Тайный анамнез Дерпи Х.

Эта история повествует о том, как врачи Понивилльской клиники разбирают, возможно, одно из темнейших и таинственных дел, которое только могло существовать в их практике.

Дерпи Хувз Другие пони

RPWP-2: "За тысячу лет Эквестрия изменилась"

Луна вернулась в Эквестрию. Что ждёт её там?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Воспоминания о былом (Хроники Эквестрии)

Самое важное и трагичное событие в жизни царствующих сестёр, воспоминания о котором даже спустя много лет продолжают мучить их.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Секретная служба Её высочества

Выпускник военной академии Томас Райан поступает на службу в седьмой отдел Секретной службы её Высочества. Что его там ждёт - обычная бумажная работа или что-то поинтереснее? Ну, во всяком случае найдёт он там гораздо больше, чем ожидает.

Другие пони ОС - пони

Звездная пыль

Первый из цикла рассказов о наполовину легендарном народе ночных пегасов, фестралов. Древняя история и современность, служба принцессе Луне и Найтмер Мун, любовь и страх. Свет звезд и тьма бесконечной ночи.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Мёртвый мир

На века замерший город мёртвого мира. И почему я раз за разом прихожу сюда?

ОС - пони

Монструм, или Попаданца описание

Эквестрийский бестиарий хранит в себе записи о самых жутких чудовищах, как о давно вымерших, так и о живущих по сей день. Но есть одна запись, старая как мир, которая вызывает трепет даже у прожжёных охотников, встречавшихся нос к носу с такими опасными тварями, как мантикоры, королевские виверны и аримаспы. Хотите почитать?

Другие пони Человеки

Хроники семьи Джей: В тылу неприятеля.

В то время как в Кристальной Империи уже празднуют победу над Экридом Смоуком, в остальных частях Эквестрии тем, кому удалось уцелеть, пришлось несладко. Души схваченных единорогом пони вернулись в свои тела, но хорошо ли это - очнуться прямо под носом Теней, которые, потеряв своего кормильца, вышли из-под контроля?

ОС - пони

Великое Ограбление Амбара

Сидр. Многие пони любят его и готовы наложить на него свои копытца. Но, если для того, чтобы заполучить целый амбар, соберутся вместе три самых знаменитых ценителя сидра, ничто не сможет их остановить! Ну, или почти ничто.

Рэйнбоу Дэш DJ PON-3 Бэрри Пунш

Потухшее вдохновение

Жизнь частенько подкидывает нам испытания. Полагается, что встречать их нужно с гордо поднятой головой. Но как реагировать, когда на кону стоит вся твоя жизнь? Если светлое будущее рушится прямо на глазах? Хватит ли Вам духу принять этот удар судьбы? Многие самоуверенно ответят: "Да!". Но Аффлатус придерживается иного мнения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Гл. 1 - Нежданный покровитель Гл. 3 - Точки соприкосновения

