Вознесение падшего

Продолжение рассказа "Тень падших".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Скитающаяся Луна

Что если после финальной битвы Найтмер Мун с Принцессой Селестией, темная кобылица не была изгнана на Луну, а каким-то чудом попала в Столичную Пустошь? Теперь, застряв во враждебном и жестоком мире, совершенно непохожем на их собственный мир, Луна и Найтмер Мун должны работать сообща, чтобы вернуться домой и вернуть трон, который по праву принадлежит им. Однако аликорн и её подруга - не единственные, кто что-то ищет. К ним присоединяется Сара Саммерс. Девушка, недавно изгнанная из убежища 101, судьба которой более значима, чем чья-либо ещё судьба в этой суровой и безжалостной Пустоши. Вместе: Принцесса Луна, Найтмер Мун и Сара должны пересечь полную опасностей пустошь, в то время как тёмные тени пытаются затмить блуждающее сознание Луны.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Сансет Шиммер

Созвездие Лопаты

Посвящено небезызвестной среди нас пони-игре от кампании Геймлофт XD Шуточное посвящение и не очень шуточное повествование, тащемта... :)

ОС - пони

Одиночество с короной.

Сны. Эта та часть жизни, которую бы хотелось обуздать. Эта та часть жизни, где возможно все, и, тем не менее, они реальны. По-своему, но реальны.

Принцесса Селестия

Каротини

Сможет ли Кэррот Топ спасти свой бизнес?

Эплджек Кэррот Топ

Семь свободных искусств

Семь свободных искусств древней Греции.

ОС - пони

Дружба это оптимум: Сумерки в мире

Один из последних людей в мире выживает в руинах Юджина, в Орегоне. Вместе с ним странствует Твайлайт Спаркл, пытающаяся убедить его эмигрировать в Эквестрию, от чего человек упорно отказывается.

Твайлайт Спаркл Человеки

Радуга иного окраса/ A Rainbow of a Different Color

Я заблудилась и не знаю откуда я. Я скучаю по ним, но не знаю кто они. Меня зовут Рейнбоу Деш, но я не знаю кто я и что произошло. И я не знаю, смогу ли я стать прежней.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Одна легенда одного северного народа...

Рассказ, который я писал для литературной дуэли на табуне. Написан очень посредственно, намного хуже, чем я могу... Но я все-таки решился выложить его сюда.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Черили

Сияющие огни

Рассказ о том, как Твайлайт Спаркл получила свою кьютимарку.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: aJVL
Гл. 2 - В логове зверя

Гл. 1 - Нежданный покровитель


Авторы: Carevna Duh — лайнарт, Lusilie — раскрас.


Не успели человек и аликорн отойти от гаража, как навстречу им из темноты выехал мощный автомобиль.
— Твою мать. — Выругался человек, одной рукой закрывая глаза от слепящего света фар и наматывая цепь на кулак другой руки, подтягивая свою игрушку к ноге. Пони отвела голову и зажмурилась.
Открылась дверь, тяжелый ботинок с чавканьем погрузился в пережеванный колесами снег. Вышедший из машины встал за открытой дверью, положив руки на верхний ее край.
— Ваше Величество, Принцесса Луна, вы слышите меня? Я приехал, чтобы спасти вас.
Встрепенувшись, Луна с удивлением и надеждой посмотрела на огромную железную карету без упряжки. Ее звали по титулу и имени? Ее знали? Но как? Кто?
— Какого хрена? Это моя зверюга!
— Чел, фильтруй речь. — Резко оборвал водитель. — Не подобает так выражаться в присутствии коронованной особы. Она не зверюга, а пони. Она правительница страны Эквестрия. И она — разумное живое существо, а не игрушка для сексуальных утех, каковой ты ее сделал. Так вот, сними цепь и освободи Луну.
У Луны поникли уши, когда ее хозяин, разразившись потоком брани, попытался уйти в сторону. Повинуясь безотчетному порыву надежды, она изо всех сил уперлась копытами в мерзлый асфальт и забила крыльями, рискуя задохнуться на лязгающей цепи. Новая порция брани предназначалась уже ей. Человек-из-кареты никак не отреагировал на ругань. Он спокойно достал из салона небольшую блестящую штуку и с нарочито усталым вздохом обратился к «хозяину» Луны.
— Я все же советую тебе согласиться и выполнить мои требования. У меня есть весомые аргументы в этом споре. Посмотри сюда. Ты не хочешь, чтоб тебе попортили здоровье из-за упрямства?
«Хозяин» замолк, и Луна перестала вырываться из его рук, ощутив переломный момент.
— Вот так — все сразу успокоились и пришли к согласию. Это радует. Снимай цепь.
Аликорн чувствовала, как трясутся пальцы, открывающие замок — они готовы были вцепиться в ее горло. Зазвенев, цепь упала. Луна нерешительно отступила на пару шагов. Она свободна и могла улететь, но куда? И что она будет есть? И как ей вернуться в Эквестрию? И человек, упомянувший родную страну — быть может, он знает ответы?
— Принцесса Луна, прошу в салон. — Ее спаситель открыл пассажирскую дверь.
«А-а-а, куда я денусь?» — Луна потрясла головой, отгоняя мучившие ее сомнения, и захромала к двери, припадая на разболевшуюся ногу. Стиснув зубы от боли, забралась в карету, подобрала хвост. Дверь захлопнулась, глухо щелкнул замок. Луна навострила слух, желая знать, что происходит снаружи, и просунула голову между сидений, глядя в переднее окно.
— Чего еще? — Спросил бывший мучитель, пиная валяющуюся цепь, с видом обиженного ребенка, у которого отобрали любимую игрушку.
— Яблоки нужны Луне. Положи на сиденье.
Приказ выполнен — пакет яблок уложен куда сказано. Луна, от греха подальше, забилась в дальний угол салона. Впрочем, человек и не взглянул на нее.
— Теперь иди к гаражу и сядь лицом к двери.
— Ты охренел, жопой на льду сидеть?! — Заорал мужик.
— Иди, как я сказал. Посидишь, пока мы не уедем. Потом можешь идти домой, обратно в серую скучную жизнь. И не забывай вовремя дрочить.
Чертыхнувшись, мужик сел перед воротами. Водитель запрыгнул в машину, кинул блестящую штуку на полку под окно и дал задний ход, одновременно закрывая дверь. Транспорт тряхнуло на бордюре, больная нога Луны свесилась с сиденья, пони застонала, укладывая ногу. Авто покинуло территорию гаражного кооператива и скрылось в ночи.


