Автор рисунка: Stinkehund
Взрыв. Время Ока.

Ради Высшего Блага.

Почему не стоит разочаровывать Принца.

Она сконцентрировалась.

Пусто, только какая-то едва заметная искорка.

Отлично.

Выстрел.

Вспышка.

Щупальце захлестнуло горло и втянуло в комнату.

— А, это всего лишь вы – ее опустили на пол.

— Ты же спал! – сипло возмутилась Диана.

— Нет – никаких эмоций, кроме той же едва заметной искорки. Даже боли нет.

— Что с тобой? – с легким испугом поинтересовалась Наследница – ты живой вообще?

— Глупый вопрос, как и ваша очередная попытка убить меня – он встал с кровати и направился к столу. Лиана потянула ее следом.

— Эй! Поаккуратнее – полузадушено потребовала Защитница, с помощью крыльев вставая на ноги – я-то, в отличие от некоторых, вполне здорова и надеюсь остаться таковой.

— Хорошо – горло освободили, но теперь четыре щупальца схватили копыта – я слишком долго канителился с вами, порой даже в ущерб цели, и был за это наказан…

— Недостаточно. На мой взгляд…- еще одна полупрозрачная веревка обмоталась вокруг рта, не дав закончить.

— Возможно, но это не важно – Принц сел за стол – так или иначе, пришло время перемен. Пора перевести наши отношения на новый уровень.

Он притянул ее к себе и посмотрел в глаза. Очень странное зрелище.

— Отныне вы не будете пытаться убить меня или каким-либо иным способом навредить мне или Городу. Более того – вы станете главным агентом влияния, который с сегодняшнего дня займется моей охраной и разложением в стане врагов законной власти…– ишь, размечтался.

Не имея возможности высказаться, Наследница попыталась передать свое отношение презрительным взглядом.

-…в противном случае ваше Убежище будет разрушено – не меняя тона продолжил идиот – у меня ведь есть Дракон. Как вы считаете, выполнит ли она приказ по уничтожению логова своих заклятых врагов, тем более, когда жизнь ее сына поставлена на карту?

А ведь он не шутит.

— Вижу по вашим расширившимся глазам, что вы поняли серьезность ситуации. Замечу, что мне было бы легко написать бумагу, предписывающую передать Дракону этот приказ в случае моей смерти. Более того – для меня не представляло проблемы сделать это уже в тот момент, когда я ожидал фальшивого Лентуса, которого я затем отправил с документами. Тогда мне это показалось весьма ироничным – Принц откинулся на своих щупальцах – хотите высказаться?

— Ты монстр – с ненавистью сказала Диана, как только ей освободили рот.

— Думаю, что ощутил бы себя польщенным, услышав это из ваших уст – кивнул враг – вот пропуск, пусть он вам и не очень нужен. Можете воспользоваться смертниками в качестве энергетической подпитки и кровяных баллонов. Но не убивать. Их жизни пригодятся Городу. Через четыре часа должны быть здесь – иначе придется отправить Дракона в полет. Свободны.

Щупальца оттащили ее к выходу и отпустили. Но Защитница еще не готова была уйти.

— Неужели ты правда сделаешь это? – с ужасом она отметила в своем голосе просящие нотки – уничтожишь целый Народ ради…чего? Мести? Моего труда? Своей безопасности?

— Я готов на все…ради Высшего Блага.

Щупальце вытолкнуло ее из комнаты и закрыло дверь.

Он что-то говорил про кровь.

-
-…ну и вдобавок эти уроды взорвали пару внутренних стен. Не все детишки успели – вздохнул земной пони.

— Вы отлично справились, капитан – улыбнулся одними губами Принц – как видите, я не зря дал вам офицерское звание. Продолжайте осуществлять охрану данного объекта.

— Рад стараться! – постарался он выглядеть бравым.

— Не стоит, я понимаю, что у вас сейчас на душе – никаких эмоций – скажите, а что было бы, если бы я приказал вам убить пару детей с рогами?

Ветеран поперхнулся.

Ни смены тона, ничего. Как о какой-то безделице.

