайт задрожала, каждая частичка её существа пыталась стряхнуть тяжесть воспоминаний.

— Луна, это была катастрофа. Я просто... просто слишком остро отреагировала, понимаете?

— Едва ли это оправдание, — губы Луны изогнулись. — Ты запаниковала, как любишь делать всегда при подобных обстоятельствах, и отняла у Нас Нашу сестру. Ты унизила Селестию, спровоцировала кризис, когда его можно было избежать, и возложила на Наши плечи заботы по успокоению целого королевства, в миг решившего, что лишилось собственной головы. Ты хоть понимаешь на кого легла вся тяжесть твоего поступка? На Нас. Каждый пони решил, что Мы вновь обратились в Найтмэр, и всё это из-за тебя, из-за того, что пони, которой Мы доверяли, запаниковала.

— Они... чего? — от изумления глаза Твайлайт расширились.

— И почему Нас это не удивляет? — сощурила глаза Луна. — Описать тебе произошедшее? Наша сестра, возлюбленная Селестия, слаба и сплошь покрыта ожогами. Вспышка света и магии, видимая со всего Кантерлота, и крик. Затем на земли падает тьма, поднимается луна, а Наша сестра пропала. Что по-твоему увидит Эквестрия, глядя на Нас?

Глаза Твайлайт ещё сильнее расширились.

— Я... я не знаю.

Взгляд принцессы ночи ещё сильнее помрачнел.

— Изменит ли твоё невежество то, как аристократия ополчилась на корону в ту ночь? Сотрет ли оно те оковы, что удерживают Нас в замке в попытках успокоить разразившуюся бурю, вместо того, чтобы искать Нашу дорогую сестру? Ты собственными копытами похитила у Нас эту обязанность!

— Луна, я была напугана, — настаивала Твайлайт, скрипя зубами и недоверчиво качая головой. — Всю мою работу пожирало пламя, я искренне считала, что убила Селестию в той лаборатории, а потом, когда я уже обрадовалась, что с ней всё будет хорошо, она... Я была напугана и в замешательстве, я не знала, что происходит, единственное, что мне тогда пришло на ум — то что я должна помочь ей. И за это вы меня наказываете?

Принцесса стала во весь рост.

— Нет, не наказываем. Проявляем осторожность. Мы более не можем верить твоим суждениям относительно всего, что касается моей сестры.

— Да что с вами такое, Луна, конечно же можете! — проворчала Твайлайт. — Даже если вокруг не будет никого, вы всегда можете довериться мне в том, чтобы любой ценой спасти Селестию!

— Едва ли отчаяние — добродетель, — отвернувшись, произнесла Луна. — Только не тогда, когда ты потеряла своё самообладание.

— Я знаю. — Твайлайт судорожно вздохнула, но не позволила себе раскиснуть. — Именно это стало причиной бардака, свалившегося на вас, и я прошу прощения за то, что все пони обвинили вас, но я не стану извиняться за попытку спасти Селестию, когда она так сильно страдала, и я не собираюсь вести себя так, словно на мне лежит вина за что-то, что вы мне не говорите... особенно сейчас, когда вы так эгоистично себя ведете.

Не веря своим ушам, Луна резко направила сердитый взгляд на Твайлайт.

— Эгоистично? Не Наши требования мешают спасению Селестии.

На этот раз Твайлайт бросила на принцессу ночи сердитый взгляд.

— Вы удерживаете наиболее одаренного единорога во всей Эквестрии от попыток помочь лишь потому, что она случайно ранила ваши чувства.

— Ты думаешь, что Мы стали бы рисковать безопасностью моей сестры в отместку тебе? — Луна задрала нос верх. — Она затаилась по собственной воле. Подождала, пока ты уйдешь и скрылась. Разве этого недостаточно?

Твайлайт пару мгновений изумленно смотрела на принцессу, её слова на секунду пошатнули её разум, но ускользнули прочь.

— Ты даже не можешь придумать нормального оправдания, — огрызнулась она, отворачиваясь от аликорна.

— Да как смеешь ты обращаться к своей принцессе подобным... — рассвирепела позади единорожки Луна.

— Нет! — воскликнула Твайлайт, резко обернувшись в сторону принцессы и топнув копытом. — Нет. Не смей прикрываться короной, только не сейчас, только не со мной. Селестия пропала, она вполне может быть ранена, а тебя, похоже, больше волнует как бы поквитаться со мной, нежели отыскать её.

— Ты переоцениваешь свою важность, Твайлайт Спаркл. Мы не нуждаемся в тебе, чтобы спасти Нашу сестру.

Твайлайт вскинула копыта в воздух, трясясь от переполняемых эмоций. Когда они опустились на пол, единорожка развернулась и зашагала к двери.

— Ну и ладно, верьте во что хотите. Я ухожу.

— Давно пора, — отозвалась Луна. — Считай, тебе повезло. Будь кто другой на твоём месте, с ним бы обошлись гораздо строже за такое обращение к принцессе. Прямо сейчас...