Двигатель мерно урчал, колеса мотали километры безжизненной ночной дороги. Во мраке салона мерцали индикаторы приборной панели, да изредка падал свет фонарей.
Все удалось отлично, без сучка, без задоринки. Стянув с головы балаклаву, кинул ее в бардачок, туда же переложил пистолет. Остановил машину на обочине, поправил волосы, оглянулся на заднее сиденье.
На меня смотрели две зеленые луны. Я видел слабое магическое сияние гривы и хвоста, слышал сбивчивое дыхание.
— Принцесса Луна, как вы себя чувствуете?
Зеленые луны превратились в полумесяцы — это аликорн прикрыла глаза.
— Я знаю, что вы прекрасно меня понимаете, а также знаю, что вы можете говорить. Но вам не обязательно отвечать сразу. Мы в пути. Все вопросы будем решать постепенно, когда приедем домой.
— Домой?! — Вскинулась она, и пара лун засияла передо мной с новой силой.
— Да. Вынужден огорчить — мы пока не в Эквестрию едем, а ко мне домой.
— А-ахм… — Она не скрывала разочарования.
— Тем более, в том состоянии, как счас, вам вообще нельзя куда-либо двигаться. Строгий постельный режим — сытная еда и сон в избытке. Попытавшись перескочить между мирами, вы наверняка откинете копыта. А скопытиться после всего, что вы пережили, и вас все же вытащили — это было бы постыдно.
— Что ты знаешь о стыде?.. — Послышался горький шепот. Глаза Луны угасли, мерцающая грива легла вдоль сиденья.
— Вы правы — ничего. — Я тронул машину в путь.
Вот и огни знакомого района. Открыл гараж с пульта дистанционного управления, въехал, заглушил мотор и некоторое время сидел в кромешной тьме, расслабляясь. Позади слышалось сопение моей подопечной.
Отдохнув, вылез, включил свет в гараже, обошел вокруг машины, снимая полоски бумаги, закрывающие марку и номера. Достав из бардачка маску и оружие, спрятал их в тайник. Остановился у пассажирской двери.
Пони настороженно следила за каждым движением. Открыв дверь, я опустился на колено и подал ей руку.
— Прошу вас, принцесса.
Несколько томительных секунд испытующего взгляда в упор, затем она протянула правое крыло. Слегка пожав эту конечность, я поддержал Луну, помогая выйти. Правая передняя нога ее обмотана бинтом.
— Вы можете идти?
— Наверное… нет. — Попытавшись встать прямо, скривила мордочку.
— Стойте так. — Прислонив ее боком к машине, ушел в угол гаража, вернулся с топором и бухтой толстой веревки. Луна задрожала, глаза расширились от страха, который, однако, быстро сменился гневом.
— Ты освободил меня от цепи только чтобы водить на веревке?!
Остановившись на безопасном расстоянии, я задумчиво взглянул на разгневанную принцессу. Да, Селестия предупреждала, что с Луной следует быть как можно более учтивым и осторожным, тем паче после ада, который она пережила.
— Принцесса, позвольте объяснить вам. Ваша...
— Почему ты называешь меня принцессой?! — Ее взгляд, казалось, мог прожечь насквозь. Пригнувшись, Луна выставила рог вперед, готовая к обороне. — Почему я должна верить тебе?
Снова припав на колено, я склонился так, что наши глаза были на одном уровне. Луна отступила чуть назад, придерживая раненую ногу полусогнутой на весу.
— Луна, вы и есть принцесса.
— Но я не правлю тут. — Ее голос дрогнул.
— Принцесса остается принцессой в любом из миров, даже без короны и трона. Если она верна себе. Однако, вижу, остатки гордости из Вашего Величества вытрясли раньше, чем я смог найти вас.
Мне удалось задеть втоптанное в грязь самолюбие Луны. С серьезной мордочкой она гордо выпрямилась и отчеканила хорошо поставленным голосом:
— Мы согласны выслушать твое объяснение.
Жесть, а?.. Но хоть идет на контакт, уже что-то. Положив веревку, указываю на перебинтованную ногу аликорна:
— Луна, ваша нога повреждена и вы не можете идти сами. Вы позволите мне поддержать вас с помощью этой веревки, чтоб мы спокойно могли дойти до дома?
С непроницаемым выражением дослушав меня, Луна окинула стены гаража пристальным взглядом, затем посмотрела на ногу. Осторожная попытка ступить, и последовавший за ней сдавленный стон...
— Мы признаем, что у нас нет выбора, кроме как довериться тебе, человек. Нам нужна помощь. — Тяжело вздохнула принцесса.
— Так, постойте спокойно.
Отрубив веревку нужной длины, обмотал несколько раз вокруг груди Луны, руками ощущая быстрые удары сердца.
— Расслабьтесь, принцесса, не накручивайте себе нервы ожиданием плохого. — Завязал концы веревки.
— Я уж и не знаю, чего ждать. — Выдохнула она.
— Должен вас заверить, что я здесь именно затем чтоб помочь вам.
Отнес топор и бухту на место, забрал из машины пакет яблок.
— Теперь, Луна, попробуйте привстать.