Гл. 2 - В логове зверя

Блуждая в тумане благодатных грез, я очень не хотела просыпаться. Какой прекрасный сон мне снился: впервые за сотни лет за мной ухаживали, купали, кормили. Пусть я была не в Эквестрии и даже не на луне, и мой ухажер совсем не похож на жеребца. Но это восхитительно. И потому особо удручала мысль, что скоро я очнусь среди постылых каменных стен, лежащей на мешках, с тусклым «солнышком» под потолком или просто в кромешной тьме.
Заслышав какой-то звук, похожий на глухой удар, я внезапно проснулась. И меня парализовал безотчетный ужас.
«Где я?!»
Этот вопрос, прозвучавший, словно набат, разбил страх на тысячи вонзившихся в душу ледяных осколков. Я лежу на мягком и что-то накрывает меня сверху… Почему воздух теплый и душный, такой не похожий на спертый воздух подвала? Я не чувствую правых ног, бока и всей правой половины тела. По телу эхом разносятся удары сердца и, слыша их, осознаю, что все еще жива. Страшно пошевелиться, открыть глаза, увидеть реальность.
При каждом вздохе мой нос щекочут ворсинки. Высунув язык, осторожно ощупываю вокруг носа. Это шерсть. От мысли, что я завернута в чью-то шкуру, стало не по себе, но страх за свою жизнь пересиливает отвращение. Вслушиваясь в тишину, тщетно пытаюсь понять, что происходит вокруг меня. Слышу лишь свое дыхание.
«Принцесса, не накручивайте себе нервы ожиданием плохого». — Услышав этот голос, я чуть не заорала с перепугу. Сдавленно пискнув, дернулась, пытаясь сжаться, стать меньше. Тут же бок и правые ноги отозвались болезненным зудом. Конские яблоки, я отлежала добрую половину себя! Подвигала головой, разминая онемевшую шею. Накрывающая меня шкура сползла и нос высунулся из-под края. Вдохнув свежий воздух, я решилась посмотреть, что же там за краем.
Тия всемогущая, это был не сон?! И я не в подвале? С удивлением оглядываю довольно просторную комнату. Светлый потолок и светло-желтые стены с бесконечным витиеватым узором создавали ощущение тепла и уюта. На потолке светильник — кольцо, висящее на цепях. Присмотревшись, я вспоминаю, что такие же светильники висели в королевском дворце, кольца располагались ярусами и на них горели свечи. У этого вместо свечей был белый колпак, опирающийся краями на кольцо и под колпаком прозрачный пузырек.
Уф-ф-ф, у меня отличная память на голоса. Я не только вспомнила услышанное вчера, но и «услышала» снова, как если бы сказали у меня над ухом. Оттого напугалась. Действительно, быть может, все не так уж и плохо? Укрывающая меня материя оказалась не шкурой, а шерстяным одеялом желтого цвета, с мелкими круглыми пятнами. Скинув одеяло, встала на все ноги, зевнула, потянулась, чувствуя, как приятная дрожь затрагивает каждую мышцу. И огляделась.
На стенах висит множество больших и малых картин с грациозными пятнистыми кошками, которые мне незнакомы. Рассматриваю их, пытаясь вникнуть в суть картин, прочувствовать запечатленные эмоции. Вот в тени дерева отдыхает семейство, все довольные, с набитыми животами. Вот котенок, лижущий нос матери — сколько любви и нежности в этом простом жесте. На следующей картине кот смотрел прямо в душу, проницательным взглядом янтарных глаз. Я немного передвинулась — кот продолжал следить за мной. Встав передними ногами на спинку дивана, опасливо тронула картину копытом, ожидая чего угодно: нападения, рычания, бегства. Изображение тихо зашуршало и осталось недвижным. Осмелев, дотянулась до его края, пощупала губами. Это не папирус, не кожа, а нечто тонкое, мягкое и податливое. И сам рисунок как живой, я залюбовалась узором пятен и полос на морде зверя. Почему мне кажутся знакомыми эти полосы, идущие от глаз вниз по щекам, и другие, косо протянувшиеся по вискам?.. Будто совсем недавно я видела такой же узор на лице… Лайри? Что может быть общего у него и этих зверей?
Переведя взгляд на другую картину, я невольно зевнула. Очень уж заразительно зевал отдыхающий кот — широко раскрыв пасть, показывая четыре желтых клыка, множество острых зубов, розовый язык.