— Делайте, что хотите, мне всё равно. —Твайлайт остановилась, холодно оглянувшись на принцессу. — Мне не нужно ваше согласие, можете заниматься своими отчетами или что там у вас. Я сама найду Селестию.

На миг принцесса застыла, затем взорвалась негодованием.

— Ты не посмеешь. Ты слишком ненадежная и несговорчивая, а следовательно ненужная, — прошипела она. — Едва ли Нашей сестре нужна помощь от таких, как ты.

— Почему бы нам не оставить за Селестией право решить это, вместо того, чтобы предоставить делать это вам в её отсутствие? — бросила в ответ Твайлайт. — Если бы пропали вы, я уверена, что была бы первой, к кому обратилась Селестия. Она доверяет мне, и если она прячется или что-то ещё, тогда есть надежда, что она даст себя обнаружить.

Крылья Луны дернулись.

— Она доверяет тебе? И даст тебе обнаружить себя? Да есть вообще предел твоей заносчивости?

Твайлайт напряглась, чуть пошире расставила копыта, принимая устойчивое положение, и наклонила вперед голову.

— Я вовсе не заносчивая! И это правда! Назовите хотя бы одного пони во всей Эквестрии, кому Селестия настолько доверяет, что даст найти себя!

Луна взорвалась и обрушилась на Твайлайт, её глаза пылали яростью, крылья были широко расставлены в стороны, словно грозовые облака, застлавшие небеса, а грива обратилась в черную бездну, развевавшуюся позади разъяренной принцессы ночи.

— Как смеешь ты оттеснять меня!? — прокричала она, в гневе нависая над Твайлайт и голосом пробирая тело единорожки до последней косточки. — Селестия моя сестра! Когда солнце заходит — луна встает ей на подмогу, таков её долг! Это только моя любовь и моя ответственность! Она моя сестра! С чего ты решила, что сможешь забрать её у меня? Что дает тебе право быть той, кому она нужна?

Ушки Твайлайт поникли, её глаза в ужасе расширились, но даже невольно пятясь, пытаясь спрятаться и до глубины души боясь гнева ночи... она вспомнила.

Её тело застыло на месте, сердце практически выскакивало из груди, а хребет превратился в стальной стержень, твердый и непоколебимый... она вспомнила.

Она была в приемной больницы, лежа на мягком диване вместе с Селестией, и прижимаясь к ней, плечом к плечу.

А потом, они в знакомом кабинете, что-то пишут на доске, заняты погоней за всевозможными тайнами.

А потом, она обжигает язык глотком чая, обиженная и в то же время донельзя удивленная озорными комментариями Селестии.

А потом, Селестия поднимается с больничной койки, и Твайлайт чувствует каждый укол боли, мелькающий на лице принцессы.

А потом, они сидят в теплом круге света, уютно расположившись подле камина, в библиотеке Твайлайт, на губах единорожки возникает улыбка, когда она говорит: — Я тут думала...

А потом, они окружены записями и графиками, поправляя друг друга и обмениваясь приходящими идеями.

А потом, они плавают в душистой воде, скромном кусочке рая.

А потом, она засыпает в её объятиях.

А потом, всё это разрушилось, и...

Она увидела...

Селестию, расположившуюся на крохотном уступе над всей Эквестрией и смотревшую прямо в глаза Твайлайт, прежде чем скользнуть вниз.

Она ощутила...

Пряный аромат. Аромат Селестии, запах сандалового дерева на своей фиолетовой шерстке, уносящий её обратно в воспоминания.

Она услышала...

Рёв. Рёв моря огня и бьющейся повсюду аппаратуры, когда отчаянно искала принцессу.

Она почувствовала...

Жар. Беспощадные когти пламени, пока держала её в своих копытах. Успокаивающую прохладу воды, пока держала её в своих копытах.

Она вкусила...

Кровь.

Кровь на её губах, пока в отчаянии молила, неудержимо плакала и больше всего на свете желала, чтобы Селестия услышала её, узнала правду.

«Что дает тебе право быть той, кому она нужна?» по-прежнему звенел в её ушах вопрос Луны.

Очевидность ответа ужасала её больше, чем неистовая буря перед её глазами. Не в силах более сдерживаться, Твайлайт выпалила это как на духу.

— У меня столько же прав, как у любого, кто когда-либо влюблялся.

Сердце Твайлайт бешено стучало, а челюсть свободно двигалась, когда она выговаривала эти слова, одновременно очарованная и ошарашенная ими.

— Я люблю её, — повторила она своё признание, затем взглянула на ошеломленно застывшую Луну. — У меня столько же прав, как у всякого, чья любовь способна преодолеть любые препятствия на пути к цели независимо от того, к чему это приведет. Я понимаю, что это не слишком убедительная причина, но я люблю её, и я...

Она вспомнила плавающую в бассейне богиню, открытую и приглашающую присоединиться.

Она вспомнила кобылку, лежавшую на кровати и просившую её остаться всего на одну ночь, державшую её, нуждавшуюся в ней.

