Автор рисунка: aJVL
Окончательное решение. Послесловие.

Эпилог.

Песенка

— Повтори-ка, кто этот парень? – попросила Рейнбоу Даш.

— Это Принц, из-за которого мы сюда и пришли – раздраженно ответил Спайк.

— Ясно – пегаска постаралась рассмотреть стоящую в центре фигурку – а он правда все это сделал?

— Ну, естественно…– уверенно начал дракончик, но сразу запнулся – знаешь, не уверен. Там было что-то про мешок и мою маму. Точно! Он привел меня к маме!

— А почему тогда говорит…- разговор пошел по очередному кругу.

— А нельзя было подождать со стиранием памяти до окончания процесса? – шепотом поинтересовалась Луна у сестры.

— Он сам настоял на этом, а то ведь наша лучшая летунья Эквестрии могла бы попытаться спасти его – пожала плечами Селестия – должна сказать, что местные маги весьма искусны – их заклятье стирания памяти…

— Ой, только не говори мне, что наша Тия чего-то не знает – поддразнила ее, несмотря на обстановку, младшая сестра.

— Ладно, не скажу – смиренно кивнула солнечная кобыла – а ты, наконец, узнала, как хотя бы называется твой новый город?

— Знаешь, это оказалось намного сложнее, чем можно было ожидать – призналась Луна – местные называют его просто Город и даже сами не помнят его настоящего имени. Но тот единорог, которого нам рекомендовали, действительно очень способный. Это место называется Бролин.

— Ну, как же ему не быть способным, когда он глаз с тебя не сводит – начала она дразнить ее в ответ…

-
— Подонок, даже перед лицом смерти он не может вести себя прилично – прошипел Рефел.

— Ну, по нашим воззрениям, смеяться в лицо смерти – это более, чем достойное поведение – уклончиво ответил Хеилст – как думаешь, все кончено?

— А разве может быть иначе? – пожал плечами единорог – все, финита, идиот сам загнал себя в угол.

— Ну, до этого он довольно успешно выкарабкивался из любых ситуаций – возразил пегас.

— Ага, чтобы ввалится в новую яму – презрительно хмыкнул Принц магии – он же сам сдался, вернее, был побежден Принцессой – он бросил восхищенный взгляд в сторону гостей.

— Ты забываешь про Лентуса – заметил Лорд воздуха.

— Ну да, этот предатель очень вовремя перекинулся – фыркнул Рефел – видимо, совесть наконец замучила. Пусть живет. Да и остальные, раз уж были под контролем, тоже. Но братец не уйдет.

— Да, а может его тоже…- Хеилст запнулся – не важно. Справедливость должна восторжествовать.

-
-…ну и в завершение хочу заметить, что тирания сильных над слабыми – это естественно. А та власть, что давала мне право казнить последнего нищего наравне с первым министром – прекрасна. Как известно, что естественно – то не безобразно, а все прекрасное — нравственно – меня всегда забавляли эти фразы, ведь чувство прекрасного у всех разное, неужто и судить всех нужно по-разному? И разве борьба с собственным естеством не является одной из главных наших задач?

Жаль, что так и не сделал татуировку «Смерть Всем Тиранам».

Могу собой гордится. Отличная речь. Я одновременно извинился перед ними, обелил соратников, очернил потенциальных лидеров и высказал своим согражданам, то, что о них думаю. Чтобы никто вдруг не начал мне сочувствовать.

Вообще, все удачно получилось. Рядовых сотрудников не судили – значимая часть из них была подконтрольна, и теперь вряд ли удастся доказать кто есть кто без долгих разбирательств. Старший командный был найден с пустыми глазами, что сняло большую часть вопросов. Отмажутся. Только этот Унвер. Зачем он орал о добровольности своих деяний? Идиот все еще жаждет справедливости. Ничего, для него это, в сущности, всего лишь отправка домой на пару лет. Все хорошо. По плану. И это только верхушка ледника.

Он взглянул на обескрыленный «памятник Основателю» и с наслаждением вдохнул ароматный дым.

Город жив. Но это был не просто еще один из множества кризисов. Он принес нам свободу.

В первую очередь – от лжи. Новый фундамент не будет треснутым от дня закладки.

А во вторую – от магического рабства. Мой старейший враг пал. То, что казалось мне невозможным – выкорчевывание чая из нашей культуры и сердец моих сограждан – сделано их же копытами. Главное пятно и грязнейшая тайна Города уничтожена. И долго еще будут гореть костры из нашего поработителя.

