Автор рисунка: Devinian
Открывая глаза. Казнить облако.

Предательство.

Принц на склоне. Маразма.

— Слушай, перьемозгий – рассвирепел Унвер – рано или поздно, но он выйдет оттуда, причем уже совсем скоро станет поздно и я непременно сообщу, кто не дал мне пройти. И тогда тебя ждет виселица.

— Отойдите – отозвался пегас, хотя уже и не так уверенно.

— Не боишься? Молодец – сладким тоном продолжил внук Старейшины – ты же отлично знаешь, кто я и какое положение занимаю. Лучше попрошу его сделать тебя одним из них – он ткнул копытом в своего сопровождающего с пустыми глазами – только представь: тебя заводят в специальную камеру, привязывают к столу. Ты не можешь…

Охранник начал дрожать.

-
— НЕТ! – вскочил из-за стола Принц – Я ОТКАЗЫВАЮСЬ ВЕРИТЬ В ЭТО!

Единорог все так же безразлично стоял и смотрел прямо перед собой.

— ТЫ ЛЖЕШЬ! – подскочил к нему вплотную земной пони.

— Нет – ни капли эмоций.

— БЕЗУМЕЦ! – он даже не попытался защититься – ВЫ НЕ МОГЛИ ЭТОГО СДЕЛАТЬ! И ПЕГАСЫ БЫ НЕ…

Нож сам собой выскользнул из ножен и застыл в паре сантиметров от глаза лежащего на полу рогоносца:

— СКАЖИ, ЧТО СОЛГАЛ, НЕМЕДЛЕННО!

— Я солгал – послушно сказал Мирак.

Изгнанник весь затрясся. Мгновенно подскочив к столу, он схватил с него шприц и одним движением вогнал его себе в ногу.

— Агххййеее – облегченно выдохнул Принц, чувствуя, как стимулятор притупляет боль – и телесную и духовную. Мир становиться проще и понятнее. Но ярость уходит с трудом.

— Встать – подконтрольный выполнил приказ – может, ты еще скажешь, что и в кране нет воды, потому что ее выпили единороги? – тот открыл рот – молчи. Риторический вопрос. Этот сводящий с ума допрос длится слишком долго. Охрана!

Дверь открылась и вошла пара пегасов, удаленных из комнаты в начале разговора.

— Убрать! – они взяли его за ноги – стоп. Выйдете. Но будьте готовы.

Охранники отсалютовали и покинули помещения.

— Хорошо, допустим, что все сказанное – правда – изгнанник снова сел за стол – тогда вы должны знать, как вылечить Снежную Чуму. Земной пони может исцелиться?

— У низших практически нет шансов – отозвался рогоносец – немногие известные исцелы были детьми от смешанных браков — скорей всего сработала нужная наследственность. Эффективной терапии не существует. Возможные методы требуют обнаружения на ранней стадии и значительных затрат. Главное требование – покой. Шансы незначительные.

— Не вариант – уже почти спокойно сказал допрашивающий – уточним: есть ли у меня какой-либо другой способ вылечиться?

— Ты можешь стать единорогом. При этом вероятность излечения составит до восьмидесяти процентов.

— Ага, а у детей значит девяносто пять – ни к селу ни к городу вспомнил опешивший от подобного заявления земной пони после долгого молчания – как мне стать рогоносцем и что для этого потребно?

— С помощью специального ритуала – как механизм отвечал Мирак – значительное количество крови, чьи-то жизни, в том числе и единорога, немного магии.

— Какая прелесть – умилился Принц – видимо, снова энергия смерти. Поподробнее, пожалуйста…

-…ну что ж, понятно – кивнул изгнанник, записав необходимые сведения – но скажи-ка, с чего ты вообще заинтересовался этим заклятьем? Зачем оно тебе было нужно?

— Чтобы сделать из тебя единорога и обрести сына – опять проскользнула тень эмоции. Определенно на магов чай действует иначе. Во всяком случае, не так сильно – я нашел смертельно больного собрата и обещал его семье деньги за жизнь. Прочее не было проблемой. Но ты стал Принцем земли.