«Он явно не траву ест», — подумала, рассмотрев пасть до самой глотки. Следующее изображение — и я застыла от страха: пятнистый, лежа на иссушенной, потрескавшейся от зноя земле, держал за шею какое-то мелкое копытное. В его остекленевших выпуклых глазах отражалось Солнце, из ран стекала кровь и язык свесился изо рта. Судорожно вздохнув, отвернулась и тронула копытом шею, желая убедиться, что она цела: на миг почудилось, что это мое горло пронзили клыки хищника. Смотреть на стены уже не хотелось, я опустила взгляд и была неприятно поражена обилием пятнистых рисунков на простыне.
— Дискорд меня разорви, и я на всем этом спала?!
Громко и с отвращением фыркнув, прыгнула с дивана на коричневый мягкий палас. Хорошо, хоть он без пятен, а то, клянусь своей луной, я сидела бы на потолке. Неужели сестра не могла найти кого-то менее кровожадного, чем этот, как его, Гепард? Да откуда он знает ее, меня, Эквестрию? И при этом, не знает, кто такие земнопони? Давай, вспоминай, чего еще лишнего успела вчера наболтать? Про поней все выложила, про себя и сестру вроде как ничего особого, только упомянула управление светилом. И это было…
— Уй-уй! — От тревожных мыслей меня отвлекло сильное саднящее чувство внизу живота. Вскочив, засеменила по дому с поджатым хвостом. Открыла незнакомую дверь — в комнате кровать, стол, шкаф. Не сюда. Метнулась к другой двери — стол с посудой, белый шкаф. Ага, тут мы ели. Пробежала в коридор, открыла третью дверь, на которой не было особых замков и ручек. Плиты на стенах, ванна и этот… Как Лайри показывал? Подняла крышку, задрала хвост и быстро села — ух-х-хф, успела…
Остаток своих мрачных мыслей я додумывала с чувством некоего удовлетворения. Плохо: я ничего не знаю о планах сестры и Лайри, как долго я здесь проживу и проживу ли вообще, я потеряла всякую бдительность и меня запросто могли убить. Эти картины на стенах ну совсем не радуют. Хорошо: здесь тепло, меня кормят и даже купают, общаются, не ограничивают в действиях, я без цепей и относительно свободна. Что делать? Быть внимательнее, чтоб не быть застигнутой врасплох. Вполне может стать, что Лайри оборотень, а на стенах портреты его семейства. В таком случае, мне грозит участь «обеда». И мне этого совершенно не хочется. С другой стороны, мне явно не желают зла, я восстанавливаю силы, попытаюсь прояснить свою судьбу. Наконец, признайся уже, хотя бы себе самой, а?..
— Да, я отчаянно нуждаюсь в любви и заботе… — прошептала, глядя в потолок, чувствуя, как по щекам и шее скатываются слезы. — Спасибо, Селестия, хоть ты помнишь обо мне.
Свет с улицы освещал весь дом, проникал в коридор, отражался от его стен. В ванной комнате был полумрак. Разглядывая висящее на шнуре стеклянное «солнышко», я гадала, как же оно светится. Помню, когда человек заходил, он касался рукой стены где-то тут. Единственным примечательным элементом на стене была белая квадратная пластина, верхний край которой слегка выступал. Осторожно обнюхала и осмотрела ее. Да, помню, меня просили не трогать то, чего не знаю. Но не могу же я, в самом деле, только есть и спать целыми днями?!
Глубоко вздохнув, тронула копытом нижний край пластины, готовая в любой момент отдернуть ногу. Ничего не случилось. Задумчиво сопя, потыкала настойчивее, затем ткнула выступающий верхний край. Тихо щелкнув, пластина под копытом сдвинулась. Моментально ослепнув от яркого света, я охнула, убрала ногу и зажмурилась.
Чуть привыкнув, разжмурила один глаз — ага, теперь выступает нижний край пластины. Коснулась его — свет погас. Закономерность понята. Вновь зажгла «солнце» и попыталась рассмотреть его.
В середине пузырька, подвешенная на тоненьких волосках, сияла молния, испускающая ровное тепло и до боли яркий свет, который резал глаза. Я чувствовала его родство с грозовой молнией, хотя свет не мерцал, и не плясал, подобно живому огню. Молния смертельно опасна, но человек использует ее силу для освещения своего жилища… Это впечатляет.
Смыв за собой, погасила молнию, дождалась, пока перед глазами прекратят мельтешить цветные пятна и пошла исследовать дом с начала. Осмотрев стены коридора, легко нашла «пластину света», расположенную довольно высоко, но я встала на задних ногах и уже без опаски ткнула ее носом. Массивная входная дверь с тремя замками, как помню, снаружи она железная — да, охраняют меня надежно. Или столь же надежно заперли. А тут я врезалась рогом, но края дыры уже сложены и заклеены какой-то прозрачной пленкой. Выглядит почти незаметно.
