День зимнего солнцестояния

Зарисовка из жизни пегаса, что выпускает снег. (пролетать мимо)

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Сказка: "Откуда есть пошли чейджлинги".

Эта сказка о том, как по моему мнению появились чейджлинги. Они были пони-феечками из предыдущих поколений. Но однажды одна из них слишком близко подлетела к вратам Тартара. И звали ее Кризалис…

Принцесса Луна ОС - пони

Один из семидесяти

У Лайтнинг Болт есть одна тайна: её едва ли можно назвать обычной кобылой. Но опять же - её нельзя назвать и жеребцом. И с помощью своих новых друзей из Понивилля она, возможно, сумеет преодолеть свою нервозность и, может быть, даже расслабиться и не запираться от других. Хотя бы немного.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз Другие пони

И я спросила, почему

Ни один пони не остается прежним, оказавшись свидетелем гибели своего коллеги по работе, независимо от того, кем он для него был. Сегодня погиб молодой, целеустремленный новичок, недавно принятый на работу. В своем последнем издыхании он кричал так ужасно и душераздирающе, что все рабочие, слышавшие его, едва ли могли заснуть той ночью. И Рейнбоу Дэш не стала исключением. Но не спит она не только из-за этого. То, что тревожит ее теперь - намного, намного хуже: это ее слова, которые она сказала после.

Рэйнбоу Дэш

Грязная работа

Жить с Эпплами было гораздо приятнее, чем он мог себе представить - конечно, работа была тяжелой, но он полюбил ее. Он зарабатывал прилично битов, получал много здоровой пищи, и его здоровье никогда не было лучше. Почти каждая грань его новой жизни была удивительной, но одна выделялась среди остальных - его лучшая подруга Эпплджек.

Эплджек Человеки

Fluttershy's Punishment (Наказание Флаттершай)

Когда Адажио спросили на уроке, она посмотрела на Флаттершай, но у той не получилось шёпотом подсказать ответ. От этого Сирены (обычные задиры в этой истории) теперь жаждут отомстить и решают наказать Флаттершай, унижая и мучая стеснительную девушку в раздевалке школы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Одна

Зачем Флаттершай понадобилось отменять все дела на целый день, даже встречи с любимыми подругами? Чем же занимается Флаттершай, одна в квартире, и как с этим связана крикливая фиолетовая единорожка? И как мы узнали что она крикливая? Об этом всём вы узнаете в этом переводе.

Флаттершай Твайлайт Спаркл

ASCENSIO

Вот, наткнулся на вой старый рассказ пятимесячной давности. когда только начал смотреть MLP, и именно тогда у меня возникла идея написать фанфик на тему Звездные врата: Эквестрия. Но потом я его как-то забросил, после чего начал писать Tannis. Я позабыл о рассказе, но пару недель назад наткнулся на него когда просматривал старые папки на компе. Немного подумав решил выложить сюда.Особо никаких технологий там не будет, если только в начале, так же как людей и других существ из мира StarGate. Рассказ задумывался как полу-романтический (если можно так выразиться). Не знаю, буду ли я его продолжать, так как у меня на "Tannis" планы просто галактического масштаба. Оставляйте свои комменты. Если вам понравится, то может быть продолжу (если буду продолжать, то писать начну только осенью, когда мой фик, который я пишу сейчас подойдёт к финальным титрам).Наверняка есть много грамматических ошибок, так что заранее извиняюсь.

Первая Луна

Она - принцесса Эквестрии. Ее основная обязанность - дарить пони время отдыха, дарить пони Ночь. Но только как маленькой Принцессе научится справляться с такой большой и холодной, огромной и непослушной Луной?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Ночь хрустальных кинжалов

Айрон Шелл вместе с сыном, спасаясь от раздора в Легионе, погрузившего Империю Экууса в пучину гражданской войны, бежит в Конфедерацию. Но и это пристанище оказывается под угрозой: в конфликт вовлекаются всё новые и новые стороны. Ему не остается ничего иного, как снова взяться за оружие.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 11: Блистательная Экспозиция Глава 13: Нюансы

Глава 12: Дела семейные

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Со швейной машинки скатилась и с оглушительным грохотом упала на пол булавка. Скрипнула дверь, и в проходе показалась рыжая пегас.

— Тредбейр, привет, мне тут... — она оглядела ченджлинга, Тредбейр, Гейла, Вардена и маленького пегакорна с остатками вафельного стаканчика, не отрывающих взгляда друг от друга, — как раз пора бежать!

