Автор рисунка: Devinian
Время Ока. Эпилог.

Окончательное решение.

Рогатого вопроса. И не только.
Перед прочтением рекомендую посмотреть этот ролик: http://www.youtube.com/watch?v=Uz1ftZ5e3hQ.
Возрастной рейтинг соответствует рассказу. Впрочем, там не покажут ничего такого, чего нет в учебниках для старшеклассников.
Вообще, за время написания фанфика я стал почти фанатом этой группы.

— Позвольте уточнить – не верящим тоном произнесла Принцесса Луна – вы просите МЕНЯ стать владычицей ВАШЕГО города и присоединить его к Эквестрии?

— Истинно так – ответил все еще «коленопреклоненный» земной пони – молю вас смиловаться над нами.

— Вы хорошо себя чувствуете? – постаралась она быть вежливой – вы же никогда меня раньше даже не видели?

— Лучше, чем в последние дни – он не поднимал глаз — я наблюдал через телескоп, как вы распугиваете население Понивилля во время некоего праздника.

— Да? – слегка покраснела Принцесса – и на основании этого наблюдения вы предлагаете мне ваш город? Почему бы вам не обратится к моей сестре?

— Причины комплексные и я с радостью изложу их вам после вашего согласия. Я не сомневаюсь и более того – надеюсь, что ваша венценосная родственница поможет вам нести это тяжкое бремя. Итак, каков же ваш ответ?

-
— Я согласна – наконец сказала Луна, после разговора с сестрой.

Жуткий пони поднял лицо. Улыбка была весьма зловещей:

— Услышано и записано.

Раздался хохот, заставивший вздрогнуть даже королевскую гвардию. Однако чем дольше он продолжался, тем меньше в нем оставалось страшного. Завершилось все коротким, звонким и радостным смешком, которого никак нельзя было ожидать от этого типа.

— Дорогие сограждане, гости Города и его Владычицы – он еще раз «поклонился» – давайте покинем этот печальный зал – у нас столько работы впереди.

Щупальца пришли в движение и понесли его вперед. Принцессы пошли за ним. Все остальные последовали их примеру. Он поравнялся с аликорнами и завел негромкую беседу.

— Рейнбоу, что происходит? – протолкалась к ней Твайлайт, та с ошарашенным видом помотала головой.

— Спайк, может ты знаешь? – тоже самое – а вы? – кобылка также покачала головой, но в ее глазах уже не было страха.

Принцесс лучше не беспокоить.

Хм, ладно.

Фиолетовая единорожка осторожна подошла к идущей немного в стороне от эквестрийцев группе местных. Почти все они шли пугающе четко и глаза их были пусты. Но идущий первым единорог внушал доверие. Не новая, но чистая и аккуратная форма, начищенные копыта, блестящий рог, сосредоточенное выражение лица, проницательные, живые глаза. К нему она и обратилась:

— Простите, вы не могли бы дать какие-нибудь пояснения о происходящем?

— Я так понимаю, что вы одна из приближенных Принцесс? – он повернулся с вежливой улыбкой – все просто, мы переходим в их подданство. Становимся гражданами Эквестрии.

— Да, но почему?

— Долгая история, но постараюсь сократить…

-
-…если ваша сестра действительно является тем холодным и расчетливым гением, каким я ее представляю, то только что получила жалкий и слабый, но все же щелчок по носу – ведь правительницей стали вы, а не она – с улыбкой объяснял земной пони.

— Весьма…своеобразная логика – Селестия только хитро улыбалась, не спеша ей на помощь – и это все причины?

— Ну, было еще кое-что помимо: желания своей родине счастья, процветания, уничтожения трений между разными типами пони и правителей, которые проводят единую политику на протяжении сотен лет. Нежеланием осуществлять неизбежную репрессивную политику и нагружать вашу сестру. Опасения проиграть, несмотря на предпринятые кровавые меры, войну с Эквестрией. Убеждения в выдающихся способностях вашего правящего дома, а также щелканья – кажется еще чуть-чуть – и его голова развалится надвое от этой улыбки – с той самой ночи, когда я впервые вас увидел, мне хотелось снова встретится с вами. Теперь вы всегда сможете сказать самым надоедливым из своих многочисленных поклонников, что один из их числа как-то подарил вам целое государство.

— Да, это очень…мило – еще больше засмущалась Луна – это все?