Длинную часть веревки, связанную петлей, я накинул себе через плечо и поднял Луну, как походную сумку. Весила она изрядно.
— Держитесь рядом. Аккуратно идите на задних ногах.
Для нее это было непривычно и неудобно. Аликорн прижалась ко мне всем телом, стараясь ступать как можно ровнее. Голова ее была выше моей. Неся в одной руке пакет, другой я обнял Луну за плечи. Дышала она спокойно, пульс стал не таким бешеным, как раньше. Когда мы покинули гараж, ворота закрылись сами.
Так, в обнимку, словно влюбленные, мы шли через заснеженный двор к многоэтажному дому. Среди двора я остановился, дав аликорну возможность оглядеться. Детская игровая площадка, скамейки, деревья. Запрокинув голову, Луна долго рассматривала звезды и серпик нарождающейся луны, такой же светлый и легкий, как на ее крупе. Из ноздрей Луны вылетали облачка пара, глаза блестели в ночи, даже грива засияла ярче.
— Луна.
— Что? — Выпала пони из транса.
— Пошли.
Железная дверь подъезда натужно взвыла, неохотно открываясь. Луна попятилась, прядая ушами, натянула веревку и чуть не опрокинула меня. Вцепившись в скобу, служившую двери ручкой, устоял, выровнял падающую пони.
— Бояться ржавой двери? Ой, е-мое… — Проворчал я. Луна фыркнула в ответ. — Заходите.
Я ухитрился закрыть дверь, не позволив ей загреметь. В подъезде было светло, ровно настолько, чтоб видеть, куда ставишь ноги. Пахло краской и куревом. У лифта дремал толстый рыжий кот по кличке Барон. Услышав шаги, он соизволил открыть один глаз и ленивым взглядом созерцать нас. Ткнув кнопку, я дождался, пока ворчливая кабина опустится из-под самой крыши. Как только лифт открылся, Барон вошел первым и сел в углу. Мы зашли следом. Луна, выгнув шею, с интересом смотрела на кота, не замечая, что царапает своим рогом стену.
Я привычно нажал локтем на кнопку восьмого этажа, затем тринадцатого. Лифт пополз вверх. От толчка рог аликорна заскрежетал по стене — Луна заметила это, отстранилась. На восьмом этаже Барон вышел. На тринадцатом вышли мы, причем Луна теперь внимательно следила, чтоб не задеть что-то рогом.
— Подержите, мне нужна свободная рука, чтоб открыть замок. — Я подал Луне пакет яблок. Она взяла ручки зубами, держала пакет передними ногами, пока я орудовал ключом.
— Добрались, мы дома. — Включил свет, опустил пони на все ноги, скинул веревку с плеча, забрал у Луны пакет и положил на пол. Раздевшись, уселся на стул, снимая ботинки. — Добро пожаловать, Ваше Величество, в новый дом. Надеюсь, вам здесь понравится. Не обещаю королевской роскоши, но здесь есть то, что должно быть в каждом доме: тепло, светло, безопасно, еда и вода. И это главное.
— Спасибо. — Аликорн осматривалась по сторонам. Тр-рыт-т — ее длинный спиральный рог пропахал кривую борозду в обоях, посыпалась штукатурка. Луна шарахнулась. Я крепко схватил ее за рог.
— Извините, я… Мы нечаянно. — Смутилась она, переминаясь на трех ногах. Пристально осматривая кобылицу, я гортанно зарычал.
— Пожалуйста, не рычи на Нас. — Луна прямо смотрела на меня.
— Мр-р-р-рм… Вижу, вам тут тесновато, принцесса. Привыкли к широким покоям дворца? Позвольте, я подскажу вам осанку.
Положив свободную руку на спину Луны, удерживая ее за рог, слегка изогнул шею, отвел голову чуть назад, приподнял за подбородок. Теперь рог был почти вертикален.
— Постарайтесь запомнить это положение головы. Так вы не будете врезаться рогом в стены. Поверните голову, посмотрите влево, вправо, вперед. Вам удобно?
— Ну… Ладно, привыкнем. Тут действительно тесно.
— В тесноте, да не в обиде. — Парировал я, развязывая веревку, обмотанную вокруг тела Луны.
— Мы не обижены.
— Это хорошо. А теперь, Ваше Величество, прошу внимательно выслушать и запомнить все, что я вам скажу. — Ботинки встали у стены, моток веревки полетел в угол.
— Да? — Аликорн озабоченно рассматривала меня, видимо, ожидая, что я продиктую безумные условия и заставлю принять их.
— Луна, мы с вами разной расы, и более того, из разных миров. То, что мы понимаем друг друга — уже само по себе чудо. Так не может быть во всем. Недопонимания и разногласия неизбежны. Но мы можем смягчить их, если будем обсуждать проблемные темы, а не молчать. Вы понимаете меня сейчас?
Пони молча кивнула. Я продолжал говорить, не отводя взгляда от ее зеленых глаз, завораживающих своей глубиной.
— Чтоб помочь вам, я буду задавать прямые вопросы. Они могут показаться вам смешными, нелепыми, глупыми, наглыми и даже оскорбительными, порочащими вашу честь и достоинство. Старайтесь хранить спокойствие, отвечать на вопросы честно и полностью. Это не просьба, а условие, соблюдение которого необходимо для нашей совместной жизни. И вы не имеете права отказаться.