Открыв шкаф, тронула висящую одежду, из интереса примерила обувь, длинную, узкую, совсем не похожую на округлые накопытники. Чего я ожидала — что она примет форму моих копыт? Впрочем, почему нет, это было б весьма практично.
От шкафа перешла в другой конец коридора, с большим ящиком на невысоких ножках и белой коробочкой сверху. У ящика открывались передние стенки — позаглядывала за обе, нашла железки, прозрачные мешочки и банки, от некоторых шел резкий запах.
Белая коробочка имела сильно скошенную лицевую сторону, на которой располагался диск с круглыми дырочками по левому краю, а на выступах выше диска лежала штука с круто загнутыми вниз концами. Один конец штуки связан с коробочкой коротким витым шнуром, а в самой коробочке теплилась та же энергия, которую я чувствовала в «солнышке».
Поставив локти на ящик, обеими копытами сняла штуку с коробочки, повертела, рассматривая. Из дырочек с одного конца доносились тихие гудки — прижалась ухом, послушала и со вздохом непонимания уложила штуку на место.
Висящее на стене большое зеркало в деревянной оправе почти доставало нижним краем до пола. Я придирчиво рассмотрела себя. Свалявшаяся грива, волочащийся по полу хвост, помятые после сна крылья, взгляд изможденной загнанной лошади. И Лайри сказал еще, что у меня красивые глаза. Или он грубо солгал, или у него никаких понятий о красоте. А может, он говорил совсем о другом? Вчера я ведь прямо-таки искрилась от счастья. И что, я согласна жить в таком убогом виде и мрачном настроении, или я разрешу себе быть счастливой здесь и сейчас? Прикрыв глаза, вздохнула, пытаясь вернуть себя во вчерашнее состояние счастья, невольно улыбнулась. Захлопала крыльями, встряхнулась всем телом и почувствовала себя намного лучше, даже хотелось что-то спеть. С магией я легко привела бы гриву и хвост в порядок, но раз магии нет, надеюсь, Лайри не откажется расчесать меня. Подмигнув себе-зеркальной, погасила свет и, выходя из коридора, остановилась между гостиной и кухней. Будучи не особо голодной, решила поесть после того, как осмотрю другие комнаты.
В гостиной меня привлек шкаф, за стеклянными дверцами которого стояли книги, золотые кубки и небольшие фигурки. Открыв шкаф, придвинула к нему стул и с комфортом принялась рассматривать содержимое полок. Наугад выцепив за корешок одну книгу, раскрыла на середине — в глазах зарябило от мелких аккуратных строчек неизвестного текста. Я попыталась применить магию всепрочтения, позволяющую читать даже испорченные страницы, энергично потерла основание рога, но добилась лишь того, что начала болеть голова, а содержание книги осталось загадкой. Обложка с изображением стройной лошади, на спине которой сидел человек, держащий в руке длинную палку с расширенным нижним концом. Он был одет в незнакомую мне одежду, а голову украшал убор из множества перьев.
Лайри прав — то, что я могу понимать хотя бы речь, и внятно объясняться, уже большое счастье для меня, иначе бессловесной мне было бы намного хуже. Поставив книгу обратно, подровняла ряд и взяла с полки один из кубков, оказавшийся на удивление тяжелым — пришлось крепко держать его обоими копытами. Пытаясь опустить кубок на стул возле себя, потеряла равновесие, качнулась и приложилась к металлу носом, оставив на нем влажный отпечаток. Хорошо, что стул с высокой спинкой, я не упала. Таки поставив кубок рядом, дыхнула на отпечаток и тщательно вытерла. Заглянула под крышку — сосуд был полон лент. Аккуратно подцепив краем копыта, вытянула широкую яркую ленту. Так вот почему кубок тяжелый — на ленте качалась большая золотая штука. Повертела ее, любуясь бликами света, достала еще одну, серебряную. Интересно, что же они означают? Уложив все обратно, водрузила кубок на место.
На полке пониже стояло множество фигурок людей, незнакомых животных, каких-то угловатых существ, коробочки на колесах. Присмотревшись, взяла одну — это оказалась точная копия кареты, в которой Лайри привез меня сюда. Поставив карету, подняла фигурку идущей кошки, наверное, гепарда, во всяком случае, она очень похожа на кошек с картин. А после уделила внимание скелетоподобному существу. На первый взгляд, металлическая, похожая на человека, фигурка оказалась очень легкой и подвижной. В правой руке она держала длинный плоский предмет, в левой угловатую серебристую закорючку, а когда я вертела ее, рассматривая со всех сторон, в пустых глазницах мерцали алые отблески.
