Алоэ и Лотус: скучный день

Алоэ и Лотус скучают, ведь сегодня в спа нет клиентов. Но когда появилась Рарити и обнаружила, что ей не с кем побеседовать во время процедур, она завязала разговор с хозяйками салона.

Рэрити Флэм

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Под омелой

Усталый писатель уходит в гостиную в канун Рождества. Он рассеянно желает, чтобы особая пони появилась под его ёлкой. И особая пони исполнила его желание.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Садовник

Рэрити посылает Спайка в лес за цветами..

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк

Дружба это оптимум: Файервол

Порой земли Эквестрии, что под руководством СелестИИ, нужно защищать. И этим занимаюсь я. Ну, как только разберусь с этими накопытниками и наушниками… Компьютеры. Пони. Оптимальное количество дружбы. Полёты на воздушных шарах и белки-летяги. Эквестрия – это удивительнейшее место и Селестия нуждается в ком-то, кто поможет сохранить её таковым. И думаю, она выбрала меня для этой цели. Иначе с чего бы ей ещё нанимать компьютерного гика в качестве сисадмина?

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Fallout: Pandora's Box

История о путешествиях небольшой компании по мрачным Эквестрийскийм Пустошам, полная приключений, опасности и авантюр...

ОС - пони

"Cold War, Hot War, Galaxy War"

После прочтения "Сияния Скверны" я не удержался... И решил попытаться продолжить... Внимание - пони появятся далеко не сразу! Кроссовер трёх вселенных, сдобренный бредом автора.) Это мой первый фик - можете кидаться тапками.) Автор приемлет любую конструктивную и адекватную критику в свой адрес. Отдельное спасибо за перевод "Сияния" замечательному переводчику - Многорукому Удаву и автору Каразору за невероятный кроссовер.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Другие пони Человеки

Первый полёт

Рэйнбоу Дэш, само воплощение скромности, самоотверженно согласилась дать Скуталу несколько уроков полёта. Однако у Твайлайт Спаркл возникли некоторые сомнения…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Столь восхитительный вкус

В этот прекрасный день Пинки оставили за главную в "Сахарном Уголке" и, чтобы скрасить своё одиночество, она позвала на помощь своих верных друзей. К сожалению, почти все отказываются, кроме Твайлайт, которая с радостью принимает предложение. Вот, только она никак не ожидала того, что, помогая своей розовой подруге, она поймёт одну важную вещь: Пинки не такая уж и странная, а даже милая...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Fallout : New Canterlot

Война. Прошлые поколения Эквестрии не знали даже значения этого слова. Но сейчас всё изменилось. Магическая радиация, разъедающая этот мир уже многие годы, снизилась до относительно безопасного уровня. Самые дальновидные смотрители убежишь - сумели ухватить момент и открыть тяжёлые двери для своих подопечных. В число таких убежищ входило одно укрытие под номером 30, в которое допускались лишь медицинские работники любых специальностей, рассчитанное на то, что когда мир снова станет безопасным для обитания – они обратят свои знания во благо и обучат будущее поколения своему ремеслу, но судьба распорядилась иначе. Во времена смотрителя Миколы Ред Харт убежище сделало огромный скачок вперёд, в области технологий, что создало потребность обучать подрастающее поколение не только медицине, но и науке. Убежище начало расцветать и расширяться, приобретая новые очертания, так не похожие на стандартную форму всех прочих. Второй переломный момент произошёл во времена не менее выдающегося смотрителя – Персеваля Блу Харт. Он первый осмелился направить экспедицию на поверхность, чтоб снять пробу с «нового мира». Экспедиция превзошла все ожидания. Период распада магической силы завершился, а её отложения, в последствии, смогли стать новой формой энергии, благодаря которой начал своё существование один из первых научно-медицинских центров на пустошах. Персеваль организовал строительство центра прямо над убежищем, при помощи роботов, функционирующих на продуктах распада магической радиации и в считанные годы все обитатели убежища смогли выйти из под земли, чтоб воочию насладиться своим новым домом. Так начала своё существование организация « Пурпурный Крест » а Персеваль стал её первым директором. Спустя два поколения пони – нынешний директор, имя которого не влечёт за собой ни капли смысловой нагрузки – объявил заведение закрытым от посторонних глаз. С его правления прошло уже 10 лет, «Пурпурный Крест» скатился до изготовления энергетического оружия и военной имплантологии, что не смогло не привлечь косые взгляды со стороны ещё одной организации – Братства Стали, которая не скрывала свою неприязнь к «Пурпурному Кресту». И вот, спустя год конфликта, в организации, считавшейся одной из сильнейших, прогремел взрыв, сметая всё величие великолепного сооружения с лица пустоши.Но это не конец нашей истории, а только её начало.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 4 Глава 5

Интерлюдия

– Может, это просто что-то вроде страшилок про Старую Пони?