— Нет – улыбка несколько поблекла – еще чтобы не совершать того, что я должен был бы сделать в случае вашего отказа.

— И что это? – наконец вступила в разговор Селестия.

— Я бы сделал вам следующее предложение, менее выгодное.

— А если бы и на него последовал отказ? – продолжала хитро улыбаться солнечная кобыла.

— Попытался бы уговорить, а затем напал бы – все еще улыбаясь, ответил Принц, как он попросил себя называть в начале беседы – захват в плен даже одной Принцессы определенно пошел бы нам на пользу – от аннексии Города в результате войны до мирных переговоров о вашем уходе и невмешательстве в обмен на ее жизнь.

— И вы думаете, у вас бы получилось? – у Селестии только немного поблекла улыбка.

— Да, хотя это было бы сопряжено с большими потерями в живой силе и амуниции – отозвался жеребец – кстати, мы уже достаточно далеко отошли. Все, кроме первого – на выход. Готовиться к торжественному салюту. Первое отделение – заряд в трон.

Буквально через несколько секунд сзади раздался взрыв и весь зал осветился разноцветными вспышками. Когда она обернулась, от жуткого кресла осталась только черное пятно.

— Я, конечно, люблю историю и ценю ее артефакты, но воистину – некоторым из них лучше остаться только на картинках – весело прокомментировал земной пони – наши особые заряды, разработанные когда-то единорогам в припадке истерии, что «Дети Великого» могут напасть. Они кстати, использовали черепа с этого трона при их создании.

— Понятно – кивнула сестра, уже не улыбаясь – но зачем это было вообще делать? К чему эти взрывы?

— Ну, должны же были освободительницы что-нибудь сломать при свержении тирана! – как нечто, само собой разумеющееся, заметил он – то ли еще будет, когда мы взорвем Око! Увы, вынужден вас покинуть – срочные дела. Полковник!

Светло-серый единорог, до того рассказывавший что-то Твайлайт, мгновенно подбежал к ним и вскинул копыто:

— Слушаю!

— Позвольте представить вам: Лентус Унлехрер, он введёт вас в текущее положение дел, а также согласует основные мероприятия. Рекомендую в качестве эксперта по делам Города – представил его Принц – нам сейчас предстоит устроить спущенную сверху революцию и организованный хаос! Увидимся через пару часов.

Странный пони распахнул створки и унесся вниз по лестнице. За дверьми стоял их эскорт, а вокруг – тысячи местных пони, которые, видимо, все это время находились на балконах.

-
— Вот и вся история – склонил он голову – прости меня. И не раскрывай ее никому.

— То есть, все рассказы и эти…чудовищные вещи – потрясенно попытался уточнить Ферос и, не найдя слов, просто указал на ближайший перекресток с жутким столбом.

— Просто использовал мусор, оставшийся после ухода души и духа – улыбнулся Принц – от начала и до конца. В битвах и госпиталях погибли многие. Даже детские убежища не совершенны. Трупу все равно, как его режут и пытают. После чего предполагаемого мученика вывешивают на всеобщее обозрение. Тоже самое и с головами – они все были отрублены у уже павших пони. Даже копыто, которое я показывал Рефелу, было отрезано от погибшего жеребенка, хотя надо признать – очень сложно было найти подходящего…

Раздался тяжелый вздох.

-…и я никогда не лгал им – они сами понимали все так, как мне было нужно. Я не такой монстр, как все думали – улыбка стала грустной – хотя все же являюсь им. Мое правление принесло столько боли этому миру. Одно подавление восстания с использованием Дракона чего стоит.

— Но почему ты рассказываешь мне это? Причем именно сейчас, когда столько нужно сделать? – спокойно спросил Лорд земли.

— Потому, что мне страшно – честно ответил несчастный жеребец – я могу сколько угодно говорить себе, что это был мой долг и спасение от большего зла. Но это было зло. Я совершал его осознанно уже будучи Последователем и готов был идти еще дальше. Принес не только горе миру, но и бесчестье Общине. Простит ли меня Единый?

— Ты сам знаешь ответ – улыбнулся Глава Общины.

— Но если мое раскаянье недостаточно? Часть меня все еще говорит, что я был прав. Другая утверждает, что я просто боюсь наказания.

— Может, тогда тебе стоит успокоится и разобраться в себе?