Хлопнула дверь. Варден в очередной раз похоронил лицо в копытах.

— Куно, я тебя просто обожаю, ты же знаешь, но... какого черта?!

— А что, мне им лгать надо было? — невинно спросила Куно, развернув к нему одно ухо.

Варден что-то пробормотал и закусил губу.

— Ну... как бы да!

— Они бы со временем все равно узнали.

— Ну не все же сразу! — пегас застонал.

Гейл Форс оглядел Куно с ног до головы, поднес к носу свою переднюю ногу и впился зубами в шкуру. Куно устало вздохнула.

— Это не сон.

Гейл разочарованно фыркнул.

— Я... было дело, на это рассчитывал. Так что, ты действительно ченджлинг?

— А что, не видно?

Пегас перевел взгляд с нее на сына и встряхнул крыльями.

— Что ты сделала с моим сыном?! — Тредбейр обрела дар речи, схватила лежащую рядом вязальную спицу и выставила перед собой как кинжал. Куно закатила глаза.

— В последнее время — ничего.

— Я тебе не верю!

Гейл положил жене на плечо копыто.

— Они были вместе достаточно долго, чтобы завести и начать растить дочь. Я считаю это достаточным доказательством. И вообще, чего ты собираешься добиться с вязальной спицей?

— Но это же ченджлинг! — возмутилась Тредбейр.

— Я заметил, — сухо ответил Гейл и отобрал у нее спицу, — Помнишь, ты говорила, что ты гораздо эмоциональней меня? Так вот, дай пони с холодной головой во всем разобраться. Потому что если ты ее спровоцируешь — она нас сожрет.

— Может быть, — ченджлинг широко улыбнулась.

— Прекрати, — шикнул на нее Варден.

— Нет, так мы никогда ни к чему не придем, — Гейл Форс прижал копыто ко лбу, а другим ткнул в сторону Вардена. — Ты, пошли со мной!

— Ч-ч-что? — выдохнула Тредбейр.

— Вы с Куно останетесь здесь и будете обсуждать то, что обычно обсуждают кобылы, — Гейл помахал в воздухе копытом, — Розовые занавески с кружевами, например.

— Ты отдаешь себе отчет, что ты бросаешь свою жену в одной комнате с ченджлингом? — Куно вопросительно приподняла бровь.

— Да, что-то такое мне в голову приходило, — пегаса передернуло, — Но я-то точно не собираюсь здесь оставаться.

— А меня ты спросил? — Тредбейр возмущенно потрясла в воздухе копытом.

Гейл Форс оглянулся на жену, успокаивающе улыбнулся и медленно, спокойным тоном произнес:

— Розовые. Занавески. С кружевами. Варден! Пошли. Нам надо выпить, — он подтолкнул сына к выходу.

— Я не пью.

— Придется начинать, сопляк!

Варден тяжело, устало вздохнул, и позволил вытолкать себя из комнаты. Оглянувшись в последний момент, он крикнул жене:

— Куно, не слишком своди маму с ума, хорошо?

Ченджлинг вскочила, встала по стойке смирно и отдала пегасу честь, скалясь от уха до уха.

— Слушаюсь, капитан!

Варден скорчил кислую рожу и скрылся из виду. Хлопнула дверь, и в комнате остались трое: Куно, Тредбейр и Сварм.

— Как-то нелепо все получилось... — Тредбейр беспомощно потерла шею копытом.

Куно дернула ухом и сладко потянулась.

— Как же хорошо наконец-то быть самой собой!

Тредбейр скрипнула зубами и непроизвольно потянулась ко второй спице.

— Тебе же... не самом деле не так уж и нравятся розовые шторы с кружевами? — внезапно спросила Куно.

Тредбейр замерла, затем заставила себя напряженно улыбнуться.

— Ну-у... нет. Но когда Гейл начал слишком много торчать дома и хандрить — я завесила ими все, что могла. Я знаю, как он их ненавидит.

Куно хихикнула и покачала головой.

— А я уже так выдрессировала Вардена, что когда он себя плохо ведет — мне достаточно пригрозить ему ошейником.

Тредбейр нахмурилась.

— Вообще-то это мой сын!

— И что? — ченджлинг пожала плечами, — Все пони — чьи-то сыновья и дочери. Почему чувства одной из матерей должны быть важнее, чем чувства остальных?

Тредбейр задумалась на полминуты, вздохнула и прижала уши.