— Почему?
— Потому что мир, где вы находитесь, полностью враждебный вам. Доказательство у вас есть. — Я указал на раненую ногу. — Если угодно, я открою дверь, и свободны, можете лететь, идти, ползти куда хотите. Надолго вас там хватит? Точно скажу — нет.
Глаза Луны увлажнились, в них читалась тоска. Она осознавала свою беспомощность.
— Зима. Холодно. Нет еды. Конечно, зима сменится летом, будет тепло, и будет трава. Но вам не удастся вечно скрываться от людей. Так или иначе, вас найдут и поймают. Надо объяснять, что будет с вами дальше?
— Нет… — Она всхлипнула, отводя взгляд. — Мы уже насмотрелись и поняли.
— Потому, в ваших же интересах согласиться на мое условие.
— ЭТО ЖЕСТОКО И УНИЗИТЕЛЬНО. ТЫ ВЫНУЖДАЕШЬ НАС ПОДЧИНЯТЬСЯ! — Вспылила она.
Силой своего голоса Луна вжала меня в стену. Я чуть не оглох, но сознания не потерял, и, как только аликорн прервалась — бросился на нее, закрыл рот и припер боком к двери, навалившись всем весом. Луна хотела вывернуться, но я налег на нее спиной, держа голову подмышкой, уперся ногой в стену узкого коридора, выжав из пони весь дух, так что она могла лишь тихонько пыхтеть.
— Р-р-ргр-рх, принцесса, вы позволяете себе слишком громкие высказывания.
Она яростно сверкнула глазами. Я зажимал ее рот, ощущая ладонью жаркое дыхание из ноздрей.
— Вы знаете, что этим своим голосом способны просто убить на месте? — Спросил я, сам не слыша своих слов. Голова кружилась, уши будто забиты ватой.
«Убить»? Похоже, Луну шокировала эта мысль. Прекратив сопротивляться и пыхтеть, взглянула со страхом и неверием.
— Думаете, я шучу, и все это лишь игра? — Сильно тряхнул голову пони, она протестующе засопела.
— Я отпущу вас, если пообещаете следить за голосом и не орать. — Когда ослабил хватку, Луна кивнула.
Отпустив ее, сел на стул и начал массировать свои уши, с силой прижимая к ним ладони.
По движениям губ было видно — пони что-то говорит.
— Извините, принцесса, но я вас не слышу. Вы хорошо оглушили меня. Надеюсь, что не насовсем. Не хотелось бы оставшиеся полжизни прожить без слуха. Это, получается, ваша благодарность за спасение, мда.
Луна стояла с виноватым видом.
— А вы прекрасно слышите, так что, поднимите ушки, и выслушайте до конца.
Пони робко взглянула на меня. Я плотоядно осклабился, взял оба ее поникших уха и поставил их торчком.
— Так-с… — Держа голову Луны в руках, рассматриваю ее мордочку, словно скульптор, осматривающий новое творение. — Я обещал вам прямые вопросы, вот они: во-первых, где в моих словах вы нашли жестокость? Разве жестоко то, что я рассказываю вам об этом мире и его правилах? Вы эти правила на своей шкуре уже сполна испытали, я думаю. Во-вторых, Ваше Величество, что унизительного в том, чтоб ответить на вопрос, какой сорт яблок вам нравится больше? Что вы хотите выпить? Не угодно ли принять ванну? Где вам будет удобнее спать? И в-третьих, быть может, вы извинитесь за свою вспыльчивость и невольное причинение вреда моему здоровью?
Она готова была расплакаться. Я нежно провел рукой по голове, убрал сбившуюся прядь тускло мерцающей гривы, глядя на свое отражение в зеленых озерах, полных страха и боли. Обнял Луну, прижал к груди, лаская шею и плечи, грязные, покрытые слоем серой бетонной пыли.
Плотина, не выдержав напора эмоций, рухнула. Все, что увидела и пережила Луна, лилось мощным потоком слез. Ее трясло от рыданий, она едва стояла на ногах, положив голову мне на плечо. Я держал ее, чувствуя, как падают на спину тяжелые горячие капли.
— Прости… Прости Нас. — Стонала аликорн, давясь слезами. — Даже за тысячу лет, проведенных на луне, Нам не было так больно и одиноко, как за эти несколько дней здесь. Нам… Очень жаль.
Обессилев, Луна прильнула ко мне, обнимая здоровой передней ногой. Я пересел с ней на пол — стоять она уже не могла.
— Вам легче?
Она словно ослепла — смотрела пустым, остановившимся взглядом, и не видела. От глаз и ноздрей пролегли блестящие дорожки, тягучая слюна капала с губ.
Сняв залитую слезами майку, вытер мордочку пони, поднес к ее носу.
— Прочисти нос.
Шумно высморкавшись, она прочистила не только нос, но и мозг — взгляд стал осмысленным.
— Ох, спасибо… — Луна была озадачена своим состоянием. — Но как Нам теперь быть? И что ты будешь с Нами делать?
— Для начала, предлагаю познакомиться заново и полностью. Вас я знаю — Принцесса Луна, правительница Эквестрии. Так?
— Да.