— Моя смерть близка. Боюсь не успеть.

— Чего же ты хочешь от меня?

— Не знаю. Ободрения. Совета. Чего-нибудь, что даст мне сил на последний аккорд.

— И я так понимаю, что ты не расскажешь мне, что это будет?

— Нет. Вы все увидите сами.

— Ты все распланировал, да? – с некоторой долей гордости за него произнес Ферос – скажи, зачем ты все это делал?

— Ради Высшего Блага.

— И что же это такое?

— Счастье народа и воля Единого.

— То есть, ты ничего не делал для себя? Не алкал власти, богатства или мести? Хотя бы признания?

— Я бы хотел себе счастья. Много чего хотел бы. Но я выполнял свой долг. Если бы была альтернатива – я бы ее использовал, даже будь ценой моя жизнь.

— Верю – кивнул Лорд – и прощаю. Я не могу дать тебе гарантии в спасении потому, что ее дает сам Спаситель…

-
-…вот так все и произошло – слегка смущенно закончила свой рассказ кобылка.

— Ну что же, после признания самого факта твоего существования, для меня не сложно принять этот рассказ – улыбнулся Принц – еще с того времени, как я впервые увидел драконью почту, во мне теплилась надежда, но я раз за разом отвергал ее, будучи уверенным в чудовищности драконов.

— Все мы ошибаемся – кивнула Сили.

— Пожалуй, это к лучшему – ведь я все равно не знал бы, где тебя искать, а ты и так неплохо устроилась – аж в свите Принцессы – он постучал себя по подбородку – к тому же это объясняет, почему все они умеют говорить по-нашему.

— Ты меня разочаровываешь – удар копытом об пол – сколько мне еще ждать? Неужели ты настолько забыл свою сестренку, что даже не обнимешь ее после долгой разлуки? Без щупалец – добавила она, увидев его намеренье.

— Увы, мисс Силлинта Стейник, не получится – мне не стоит выходить из этой капсулы – покачал жеребец головой.

— Ну что ж, ладно – кивнула кобылка – только я уже не Стейник. Позволь представить тебе моего мужа – он является Коронным Библиотекарем Селестии – она показала на стоявшего все это время рядом с ней единорога.

— Ага – потрясенно отозвался Принц – рог. Интересно…

Он задумался, а затем спросил:

— Скажи Сили, а разве в Эквестрии есть Последователи Единого?

— Теперь нас, как минимум – двое – ответил вместо нее единорог – приветствую тебя, брат – он совершил знаменье.

Земной пони ответил с ошарашенным видом, а затем снова повернулся е ней.

— Мне не передать, как я счастлив за тебя – слезы выступили на глазах Принца, но он быстро их вытер и притворился недовольным – что ж это твой супруг не залечил этот шрам? Твою красоту, конечно, такой мелочью не испортить, но все же…

— О, он пытался – игриво ткнула она своего мужа – но этот шрам – память о дорогом…

-
-…наши Владычицы пока обедают – закончил доклад Лентус – все идет по плану.

— Замечательно – отозвался свергнутый тиран – как вам Принцессы?

— Пока что не могу точно ответить на этот вопрос – единорог также начал смотреть на руины, где не верящие своему счастью граждане собирались в кучки – первое впечатление весьма положительное – старшая умна и опытна, а младшая…

— Мила? – подсказал Принц – добра? Невинна? Или кажется таковой.

— Можно и так сказать – уклончиво ответил полковник – разрешите обратится?

— Оставьте это – раздраженно махнул щупальцем земной пони – говорите просто. Готов ответить на любой ваш вопрос.

— Зачем вы рассказывали историю, к тому же так…странно?

— Ради Истины. Что же до очернения единорогов…вы же сами слышали, насколько топорно это было проделано, а наши пони не все дураки. Они обращались к местным рогоносцам за ответами и слышали хорошее, думая при этом, что смогли обойти официальную пропаганду. В их сознании отпечатывалось привилегированное положение информации, добытой самостоятельно, и мысль о том, что маги куда лучше, чем о них говорят. Ну и плюс отторжение всего, что рассказывает ненавистный режим. В итоге: народ узнал правду, но не возненавидел единорогов, хотя видит Единый, они того вполне заслуживают.

— Ясно – кивнул Лентус. Он подозревал нечто подобное – а зачем была устроена «Охота на рога»?