– Как ты можешь так легкомысленно говорить про Старую Пони? Я до сих пор помню, как пряталась под одеяло, когда кто-нибудь начинал про неё рассказывать.

– Перестань, сахарок, я серьёзно. Не могу поверить, что где-то и когда-то – пусть даже в прежние времена – одна пони могла сделать с другой такое. Отрезать ногу, а? Ну, пусть даже для того, чтобы её вылечить. К тому же, я что-то не припомню, чтобы пони болели этой… как её…

– Гангреной, кажется. Сейчас гляну… Да, точно.

– Да неважно. Странная история. До этого момента она была вполне добротно скроена, но сейчас попросту расползается по швам.

– Ах, Эпплджек, ну неужели ты не понимаешь? Это же драма! Замечательная, между прочим, драма, прекрасно написанная – вместо того, чтобы вызывать у читателей депрессию вполне реальными ужасами вроде дисгармонии, ссор и хаоса, автор доводит идею до абсурда и показывает нам, из чего сделана его героиня, на примере совершенно нереальной ситуации, которую даже ты – прости, далеко не самая искушённая в литературе пони – не способна воспринять всерьёз. Может быть, это вообще какое-то иносказание, наподобие басни…

– Ничего себе басня. Впрочем, тебе виднее, ты в этих штуках побольше меня понимаешь. Слушай, а дождь-то, кажется, ослабел. Может, пойдём до дома?

Я поднялась и подошла к воротам амбара. Небо по-прежнему затягивали низкие, серые облака, но дождь действительно превратился в лёгкую морось, рябившую оставшиеся после ливня лужи.

– Идём скорее – вдруг он опять усилится?

Эпплджек встала, подобрала свою шляпу, и мы побежали по тропинке в сторону дома. Поднявшись на крыльцо, мы оббили грязь с копыт и вошли. Оказалось, что дождь загнал под крышу даже Большого Макинтоша – он сидел на кухне перед очагом и смотрел в огонь, улыбаясь собственным мыслям. Эпплджек окликнула его, и он приветственно помахал нам копытом. Я махнула в ответ, снимая сумку и ставя её на тумбочку в прихожей. Эпплблум, выбежавшая на стук входной двери, радостно поздоровалась и бросилась к сестре, которая взъерошила ей гриву, повесила свою грязную и мятую шляпу на вешалку и спросила:

– А где бабушка?

– У себя. Она спит. Она сказала, что не станет дожидаться, потому что дождливо, а в дождь дожидаться даже Дженис Джо… Джэ… Ой, кажется, я запуталась. В общем, она сказала про Дженис Джоплин и про то, что дождь дожи… то есть в дождь ложи… лужи… и пошла спать, вот.

Эпплджек засмеялась.

– Да, она любит сыпать поговорками, но половину из тех, что знала, она уже забыла, а вторую половину путает с первыми, и получается такое, что на уши не натянешь – прямо как в этой нашей истории, которую мы читаем, – она подмигнула мне.

– Какой истории? – мгновенно навострила ушки Эпплблум.

– Той, которую тётя Оранж привезла, помнишь?

– Ага, ага. А вы мне её расскажете, когда дочитаете?

– Даже не знаю, сахарок…

Я сочла возможным вмешаться:

– Эпплблум, есть истории, которые детям неинтересны, и эта история, как мне кажется, из их числа.

– Вот так всегда. Вы думаете, что я глупая, раз у меня нет кьютимарки, да? – кобылка расстроенно посмотрела на нас, надеясь растопить сердце Эпплджек.

Эпплджек мягко улыбнулась и села перед сестрой.

– Эй, мы вовсе так не думаем. Просто это очень странная история, и я сама, чего уж, её не совсем понимаю.

Эпплблум опустила голову и нарочито медленно поплелась из комнаты, пробурчав себе под нос:

– Вы всё равно думаете, что я глупая.

Эпплджек тихо засмеялась и покачала головой.

– Хоть что с ней делай. Когда уже у неё появится эта её кьютимарка? Она прямо извелась вся.

