Автор рисунка: aJVL
Нагнетание. Ради Высшего Блага.

Взрыв.

Как гибнет надежда.

Дорогой дневник.

Я наконец-то вижу свет в конце тоннеля, если уместно так выразится.

Нижняя часть отрыта. Десятки тысяч беженцев. Новые игроки на доске Города. Перекрой едва установившегося баланса. Раздоры, склоки, переговоры.

Ничего. Наши противоречия будут разрешены. Ведь все мы, независимо от рогов, крыльев или их отсутствия, идеалов и верований, диеты и уровня образованности – разумные пони и граждане Города. И сомневаюсь, что сейчас, когда большая часть нашей родины лежит в руинах, а погибшие исчисляются сотнями тысяч, нам все еще есть что делить и о чем спорить.

Главное, что нам хватит еды, чтобы пережить зиму.

Моя семья в порядке, хотя она и не одобряет того, что я делаю. Ничего, они поймут. Уверен в этом, тем более что Ферос абсолютно прав – мой режим долго не протянет. Но он и не должен был. Мы – лишь повязка, которая некрасива и стесняет движения, но при не дает крови литься дальше и позволяет организму, если он еще не мертв, самому залечить свою рану. А Город не умер, значит, должен измениться.

Мне кажется, что я знаю, как оно будет. Во всяком случае, надеюсь.

Народ Унвера рано или поздно поймет бессмысленность своей полувековой обиды и воссоединится с нами, привнеся с собой технологии, культуру и, что самое главное, отучит нас боятся Вечного леса. Колонии будут восстановлены. Мы войдем в контакт с внешним миром. Это пойдет на пользу всем.

Заодно появиться оппозиционная партия, всегда готовая выступить против наших рогато-крылатых собратьев. А они будут это знать и постараются лишний раз не нарываться.

Институт Лордов будет восстановлен. Правда придется начать досрочные поиски двух Принцев. Впрочем, учитывая количество сирот, сомневаюсь, что с этим будут проблемы. Однако до прежней абсолютной власти вряд ли дойдет – народ почувствовал вкус свободы, причем с обеих сторон. Совет получит больше полномочий. Может даже появится ограниченная демократия. На мой взгляд, это к лучшему.

Единороги сконцентрируются на увеличении своего количества, пегасы — на восстановлении Облачного города. Мои сородичи вернутся к столь любимой нами работе с землей, но с осознанием собственной силы и готовностью защищать себя от произвола собратьев.

Но главное: все виды пони станут ближе, даже если они этого не хотят. Сложно работать и жить рядом и при этом не замечать друг друга. Конечно, рано или поздно, но старые стены будут восстановлен, однако дыр в них будет еще больше, чем прежде. Ведь с каждым кризисом мы становимся роднее друг другу. Учимся видеть, понимать и преодолевать наши разногласия и проблемы.

Что же до твоего покорного слуги, то я надеюсь прожить оставшийся мне месяц жизни, осуществляя непопулярные решения и создавая фундамент для будущего процветания, которое, уверен, непременно наступит.

Хотя, конечно, остается проблема Дианы. Это надоедливое существо оказалось живо и действенно, как и следовало ожидать. Если мне удастся не казнить ее в ближайшие недели, то в мире определенно прибавится счастья – она, наконец, увидит мою смерть и сможет вернуться домой. Возможно, даже перед тем попытавшись украсть шар. Забавно было бы посмотреть на…не важно. В принципе, эксперимент уже удался. Жаль, что у меня не получится увидеть его финал.

Какое счастье, что я не стал убивать Дракона – после кризиса ей наверняка даруют прощение и заключат соглашение на продолжение охраны. Звероящеры свое слово держат. Город будет защищен как от чейнджлингов, так и от тварей. Со Спайком они уж как-нибудь сами договорятся.

Все будут счастливы. В будущем. А завтра меня ждет очередной раунд переговоров с обозленными согражданами, разборки с канализацией и одичавшими животными.

Но это все мелочи. Лишь бы не было войны.

Постараюсь поспать.

-
Ночь темна.

Здесь тихо.

Ничего, сейчас все изменится.

Подросток еще раз взвесил бутылку.

Страшно.

Но нельзя же оставить это просто так?

Если закон ничего не делает, значит надо брать его в свои копыта.

Они должны ответить.

Во тьме появился огонек.

-
Дождь. Хорошо.

Но все равно не поможет.

Город пылает со всех сторон.

Тысячи пони. Единороги, пегасы, земные. С такой радостью убивающие друг друга и так трогательно объединяющиеся против того, кто желает им только добра.