— Ты права.

— Признание — первый и главный шаг, — ченджлинг негромко хихикнула.

Тредбейр потерла шею копытом и огляделась вокруг, словно ища пути к отступлению.

— И... что из того, что ты рассказала... Что из этого правда?

— Все.

— В-все? — слабо повторила Тредбейр.

— Ну да. А какой момент тебя смущает? — Куно улеглась на пол и лениво потянулась.

Сварм подползла к матери, свернулась между передних ног, вылизала измазанное мороженым копыто, положила голову на ногу матери и закрыла глаза.

— Ну, когда ты... Это самое... Ну, ты говорила, что... Да. Меня все смущает.

Куно устало вздохнула и закусила губу.

— Ну-у... После этой истории с Кейденс я очнулась в каком-то поле. Было больно. Варден нашел меня, вырубил и утащил к себе в дом. Там он накачивал меня… подавителями магии. Мощная штука, вырубает почти сразу. Нацепил на меня ошейник, присобачил замок и повадился держать меня на поводке в гостиной во время обедов. Он, кстати, обожает суп.

Тредбейр вздохнула.

— Он только суп дома и ел. Варден умеет выращивать сотни растений, но не способен даже вскипятить воду.

— Я научила его варить лапшу и тушить овощи, — гордо улыбнулась Куно.

— Неплохо.

— Ну да вернемся к нашему барану. Мне удалось разбить его настольные часы и стянуть пару пружин. Из них я сделала отмычки, отперла замок на ошейнике и объяснила ему, что к чему.

— Отперла замок... пружинкой из часов?.. — с серым лицом уточнила Тредбейр.

— Ты не представляешь, на что способны пони в безвыходных ситуациях. Я уже, было, собиралась отколупнуть кусок собственного хитина... — Куно вздрогнула и повела крыльями, — Рада, что обошлось.

— А... почему ты его не убила? — осторожно спросила Тредбейр.

— Я собиралась, но... — она пожала плечами, — Он меня заинтриговал. Я ему нравилась. Совсем чуть-чуть, но достаточно, чтобы ко мне вернулся слух.

— У тебя не было слуха?

— Ах да! Мне знатно досталось от Кейденс и Шайнинг Армора. Я несколько дней не слышала вообще ничего. Ну да не суть. Когда я его прижала — я заколдовала его и заставила поведать все свои секреты.

— Ты и такое умеешь? — слабо отозвалась ее свекровь.

— Удобная штука, — кивнула Куно, — Так вот, пока он мне исповедовался — я наложила на его любовное заклинание, которому меня перед смертью научила моя первая Королева.

— Первая Королева?

— Я родилась по ту сторону моря. Кризалис — не моя королева, и она, кстати сказать, сейчас прохлаждается в подземельях Кантерлота нашими с Варденом стараниями. Но я опять отвлекаюсь. Так вот, то да се, пятое-десятое, мы влюбились друг в друга по уши.

— Потому что ты его заколдовала!

— Ну да, — ченджлинг поежилась и передернула крыльями, — Но сейчас суть не в этом. Я исчезла из его жизни где-то на год, почти сразу после истории с Даггертейлом. Ну, с единорогом, которого я прикончила.

— Ты еще и убийца...

— Даггертейл был беспощадной и хладнокровной тварью. Он заставлял твоего сына выращивать Аврору. Короче, я сбежала, пошаталась по Эквестрии около года — и соскучилась. И вернулась к Вардену. Бла-бла-бла, эмоции-эмоции, мы поженились — и тут появилась Кризалис. Из-за нее Варден узнал про мое любовное заклинание. И-и-и... он меня возненавидел. Часа на три. И избил до полусмерти, кстати говоря, — Куно коснулась копытом щеки и поежилась, — Несложно забыть, что мы смертные враги, когда мы уже столько были вместе.

— Но вы снова вместе? — исподлобья посмотрела на нее Тредбейр .

— Варден понял, что на самом деле любит меня.

Единорог недоверчиво сощурилась.

— Дай угадаю, не обошлось без волшебных фокусов?

Куно медленно покачала головой.

— Не-а. Не в этот раз. И вообще, слушай... Я люблю твоего сына, — ченджлинг пристально уставилась ей в глаза, — Больше, чем я когда-либо считала возможным. Я провела девять месяцев в теле пегаса ради того, чтобы родить ему дочь. Ради него я превратилась в дракона. Ради него я убивала. И только ради него я сейчас с тобой мило беседую вместо того, чтобы долбануть тебя заклинанием и убедить, что ты на самом деле всю жизнь мечтала о невестке-ченджлинге.