Кьютимарка? Мне в голову пришла интересная мысль, но я пока решила не делиться ей с Эпплджек. Вместо этого я пожала плечами и ответила:

– Ты прекрасно знаешь, что кьютимарки получают все пони; кто-то раньше, кто-то позже – но все без исключения. Моя сестра ведёт себя куда хуже – эти её вечные попытки найти себя то в стирке, то в готовке, то в дизайне!.. А остающийся после них бедлам!..

Я закатила глаза, запрокинув голову и приложив копыто ко лбу. Эпплджек фыркнула и сказала:

– Ну, будет тебе наговаривать на Свити. Она отличная сестра.

– Знаю. И очень её люблю, просто порой она бывает… Несносной.

– Мы все бываем, сахарок. Айда лучше мыться и греться, а то перепачкаем тут всё и простынем.

Я кивнула.

– Надеюсь, у тебя там хватит места для двух пони? Не хотелось бы стоять в очереди.

Эпплджек улыбнулась:

– В тесноте, да не в обиде.

Набрав полную ванну горячей воды, мы забрались в неё и с час оттирали друг друга от грязи, которая буквально въелась в нашу шерстку, попутно кидаясь мылом, пытаясь утопить друг друга в пене и заливая ванную потоками мыльной воды. Когда нам наконец это надоело, а наши бока и гривы стали хоть ненамного, но чище, мы спустили остывшую воду, набрали чистую и немного полежали молча, наслаждаясь теплом. Наконец, Эпплджек приоткрыла глаза и сказала:

– Пойдём обедать. Мой живот скоро начнёт исполнять марш параспрайтов.

– Идём. А как же Эпплблум и бабуля Смит?

– Поедят вместе, попозже. Заодно Эпплблум будет не так скучно обедать – сейчас-то её к столу и вареньем не заманишь.

Выбравшись из ванной, мы вытерлись и спустились вниз. Войдя в кухню, Эпплджек первым делом согнала брата с насиженного места и отправила его за новой порцией дров. Пока тот ходил в дровяной сарай, она успела накрыть на стол, слегка подогреть содержимое внушительного котла и разложить его по тарелкам. Когда Макинтош вернулся, она отобрала у него дрова, бросила пару поленьев в огонь, сложив остальные неподалёку, и скомандовала нам занимать места. Не успели мы с Макинтошем рассесться, как она уже поставила перед каждым из нас по полной тарелке варёных бобов и села рядом с братом. Удовлетворённо крякнув, Эпплы переглянулись и принялись слаженно орудовать ложками со скоростью, удивительной для земных пони.

Глядя на них, я представила, как они по утрам так же одновременно встают из своих кроватей, одинаковыми движениями отбрасывают одеяла, встречаются в ванной, становятся бок о бок у зеркала, чистят зубы, не отставая друг друга ни на секунду, умываются, вытираются – каждый своим полотенцем, но совершенно синхронно – и садятся за стол в пижамах, чтобы так же одновременно отхлебнуть морса и приступить к уничтожению завтрака, и прыснула прямо в тарелку. Удивлённо глянув на меня поверх тарелки, Эпплджек продолжила жевать, а я, отсмеявшись, отрицательно покачала головой – мол, «Нет, ничего!» – и приступила к еде.

Разумеется, Эпплы основательно опередили меня, и Макинтош уже снова грелся у огня, а Эпплджек почти допила чай, когда я решила, что вполне сыта, поблагодарила её и попросила чашечку кофе. Эпплджек кивнула и встала из-за стола, а я продолжала обдумывать пришедшую мне в голову полчаса назад мысль – с каждой минутой она казалась мне всё вернее и вернее. Кьютимарки. Конечно же, вот ключ к полному непониманию нами истории, написанной более тысячи лет назад! Я удовлетворённо улыбнулась. Оставалось только проверить мою догадку, дочитав книгу до конца. Если я права…

Аромат кофе заполнил кухню, и я встала и подошла к Эпплджек. Та ловко вылила содержимое джезвы в чашку и протянула её мне. Я благодарно кивнула, подняла чашку в воздух и спросила:

– Идём?

– Идём. Мак, мы почитаем наверху, ладно?

Жеребец покивал, не отрывая взгляда от плясавших в очаге языков пламени. Мы вышли из кухни. Проходя мимо входной двери, я забрала сумку с книгой и вопросительно посмотрела на Эпплджек. Та кивнула в сторону лестницы.

– Айда ко мне в комнату. После горячей ванны и еды как-то неохота читать сидя.

Я улыбнулась и кивнула.