Снова долгое молчание.

— Знаешь, прежде я счел бы тебя больным негодяем – он вышел из-за стола – впрочем, и сейчас я считаю тебя именно им. Не знаю, побочное ли это действие «пыла» или симптом Снежницы, а может просто сумасшествие, но мне кажется, что я чувствую…признательность? Не уверен. Я всегда мечтал о семье и…Не важно.

Принц подошел вплотную и встал напротив рогоносца. Организм все еще не мог прийти в порядок после столь варварского введения препарата и его бросало то в жар, то в холод. Мысли и эмоции путались, сшибались и снова расходились:

— Вряд ли тебе это интересно – осторожно начал изгнанник – и скорей всего, ты сейчас вообще ничего не понимаешь, но я хочу сказать, что…ценю его. Намерение. Пусть это отвратительно, однако ты хотя бы пытался…- пустые глаза все так же смотрели сквозь него.

-…и еще…я сожалею, что все так получилось. С твоей женой, ребенком, Городом – голос становился все тише и тише – быть может, сложись все иначе…я был бы рад иметь отца…

— А к чему это – внезапно раздраженно отмахнулся Принц – я мечтал о многом и жалею о еще большем. Это все не важно. Долг зовет. Охрана!

-
— Да, признаю – это впечатляет – протянул улыбающийся попутчик – запугать несколько постов охраны из здоровенных, закаленных в боях ветеранов чуть ли не до…не суть…и в итоге заблудиться в трех комнатах.

— Отвали – досадливо огрызнулся смущенный Унвер – откуда мне-то знать, как у вас тут все устроено? Кстати, чего это ты такой довольный?

— Помимо твоей истории? – как он может ТАК улыбаться? – мне сегодня четыре часа вышибали мозг чистейшей и секретнейшей правдой. Я рад, что жив остался. И даже не сильно тронулся. К тому же теперь я могу хвастаться, что первого единорога убил еще в младенчестве, а то моя старая коронная фраза «я ем рогоносцев на завтрак» уже слегка устарела.

— Ха-ха, как забавно – нарочито медленно отозвался внук Старейшины – а как это сочетается с запретом Единого на ложь?

— Великолепно. Я практически никогда не лгу и обе мои коронные фразы – чистая правда, по крайней мере, с точки зрения большинства – улыбка слегка поблекла – я специально попросил профессора, чтобы на завтрак он присылал мне нечто особенное, способное заряжать энергией на весь день. На обед – основательное и надежное. Ужин у меня легкий, воздушный…

«Земной пони» внезапно ощутил, что потерял нить разговора.

-…даже пытался попросить его оставлять вкусовые особенности – меж тем продолжал разглагольствовать Принц – но он только посмотрел на меня как на психа и заявил, что вкуса после перегонки у них в принципе нет. Профессор вообще как-то странно начал ко мне относиться после того, как я попросил его отрезать…

— Ты что несешь? – не сдержался Унвер – какая перегонка? Причем тут единороги? Что за…

— При всем! – выкрикнул изгнанник с чем-то, напоминающим отчаянье и его улыбка стала вдруг еще более странной – куда не глянь – везде они. Почему стимулятор до сих пор не работает? – это было произнесено уже трагическим шепотом – может, перебрал?

— Слушай, с тобой все в порядке? – уже не на шутку озаботился диверсант и развернул соратника к себе – может, тебе нужна помощь?

— Да, нужна – в голосе прорезалась мольба, но тут же была перебита лихорадочной убежденностью – нет. Я не могу перекладывать это бремя. Никто не справится. Мне просто надо прекратить думать об этом. ДА? ДА! – он посмотрел Унверу в глаза – чего тебе? Ведь ты сказал, что произошло нечто очень важное?

— Ээээ, да – все более убеждаясь в своих подозрениях, ответил тот – у нас большая проблема…

— Отлично! – радостно прервал его псих – это меня отвлечет. Веди! Скорее!

-
— Ага, значит, после этого вы все-таки начнете выполнять свои обязанности и вернетесь на землю? – снова задал этот вопрос Принц земли.