Лентус молодец – расположил «пункты утилизации» по плану. Заодно с освобождением от контроля избавимся и от клещей.

Народ, разделенный гордыней одного пегаса пятнадцать столетий назад, снова един.

Все получилось. Почти.

Жеребец тяжело вздохнул.

Так много всего хотелось. Семьи и знаний. Радости и общения. Шоколада и кошек. Поболтать с фиолетовой магичкой, посмотреть на Принцесс во время бала, побродить по Кантерлоту. Вскрыть Диану. Но сейчас…

…как же я устал.

Титана нет. Силы от заключенных почти нет. Толерантность выработана.

До чего отвратно я себя чувствую. Но жить все равно хочется.

Впрочем, это не важно – долг будем выполнен до конца. Народ получит свое. Принцесса избавится от гипотетического соперника. Ведь всегда найдется подонок, ради власти готовый выдать себя хоть за Возгордившегося и идиоты, готовые идти за ним из веры в то, что их хомячки хомячистее чужих или что все проблемы решатся после того как сменится руководство. Поклонники «твердой ноги» и мечтатели о «славных днях свободы и независимости». Почему так мало пони понимают, что собака крутит хвостом в первую очередь потому, что у него нет мозгов?

Впрочем, не мне заикаться об этом.

Всю жизнь меня готовили к служению Городу и, когда пришло мое время, я смог спасти его, лишь предав и, по сути, убив. Город-государство погибло. Но Народ жив. Впрочем, почти не сомневаюсь, что в будущем все будет хорошо. А если нет, то это уже не мое дело.

Смерть пугает. Я не то, чем должен был быть.

Однако другого пути нет. Кто-то должен ответить за все.

Мне остается лишь надежда на милосердие Единого.

-
— Хотите ли вы сказать что-либо, прежде чем будет объявлен приговор?

— Все согрешили и возмездие за грех – смерть. И все те наказания, что вы видели от меня, были оправданными и более того — слишком милостивыми. Но все же я жалею о многом. Более же всего мне хочется извинится перед моей подчиненной, леди Дианой. Не сомневаюсь, что вы где-то здесь. Конечно, вы злобное, выпивающее жизнь и кровь, обманывающее, соблазняющее, порабощающее существо, которое пыталось убить меня десятки раз, но это не оправдывает того, как я втянул вас в совершенно не касающуюся вас возню. Тем более с помощью шантажа…

Вроде наверху зашевелилось что-то черное.

-…однако, у меня есть для вас новость. Приказа никогда не было и я не собирался его писать. Легкость и отсутствие препятствий еще не означают самого факта написания. Вы обманулись – Принц хихикнул – несмотря ни на что, я желаю вам счастья прошу прощения, ибо это – не единственное, что я с вами сделал. Почти уверен, что сейчас Город преподнесет вам подарок, благодаря которому вы, наконец, сможете вернуться домой. Да благословит вас Единый, о испорченный чейнджлинг. Я закончил.

— Суд находит вас виновным во всех перечисленных преступлениях. Принц земли, прежде именовавший себя Коном, приговаривается к высшей мере наказания.

Сейчас будут четыре удара, раньше было три. Как легко меняются традиции.

Совсем скоро они попросят ее принять престол.

Мой долг выполнен.

Первый удар.

Принц посмотрел на эквестрийскую группу. Даже со всеми своими болячками он все еще видит их.

Хороших, добрых, дружных кобылок.

Милого дракончика.

Прекрасных и мудрых Принцесс.

Добро победило.

Второй удар.

Он взглянул на свои кандалы.

Пони, победивший Дракона, единорогов, земных пони, пегасов. Всех.

Монстр, спаливший Город и обративший его в обитель страха и боли.

Принц, ставший тираном.

Зло покарано.

Третий удар.

Перед казнью ему предложат последнее желание. Он наконец получит долгожданное имя.

Земной пони вскинул голову к небу и на его губах расцвела улыбка. Не та, что бросала храбрейших в дрожь. Даже не та, что появилась на них, когда Сили оказалась жива.

Это была улыбка маленького почти Принца земли, которому принесли на день рождения целый поднос его любимого овсяного печенья.

Справедливость восторжествовала.

Четвертый удар.

Принц умрет, тем самым победив.

Сказка закончена.