Возвратив скелет на подставку, уже убрала копыто, и вдруг фигурка завалилась, потеряв при этом свой предмет. Испуганно всхрапнув, я осторожно подняла скелет и увидела, что вместе с предметом потерялась и половина руки.
— Ох, нехорошо… — Сокрушенно сопя, пытаюсь восстановить все как надо. Мне удалось прицепить скелет к подставке, но вернуть на место руку было слишком тонкой работой для копыт, так что я положила ее рядом с фигуркой. Трогать что-либо еще я не решилась, огорченная поломкой и вероятной неприязнью со стороны владельца.
Возясь с фигуркой, не заметила, когда прояснилось небо и лучи Солнца коснулись моей спины.
Солнце? Как же давно я не видела яркого, живого, солнечного света… Щурясь с непривычки, посмотрела в окно. Дверь рядом с окном приоткрыта, веет прохладой. Вышла на балкон, всей грудью вдохнула холодный зимний воздух. Здесь в ящиках и банках хранится еда. В углу висят гроздья мелких красных ягод. Дотянувшись губами, отщипнула несколько ягодок, содрогнулась — от неимоверной кислятины аж в голове стало пусто. Если эти ягоды для прояснения сознания, то да, их эффект превосходит все ожидания. Кое-как сглотнув, потерла сведенные скулы, и увидела защелку на раме балконного окна. Это окно как-то открывается? Рассмотрев защелку, потеребила ее, сначала копытом, затем зубами.
— Ой! — Окно неожиданно лязгнуло и распахнулось внутрь, ударив железной рамой по носу. Хныча и облизывая ушибленный нос, раскрыла окно шире, крепко держа раму — а то, чего доброго, по затылку получу, выглянула с балкона и от удивления разом забыла о своих неурядицах.
— Вот это верхотура… — Охнула, глядя вниз. Я и не подозревала, что живу столь высоко, и мой дом лишь малая часть огромного строения. С высоты пегасьего полета открывался прекрасный вид на ясное голубое небо, засыпанную снегом землю, ажурные кроны деревьев, узкие тропки и серые дороги, по которым двигались цветные коробочки. Присмотревшись, заметила, что иногда из них выходят люди. Оглядывая здание, вижу окна и балконы под собой, рядом и даже над собой. И вижу точно такое же здание напротив. Неужели все это бесчисленное множество домов из камня, поставленных один на другой? Как же там можно жить? Я задумчиво посмотрела с балкона в гостиную. Хм, но ведь можно же… А смогу ли я отсюда вылететь, если что? Прикинула на глаз ширину окна и своих боков — придется протискиваться с поднятыми крыльями. А вот полет не удастся, в этом я быстро убедилась, попробовав расправить и напрячь крылья как подобает для полета. В лучшем случае, сумею замедлить и смягчить падение, в худшем — разобьюсь насмерть. Горестно вздохнув, поправила перекосившеесе перо, сложила крылья и попыталась закрыть окно. Пока возилась с защелкой, на ногу мне что-то упало, но, не желая схлопотать окном по голове, я затолкала-таки упрямую железку на место, а после глянула под ноги.
Доска. С виду просто длинная серая доска с немного изогнутыми кверху краями. Верхняя ее сторона была с грубой рельефной поверхностью. Доска не лежала на полу, а словно парила над ним. Заинтригованная, я осторожно перевернула эту штуку и фыркнула — снизу она оказалась с колесами. А я-то, наивная, надеялась на магию. Положив доску, встала левыми ногами, подвигалась — да, было б очень интересно покататься на ней.
У стены стоял обруч, накрытый тканью. Прислонила доску к стене, подняла ткань. Обруч имел множество блестящих лучей, сходящихся к центру и крепился в один угол железной рамы. Несколько зубчатых колес и цепь, ведущая к большому колесу в другом углу. Второй большой обруч с лучами. Или это тоже колесо? Мне надоело рассматривать незнакомый механизм, гадая о его предназначении, я опустила ткань и хотела уйти, но вдруг увидела на соседнем балконе настоящий цветущий сад. Аж живот свело от осознания недосягаемости всей прекрасной зелени, растущей в нескольких шагах за стеклом. Сколь многое я б отдала, чтоб наесться вдоволь этих сочных мясистых листьев… Можно видеть, съесть нельзя. Икнув, покинула балкон с чувством жестокого разочарования.