— Я решил бы, что вы сошли с ума или это вовсе какой-то подвох и не стал бы выполнять приказ – четко ответил капитан, вытянувшись по струнке.

— А если бы я настоял? Или попытался бы сам это сделать?

— Я бы принял все меры, чтобы воспрепятствовать вам или посланным вами войскам – этот спокойный тон начинает выводить из себя.

— Приятно было это слышать. Служите дальше.

-
— Уважаемые сограждане, у меня приятные новости – разносилось над еще дымящемся Городом – четыре Предвестника посетили нашу родину и теперь, по многочисленным просьбам трудящихся, наконец, пришло то, что следовало за ними…

Пони выглядывали из развалин, отрывались от плача и грабежа.

-…отныне всякий не подчинившийся представителю власти лишается гражданства и сопряжённых с ним прав. Все носители крыльев и рогов объявляются собственностью государства. Оружие и продукты питания должны быть сданы в ближайший пункт приема. Все граждане объявляются трудообязанными…

— Что происходит? – почему-то шепотом спросил Унвер – что за бред он несет?

— Я думаю, что это можно назвать введением экстравоенного положения – ответил единорог.

— Говори проще – террора – мрачно поправил его Ставрос – он, в сущности, объявляет своих сограждан бесправными животными, которые обязаны подчинятся ему под страхом смерти.

— Он окончательно сбрендил – с легкой грустью подтвердил Волькен.

— Позвольте не согласиться – возразил Лентус – это логическое продолжение ранее введенной политики. Видимо наш лидер решил, что половинчатыми мерами цели не достичь. Учитывая события сегодняшней ночи, с этим трудно не согласиться.

— Ага, и что мы намерены делать? – снова задал наводящий вопрос внук Старейшины.

— Подчинятся – выплюнул пегас – все уже давно считают нас одной шайкой. Поздно что-то менять.

— Согласен – подтвердил бывший серебряный – если сейчас отпустить вожжи, то все рухнет.

— А если не отпустить? – спросил Унвер, уже предполагая ответ.

— Неизвестно – ответил единорог – быть может, нам так и не удастся преодолеть этот кризис и наш Город погибнет. Но, так или иначе, мы сможем хотя бы оттянуть конец.

-…с сегодняшнего дня институт Лордов упраздняется. Я – ваш верховный правитель. Поздравляю, дорогие мои хомячки, вы достигли своего. Бездна, о которой вы так долго молили и приближали собственными копытами, пришла.

-
— Как ты спишь по ночам? – только и смог промолвить Рефел, не в силах отвести взгляда от маленькой отрубленной головы с рогом.

— Никак – спокойно ответил монстр, пнув новый «сувенир» к сгрудившимся в дальнем конце залы единорогам – впрочем, разве мне есть о чем печалиться? Ведь, в конце концов, это — результат ваших действий. Вы виновны в произошедшем и крови на ваших копытах только прибавиться, если сейчас же не начнете работать.

Он достал из сумки еще одну голову и также бросил ее в Принца.

Министр по чрезвычайным ситуациям.

— Знаете, если бы я мог чувствовать, то все вы уже болтались бы в петле за то, к чему вы меня принудили – безрогий остановился на середине зала – но мной правит разум и я вижу, что вы все еще можете быть полезны. Значит, будете жить. Вот – он положил какой-то листок на стол — список задач для всех, кто не способен порабощать. Также мне нужны Начертатели…

-
— Итак, кратко напомню вам обязанности: Ставрос – делайте, что хотите, но еда должна быть, ее распределение также на вас.

— Ясно – безрадостно отозвался бывший серебряный.

— Унвер – займетесь строительством и производством. Перво-наперво нам нужны инструменты и временные жилища. Для первого – оружие, на второе пустите внутреннюю стену. Топить лучше трупами – этого товара у нас слишком много.

— Сделаю, что смогу – усмехнулся внук Старейшины.

— Сам знаю – рыкнул Волькен – навести порядок, раздавить сопротивление, отобрать еду и оружие. Все ясно.

— И не забудьте, что нужно брать как можно больше пленных — кивнул Принц – жизнь и кровь предателей еще послужат Городу.