— Ты уже в третий раз призываешь меня сдаваться – голос разнесся по всему Городу – разве Дракон за моей спиной столь незаметен?

Неужели эти безумцы не понимают, что стоит мне уйти – и наша родина умрет? Почему же они тогда вынуждают меня?

— Ты не осмелишься! – глупый маленький пегасик – что ты будешь делать без подданных? Когда мы вместе, нас так просто не сожжешь!

Забавный лозунг. Надо запомнить.

— До сего момента вы были для меня не подданными, но согражданами. Видимо, это и была моя ошибка – Волькен, кажется, опять что-то затевает – прекратите эту бессмысленную бойню и разойдитесь. У нас всех много работы.

Ор голосов. Тиран, монстр,…пожиратель разума? В каком смысле? Не важно.

— Мои любимые хомячки. Немедленно прекратить бунт против законной власти. В противном случае вас ждет общение с Драконом.

— Ты не посмеешь – сделал шаг в нашу сторону мой крылатый братец – ну давай, прикажи свой зверюшке сжечь меня. На мое место встанут сотни, тысячи, весь Город. И что тогда? Ну, давай – он сделал еще один шаг и за ним потянулась остальные.

— Ну что же, если вы так просите – смирился Принц – Унвер, Лентус отходите. Волькен, на землю.

Гордец опять возражает.

— Что еще мне надо сделать, чтобы вы начали мне верить? – слава Единому, что стимуляторы доставили качественные – выполняйте приказ.

Пегас подчинился. Безумцы обрадовались. Должно быть уже предвкушают, как снова вцепятся друг другу в глотки. Прости меня Создатель.

— Вы меня разочаровали. Все. Кровь ваша на вас самих – нет выхода. Нити впились в землю – уважаемая драконица, хлопните крыльями…

-
— Как же я рада вас видеть – единоржка обессилено упала на колени – срочно…западное крыло…

— Знаю – мрачно отозвался Унвер – уже направил туда войска. Где Гро Стейник и эта, как ее…рогатая, короче.

— Госпожа Верита? – кобылку подняли на ноги – они сейчас в западном крыле – пытались организовать эвакуацию, когда эти…дикари напали.

— Ясно – кивнул внук Старейшины – не волнуйтесь. Справимся. Будьте готовы – мы будем свозить сюда раненых.

-
Раздался еще один взрыв. Проклятые маги. Что им надо? Что вообще происходит?

Да какая разница?

— Шестое отделение – к пролому – заорал он в трубку.

Не его это дело. Надо было отказаться. Остался бы сержантом. Ни думать, ни посылать друзей на смерть.

— Капитан! – влетел в кабинет лейтенант – второго отделения больше нет! Что делать?!

— Пятое – на первый этаж, правый коридор! – все, больше не пригодится – вы все – за мной.

— Но капитан! Их слишком много! Там маги…

— А мне плевать! – заорал ветеран – будь там хоть сама Смерть! За нами – дети. Стоять насмерть!

— Есть! – отсалютовал паникер с унылым видом.

— Кто тут старший?! – внезапно раздалось от окна.

Бывший сержант выступил вперед.

— Зверски рад видеть вас, Верховный Главнокомандующий. Я – капитан…

-
— Мятежники укрепились здесь, здесь и на металлорежущем – с безучастным видом доложил местный «перевоспитанный».

— Ясно – Лентус быстро расставил флажки – так. Синие – на Швейный. Зеленые – займитесь баррикадами на Мосту. Фиолетовые проходят через Литейный к площади и занимают плацдарм. Красные остаются здесь…

Командующие один за другим салютовали и уходили. Вот, что значит настоящая дисциплина.

— Металлорежущий…в лоб бить дорого – единорог задумался на пару минут – схему канализационных путей сюда!

-
— Нагзаанрев – рыкнула она.

— Приятно познакомится. Я Принц, хотя вам, скорее всего…

Наглый мерзкий червяк не знающий чести. Похититель ее сына.

Но надо признать – хитрый.

— Все, дыхните, пожалуйста – и хотя бы элементарно вежливый.

Пламя охватило улицу. Впустую. Все уже разбежались.

— Прелестно, а теперь воон туда – пятно зеленого света упало на очередную копошащуюся кучу. Снова раздался этот трубный звук.

Где он достал этого полупрозрачного паука? Что это вообще такое? Неужто их поделка?

Пятно стало желтым. Скоро опять дышать.

— Ударьте, пожалуйста, по этому горящему зданию справа.

Драконица вздохнула, сокрушая жалкий домишко. Что она делает? Зачем?

— Ты хочешь убить собственных сородичей? Тогда зачем предупреждаешь? – ладно, пусть хоть любопытство удовлетворится.