— Не очень-то обнадеживает, — Тредбейр нахмурилась и прижала уши.

Куно пожала плечами.

— Ну, посмотри на это так: Я — ченджлинг. Во мне накоплено пять чертовых лет чистейшей любви. Я как бомба, готовая взорваться в любой момент — только, может быть, разрушений будет поменьше — может быть! И я люблю твоего сына больше жизни. И он тоже меня любит. И мы замужем. Ты можешь принять это как есть или бороться с этим. В любом случае победа останется за мной.

Тредбейр поджала губы, медленно кивнула, подошла к столу неподалеку и начала не спеша перебирать куски ткани.

— Какой у Сварм размер? Что я буду за бабушка, если я не сошью ей симпатичное платьице?


Варден вошел в бар штаба Вандерболтов. Вдоль одной из стен шла длинная дубовая стойка, за которой прятались стройные ряды разноцветных бутылок. Здесь Вандерболты отдыхали после тренировок, и сейчас там было совершенно пусто.

Гейл перегнулся через бар и выудил бутылку Клаудсдейлского Облачного Сидра — отменного напитка из отборных Понивилльских яблок, замешанного на облачных дрожжах.

Свободным копытом Гейл Форс подцепил пару стаканов, сгрузил их и бутылку на ближайший столик, снял со стойки на пол два стула и толкнул один из них Вардену.

— Садись.

Варден уселся на стул и прижал уши.

— Что мы тут делаем?

Гейл наполнил золотистой жидкостью два стакана и пихнул один через стол сыну.

— Пей.

Варден нахмурился, поднял стакан и осторожно принюхался. Его передернуло.

— Пей, — повторил его отец, поднял свой стакан и сделал здоровый глоток.

Варден нахмурился еще больше, скорчил недовольную рожу и попробовал сидр. Тяжело выдохнув, он зажмурил глаза и затряс головой.

— Черт, жжется!

— Соберись, тряпка, — Гейл прикончил первый стакан и сразу же наполнил второй, — Ченджлинг, значит?

— Ченджлинг, — кивнул Варден.

— Ты все это время знал, что это ченджлинг, да?

— Да. Я нашел ее в поле недалеко от дома. Она была без сознания, — Варден сделал еще один глоток и сморщил нос, почувствовав, как по горлу прокатывается волна пламени.

Гейл хмуро хлебнул еще.

— И... ты не сдал ее страже?

— Они бы ее казнили! — попытался оправдаться он.

Его отец скептически на него посмотрел.

— Серьезно? Ты серьещно так думал? Думал, что Принцесса Селестия действительно кого-нибудь казнит? Даже ченджлинга?

— Ну... я... Я не хотел рисковать, — он отвел глаза, — Я не хотел, чтобы она погибла из-за меня.

— Ты такой сопляк, — Гейл покачал головой, вздохнул и залпом прикончил стакан.

— Давай-ка помедленней, Гейл. Тебя же унесет, — предостерег его младший пегас.

— Почему ты никогда не зовешь меня «папа»? — слегка пьяным голосом спросил он, наполняя третий стакан.

— Потому что ты, по сути... никогда в жизни не был мне «папой», — пегас хмуро покачал почти пустой стакан в копыте, любуясь золотыми переливами, — Ты постоянно чего-то от меня требовал, поливал меня дерьмом, издевался над моими жизненными целями... Я был для тебя сплошным разочарованием, и ты никогда не уставал мне об этом напоминать.

— Чтобы выжить в этом мире, жеребец должен быть сильным, — Гейл потянулся наполнить четвертый стакан.

Варден отодвинул от него бутылку.

— Есть разница между требовательной любовью и обращением с кем-то как с куском дерьма в надежде, что это сделает его сильнее.

Гейл Форс фыркнул, выхватил у него бутылку, сделал глотнул из горла и спрятал ее под крылом.

— Ты стал тем, кем ты стал, во многом благодаря мне.

Варден ответил ему скептическим взглядом.

— Я стал тем, кем я стал, потому что я решил свалить из этого дома — свалить от тебя — задолго то того, как был готов жить самостоятельно. Ты вынудил меня сбежать из Клаудсдейла в Понивилль, бросить школу и «выращивать мои гребаные травки». Так что да, ты определенно приложил копыто к моему становлению.