— Я — Лайри. По прозвищу «Гепард». Мастер спорта, работаю тренером общей физической подготовки. Помогаю людям становиться на ноги, раскрываю их потенциал и отправляю идти по жизни. Ну а теперь моя задача — поставить на ноги вас. Будем знакомы. — Я подал ей руку.
— Скажем так, бывшая правительница. — Луна осторожно, словно с опаской, положила копыто на ладонь, пристально вглядываясь в черты моего лица. — Откуда ты Нас знаешь, Лайри? Мы уверены, что с тобой никогда не встречались раньше. И тот… человек — он Нас прятал. В подвале.
— Луна, позвольте мне ответить на эти ваши вопросы позже. Вы слишком многое пережили, и если я отвечу, можете получить новый шок. Давайте пока займемся более насущными вопросами.
Пожав копыто, скомкал майку и вытер с пола капли слюны.
— Хорошо. Какими?
— Вы очень запачканы. Я предлагаю искупать вас, с горячей водой и мылом.
— Искупать Нас? — И без того большие, выразительные глаза Луны стали еще больше и идеально круглыми от удивления. — Нам никогда не предлагали этого. Это как?
— Купаться? Это очень приятно, очищает и расслабляет. Будете чистой и свежей.
— Если так, Мы согласны.
— Сюда. — Открыл дверь в ванную, пустил воду, сунул майку в корзину для белья. Луна вошла за мной, цокая копытами по плиткам и с интересом наблюдая за моими действиями.
— Залезайте, — постелил резиновый коврик на дно ванны, — и встаньте сюда. Ноги скользить не будут.
Пони осторожно перешагнула через край. Придержал ее, чтоб не нагружала раненую конечность.
— Сядьте, надо осмотреть вашу ногу.
Неловко потоптавшись, Луна села прямо в теплую воду.
— О-о-ох-х-х… Это…
— Это только начало, дальше будет лучше. — Ободряюще поскреб ее нос, достал из шкафчика перекись водорода, бинт, ножницы. Сходил в коридор за стулом, сел возле ванны и начал осторожно разматывать грязную повязку.
Разрезав узел, смотал верхние слои бинта, дальше все присохло с кровью. Смочил повязку перекисью, выждал пару минут, почесывая подбородок Луны, и снял оставшийся бинт.
— Мде-е-е… Это прошлый «хозяин» так ранил вас?
— Нет. Это Мы сами где-то провалились ногой в яму. Там было много железа, Мы сильно поранились. А он — лечил Нас, вытаскивал железо из ноги.
— Этот поступок немного смягчает его преступления против вас. Но не искупает их.
— Ты тоже считаешь его преступником?
— Да.
— Но ты собираешься искупать Нас. Как? И причем тут он?
Задумавшись, я уловил игру слов, которую недопоняла пони.
— «Купание» и «искупление» — разные действия, Луна. И мы займемся купанием.
Убрал пузырек и ножницы в шкаф, кинул бинт в мусор и снял душ с кронштейна.
— Для начала — душ. Предупрежу, если вдруг хлынет очень холодная или горячая вода — сразу говорите, пока вас не ошпарило.
Аликорн профырчала что-то неразборчивое. Потряхивая гривой, она громко сопела и фыркала, наслаждаясь горячим душем. Вода с нее текла темно-серая, почти черная, в ней плавали мелкие насекомые.
«Она что, в подвале СТОЛЬКО грязи и блох насобирала?!» — Молча ужаснулся я, намыливая щетку. Расслабленная Луна лежала в ванне, а я тер ее щеткой.
— Как же Нам хорошо-о-о… — Блаженно выдала принцесса-пони, когда я окатил ее душем второй раз. Теперь грязи было значительно меньше.
— Встаньте, вымоем живот и ноги.
Она поднялась, совершенно счастливая и размякшая, с висящими крыльями, капли воды сверкали на ее темно-синей бархатной шкуре, подобные звездам.
— Оглянитесь на себя. Вы прекрасны.
Луна одарила меня улыбкой, простой и искренне благодарной. Прикрыв глаза, вытянула шею, позволяя массировать усталые мышцы. Неожиданно вздрогнула:
— Больно.
Я глянул вниз — мыло, стекающее по плечам и ногам, затекло в рану. Подрегулировав душ, осторожно омыл рану прохладной водой. Пони сморщила нос, но вода подействовала как обезболивающее, Луна успокоилась, а я следил, чтоб мыло не попадало на ногу.
Намылил ее ноги, грудь и живот, отодвинул хвост и коснулся внутренней стороны бедра.
— Не надо! — С ужасом крикнула аликорн. Отскочив, ступила с коврика на дно ванны, поскользнулась, упала. Я успел подхватить Луну под грудь и удержал. — Не надо… — Она недоверчиво смотрела на меня, дрожа всем телом, в ожидании худшего своего кошмара наяву.
— Луна, я не причиню вам боли. — Тихо ответил, глядя в черноту расширенных зрачков. В этот момент мне больше всего хотелось проникнуть в ее душу, найти там все плохое, что познала пони за свою недолгую жизнь в мире людей, и забрать с собой.
Зарыдав, встал на колени у ванны, обнял и крепко прижал кобылицу к себе, зарывшись лицом в густую гриву. Она дрожит, но не сопротивляется, не пытается вырваться из рук.