— Нет, идиот – снизошел до оскорбления Лорд воздуха – мы просто уничтожим всех, кто будет нам препятствовать. Сами возьмем все, что потребовали, освободим наших собратьев и вернемся в Облачный город. Я сказал: мы не участвуем в ваших дрязгах.

— То есть ты уподобляешься разбойнику, который, приставив нож к горлу бедняка, требует у него расстаться с вещами и едой, а заодно хочешь увести наших защитников и спасителей многих жизней? – как-то странно произнес земной пони, не поднимая головы.

— Твоя глупость раздражает меня – заявил Хеилст – мы лишь возьмем то, что и так принадлежит нам – вещи, перевезенные из Облака во время эвакуации и пищу, которая составляет обязательное ежемесячное возношение на военные нужды. Что же до «защитников», то они стали таковыми не по своей воле.

— То есть вы нам не поможете? – кротко спросил Принц.

— Как только твоя шайка тебя терпит? – раздраженно поинтересовался визитер – я уже не один раз сказал тебе: пегасы более не будут инструментами в ваших копытах – разбирайтесь сами.

— Но если вы не инструменты, то зачем вы нам нужны? – тон не изменился.

— Следи за языком, вероломный червь – вскинулся Лорд воздуха – мне надоел этот фарс. Я поставил вам требования, которые вы выполните через несколько часов.

— Нет – тихо ответил сумасшедший – не выполним.

— Простите, нам нужно посоветоваться – вскочил очень вежливый, в данный момент, Унвер и развернул к себе Принца – ты в своем уме? Они нас размажут!

— Вынужден согласиться – также шепотом высказался Волькен – их там тысячи, а у нас всего пара сотен пегасов. Бескрылых в расчет можно не брать – большинство разбегутся сразу, а оставшиеся все равно ничего не смогут поделать. На магов надежды не много. Нам не победить.

— Ваше высочество – также влез Лентус – позвольте сказать, что шансов у нас нет.

Молчание затянулось. Наконец Принц сказал:

— Неужели даже вы не верите в меня – в голосе было нечто, похожее на обиду – после всего, что было? Как же вы…Истинно говорю вам – тон стал, как на проповеди и слышно было всем – Тот, кто с нами, больше, нежели те, кто с ними.

— Ба, да я погляжу, что ты стал выражаться как Ферос – внезапно насмешливо высказался Лорд воздуха – жаль только не поступаешь так, как он. Пусть я и не принял его верований, но могу с уверенностью сказать: то, что ты делаешь никак не может быть угодно Единому.

— Что ты знаешь об этом? – чувствовалось, что ремарка задела изгнанника – Он дал мне меч, дабы я карал им всякое беззаконие…

— Кое-кто забыл, что власть ты взял сам, причем незаконно – усмехнулся Хеилст – тебя здесь быть не должно, изменник. Чего я вообще с тобой разговариваю? Граждане, пусть вы все и форменные негодяи, но мне кажется, что ваши мозги еще не настолько прогнили, как черепушка моего бывшего братца. Каков ваш ответ?

— Мы выполним твои требования – твердо ответил Волькен, посовещавшись с двумя остальными.

— ЧТО!? – вытаращился на них Принц – то есть вы предаете меня? Отставляете от лидерства?

— Не поймите нас неправильно, ваше высочество – выступил вперед Лентус – но нам кажется, что в данном конкретном случае вы ведете себя не рационально и…

— Короче: ты сбрендил – грубо пояснил Волькен – и мы не собираемся лезть за тобой в петлю.

— Когда тебе станет лучше, мы снова…- попытался ободрить его Унвер, но раздался смех. Очень нехороший смех.

— Глупцы! – широкая улыбка и сумасшедший взгляд – неужели вы думаете, что я нуждаюсь в вас?

Он снова расхохотался.