— И она нуждается во мне. — медленно и осторожно закончила своё признание Твайлайт. — Это я знаю наверняка. Поэтому я найду её, и буду там ради неё. Потому что я люблю её.

Не дожидаясь ответа Луны, она призвала магию и с громким треском, сопровождаемым розовой вспышкой, очутилась в своей спальне, глядя в окно на увядающий закат.

— Я люблю её... — Твайлайт смотрела, как последний лучик скрылся за горизонтом, затем отвернулась. — И мне нет нужды оправдываться из-за этого.

~{C}~

Твайлайт бежала вверх по винтовой лестнице, ведущей к единственному, по её мнению, месту, что могло содержать хоть какую-то подсказку — Библиотечной Башне, самому любимому месту во времена её давно ушедшего студенчества. Распахнув дверь, она сощурилась, вглядываясь в темноту; солнце село, а фонари освещения ещё предстояло зажечь, поэтому обширное помещение освещал только мягкий бледно-лиловый свет безлунного ночного неба.

Ушки Твайлайт навострились, когда она услышала глухой стук возле одного из книжных шкафов: знакомый звук падения книги. Призвав магический свет, единорожка повернулась в сторону шума.

— Здесь кто-то есть?

В ответ раздался приглушенный вскрик, который Твайлайт мгновенно узнала, и очередной грохот. Она побежала вперед, и через пару секунд перед ней предстал её верный помощник, растянувшийся на полу и потирающий рукой голову.

— Твайлайт? — удивленно моргнул дракончик.

— Спайк, хорошо что ты здесь! — облегченно улыбнулась Твайлайт, хотя её хорошее настроение быстро испарилось, как только она заметила валяющуюся на полу старую книгу, открытую на середине.

Спайк проследил за взглядом единорожки, смущенно ахнул, затем быстро поднял её и поспешно смахнул пыль.

— Хе-хе, эм, прости...

Твайлайт прикусила язык, сдержав непроизвольный порыв отчитать дракончика о бросании книг в библиотеке, и вместо этого глянула на него обеспокоенным взглядом.

— Не волнуйся об этом. Я слышала о случившемся сегодня утром. Прости, что меня не было рядом.

— Не знаю, смогла бы ты хоть что-нибудь сделать тогда, Твайлайт. — огорченно пожал плечами Спайк. — Я ещё спал, когда что-то спихнуло меня с кровати. К тому времени, как я выпутался из одеяла, Принцессы уже не было...

— Уверена, это было очень страшно. — сочувственно кивнула Твайлайт. — Я рада, что нашла тебя, но что ты здесь делаешь? Почему не остался в замке?

— Ну, поначалу я там и оставался, но, как бы, не мог просто так сидеть. — Он снова пожал плечами. — После исчезновения Принцессы прошло где-то с минуту, прежде чем внутрь залетела Принцесса Луна. Она была сильно напугана и вела себя очень странно; я хотел сходить за тобой, но она сказала, что это плохая идея, затем позвала в свой кабинет кучу стражников. Мне оставалось ждать либо тебя, либо возвращения Луны, либо придти сюда и попробовать накопать что-нибудь своими силами, поэтому...

— Хвалю за инициативность, — улыбнулась Твайлайт.

— Спасибо, не скажу, правда, что я нашел что-нибудь. — Он глянул на свои когти, нервно поерзав. — Почему Принцесса не захотела твоей помощи?

Твайлайт вздохнула. Сомневаться, которую из принцесс имел в виду Спайк, не приходилось.

— Я сама толком не знаю, Спайк. Это сложно объяснить. — Она потерла копытом подбородок. — Когда Селестия исчезла, ты говорил, что проснулся, а потом её уже не было, так? Ты что-нибудь ещё помнишь?

— Всё произошло слишком быстро, — отрицательно мотнул головой Спайк. — Прости, я... я не смог ничего разглядеть.

— Нет, Спайк, в этом твоей вины нет. Не волнуйся насчет этого. — Твайлайт наклонилась, успокаивающе приласкав его. — А теперь, когда мой помощник номер один здесь со мной, нет задачи, которую мы не сможем решить!

— Думаешь?

— Знаю. — с видом искренней уверенности кивнула Твайлайт. — Ну а сейчас, как насчет пробежаться по книгам?

Спайк широко улыбнулся, восторженно отсалютовав единорожке.

— Да, мэм! С чего начнем?

— Отличный вопрос... Достань мне копию "Lux Aeturnum: Carmina et Historias de Solaris Regina" (Хроники Света: Песни и Сказания о Королеве Солнца). Где-то здесь есть первое издание, в ней больше всего подсказок. А я отыщу атлас или что-то вроде того и буду ждать тебя в географической комнате.

— Уже бегу! — с воодушевлением отозвался Спайк, ударив кулаком в ладонь, затем убежал, исчезая между рядами книжных полок. Мгновение спустя, он появился снова и, сконфужено улыбнувшись Твайлайт, побежал в другую сторону.

— История в ту сторону... — пояснил он, опять исчезнув между полками.