— Детишки расшалились – отозвался червь – а шалунов надо наказывать.

— Если ты хоть копытом тронешь моего…

— Нет, ну что вы – лишь диким усилием воли Нагзаанрев удалось не сбросить наглеца, посмевшего прервать ее – я искренне надеюсь, что мне никогда не придется обидеть Виристиила – он просто золотой малыш. Впрочем, здесь все зависит от вас…

-
— Заперлись и требуют вас для переговоров – доложил Ставрос, изо всех сил стараясь скрыть дрожь.

Эта тварь вблизи еще страшнее. Как он вообще смог ее уговорить? Даже подойти к ней – уже подвиг, а этот безумец вовсе разъезжает на драконе, как на карете.

— Ясно – без эмоций ответил Принц – все — прочь от ворот.

Серебряный с радостью убрался сам и убрал своих пони. И что сейчас будет?

— Лорд земли! Я здесь – звук усилен. Какой замечательный агрегат.

— Ферос оставил свой пост, сейчас с тобой разговаривает новый глава Нижней части – также громко ответили с той стороны ворот.

— Сдавайтесь или умрите. Даю четыре минуты – ничего себе, переговоры.

Оттуда начали что-то кричать про права и свободы.

— Три.

Теперь про армию в подземелье.

— Две.

Рассказывают про кобылок и детей.

— Одна.

— Мы заминировали грибные фермы! – видно, паникеров отодвинули.

Псих наконец-то задумался. Ненадолго.

— Это лишь подтверждает приговор. Уважаемая Нагзаанрев, дыхните, пожалуйста, на дверь, а затем ударьте ее.

Ставрос с болью смотрел как по его личному приказу поставленные, а затем укрепленные ворота сперва обдаются пламенем, а через мгновение – вышибаются когтистой лапой.

— Жду капитуляции, иначе – смерть – ему бы такое спокойствие.

Еще несколько томительных минут.

— Дыхните еще раз.

-
Тела разлетаются в разные стороны.

Не успеть.

Безумцы. На что они надеются?

Огонек поскакал.

Поздно.

Взрыв.

Ферма, могшая прокормить тысячи, исчезла.

Зачем?

-
Вот он. Покрыт кровью, копотью и пылью. Щупальца пульсируют.

— Что это такое? – со страданием в голосе обратился Ферос – что ты делаешь, сын мой?

— Восстанавливаю законность и спасаю то, что еще можно спасти – без эмоций ответил Принц – что происходит у вас?

— Мы в порядке, нас не тронули – ответил Лорд – это правда, что ты натравил на Город Дракона?

— Да. Хомяки перегрызлись. Пришлось позвать кота – он развернулся, чтобы уйти – принимайтесь за работу. Нужно успеть многое.

— Стой! – повелительно сказал Глава – ты не можешь продолжить это. Ты не ведаешь, что творишь! Община призывает тебя…

-
Сложно передать, насколько был счастлив Ставрос, когда увидел идущего к ним Принца. Это чудовище просто стояло здесь и смотрело на них. Очень нехорошо смотрело.

— С вами все в порядке, эти…- ему показали замолчать.

— Мятежники обезврежены – все так же спокойно произнес псих – многие тоннели уничтожены. Наведите порядок. Начните расчистку. Производство должно идти. Доклад в полдень.

— Конечно – кивнул серебряный, про себя негодуя на подобное обращение – а что с Феросом?

— Жив – он что-то крикнул Дракону – Последователи предали Город. Заставить работать. Если нужно – отобрать детей. Сделаете – получите то, о чем просили.

Чудовище подняло его и отправилось восвояси.

— Вы слышали приказ – наконец смог выговорить Ставрос – все должно работать. Но с Общиной будьте поаккуратнее.

-
— Итак, вам не удалось спасти детей – склонил голову Рефел.

— Мы почти уничтожили охранников, когда нагрянул Волькен – попытался оправдаться чрезвычайник – мы не были готовы к атаке с воздуха. Я лично…

— Хватит. Вернитесь к войскам – прервал его Принц – что будем делать, ваше превосходительство?

Мирак смотрел в окно, на горящий Город. Он так ничего и не сказал с момента своего освобождения.

— Ваше превосходительство, умоляю, помогите нам! — Принц встал на колени – без вашей мудрости нас раздавят!

— Я оставил Город разделенным, но живым – произнес Лорд – ныне он лежит в руинах и Дракон…да, Дракон. Как могли эти жалкие твари…Рефел, где наш особый накопитель?

-
Кто посмел?

Как больно.