— Кстати об этом – влез «земной пони» — не просветишь нас – как?

— Вам не стоит об этом знать, поверьте мне – спокойно ответил лидер – следующее совещание завтра, в это же время. Можете вернутся к выполнению своих обязанностей. Мы с полковником еще должны кое-что обсудить.

— Ну что же, уважаемый Лентус, я думаю, вам интересно, почему вы были лишены места в Триумвирате – произнес Принц после того как за ними закрылась дверь – смею вас уверить – это не знак недоверия или наказание. Просто вы нужны мне для иного.

— Готов – отсалютовал единорог, на всякий случай.

— Не сомневаюсь – он достал из сумки какую-то пухлую книжицу – у меня для вас есть множество разнородных указаний…

-
— Н-ну я ж-же г-говор-рил – п-прост-тая раб-бот-та – заявил бригадир, когда первый столб был наконец установлен.

— Да, ты молодец, нашел нам работу, все в порядке – попытался успокоить его приятель с более крепкими нервами.

— Точно! П-праав-виильн-но! Все путем! – поддержали его остальные рабочие.

— Видишь, все согласны. Нам даа-дуут ее-дыы – окровавленное перышко упало прямо ему на нос.

Очень осторожно, чтобы не напугать бригадира, земной пони снял его и бросил на землю.

— Давай, тихо и мирно, пойдем, нам еще много их устанавливать.

Изрезанный труп на столбе продолжил безразлично смотреть вдаль.

-
— Отдайте! Это наше! – ее грубо оттолкнули.

— Приказ Принца ясен – все продукты питания должны быть сданы – усмехнулся солдат – скажи спасибо, что попалась на глаза именно нам – кто другой мог бы и арестовать, а тогда…- улыбка стала еще более мерзкой.

Он заржал и пошел дальше.

— Подождите, пожалуйста! – попыталась упросить его мама, но сын удержал ее.

— Бесполезно – мертвым голосом произнес он – они не вернут. Скоты.

Кобылка и сама это понимала. Ей хотелось плакать. Но не при детях.

— И что теперь?– спросила ее дочь.

— Не знаю…- она быстро поправилась – не волнуйтесь, мы что-нибудь придумаем.

Прямо над ними, на чудом уцелевшем здании, в этот момент разворачивали полотно с золотым эллипсом в черном и красном круге.

-
Тяжелая дверь закрылась.

Вскоре кто-то, судя по голосу, молодой, нарушил тишину словами:

— Ни у кого, случаем, нет света?

— Ага, сидели бы мы тут в темноте, будь у нас лампа – раздраженно отозвались из противоположного угла.

— Да, простите, сглупил – смутился спрашивающий.

— Ничего, бывает – отозвались из другого угла насыщенным басом – за что тебя?

— За восстание, естественно – вздохнул первый – а что, еще за что-то сажают?

— То есть еще с ночи повязали? – спросил второй – меня всего пару часов как схватили – мы в бывшем магазине цветов на Кремовой отбивались, да рази же от них отобьешься?

— Отбились бы, не будь у них Дракона – мрачно отозвались справа – проклятый Принц. Эта тварь положила половину моих ребят, просто хлопнув крыльями.

Завязался жаркий спор о политике, в котором все сводилась к проклятьям в адрес Принца, Дракона, Унвера и прочих предателей. Все были единодушны, пока один из них, уроженец Цитадели, внезапно не понял, что прямо перед ним сидит пегас. Началась вялая драка.

Письмена вокруг них разгорались все ярче.

-
— Ваше превосходительство, вы в порядке? – крикнули из соседней клетки.

— Более или менее – отозвался Хеилст, осматривая перевязанные крылья и ногу – а вы?

— Почти здоровы – в голосе слышалось явное облегчение – серьезно раненых оставили в тюрьме. Как вы считаете, зачем они посадили нас в эти клетки?

— Не знаю.

— Есть какие-нибудь приказы?

— Сидеть и ждать.

Лорд воздуха осмотрелся. Главная площадь, чудом сохранившийся памятник Основателю. Вокруг пусто, но дальше, в сторону от горы, кипит работа. Эти негодяи зачем-то разбирают стену.