Глянув в сторону, Твайлайт заметила кусочек неба через огромное окно в центре помещения. Хоть солнце и закатилось, небеса всё ещё хранили едва заметный оранжевый оттенок, быстро переходящий в глубокий синий. Некая часть Твайлайт желала проверить небо, глянуть, не взошла ли луна, но вместо этого она решительно отвернулась. Держа ухо востро на предмет возможных книгопадов, Твайлайт углубилась в ряды полок, зная их расположение, как свои четыре копыта.

В считанные мгновения она оказалась в глубине библиотеки, укромном овальном уголке, большую часть которого занимал большой латунный глобус. Призвав магию, единорожка зажгла фонари, висящие на низком потолке, осветив помещение и заставив тисненую поверхность идеально отполированного глобуса засиять в мягких лучах искусственного света. Твайлайт на секунду замерла, в который раз восхищенная красотой произведения искусства и чувствуя при этом слабый укол тоски и беспокойства. Перед глазами проплыли воспоминания её первого посещения географической комнаты, её искреннего удивления глобусу, а потом сдержанной усмешки Селестии, когда она призналась, что каким бы прекрасным он ни был, но безнадежно устарел несколько веков назад и ценился лишь как украшение.

Тряхнув головой, чтобы избавиться от мыслей, единорожка начала рассматривать стены, с вмонтированными в них ящичками, и большими древними картами Эквестрии и прилегающих земель, между ними.

«Странно... большей части необходимых мне карт здесь нет...» Выругавшись по поводу царившего в комнате беспорядка, она шагнула назад и вновь оглядела полки.

Поморщившись, она заметила множество пустых ящичков, где должны были лежать нужные карты.

«Либо требования к работникам библиотеки настолько упали с тех пор, как я последний раз была здесь, либо...»

— Не это ли ты ищешь? — спросил голос позади неё. Твайлайт застыла и глянула через плечо.

Возле латунного глобуса, удерживая лазурной магией полдюжины свитков, стояла Принцесса Луна, взиравшая на Твайлайт спокойным и в то же время осторожным взглядом.

— Карты Эквестрии и близлежащих окрестностей, так? Наши картографы и разведчики сегодня оценили их полезность.

— Они относятся к категории технических, географических ресурсов, находящихся в свободном доступе и пользовании в соответствии с Актом о Реформах Образования и Развития, подписанным короной два столетия назад, — выпалила Твайлайт.

Луна моргнула, и на миг в её взгляде промелькнуло выражение обиды, затем она отвернулась.

— В этом нет нужды, — вздохнула она, левитируя карты к Твайлайт.

Твайлайт ошеломленно уставилась на них, прежде чем принять.

— Благодарю, — пробормотала она, на мгновение дольше задержавшись взглядом на принцессе ночи, которая по-прежнему старалась не смотреть ей в глаза. Повернувшись к кафедре, единорожка развернула свитки и принялась по очереди их просматривать.

Неловкая тишина повисла в воздухе, заполняя собой всё пространство между ними и превращая тихий шорох бумаги в оглушительный хруст.

— Наши картографы уже проверили эти свитки, — прорвался голос Луны.

Твайлайт раздраженно глянула на пустующие ящички на стене.

— Да, я знаю.

Уголком глаза единорожка заметила, как взъерошились темные перья.

— Мы лично просмотрели их, порывшись в Нашей памяти и в этой библиотеке, насчет потенциального местонахождения Нашей сестры.

Твайлайт поджала губы, стараясь держать себя в копытах, и продолжила изучать карты.

Вновь воцарившуюся тишину нарушил вздох Луны.

— Ты не найдешь того, что даже Мы не смогли, — с мягкой настойчивостью произнесла она.

— И почему это вы так думаете? — нахмурилась глядевшая на карту Твайлайт. — Может в вашем распоряжении и была целая армия пони, перерывшая всю библиотеку в поисках подсказок, но я готова поспорить, что за один день провела с ней бесед об истории больше, чем было у любого из них за всю их жизнь. Причем у всех вместе взятых! — Она с удвоенным усердием уставилась на карту, но, к её раздражению, никакой ценной информации от начертанного на ней, в награду за свою непокорность, она не получила.

— То есть, наверное... — пробурчала она.

— То же самое можно сказать как о тебе, так и обо мне, разве не так? — тихо ответила Луна. Её крылья напряглись, прижимаясь к телу, словно взведенные пружины. — За всю нашу жизнь у нас не было никого, кроме нас самих.

— Но это неправда. — Слова вылетели изо рта Твайлайт, заставив её съежиться от страха перед неприкрытой действительностью, рвущейся быть высказанной.

Луна лишь смотрела на неё с каменным лицом, не произнося ни звука.

Твайлайт почти остановилась, но гнетущая тишина и ищущий взгляд принцессы не смогли прервать правду, продолжающую срываться с её языка.

— Отбросив всё прочее, вас не было, причём довольно долго. Может, для вас она всегда была здесь, но для неё...

Глаза Луны закрылись, Твайлайт на мгновение замолчала, кусая губу.

— Вы были не всегда...