— Для второго и третьего варианта развития событий. А еще, чтобы у меня не осталось сторонников, могущих по зову совести выступить против «захватчиков». Вообще все это нагнетание страха была для того, чтобы они короновали и Дракона, если бы она освободила Город от меня. Истина насчет общего врага, который объединяет. А уж когда в качестве освободительницы выступает Принцесса Луна…

— Согласен. Ваш режим как пресс – раздавил все их противоречия. Я ведь уже докладывал вам о подполье.

— Да. Горожане объединились против меня, но стоило бы мне отойти – и снова началась бы резня. Может, не сразу, но неизбежно. Потому что у них нет лидера – почти все, кто мог бы претендовать на это звание, успешно себя дискредитировали. Ладно, пора пообщаться с Принцессами.

— Простите, можно еще один вопрос? – успел перехватить его единорог – вы все еще собираетесь осуществлять последнюю фазу?

— Да – спокойно ответил Принц – али йякта эст!

— А, может быть, не надо? – ему самому стало стыдно от этих слов.

— Надо. Без победы нет мира, а без жертв не бывает побед. Еще увидимся.

-…учитывая приближающуюся еду из Эквестрии, вы сможете раздать наши зимние запасы. Вкупе с освобождением части заключенных и детей, сомневаюсь, что кто-либо будет против вашего правления. В итоге, я рекомендовал бы вам оставить на первое время традиционный институт Лордов – у нас есть весь набор и даже один лишний. Скажу честно – Мирака Висера нельзя допускать до поста – все так же улыбаясь закончил земной пони.

— Ясно – Луна боялась, как бы ее голова не взорвалась. Снова посмотрела на сестру, но она пила чай с видом случайного прохожего – и что же вы рекомендуете?

— Нет пони – нет проблемы – он провел по горлу копытом.

— Это вариант не рассматривается – сразу отрезала Луна.

— Знали бы вы, как приятно мне это слышать – еще шире улыбнулся провокатор – есть лучший путь. Объявите его сумасшедшим. Доказательств его антигородской деятельности полно.

— И как это связано? – начала отчаиваться Принцесса.

— Он – Лорд. Пони, чьей главной и, в сущности, единственной жизненной необходимостью является достижение блага для Города – опять как нечто само собой разумеющееся, произнес Принц – если он вредит Городу, то одно из двух: либо это не Лорд, либо Лорд не это – характерный жест копытом.

— Так просто? – не поверила младшая правительница.

— Теоретически – да – кивнул Принц – не волнуйтесь, благодаря нашей с Лентусом помощи ваше восхождение на трон будет быстрым и почти безболезненным.

— Хорошо, что вы заговорили об этом – с улыбкой обратилась к нему Селестия – неужели вы так ничего и не попросите за вашу помощь?

— Ну, за полковника утверждать не берусь, а мой список желаний вы уже, как мне кажется, прочли – он указал на лист, лежащий перед ней на столе – по-моему, весьма внушительно.

— Да, много пожеланий: амнистии, вознаграждения, возмещения, гарантии, просьбы по будущей политике, даже определённо незаконное стирание памяти гражданам Эквестрии…

— Для их же пользы – вставил бывший тиран – эти воспоминания не принесут им никакой радости.

— Вынуждена согласиться, но вопрос не в этом – кивнула Селестия — вы просите многого, но для других, неужели для себя вы ничего не хотите?

— От чего же, хочу и очень много – он на мгновение запнулся, а затем произнес уже другим, проникновенным голосом – известно ли вам то восторженное чувство, когда весь мир кажется вам иным, преломляясь через призму существа, ставшего дороже всего на свете? Когда кажется, что улыбнись он вам – и солнце снова взойдет над горизонтом, а все проблемы растворятся в его золотых лучах? Тот жар и холод прикосновения и острая сладость поцелуя? То мгновение неземного счастья, когда вы видите в его глазах столь страстно желаемый ответ, от которого сердце вот-вот вырвется из груди?

— Да, это чувство мне известно – почти не изменившимся тоном ответила сестра.

— А мне нет – слегка насмешливо сказал Принц – хотя порой казалось, что оно почти пришло. Я хотел бы любви, детей, семьи. Не могу сказать, что и сопутствующие этому процессы для меня так уж не интересны. Но я никого не люблю, а меня почти все ненавидят. Не зря же столько сделал для этого.