Всего здесь несколько десятков клеток. Все высшее командование выставлено на обозрение, будто дикие звери. Наверное, в том и смысл. Только никому не станет лучше, если он произнесет это вслух.

Они сидели так несколько часов, лишь пару раз перебросившись несколькими фразами. У всех было, о чем подумать.

Бывший Принц пытался понять: как все так получилось? Можно ли было этого избежать?

Когда была совершена роковая ошибка?

А затем, как будто само Небо начало отвечать ему.

-
-…Перед самым уходом он напал на ближайшее к Вечному лесу поселение земных пони, заковал захваченных жителей в цепи и навьючил их отобранными у них же инструментами и запасами. Приведя их к горе, Кон заставил земных пони строить укрепления и засаживать поля. Всех несогласных ждало либо рабство, либо казнь. Такие походы повторялись несколько раз. В итоге некогда многочисленные коренные жители стали составлять меньше трети населения нового Города…- разносился мерный, спокойный голос.

— ЧТО ЗА БРЕД ТУТ ТВОРИТСЯ!? – Волькен с трудом удержался от того, чтобы просто зарезать этого психа – ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ!?

— Убиваю душу Города, как вы можете заметить – подонок даже не смотрит на него. Все так же гладит свой комок шерсти – в конце концов, когда еще у нас будет возможность рассказать народу правду?

— КАКУЮ ПРАВДУ!? – пегас не удержался и бросился на земного, но был тут же схвачен щупальцами и постарался успокоится – зачем ты клевещешь на Основателя? Тем более, сейчас?

— Уверяю вас, самую настоящую – он отпустил его, но не стоило обольщаться – Титан все еще активен – это записи, сделанные мною во время пребывания в архиве единорогов. Кон Тонат сам написал об этом в своем дневнике, но потомки, почему-то, предпочли забыть о его истинной личности. Потом будут выписки других исследователей.

— Предупреждаю: если ты сейчас же…-вновь начал закипать бывший Верховный Главнокомандующий.

— Бросьте – прервал его Принц – вы ничего не сделаете, потому что это не важно. Именно сейчас, когда Город при смерти, наступил момент Истины и никому до нее нет особого дела. Если нашей родине суждено пережить этот кризис, то пусть от него будет хоть какая-то польза.

— И какая же польза от раскачивания наших устоев? – ядовито поинтересовался Волькен.

— Будущие поколения не будут строить свою жизнь на лжи – отозвался земной пони — не волнуйтесь. Скоро повествование об Основателе завершиться. Потом всем станет понятно, кто является злодеями. Кстати, хорошо, что вы здесь – я хочу, чтобы вы отправили по паре пегасов с моими рогоносцами, когда они пойдут в народ.

— Ладно – махнул копытом пегас – а на кой ляд ты их посылаешь?

— Чтобы отвечать на возникшие у публики вопросы. Еще кое-что: направьте отряд земных на Площадь Основателя – граждане могут кидать все, что угодно, но памятник должен остаться цел, а пленные – живы.

-
Прошедшие дни были успешны.

Продуктовая ситуация стабилизировалась. Было еще несколько неразорвавшихся вовремя зарядов, но некоторые из уже казалось бы погибших ферм удалось восстановить. Так что в итоге кардинальных изменений не произошло – их осталось половина от первоначальных, которых с большой натяжкой, но хватило бы до весны.

Продразверстка помогла нам консолидировать остатки пищи. Однако, даже несмотря на столь жестокий шаг, шансы избежать голода ничтожны. В Вечный лес уже посланы продуктовые партии и они даже эффективны, но получаемые от них продукты все равно, что капля в море. Ну, по крайней мере, теперь все учтено. Когда отчетность в порядке и умирать не так страшно – шутка Ставроса.

Тысячи погибли во время той ночи. Многие – в ближайшие несколько дней – лекарства, в сущности, кончились. Наши врачи обходятся ничтожным количеством препаратов общего назначения и кое-какими кустарными припарками и эликсирами. Даже смогли найти способ применения крыс в лекарственных целях, хотя он, откровенно говоря, жесток даже по моим меркам.