— И она была одинока, — закончила за единорожку Луна, отвернувшись всего на мгновение позже, что дало Твайлайт заметить, как каменное выражение на лице принцессы быстро рушится, прежде чем скрыться за звездной пеленой её гривы. — Допустим, ты нашла её. Что, если не секрет, ты будешь делать тогда?

— Что? О... — Твайлайт моргнула, застигнутая врасплох быстрым возвращением к насущному вопросу. — Ну, я удостоверюсь, что с ней всё хорошо. Верну её обратно, если она того захочет. Или не верну. Чего бы она не захотела, я сделаю это.

— Потому что любишь её. — Один внимательный и в то же время осторожный глаз выглянул из-за плеча принцессы.

— Потому что я её друг, — поправила Твайлайт.

Глаз Луны закрылся, казалось, удовлетворенный ответом.

— Да и какие могли быть сомнения, не так ли?

Твайлайт, недоумевая, полностью повернулась к принцессе.

— Что вы имеете в виду?

Луна ответила не сразу, вместо этого глядя на латунный глобус, будто ища на его поверхности нужные слова.

— Я была не уверена насчет твоих намерений относительно неё, — наконец произнесла она. — Слишком много было тех, кто пытался манипулировать ею, даже бросаясь клятвами любить её. Я видела внутри неё боль, Твайлайт. Боль, которая постепенно росла, а с ней росла и моя неуверенность. Вот почему я не хотела привлекать тебя.

Твайлайт закусила губу, и на сотую долю секунды ей показалось, будто она снова ощущает кровь, не принадлежащую ей. Ранее подавленный стыд вернулся вновь, но лишь в качестве отголоска, и она вдруг поняла, что вся злость и досада по отношению к Луне идет на убыль. В конце концов, разве не была она сама парализована своими же чувствами, за этот самый страх?

— Я... думаю, я понимаю. — кивнула Твайлайт. — Но не знаю, действительно ли это было так необходимо.

Луна глубоко вздохнула, её рог мягко засветился. Под её взглядом латунный глобус начал вращаться, огромная кованая сфера заскрипела давно уже не смазываемыми шарнирами, впервые за долгое время снова принявшись изображать собой движение по орбите.

— Прости меня, Твайлайт. Прости за эту необходимость. Осторожность была необходима, но я к этому времени уже рассчитывала разрешить эту задачу. Мне хотелось найти Селестию до того, как я столкнусь с тобой.

Её магия угасла, глобус со скрипом остановился, расположив латунную Эквестрию между ними.

— Увы, найти её невозможно.

Твайлайт шагнула к ней.

— Мы найдем её, — заверила принцессу единорожка.

Голова Луны медленно и устало опустилась, словно на её корону давил непреодолимый вес.

— По правде говоря, найти её — только часть того, что меня беспокоит. Моё самое величайшее опасение — в каком состоянии мы её найдем.

— Её раны не представляют опасности, — начала было Твайлайт, прежде чем почувствовала, как сжалось её сердце, а голос утих. — Но вы не это имеете в виду, так?

— Что-то ужасное таится внутри неё. — покачала головой Луна. — Боль. Горе. Я не знаю истинных причин, но боюсь того, что они сделали с ней. Я боюсь, что она пропала в собственном кошмаре.

— Ч-что? — не поверила ушам Твайлайт, но сомневаться в словах Луны не приходилось, а тон её голоса не оставлял никаких иллюзий.

Могло быть только одно, что принцесса ночи имела в виду, говоря что Селестия пребывает в кошмаре.

— Со времени моего возвращения, мы с ней были так далеки. Нет... не так. Мы близки, ближе, чем когда бы то ни было, и всё же нас словно разделяет тонкая вуаль. Такое, казалось бы, мизерное расстояние, но... но я так и не могу видеть её столь же ясно, как прежде. Поэтому, пока она спала, я решила навестить её. — Луна, сглотнув, замолчала, её лицо слегка помрачнело. Она покосилась на Твайлайт, на миг встретившись с ней глазами, затем продолжила. — Я спросила её о том, что она чувствует... ну, насчет много чего. Насчет того, как она может врать самой себе, или разделяющей нас маски, которую она так сильно прижимает к лицу и искренне считает, что я этого не замечаю.

— Что случилось?

— Я надавила на неё, и маска разрушилась, как и её разум... — Луна отрывисто вздохнула, в её голосе ясно слышался тяжелый груз вины. — Её тревожит ужасный призрак, тот, что был рожден из глубочайшей боли, и он прорвался прямо сквозь её душу. Мы обе оказались заперты внутри её разума, когда всё начало рушиться. Я изо всех сил старалась стабилизировать её разум, но смогла сдержать бурный поток эмоций не лучше, чем рыбка, сражающаяся с водопадом. Не успела я опомниться, как она уже исчезла в собственном сне.

— Как такое вообще возможно?