— Но зачем вы делали то, за что вас возненавидели? – ошарашенно спросила Луна.

— Затем же, зачем и почти все в моей жизни – во исполнение моего долга и ради высшего Блага – с грустной улыбкой ответил земной пони – поверьте, перечисленное в списке в итоге предназначено для меня и моей совести. Впрочем, там, в середине, есть пункт, оканчивающийся на:…не вмешиваться в обсуждение и подтвердить их решение. Это уже чисто личное.

-
— СТОЙ! – Рейнбоу преградила путь снова пытающемуся убежать клубку щупалец – ты никуда не уйдешь, пока не расскажешь нам, что происходит.

— Вам это так необходимо, да? – недовольно проворчал Принц – ладно, в конце концов, все и так уже схвачено. Но я надеюсь, что вы понимаете, что отрываете меня от важных дел.

— Пожалуйста, простите – подошла Твайлайт – но у нас просто нет другого выхода – мы не знаем никого из здешних, кроме вас. Принцессы слишком заняты, а ходить куда-либо самостоятельно нам запретили.

— И правильно сделали – сейчас вам не стоит свободно бродить по Городу, тем более в таком виде – все еще недовольно отозвался странный жеребец.

— И что не так с нашим видом? – возмущенно поинтересовалась Рэрити.

— Отсутствие одежды – ответил земной пони и опустился пониже – задавайте свои вопросы, но не обессудьте, если я не отвечу – пусть Принцессы сами решат, что вам нужно знать. И помните – времени мало.

— О! О! – запрыгала Пинки – эти щупальца можно есть?

— Не рекомендовал бы – последовал мгновенный ответ – это одна магия.

— Что за ерунда здесь произошла, пока меня не было? – влезла Рейнбоу.

— Долго отвечать, вы уверены, что вам это интересно? – поднял он брови.

— Да – переглянувшись с друзьями, ответила Твайлайт.

— Ну что ж, вот вам сокращенная и цензурированная версия…

-
-…и вот так мы стали свободными – завершил свой рассказ Принц.

— Что!? – выкрикнула фиолетовая – простите, мне послышалось? Вы стали свободными после того как потеряли свою государственность, так?

— Истинно так – кивнул он – мы же спаслись от тирана? Но на самом деле, мы всегда были и будем свободны, потому что настоящая свобода внутри. А если какой-нибудь новый диктатор, не буду показывать копытом, попытается нас поработить – что ж, ей же хуже. Все тираны рано или поздно падут под давлением народа.

— А та смертельно опасная заразная болезнь – это правда? – с опасением поинтересовалась желтая.

— Искренне на это надеюсь, хотя скорей всего, нет – покачал головой изгнанник – видите ли, я просто облысел, вместо того, чтобы покрыться белым пухом. Возможно, хотя очень маловероятно, что я ее переборол, но скорее у меня просто было нечто другое, не такое знаменитое и популярное.

— Все-таки плохая история, непонятная – вынесла вердикт розовая – я так и не поняла, кто злодей?

— Разве это не очевидно? – поднял брови Принц и хотел было сказать: у кого из героев этого представления были в подчинении: мстительный охотник на единорогов, бесжалостный военачальник, торговец, не имеющий ничего святого и единорог, готовый выполнить любой, даже самый жуткий, приказ? Ведь известно же: «покажи мне твоих друзей и я скажу тебе, кто ты». Однако слишком много кровавых деталей, поэтому он просто сказал:

— Я, естественно. В конце концов, разве есть тут кто-то более страшный?

— Логично – кивнула она – а ты правда злодей?

— Весь мир – театр и пони в нем – актеры. У всех свои есть выходы, уходы и каждый не одну играет роль – продекламировал он в ответ – хотя я, увы, почти, что актер одной роли – Принца. Публике не понравилось моя игра Коном.

— Но это, надеюсь, конец? – с напряженным видом спросила радужная пегаска – Принц земли отдал Город в мудрые копыта Принцесс. Все счастливы.

— Я еще жив, значит — моя сказка не закончена – улыбнулся герой.

— И что же будет дальше? – поинтересовалась вторая рогоносица.

— Торжество справедливости, разумеется. Неизбежное, в случае этого выбора Принцессы Луны. Кто-то же должен за все ответить…