Так или иначе, высокие потери нам даже на пользу, особенно если учесть, что большинство пациентов, в случае выздоровления, не смогло бы работать еще долгое время. Да и «украшений» в Городе стало больше. Хорошо хоть на них отлично действует единорожья смазка, а то бы пришлось менять каждые несколько дней.

Впрочем, мораль и без того «высока» — я просто не оставил хомякам выхода, кроме как играть по моим правилам, главное из которых: «кто не работает – тот не ест». Однако оно не универсально – детей государство милостиво берет на себя. Тем самым удалось достичь того, что родители сами отдавали свое самое дорогое в мои копыта. Хотя все-таки нашелся некоторый процент параноиков, не пожелавших пополнять мою армию заложников.

По счастью, с пегасами этой проблемы удалось избежать – они передали своих малышей, когда им пригрозили уничтожить Высшее Командование. Яркий пример неправильности крылатого пути. Хотя надо признать — далеко не все родители были настолько верны Кодексу и Командирам. Я видел, как «убеждали» несогласных. По крайней мере, трупов не было.

Наши машины по большей части либо проданы, либо пришли в негодность из-за нецелевого использования, а копьем много не накопаешь. Удалось наладить производство первоочередных инструментов. Цитадельцы – превосходные мастеровые, металла полно, а вот с топливом у нас большие проблемы. Последний пожар уничтожил то немногое, что еще оставалось в закромах. Сжигаем трупы. Вероятно, в будущем эти молотки станут раритетами. Какое-нибудь «мертвое железо». Зато вернули Крематорий профессору.

Строительство идет слишком медленно. Стену разобрали, построили множество уродливых бараков, но они все равно лучше, чем ничего. Разместили в них тех пони, кого без натяжки можно назвать «наши». Большая часть горожан все еще ночуют под открытым небом, а зима уже через несколько месяцев.

Но в любом случае, Город скорее жив, чем мертв. Новый режим, сколь бы жестоким и беспощадным он ни был, приносит свои плоды. В народе его прозвали «Пламенным Оком» — в честь моего Знака, который я решил использовать в качестве эмблемы. Мне понравилось. Отдал приказ единорогам – и уже на четвертую ночь в небе над горой появился золотой вертикальный зрачок в лужице тьмы, окруженной облаком пламени. Простая иллюзия, но граждане оценили.

Это подтолкнуло меня к новой идее. Я объявил себя Коном. Даже приказал вынести трон моего предшественника из запасников. Диана снова попыталась меня убить, но в этот раз решил простить – в конце концов, это было просто импульсивное действие порожденное сильными эмоциями. Да и вообще: разве ее реакция на огромное кресло, сделанное из костей и черепов ее предков, могла быть иной? Она пока была полезна, хотя ее пристрастие к крови меня беспокоит – рано или поздно, но чейнджлинг может выйти из-под контроля или быть раскрыта во время инфильтрации. Не важно.

Мой исторический проект идет по плану и совсем скоро войдет во вторую фазу. В конце концов, Истина не зависит от формы, а вот ее восприятие – еще как. Все мы понимаем, как будет вести себя народ, когда решит, что ему чего-то недоговаривают. Тем более, что у них есть такая замечательная возможность, упущенная глупым тираном.

Что же до операции «преемник», то все уже готово. Просто мне не хватает решимости. Можно бесконечно убеждать самого себя в том, что заключенные приносят пользу, отдавая мне свою энергию через Начертания и работая, но я-то знаю, что и после ритуала их должно остаться предостаточно. На что я надеюсь? Вдруг выскочит неизвестный, но определенно достойный кандидат? Снежница оставит меня? Хомяки внезапно превратятся в разумных существ?

Не знаю. Просто…не могу. Пока.

Опять началась выработка толерантности к стимулятору. Чувствую все больше и больше. Не знаю, что бы я делал без Мрлыка. Его мурчание, спокойное достоинство и готовность всегда выслушать уже не один раз спасали меня от необратимых действий. Причем не только в отношении себя.

Прости меня Единый.