— Это кошмар наяву, Твайлайт Спаркл! — раздраженно нахмурилась Луна, но быстро вернулась к прежнему выражению усталого беспокойства. — И я боюсь, что она всё ещё потеряна в нем. Я проснулась, как только смогла, и сразу поспешила, чтобы быть рядом с ней, чтобы помочь, но обнаружила в её покоях то же, что и ты. Селестии и след пропал.

Твайлайт ощутила, как её сердце холодеет от недоброго предчувствия.

— Значит, вы полагаете, что она переживает кошмар? Нервный срыв? Мы...

Слова умерли на языке, когда разум единорожки вернул её к разрушенной лаборатории, где лежали осколки кристаллизованного страха и тьмы. Твайлайт прикрыла рот копытом, когда ужасное осознание настигло её.

— О нет... Луна, я думаю...

— Что такое? Ты что-то знаешь об этом? — Луна повернулась к ней, встревоженная внезапной переменой.

Твайлайт кивнула, её взгляд метался из стороны в сторону, пока она искала возможную связь между этими событиями.

— Д-думаю, да. Луна, в лаборатории — я не без причины прибежала сюда в самом начале, мне нужно было доложить об этом Селестии — в обломках мы нашли темные кристаллы, свидетельствующие о темных магических силах. Я не знаю почему или как они там оказались, но Селестия была прямо в эпицентре катастрофы. Здесь должна быть какая-то связь.

— Ты точно уверена, что это была темная магия? — настороженно посмотрела на неё Луна.

— Абсолютно, я лично проверила их. По ощущениям они походили на кристаллизованные сожаление и утрату. — Твайлайт поежилась. — Чистейшие негативные эмоции. Я узнаю подобные чувства где угодно.

— Ты узнала их? — в ужасе ахнула Луна. — Как?

Твайлайт на мгновение остолбенела.

— Луна, я... я уже много лет знаю, как пользоваться темной магией.

Принцесса выпрямилась, подчеркнув свою власть взмахом крыльев.

— Моя сестра в курсе?

Настал черед Твайлайт недоверчиво уставиться на принцессу ночи.

— Луна, именно она показала мне основы темной магии — когда вернулась Кристальная Империя, помните? Она хотела, чтобы я знала то, с чем придется столкнуться... — Её голос постепенно затих при виде застывшей фигуры принцессы.

— Нет. Неправда. — Луна топнула копытом, категорически отрицая только что услышанное. — Ты... ты ошибаешься. Тьма не могла тронуть мою сестру, она воплощение света...

— Луна, на самом деле, это она показала мне на что способна эта магия. И это ей едва ли понравилось, так как потом она сразу же воспользовалась своей магией света, чтобы избавиться от последствий, но...

— Нет, Твайлайт, ты попросту не понимаешь, — настаивала Луна, в её голосе слышались нотки отчаяния. — Темная магия извращенна по своей натуре, ей требуется больше, чем обычные плохие мысли. Обида, гнев, печаль — ничто, только сильная эмоциональная неустойчивость способна разжечь темное пламя и даровать эту ужасную магию.

Брови Твайлайт сдвинулись от этого вновь полученного знания, она понимала, что Луна говорит, исходя из собственного горького опыта.

«Я способна творить её... хотя, меня вряд ли можно назвать образцом устойчивости.»

— Луна, вы только что описали мне, как Селестия оказалась в кошмаре, — отозвалась единорожка, стараясь придерживаться нейтрального тона. — Как такое возможно, если у неё нет чувств, которые, как вы говорите, способны призвать темную магию?

— У неё нет!.. — Туго натянутая нить отрицания лопнула, и Луна застыла, пойманная между собственными словами и утверждаемой Твайлайт правдой. Во взгляде принцессы бушевало нежелание признавать услышанное, но когда она встретилась глазами с единорожкой, что-то внутри неё треснуло. На её лицо легла печать скорби, и принцесса ночи закрыла глаза, безмолвно принимая горькую правду.

— Я... я не чувствовала в ней подобной тьмы. Ни капли!.. Но если сказанное тобой — правда, если она действительно показала её тебе несколько лет назад, тогда...

В ту же минуту Твайлайт поняла, к чему клонила Луна.

— Значит... у неё всегда были эти чувства?

— Нет, раньше их не было, — Луна покачала головой, обернув крылья вокруг себя. — Полагаю, эта боль появилась относительно недавно. А иначе я...

Её взгляд обратился к Твайлайт.

— Выслушай меня. Сон, что мы делили, был кошмаром. Развалины нашего старого дома разрушались силами некоего монстра, носившего лицо нашей сестры, до тех пор, пока он сам не был раздавлен обломками им же учиненного разрушения. Затем на нас обрушился громадный поток воды, и Селестию унесло водопадом. Я не могла спасти её, так как её собственный разум отталкивал меня.

— Замок в Вечнодиком лесу? Понимаю... — Раздумывая над новыми сведениями, Твайлайт вызвала магию. Оставленное на кафедре перо ожило и написало на чистом кусочке бумаги слово "Замок". Секунду поразмыслив, единорожка добавила рядом "Водопады?", соединив два слова линией.

— Что может значить водопад? В вашем старом замке был водопад?