— Луна… Что ж с вами сделали? Искалечили… Как мне помочь вам? — Прошептал я.
Ее мягкие губы потеребили мое ухо. Отстранившись, я вновь увидел эти глаза, почти вплотную.
— Лайри… — Похоже, Луне больно даже говорить. — Быть может, вернемся немного назад?.. — Она оглянулась, пытаясь отступить на коврик.
И вновь намыленная ладонь осторожно скользит по бедрам. Луна стоит, вздрагивая от прикосновений. Нежно лаская низ живота, чувствую соски и мягкую кожу маленького вымечка, затем касаюсь упругих складок «петельки» и выпуклого кольца ануса. В глазах Луны отражается страх. Усилием воли она продолжает стоять, склонив голову, дыхание напряженное, хриплое. Бережно омыв интимные места теплой водой, ласково потрепал аликорна по холке.
— Все.
Громко выдохнув, пони чуть не рухнула. Однако, удержавшись на ногах, с любопытством обернулась ко мне:
— Ты не?.. — Замолкла, не договорив.
— Ни разу. — Ответил я с улыбкой.
— Ладно, — сдалась она, — что дальше?
— Крылья и волосы.
Немного поэкспериментировав, я поставил Луну на задние ноги, прислонив грудью к стене. В этой позе, грива, спина, хвост и крылья стали полностью доступны. С крыльями пришлось возиться долго — в пыльных перьях таилось множество паразитов. Аликорн помогала мне, раскрывая и поворачивая крыло, растопыривая перья, чтоб вода проникала до самой кожи. За все время она не сказала ни слова, но по мордочке часто скользила довольная улыбка.
— Принцесса, у вас шикарная грива. — Наградил ее комплиментом, расчесывая пальцами синие искрящиеся пряди.
— О, да. Она должна быть пышнее, и развеваться от потока магии. Но, видимо, здесь Наша магия не работает. И Мы чувствуем себя такими бессильными. — Вздохнула аликорн. — Впервые, за всю жизнь, Мы не можем практически ничего, даже поднять предмет. Чувствуем себя как земнопони — без магии, рога, крыльев. Без всего. И это просто ужасно. — Подчеркнула свою речь выразительным взмахом ноги.
Я насмешливо фыркнул — Луна сразу это заметила.
— Что смешного в Нашем бессилье? — С укоризной вопросила она. — Да, конечно, Нас можно бить до полусмерти, угрожать убить, привязать на цепь, гонять по темному, грязному подвалу, валить на мешки с овощами, связать и изнасиловать! Зная, что Мы ничем не сможем ответить. Потому что, если Мы как-то воспротивимся, Нас просто оставят умирать от голода во тьме и холоде. — Закончила она с отчаяньем.
— Луна, я знаю, что вам там досталось. И я не смеюсь над вами. Насчет магии, вы, возможно, правы. Но как насчет этого? Выглядит мощно. — Я обеими руками демонстративно раскрыл одно крыло во всю ширину.
— Лишь выглядит. Мы ослабли настолько, что не можем даже взмахнуть крыльями как следует.
— Простите, Луна, я действительно не подумал об этом. — Аккуратно уложил крыло. — А теперь извольте лечь в ванне на спину.
— Для чего?
— Копыта почистим.
Пони легла, как я просил, и очень смутилась, сообразив, что все ее прелести открыты и беззащитны. Щеки Луны потемнели, она опустила уши и спрятала мордочку в передних копытах. Окинув ее ласкающим взглядом, я склонился, положил хвост на живот, закрыв промежность.
Луна тихо смеялась от щекотки, пока я орудовал щеткой, вычищая набившуюся в копыта грязь.
— На самом деле, вам не должно быть щекотно. — Заметил я, поливая ноги из душа.
— Но Нам действительно щекотно, у Нас чувствит… Горячо! — Крикнула Луна, отдергивая ногу.
Быстро отвел душ в сторону, тронул струи пальцем — вода из просто горячей превратилась в кипяток.
— Какой козел крутит краны?! — Прорычал, закрывая красный вентиль. — Сильно обожгло?
— Не сильно. А что, тут и козлы живут?
— Нет, не живут. Давай охладим, где обожгло.
Наконец, я помог Луне перевернуться и встать, вытер полотенцем, забинтовал рану. Из ванны она выпрыгнула сама.
— И как вы себя чувствуете?
— Себячувствие великопытное, Нам очень понравилось. — Аликорн с благодарностью потерлась носом о мою руку.
— Рад узнать это. — Вернул душ на стену, убрал на место щетку и мыло. — Помогите мне решить следующий вопрос. Вас там в подвале кормили?
— Да.
— А куда вы облегчались, просто на пол?
— Ну… Там была какая-то посудина, Мы не уверены в ее предназначении. И за Нами убирали.
— Здесь я вам покажу более удобное и практичное решение. Вы ведь не хотите загадить ваш дом?
Молча выждал, пока Луна совладает с эмоциями — на ее морде ясно читалась внутренняя борьба. Она смотрела на меня весьма сердито.
— Лайри, если б ты не напомнил сразу о наших расовых отличиях, и не предупредил, какие вопросы будешь задавать, Мы сочли бы тебя неэтичным деревенским земнопони!
Усмехнувшись, я сел на край ванны.