Драконица посмотрела на свое крыло. Кровь обильно капала из огромной ссадины с маленькой дырой посередине..

Хорошо, что она была на земле в тот момент.

Вспышка белого света. У самой горы.

Новый удар. Успела закрыться.

Лапа превратилась в кусок пульсирующей боли.

Снова. АХС.

Нагзаанрев упала на землю.

Летит еще один шар. Крылья помялись.

Что это?

Кружиться. Заслоняет.

Червячок?

-
Действие первого стимулятора еще не кончилось, но я уже принял второй. Не хочу ничего чувствовать. Боюсь, что не переживу.

Мои надежды и мечты рассыпались. Остался только долг.

Сегодня ночью весь Город пылал.

Восстали цитадельцы, возмущенные сотрудничеством с кровопийцами, узурпацией Унвером трона и его обращением с родственниками.

Напали пегасы, стремясь вызволить своих лидеров и занять «подобающее место». Надо было перевоспитать Хеилста, пока мог. Эмоции не дали. Впредь подобного не случится.

Устроили заговор единороги, не могущие принять моего владычества. Причем как подневольные, так и большая часть добровольцев.

«Новые» беженцы схлестнулись со «старыми» из-за неразрушенных домов и несгоревшего имущества.

Сообщество Нижней части объявило о своей независимости, не желая принимать установившиеся в их отсутствии порядки.

Многие «наши» бандформирования резко сменили сторону – ведь грабить намного веселее, чем служить Городу.

И все это началось с того, что какой-то умник, наверняка – «старый» беженец, решил отомстить «новым» — поджег один из уцелевших домов в центре Города. Началась суматоха, затем – грабеж, за ним последовала резня, которая потревожила пегасов и стала своеобразным сигналом для цитадельцев. А начавшаяся мясорубка отвлекла войска от Главной части, чем не замедлили воспользоваться единороги. Где-то в это время, «нижние» турнули за дверь Ставроса и заперлись. Ну а бандиты просто решили не отставать от общего веселья.

В итоге через пару часов почти все правительственные войска были оттеснены в предгорья. Но тут, наконец, прилетела драконица, Нагзаанрев. Я пытался убедить их разойтись, но они не послушали. Мой крылатый братец снова возомнил себя героем, а меня – слабаком и решил, что мне не хватит духу испепелить своих сограждан. Более того – попытался взять меня «на слабо», как когда-то в детстве. Просто попросил ее хлопнуть крыльями, после чего оглушенных пегасов можно было в снопы увязывать, хотя они, конечно, сильно побились об землю. Не суть.

После этого я провел рокировку. Пегасов – на единорогов. Единорогов – на цитадельцев. Цитадельцев – на бандитов. Беженцев и нижних взял на себя, вернее, на драконицу.

Просто светил из Титана на место битвы по принципу зеленый-синий-красный, не забывая при этом трубить. После чего туда устремлялся поток пламени. Если кто-то настолько обезумел от жажды крови, что не способен ценить собственную жизнь, то чего ради это делать мне? Так удалось быстро погасить все очаги насилия. Заодно провел очистку от горящих зданий. Затем занялся Нижней частью. Негодяи заминировали и взорвали половину ферм и тем самым обрекли нас на голод. Они заплатят.

Когда же дошел до своей «семьи»…короче, я более не часть Тела Спасителя.

Меня отлучили.

Затем мне было объявлено, что Община не будет соучастником в моих преступлениях и ее члены более не будут работать на благо Города. Ничего. Их заставят.

В конце концов, когда почти все очаги сопротивления были подавлены, единороги решили блеснуть и атаковали Дракона. Достаточно разумно. Если бы у них получилось, то насилие наверняка бы продолжилось. Мне пришлось защищать чудовище. ОБПР умеет и это, но вряд ли бы мне удалось справится без шара. Нагзаанрев была спасена. Мирак, который все это и затеял, используя остатки энергии смерти, схвачен.

Не знаю, что делать. Все, на что я надеялся, исчезло.

Мои сограждане более не имеют разума в моих глазах. Отныне они все для меня хомяки – злобные, нечистоплотные, жадные твари, не могущие видеть последствий своих поступков. И мне приказано не дать им всем умереть. Я не оставлю их. Прости меня Единый и даруй мне мудрости.

Одно неопровержимо – прошлое закончилось. Режим пал. Мы умрем или изменимся.

Найти бы того, кто все это начал – ведь народ должен знать своих героев. Если бы мы сейчас проиграли, то этого идиота назвали бы борцом за свободу, вдохновившем своим мужеством сердца угнетенных сограждан. Впрочем, это еще может произойти.