Автор рисунка: aJVL
Послесловие.

От автора.

Я не пытаюсь показаться умнее, чем есть на самом деле — просто указываю на то, что вы, вероятно, и сами заметили. Если же нет, то мои подсказки помогут вам понять чуть больше, а значит — получить больше удовольствия.

Мой опус, отнявший два с половиной месяца, в сущности, завершен.

Должен признать, что в нем я воплотил не все, что задумал, а также совершил ряд ошибок, главной из которых, безусловно, было отсутствие способности к рисованию. Впрочем, учитывая, что это мой первый крупный литературный опыт, я собой доволен.

Основная линия – о долге и Высшем Благе. О личности, которая пытается спасти общество от него самого и спастись сама. На мой взгляд, получилась довольно удачно.

Некоторые побочные линии канули в лету или ограничились очень малым объемом, как пример: о матриархате, культурообразовании и планировании, теории заговора.

Другие добавились по ходу написания – вроде Дианы и Лентуса.

Кое-какие продолжаться в следующих произведениях – например, о волшебном шаре.

Однако сама Сказка о Принце и Городе окончена. При ее написании я вдохновлялся такими авторами, как Манн и Ремарк, Сенкевич, чуть-чуть – Гашек. Куда более значительное влияние, чем ожидалось, оказал Маркес с его прозрачным городом и заготовкой для кларнетов. Впрочем, малое количество имен и их непохожесть объясняются не только памятью о собственных мучениях при прочтении его сказки о семье.

Увы, насколько я понял, мои аллюзии в большинстве своем остались незамеченными. Что ж, вина в этом только моя. Se la vie.

Также весьма значимым источником идей для меня была история. Учитывая, что я наслаждаюсь легкой стадией германофилии, можно догадаться, какой стране было отдано предпочтение и конкретно какому городу. И хотя вынужден признать, что историю времен Кролевца и полабских славян я передал неудовлетворительно, но вот вывернутые наизнанку события первой половины двадцатого века – явный успех.

Там еще много такого, что можно найти, если искать – намеки на особенность имени города Рима, пушку Гаусса, даже «боевой треножник». Только сомневаюсь, что кто-либо будет их высматривать.

Надеюсь, что не впал в излишний морализм, не стал предсказуемым или скучным, сохранил самобытность и оригинальность рассказа. Не превратил героя в Мери Сью. Более же всего мне хотелось рассказать сказку, могущую не только развлечь уважаемых читателей, но и пробудить в вас размышления.

У меня большие планы по расширению и углублению своего подсеттинга. Если будет на то воля Божья, то постараюсь написать еще много-много сказок.

Впрочем, и Принц, рожденный, чтобы умереть, еще не готов к покою – впереди альтернативы, в которых будет показано, почему данный финал я назвал «хорошим» (злобный смех).

Finis coronat opus.

Dixi.