— Ваше Величество, я прекрасно ПОНИмаю ваши чувства. И все же, советую пользоваться разумом. Рано или поздно вам пришлось бы решать этот вопрос. Находясь в практически незнакомом доме, вы не сможете сами найти туалет и правильно им воспользоваться. Вам предлагают помощь и решение проблемы заранее. Помощь, которую вы гневно отвергаете. И за это я могу назвать неэтичной вас. — Указал пальцем на рог Луны. — Вы предпочтете создать весьма вонючую проблему, отчего вам будет стыдно и неудобно? Или же вы научитесь справлять нужду в нужном месте? Могу подождать, пока потребности вашего тела возобладают над упрямством.
Сложив руки на груди, я молча ждал.
Аликорн вдумчиво смотрела то на меня, то куда-то на стену за моей спиной. Ее личное «Я» боролось с величественным «Мы», и от исхода этой борьбы зависело, будет ли она гибкой и способной адаптироваться к условиям жизни в чуждом мире, или же будет следовать своим принципам, которые вовсе не обещали ей благополучия. Самолюбие настаивало, что человек перед ней — полный невежа, не знающий правил высшего света, постоянно задевающий за живое, и говорить с ним надо исключительно «кантерлотским церемониальным» голосом, чтоб знал свое место. Разум же давил фактами, игнорировать которые было невозможно: да, Лайри прямолинеен и на словах, и на деле; да, он похож на земнопони своими приземленными манерами, но разве он груб? Он обращается вежливо, даже знает, что ты принцесса. Он ни разу не сказал обидного слова. Все его «оскорбительные» доводы — просто факты, обижаться на которые — глупо. И своим «кантерлотским» ты уже пообщалась, о чем скоро пожалела. Он заботится о тебе — когда последний раз тебе было так хорошо? Во-о-от, еще и урчание в животе... Разве тебе, только из-за несоблюдения правил королевского двора, хочется быть упрямой и голодной? Или оказаться на темной холодной улице? Так что, ради своего благополучия, засунь самолюбие поглубже… в лунные кратеры.
— Лайри, прошу снова простить меня за резкость и несдержанность. — Луна коснулась носом моего локтя. — Не будем ждать, я согласна учиться сейчас.
— Хорошо, — поднял крышку унитаза, — садись сюда. Стоп, хвост в сторону, окунать его туда не надо. Облегчайся, следи, чтоб все упало вниз, под тебя, и если тебе будет спокойнее одной, я выйду.
— Да, спасибо.
Вышел, закрыл дверь, прислонился к ней спиной, рассматривая цветы на обоях. Похоже, эта поняшка, хоть и с характером, но совсем не глупа. Она осознает, что ее жизнь зависит от меня, и старается решить проблемы мирным путем. Кажись, забыла про свое напыщенное «Мы» и упростила общение. Это хорошо, да, надеюсь, мы поладим.
В дверь тихо поскреблись изнутри. Когда я открыл, в нос ударил смрад.
— Все правильно? — Сдержанно спросила пони.
— Да. Слезай, опусти крышку, и аккуратно потяни вверх за этот грибок на бачке.
— Вода? — Луна прислушалась к шуму.
— Да, вода все смоет. Ты молодец, хорошо учишься. — Почесал ее меж ушек. — Пошли на кухню, красавица, пора подзаправиться.
— Мне это нравится! — Нараспев ответила она, цокая за мной, словно в туфельках. И ловко вскочила на табурет.
Мерзлые яблоки я порезал на дольки. Себе налил в миску суп, поставил все в микроволновку и включил разогрев.
— Что будешь пить? Есть вода, чай, сок.
— Сок?
Подал Луне открытую коробку с персиковым соком — она понюхала.
— Вкусно.
Печка пискнула. Достал еду, поставил греться чашку с соком. Себе налил простой воды — возиться с заваркой не хотелось.
— Луна, будешь есть со стола или с пола?
— Со стола. — Улыбнувшись, она села поудобнее, аккуратно взяла чашку передними копытами.
Ел суп, и смотрел, как Луна губами подбирает дольки яблок с тарелки, запивает горячим соком, жмурясь от удовольствия.
— Почему ты так смотришь на меня? — Спросила она, отставив чашку.
— Потому что ты мне нравишься.
— Вот как? Приятно узнать это. И сок очень вкусный, спасибо. А что ешь ты? — С любопытством потянулась носом к моей тарелке.
— Луна, не забывай про это свое оружие. — Ладонью отодвинул рог, оказавшийся в опасной близости от лица, потрогал конец пальцем.
— Оружие?.. — Аликорн взглянула на рог, словно видела его впервые.
— Он острый. Можно и глаз выколоть, и живот распороть, и насквозь проткнуть.
— Какой ужас. Не думала, что я способна кого-то проткнуть. — Луна нервно заерзала на табурете.
— Намеренно может и не способна, а случайно — вполне. Так что, держи рог вверх.
— Да, надо бы.
— А я ем суп. Вода, вареные овощи, мясо.
— Мясо?
— На. — Подал на ложке кусок говядины, Луна ловко слизнула его, немного пожевала и, поперхнувшись, застыла с вытаращенными глазами.