— Нет, там небыло. И я предостерегаю тебя от суждения о кошмарах по их непосредственному внешнему виду. Напоминаю, что её одолевали эмоции — их воплощением и являлся водопад.

Твайлайт кивнула, делая пометки, но её мысли были прерваны прошедшей мимо Луной.

— Я распоряжусь предоставить тебе доступ к отчетам разведчиков, — произнесла Луна, быстрым шагом направляясь к двери. — С этого времени я вверяю тебе разбираться с этим делом.

Рот Твайлайт несколько раз открылся и закрылся, прежде чем к ней вернулся дар речи.

— Вы уходите? Но, Принцесса, если мы будем работать сообща!..

Принцесса остановилась в дверном проеме, сливаясь с тенями в неосвещенной библиотеке.

— Я использовала все доступные мне средства, но, несмотря на всю мою силу и власть, не смогла ничего найти. Теперь я знаю причину этому. Я должна была разглядеть её раньше. — Луна склонила голову и, сглотнув комок в горле, слабо улыбнулась Твайлайт. — Это должна быть ты. Приведи её обратно ко мне.

И прежде чем Твайлайт смогла произнести хоть слово, прежде чем смогла спросить свою подругу, вернется ли она, Луна ушла, призраком растворившись в темноте библиотеки.

Оставшись одна, Твайлайт перевела взгляд от темного прохода к пергаменту, лежавшему в свете лампы и содержавшему подсказки, данные ей Луной. "Замок" и "Водопады" — картины из сна, едва ли являвшиеся надежной зацепкой, но Луна ясно дала понять, что в них было нечто важное. Твайлайт совсем не хотела сомневаться в мудрости принцессы ночи, но и не могла отрицать, что сон мог значить что угодно.

Поспешный перестук когтистых ног по каменному полу привлек внимание единорожки, она снова повернулась к двери, глядя, как Спайк забегает внутрь, сжимая в руках огромную, почти в два раза больше него, книгу.

— Нашел! — пропыхтел он, поднимая книгу над головой и передавая ей. — Она была в глубине самой верхней полки, а колесики лестницы слегка застряли, поэтому пришлось её немного потрясти, но...

Его сконфуженная улыбка угасла вместе со словами, он оглянулся через плечо на дверь.

— Ну и... это была Принцесса Луна? Я, эм... я что-то пропустил?

С чего бы начать?

— Почти ничего, — мягко усмехнулась Твайлайт, забирая магией тяжелую книгу у него из рук.

— Разве она не собирается помочь? — спросил Спайк, перебирая пальцами.

— Она и так сделала всё, что было в её силах, Спайк. Теперь дело за нами.

Спайк энергично отсалютовал, то ли упустив, то ли не обратив внимания на беспокойное выражение лица единорожки.

— Значит, в работу включается самая лучшая пони, так?

Твайлайт на миг замешкалась.

«Это должна быть ты.»

Мимолетная вспышка сомнения озарила разум единорожки, но она безжалостно подавила её.

«Нет времени на раздумья! Ты нужна Селестии. Луна полагается на тебя. У тебя в распоряжении Спайк, подсказки и книги.»

Её рог засветился, наполняя помещение мягким розовым светом. Карты слетели со своих подставок, разворачиваясь в воздухе, тяжелая "Lux Aeturnum" раскрылась перед Твайлайт, её страницы быстро переворачивались, движимые неуловимым ветром, и единорожка подарила Спайку собственную, полную решимости улыбку.

— Ты прав. Мы сможем. Приступим же к делу!

~{C}~

Яркая луна висела высоко в небе, когда Твайлайт вернулась в замок, неся заснувшего Спайка на спине, её сумки полнились заметками и картами, а сердце тяжким грузом давили разочарование и волнение.

Невзирая на долгие часы, проведенные за поиском за́мков, укрытий и убежищ из прошлого Селестии, они не обнаружили ничего. Дело было в том, что любое подходящее на их взгляд убежище уже было осмотрено Луной, с особой тщательностью концентрировавшейся на замке, в котором её сестра жила тысячу лет назад. Твайлайт сравнила свои догадки с отчетами, собственнокопытно написанными Луной, и попросту не могла не отметить их доскональности. Везде, где по мнению Твайлайт могла находиться Селестия, уже побывали разведчики Луны: они обыскивали тайные убежища, поля боя, места, вселявшие в принцессу радость, грусть, боль, душевный покой — и нигде не было ни следа Селестии.

Решимость пополам с отчаянием одолевали Твайлайт, пока она брела по тихим коридорам. Часть её разума составляла подробный план обследования Вечнодикого леса вместе с её друзьями и разведчиками Луны с целью найти какой-нибудь скрытый проход или убежище, где находилась Селестия. Другая часть пребывала в ужасе перед темной магией, заразившей её эксперимент, и кошмаром, о котором поведала Луна; возможно ли такое, что Селестию поглотила боль, которую она скрывала столь долгое время? Мысль свободно парила в разуме Твайлайт, и она понимала, что будет винить только себя за то, что вовремя не достучалась до своей наставницы.