Гейл спокойно посмотрел Вардену в глаза и задумчиво хлебнул из бутылки.

— Так что, ты винишь меня в том, кем ты стал?

Варден нахмурился, отвернулся и закусил губу.

— Тебе... Тебе неоткуда было знать, что если я сбегу из дома — то займусь разведением растений.

Гейл тихо усмехнулся.

— И дураку было понятно, что летун из тебя никакой. А когда ты влюбился в лианы всех сортов, стало окончательно ясно, что крылья у тебя просто для красоты. Так что да, я выжил тебя из дома. Я намеренно сделал твою жизнь совершенно невыносимой, чтобы ты психанул и свалил копаться в грязи с земными пони в полной гармонии и взаимопонимании, и чтобы осчастливить меня.

Варден хмуро провел копытом по краю стола.

— Ты огорчился, когда я ушел, да?

— Я решил, что ты либо научишься летать, либо свалишь ко всем чертям. Ты свалил, — он пожал плечами, — Это был твой выбор, не мой.

— Ну, спасибо большое за поддержку и сочувствие, — ядовито отозвался Варден.

— Ты любишь ее? — внезапно спросил его отец.

— Конечно же люблю! Иначе я бы не женился на ней!

— Она тебя не принуждает? Не использует? — продолжил докапываться Гейл.

Варден закатил глаза.

— Да, она вертит мной как хочет, и я не смею и слова поперек сказать. Именно поэтому ошейник носит она, а не я.

— Странная штука, кстати, — про себя отметил Гейл.

— Ты пьян в стельку.

— Я надеюсь, — тот поднес бутылку к уху и встряхнул. Судя по звуку, там осталось около половины, — Будь я проклят, если мне придется обсуждать ваши семейные дела на трезвую голову.

— Ты даже не пытаешься ничего обсуждать, Гейл, — холодно сказал Варден, — Ты только осуждаешь. Как всегда.

— Считаешь, это неправильно? Если тебя ни кто не осуждает — ты никогда не узнаешь, что был неправ.

— О, как когда ты не помог мне достать лекарство для Сварм? — Варден с растущим негодованием поднялся со стула. — За это тебя кто-нибудь когда-нибудь осуждал?

— Это была... ошибка, — он мрачно кивнул, — Я признаю ее. Я должен был помочь тебе. Я должен был последовать за тобой и должен был попытаться достать лекарство, когда тебе не удалось.

Варден несколько секунд испепелял отца взглядом, медленно качая головой.

— Ты что, настолько упрям? Мама мне все рассказала. Как ты попытался добыть лекарство. Как ты лишился блестящей карьеры. Что, так трудно просто сказать: «О, сынок, я пожертвовал ради тебя своей мечтой. Давай дружить?» Это, черт тебя дери, так трудно? Тебе абсолютно наплевать, что думает о тебе твой собственный сын?

Гейл Форс смерил его долгим, мрачным взглядом.

— Я никогда не хотел быть тебе другом, мальчик. Я пытался быть тебе отцом.

— И тебя совершенно не заботит, что я тебя ненавижу всей душой? — сухо спросил Варден, не отрывая от него взгляда.

Старик тихо рассмеялся.

— Знаешь, что? Временами — да, заботит, — пегас сделал несколько глотков сидра и покачнулся на стуле, — Временами я думаю: а если бы я был одним из этих миленьких добреньких папочек, которые трясутся над своими дитетками, от всего их защищают, во всем поддерживают... — он поморщился и покачал головой, как будто съел что-то кислое, затем оглядел Вардена и тихо хмыкнул — Но потом я смотрю на тебя. Смотрю, кем ты стал. Чего ты добился. И я ни о чем не жалею, — он махнул копытом в сторону двери, — А теперь — проваливай. Не мешай мне приводить мысли в порядок.

Варден бросил на него злой взгляд, вышел из-за стола, подошел к двери и обернулся.

— Я ни на секунду не поверю, что ты делал все это ради меня.

— Верь во что хочешь. Иди, копайся в своей грязи, воспитывай дочку. Ты уже сказал мне все, что собирался сказать.

Варден несколько секунд молча смотрел на пьяного пегаса, затем скорчил ядовитую улыбку и фальшиво отсалютовал.

— Был чертовски рад тебя видеть, папа!

Хлопнула дверь. Пегас дернул ухом, задумчиво кивнул самому себе и хлебнул из бутылки.