— Видит Единый! Хотел бы сбросить с себя этот груз – хохот перешел вопль отчаянья – избавиться от ответственности. Бросить всех вас – уродов той судьбе, которую вы столь старательно себе ищите и тем цепям, что куются вашими копытами сотни лет. Но я не могу – потекли слезы – долг выше желаний и чести. Больше жизни. Маловеры. Идите – лижите копыта очередному тирану, которому плевать на Город, Народ и на вас самих. Вы мне не нужны. Я сам встану в проломе и сделаю то, что должно.

Псих выпрыгнул в окно.

Наступило молчание.

— Мда – наконец выразил кто-то общую мысль – а ведь когда-то он был…

После этого началось обсуждение деталей.

Его никто не преследовал – Принц бессилен.

Почти.

-
Проклятье. Все предатели. Почему я?

Не важно.

Что еще мне нужно совершить, чтобы эти идиоты начали верить в меня?

Они узнают. Они все узнают.

У Принца всегда есть что-то про запас. Пусть ненадежное, опасное.

Злобное.

Но ничего. Я переживу. Постараюсь, чтобы и они пережили.

Моя шерсть начала отваливаться. Пухом. Вторая стадия. Прелестно.

Долг будет выполнен. Несмотря ни на что.

-
Офицер еще раз перечитал приказ.

Все правильно. Подчерк похож. Печати на месте. Слова-шифры подходят.

— Что-то не так? – голос, лишенный эмоций.

— Выглядит все верно – вынужден был признать единорог.

Придраться не к чему.

Но эти пустые глаза.

Тележки с железом.

Подозрительный приказ.

Отсутствие провианта.

— В чем же дело? – ни движения. Как неживой.

Он снова пересмотрел бумаги. Припомнил приказы.

— Ничего – сдался офицер – желаю успехов.

-
— Итак, это он? – хихиканье перебивается кашлем.

— Да – безразлично отозвался единорог.

— Ты все объяснил?

— Да.

— Тогда произнеси пароль.

Вдох. Благоговейный шепот:

— Наследник.

-
— Ты нашел психа? – не поворачиваясь, спросил пегас у Лентуса.

— Увы, их высочество пропал – также продолжая смотреть на летящую процессию, отозвался единорог.

— Так как же мы отдадим им крылатых? – присоединился к разговору Унвер – заявят ведь, что порченные.

— Их высочество отдал весьма конкретные, хотя и секретные указания по питанию солдат – доложил маг – и указал, что в случае невыполнения, заклятие может спасть. Так и сообщим.

— Добро. Юнец далеко не так уверен в себе, как хочет показаться. Примет – никуда не денется – уверенно заявил пегас.

— А что вообще будем делать со всей этой странной магией? – снова озаботил всех внук Старейшины – и с рогоносцами, если он не найдется? Ведь Принц так и не сказал, как всего этого добился.

— Он вернется – вновь успокоил всех Волькен – парень настоящий солдат и умеет доводить дела до конца. Просто ему надо завязать со стимуляторами. Да и власти он себе все-таки больно жирно оторвал.

— Вынужден согласиться – кивнул Лентус – на этом предлагаю закончить – их превосходительство уже здесь.

Лорд воздуха со свитой из носильщиков и охраны плавно опустился на подстеленный по такому случаю ковер. Его положили по приказу единорога – ни Волькен ни Унвер ни за что не пошли бы на подобную демонстрацию раболепия, но офицеру было куда важнее соблюсти правила, которые требовали как минимум такой подстилки в случае официального визита Лорда.

— Все готово? – гордо держа голову, поинтересовался Хеилст.

— Да, ваше превосходительство – поклонился Лентус – требуемые вещи на этом складе – мы ими не пользовались. Еда там же. Уже упакована – при этом он злорадно подумал о том, как пегасы будут жрать собственных собратьев, принимая их за лежалые сладости.

— Хорошо, вы выполнили…- его прервало хихиканье.

Из здания вышел Принц. Один. С каким-то новым оборудованием на спине.

— Граждане, приготовьтесь к великолепному зрелищу – голос был усилен, но некачественно – зона тишины была слишком велика, так что предпоследний в пегасьей кавалькаде не услышал ничего, а последний упал на землю, зажимая уши.

Все трое «революционеров» одновременно приложили копыто к лицу.