— Не нравится? Выплюнь.
— Бр-р-р, — она с явным облегчением сплюнула мясо на стол, — как ты можешь это есть?
— Люди, вообще-то, всеядны. Кто-то ест траву, а кто-то мясо. Для нас это нормально.
— Ох-х… — Пони с кислым видом заглянула в пустую чашку. Я налил холодного сока, она отпила и приободрилась. — Думала, правила хорошего тона не позволят мне вот так плеваться едой.
— Здесь нет тех, кто придумал эти правила. И значит, нет смысла следовать этим правилам.
— Хочешь, чтоб я была как земнопони?
— Вот, да, объясни мне, несведущему, кто эти пони? — Подобрал пожеванный кусок мяса и ложкой катапультировал его в открытую форточку.
— Простые рабочие лошадки. Они строят дома, дворцы, возделывают землю, выращивают овощи и фрукты. Отличаются особой выносливостью, но не блещут интеллектом и воспитанием, если их не учить специально. — Луна повела передними копытами в воздухе, держа одно выше, другое ниже, показывая некие «уровни».
— Ясно, рабочий класс это у вас. А мыслители кто?
— Да, верно, рабочий класс. И еще один «рабочий» — пегасы. Крылатые пони, столь же выносливы, как и земные, но живущие в небе, на облаках. Они умны, проворны, отвечают за погоду и своевременные дожди. У каждого города есть команда погодных пегасов.
— Да, нам тоже не помешала бы команда пегасов. Погода на дворе совсем не радует.
— «Мыслители» — единороги. Они искусны в магии, задатки проявляются с младенчества. Развивают магию и науку, создают произведения искусства, несут в мир прекрасное.
— А ты сама кто? У тебя есть признаки всех трех видов.
— Аликорн. Высшая ступень развития пони. Насколько я знаю, в нашем мире два аликорна, я и моя старшая сестра, принцесса Селестия. Она управляет движением Солнца, а я — Луной.
— Луна управляет Луной. Как интересно. — Доев суп, переложил тарелку в раковину.
— Да, вот так. Но теперь я ничем не управляю.
— Насчет Луны — ты упомянула, что прожила там тысячу лет. А сколько лет тебе в целом? Вижу, ты долгожитель.
— Мне? — Аликорн задумалась. — Почти две тысячи. А Селестии — три.
— Для своих двух ты выглядишь превосходно. И у тебя очень красивые глаза. — Погладил Луну по щеке.
— Засмущаешь… — Тихо фыркнула, польщенная.
— Мне нравится смущать женщин.
— Вот как? Буду знать. — Пряча взгляд, ткнулась мордочкой в ладонь.
Почесывая ее губы и нос, чувствовал, как колются мелкие жесткие волоски, ощущал теплое дыхание. И улыбался.
— Луна, надо все же обезопасить твой рог.
— А как? — Спросила она озабоченно.
— Да я вот думаю, как. Посиди пока. — Вышел из кухни, прошелся по квартире, заглянул в шкаф, порылся между книг, в свалке всякой мелочи, затем в столе.
— Вот это. — Вернувшись, дал Луне синий колпачок от фломастера. Она осмотрела его и вернула мне. Надев колпачок на рог, примотал его широким скотчем, плотно обжал.
— Готово. Теперь, если наткнешься на что-то, не повредишь обстановку и не застрянешь рогом. Удобно?
— Да, эта штука легкая, я ее даже не чувствую.
— Отлично. Сейчас пойдем спать.
Вымыл посуду и убрал со стола, долил воду в электрочайник, отметил, чем еще пополнить холодильник для моей сожительницы.
— Итак, Луна, мы в гостиной. Я постелю тебе здесь на диване, а сам сплю в спальне, это соседняя комната.
Принеся из спальни большое теплое одеяло, расстелил.
— Как уютно. — Пони забралась на диван, легла — я укрыл ее этим же одеялом.
— Луна, завтра мне надо будет уйти на целый день, и вечером я вернусь. У тебя есть еда, туалет и лежка. Прошу не трогать здесь все то, что тебе не знакомо, так у нас обоих будет меньше ненужных хлопот. Лучше всего — ешь и спи до моего возвращения.
— Лайри, прежде, чем я засну, быть может, ответишь на один мой вопрос?
— Какой?
— Я благодарна за заботу, и все, что ты сделал для меня этой ночью. Но… Зачем это все — купание, еда, даже постель? Тогда, на улице, ты сразу назвал мои титул и имя. Как ты узнал обо мне?
— Я отвечу, но ответ принесет еще больше вопросов. Пообещай, что будешь спать, и все новые вопросы задашь завтра.
— Хорошо. Я почти сплю, и вряд ли проснусь, услышав что-то совсем уж абсурдное. — Пони зевнула, сонно глядя на меня.
— Это не абсурд. Заботиться о тебе мне поручила Селестия.
Мгновенно проснувшись, Луна подскочила на лежке, будто ее шарахнуло молнией:
— ТИЯ?! — И поспешно зажала рот копытом, услышав, как от возгласа зазвенели стекла в окнах. — Но как?..
— Ты обещала спать. — С улыбкой напомнил я.
— Дискорд с вами, я окончательно запуталась. — Вздохнула аликорн, укрывшись одеялом с головой, так что наружу торчал лишь рог.
Я погасил свет.