Вот только правда заключалась в том, что разум и сердце Твайлайт были совершенно в другом месте, возвращая её к тому утру, которое они вместе провели в спа. К Селестии, улыбавшейся и доверявшей ей... этот драгоценный миг открытой дружбы поддерживал её. Как бы глупо это не звучало, но Твайлайт всей душой желала вернуться в то утро и просто наслаждаться им, не думая о кошмарах или тьме.

«Я могла хотя бы находиться с ней рядом, когда её поразил кошмар...»

Твайлайт шагнула через дверь навстречу ночному небу, поняв, что стоит на мосту, ведущему к личной башне Селестии. Казалось, прошли месяцы, года с того времени, как она сошла на этот мост с колесницы, помогая Селестии на пути к её покоям.

Тогда Твайлайт не знала, что и думать. Неспособная собраться с мыслями и тяжело переживая последствия взрыва, она лишь одно знала наверняка — Селестия была ранена и нуждалась в Твайлайт. Именно тогда всё по-настоящему изменилось; что-то возродилось или, наверное, рухнула какая-то стена, но что бы не послужило причиной, Твайлайт оказалась к этому не готова.

— Я полностью готова, но какой в этом толк, если я не смогу найти тебя? — Твайлайт глядела в темноту ночи в поисках ответа, в поисках хотя бы малейшего намека на надежду. — Как я могу быть с тобой, если ты где-то там далеко, а я гоняюсь за за́мками и водопадами?

Она смотрела в сторону темного горизонта, на тени, протянувшиеся по открывающемуся пейзажу, мягкий черный бархат облаков в небе и лунный свет, пробивавшийся сквозь них и сверкавший на зеркальной глади рек, петляющих далеко внизу.

Глядя на отблески света, Твайлайт отчетливо увидела кристаллы, украшавшие символы высшей власти Селестии и плававшие в водах её грандиозного эксперимента, и спрятанные в глубинах пещер.

И тут она неожиданно осознала, где находилась Селестия.

Миг озарения и всесокрушающая надежда. Все подсказки и намеки сложились воедино и, резко побежав, и разбудив Спайка на спине, Твайлайт бешеным галопом понеслась к выходу, раскрыв тяжелую дверь башни, словно та ничего не весила. Не слыша вскриков напуганного Спайка и не чувствуя острую боль от его когтей, крепко вцепившихся в её шкурку, единорожка неслась вверх по винтовой лестнице, быстро добежав до покоев Селестии.

Она пролетела мимо одинокого стражника, выставленного у двери в комнату принцессы, и резко остановилась в её спальне. Оказавшись, наконец, в безопасности, Спайк спрыгнул с её спины.

— Твайлайт, в чем дело? — удивился дракончик.

— Спайк, я знаю где Селестия! — расплылась в глуповато-безрассудной улыбке Твайлайт. — Есть только одно возможное место! Только одно!

Явно встревожившись, Спайк что-то сказал, но Твайлайт уже не слушала его; её мысли калейдоскопом роились в голове, снова и снова проверяя догадку.

— Как я могла быть такой глупой!? Мы перевернули Эквестрию вверх дном в поисках подсказок, но ничего удивительного, что мы не смогли отыскать за́мок! Нам даже не надо было их искать! Это же так очевидно! Даже сон тут не нужен, Селестия и так сказала мне всё, что необходимо!

Прежде чем Спайк смог придумать внятный вопрос, Твайлайт вновь побежала. Она рванула на балкон, выбравшись из тесноты помещения, и прислушалась.

Ничто не нарушало тишину ночи. Единственным звуком был только шепот ветра... и далекий рев, доносящийся от гор внизу.

«Неужели всё настолько просто?» Твайлайт не в силах была сдержать всепоглощающее чувство надежды. «Все это время? Мы с копыт сбились в её поисках, но всё это время она была... совсем одна...»

Её зрение затуманилось, и она осознала, что плачет.

— Прости. Я думала, ты улетела прочь отсюда.

С тревогой в глазах Спайк приблизился к ней.

— Твайлайт, что происходит?

Единорожка повернулась к дракончику, одарив последней своей улыбкой.

— Я собираюсь отыскать Селестию. — С этими словами она развернулась к балкону и побежала.

Время замедлилось, и она толкнула себя вперед. Её копыта застучали по каменному полу, и, ещё сильнее укрепившись в своей решимости, она сорвалась в галоп, отметая сомнения в сторону. Стоявшие позади Спайк и стражник предупреждающе кричали ей, но она уже стукнула копытами по камню во второй раз, уже подняла передние копыта, уже перепрыгнула через мраморные перила.

Она летела, ветер хлестал её по лицу, обжигая глаза и высушивая слезы, а позади неё падал замок.

Она падала, вниз и вниз навстречу ночной тьме, навстречу реву неизвестности, и...

Навстречу Селестии.

~{C}~

Самообладание, Глава 7.

Переведено на Нотабеноиде

http://notabenoid.com/book/32055/176171
Переводчики: N0good, SILMOR

Продолжение следует...