Отвергнутые

Сейчас, дорогой читатель, я расскажу тебе, о том, как складывается судьба у жеребят-сирот. Не о тех, которые в итоге находят родителей или опекунов. А о тех, кому не посчастливилось обрести семью, но и жизнь в приюте их не прельщала. Эта история, о ворах Мэйнхэттена.

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Fortitude Amicitia

Когда самая молодая из принцесс просит о помощи для своих далеких друзей, лучшие из лучших откликнутся на ее зов. Находящаяся под командованием капитана Стил Сонга Сумеречная Гвардия была немедленно мобилизована для помощи XCOM в защите их мира от осаждающих его врагов. Однако их первая совместная операция быстро принимает оборот к худшему, и внезапно гвардейцам приходится сражаться не на жизнь, а на смерть с многократно превосходящими силами угрожающих Земле монстров.

ОС - пони Человеки

Дилемма честности

Честностью вымощена дорога ко лжи, на которую рано или поздно даже Эппл Джек приходиться ступить, но ради чего она это сделала и что будет дальше?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

По дороге судеб или Полет сквозь миры

Не все на свете держится на плечах всемогущей Селестии. По ту сторону всех реальностей находиться цитадель могучих богов, следящие за всем мирозданием. Однако, когда просыпается могущественное зло, привычная жизнь Амур поворачивает в самый неожиданное приключение. Мир Эквестрии- один из многих миров, где побывает наша героиня в поисках носителей утерянных Элементов мира- прототипов Элементов гармонии. Так что возьмите побольше попкорна, берите с собой Дитзи Ду и Доктора с Тардис и вперед!

Дерпи Хувз ОС - пони Доктор Хувз

Грехи прошлого: Найтмер или Никс?

Спайк чуть было не потерял Твайлайт в петле палача. Но с ней все в порядке, а Никс — вновь жеребенок. Жизнь возвращается в обычное русло.Однако, Спайк не может не обратить внимание на то, что Никс изменилась с момента их последнего знакомства. Теперь она более вспыльчивая – когда она злится, гнев Найтмер Мун, о котором слагали легенды, проступает наружу. И посему Спайк задается вопросом: действительно ли Никс стала нормальной кобылкой или небольшой неконтролируемой вспышки гнева будет достаточно, чтобы вновь разбудить в ней Найтмер Мун?

Спайк ОС - пони Найтмэр Мун

Я же брони

Брони - добрые светлые существа? А вы уверены?.. Нет, настоящий брони не обидит и мухи, он же брони.

Человеки

Самое удачное покушение на принцессу Селестию

В один прекрасный солнечный день принцессу Селестию убили три очень знакомых нам жеребенка...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Другие пони

Chronicles Postapocalypse: Secrets of Equestria

Роза и Лина пускаются в новое путешествие по самым злачным местам постапокалиптической Эквестрии с целью раскрытия некоторых тайн, касающихся научно-технического прогресса, начавшегося до Катастрофы. Впрочем, поиск оставшихся Элементов Гармонии никто не отменял. Какие опасности поджидают подруг на их пути? Зло ведь не дремлет. И сможет ли Эквестрия стать такой, как прежде?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Мгновение перед неизбежным

Просто мысли, проносящиеся в головах.

Твайлайт, ты бессмертная

Селестия долго не решалась сказать Твайлайт Спаркл о её бессмертии. И вот, когда всё-таки решилась… она сильно об этом пожалеет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: Noben
Глава 5 Глава 6

Интерлюдия

– Ну я же догадалась давать им подсказки во сне! Неужели ты не можешь придумать что-нибудь настолько же незаметное для защитных заклятий – только, по возможности, более убедительное, чем эти твои киты?

– Киты помогли им выбраться изо льдов и добраться до места быстрее. Теплая и ясная погода позволит Рэрити и Эпплджек продержаться подольше. Я стараюсь, Луна, стараюсь. Я даже попыталась заставить Грейхуфа повернуть к проливу, как ты предлагала – и видишь, что из этого вышло? Он поставил под угрозу судьбу корабля и всей команды, пытаясь сопротивляться мне.

– Кто здесь главный, Тия? Ты, автор, или какой-то там персонаж? Ты можешь заставить его делать всё, что угодно!

– Найтмэр, наверное, могла бы. Я – не могу. Я не знаю, как можно сделать из персонажа бессмысленную марионетку, чьи мотивы невозможно понять, а поступки не основаны ни на чём, кроме секундной прихоти автора.

– Мы всё равно уничтожим эту книгу, разве не так?

Селестия промолчала. Спайк увидел усмешку Луны, которую она тут же спрятала, повернув голову в сторону. Ему стало не по себе в этой тёмной круглой комнате на вершине южной башни дворца, освещённой только стоявшей на пюпитре лампой. Он спиной ощущал напряжение, повисшее между сёстрами. Он чувствовал себя лишним, маленьким и слабым, зачем-то оказавшимся тут, где он ничего не мог поделать – только писать, писать, писать, поскрипывая пером по бумаге и ожидая очередного «слитно!», произнесённого строгим и сосредоточенным голосом Селестии. Вдоль его позвоночника побежали мурашки, когда он расслышал тиканье часов. Единственные часы, бывшие в комнате, стояли, когда они вошли в неё, это он помнил очень хорошо – но вот, с каминной полки доносилось отчётливо различимое «тик-так, тик-так!», и он поёжился, глядя на неведомо как оживший механизм.

Напряжённое молчание сгустилось, стало почти осязаемым, и наконец Селестия сказала:

– Неважно, уничтожим мы её или нет. Ты сама только что видела, что получилось, когда я перестала считаться с его характером. Ещё одна такая попытка – и всё пойдёт насмарку. Мы не можем так рисковать.

– Хорошо, хорошо. Продолжай в том же духе, пошли им пингвинов, косаток и – на закуску – феникса. Какой здравомыслящий капитан воспримет эту ерунду всерьёз?

Селестия отошла к окну и постояла немного, глядя в непроглядно-чёрную темноту за стенами башни. Наконец, она негромко сказала:

– Эта книга никогда не была книгой про здравомыслие. Пусть и в этот раз она будет хорошей книгой. Пусть даже мы уничтожим её сразу, как только закончим – пусть даже на такое краткое время – она всё равно будет хорошей книгой.

Селестия обернулась, подошла к камину и посмотрела на часы. Что-то прикинув в уме, она пробормотала:

– Утренняя вахта с четырёх, а ночную стоял Роуз… Так, а прошли они шестьдесят четыре мили за две вахты, значит, до берега осталось… Спайк, пиши: «…он сидел перед открытой печной дверцей, глядя в огонь. На его лиловой мордочке плясали оранжевые отсветы, выхватывая её из темноты комнаты; языки пламени, казалось, зажглись и в его глазах…»