Налегла на дверь крупом, закрывая ее, и уставилась на свое тусклое отражение в серой передней стенке какого-то… Ох-х-х, да у людей, похоже, весь мир состоит из камня, железа, стекла, углов, колес, всевозможных ящиков. Этот черный, большой, широкий спереди и немного уже сзади. Тронула безликую стенку носом — вроде как стекло, копытом лучше не касаться этого зеркала. Или что это? Ниже стекла написаны некие золотистые символы. И ни единой понятной мне подсказки.
Под черным ящиком лежал еще один, плоский, серебристого цвета, он выглядел привлекательно: много маленьких выступов с палочками и треугольничками на них, две светящиеся искорки, зеленая и красная. Я осторожно, самым краешком копыта прикоснулась к выступу с горизонтальной палочкой и треугольником — почему-то именно этот символ казался наиболее интересным. Искорки погасли, ящик заворчал, внезапно открыл рот и выплюнул черный предмет. Испуганно закусив нижнюю губу, я впихнула предмет обратно — замигали три искорки, послышались гудение, шуршание, щелчок и предмет был исторгнут вновь. Ящик требует взять его? На ум снова пришла просьба Лайри: не трогать то, чего не знаю, и в этот раз я поспешила согласиться, направив свои шаги в сторону кухни.
Вчера я была голодна, увлечена едой и беседой, не обращала внимания на обстановку. Теперь, сидя на табурете и успокаиваясь, осматриваю кухню. Белый, видавший виды деревянный стол, большой желтый кувшин, опять-таки с пятнами, чайничек с цветочками. От кувшина тянулась тонкая веревка с двузубой вилкой на конце. С недоумением повертела вилку в копытах. Ну, я знаю, что такое вилки, но зачем привязывать их к кувшинам? Тем более, зубцы не просто тупые, а закругленные, наколоть ими невозможно. Чашка с соком, и рядом перевернутая миска, под которой я нашла тарелку нарезанных яблок и хлеб. Еще одна полная чашка и миска стояли далеко от моего края стола, за ними надо было тянуться. Возможно, чтоб я не съедала все сразу?.. Яблоко оказалось безвкусным, твердым как кусок дерева, и все же это была еда.
Привычных дров и печки я не увидела и задумалась: зимой дом должен как-то обогреваться, но как, если без печи? Я уже знала, что еда хранится в белом шкафу и греется в черно-белой коробке, однако чем отапливаются комнаты, если не теплом огня? Заинтересованная, спрыгнула с табурета, прошлась по кухне, нюхая воздух — над полом он прохладнее, около стола теплее. Наклонясь, заглянула под стол — в углу у дальней стены стояли в ряд железные столбы, и тепло шло от них. Тронула копытом крайний столб — да, он горячий. Каменный дом, освещаемый молнией, согреваемый металлом… Как-то стало грустно, что яркий животрепещущий танец огня я здесь не увижу. Молча доела яблоко, отпила сок, хлеб не тронула. Не знаю, легко или трудно здесь достается еда, но в Эквестрии земным пони надо много трудиться, чтоб вырастить злаки, овощи, фрукты и вряд ли в этом мире иначе. А я не хочу напрягать своего спасителя и становиться дармоедкой. Если сумею вернуться на родину, я щедро отблагодарю его.
Послышался мерный рокот. Повернула ухо, затем с опаской оглянулась на звук, доносящийся от белого шкафа. Тронула стенку — шкаф заметно дрожал, а наверху циркулировал поток энергии. Или, может, в шкафу кто-то замерзает? Обеспокоенная, я вознамерилась разобраться, чего бы мне это ни стоило и решительно открыла дверь.
На меня повеяло холодом. В шкафу оказалось светло. И никого. Ни единого живого существа, которое нуждалось бы в помощи. Лишь полки с кастрюлями, банками, несколько тарелок и бутылок.
Сидя перед шкафом, осматриваю полки, с удовольствием находя знакомые продукты: яйца, молоко, сметану, сок в коробках. Потрудившись с некоей бумажкой, развернула оледеневшее масло, откусила угол и тихонько заржала, наслаждаясь тающим на языке нежным вкусом.
Холод шел из самой верхней, закрытой полки шкафа. Открыв, я увидела настоящий лед.
«А что это?»
Вынув тяжелый пласт, стерла иней с прозрачной пленки, понюхала. Красное, с желтыми и белыми жилками, запах незнакомый. Но цвет?.. Задумчиво огляделась, пытаясь вспомнить, где замечала раньше этот насыщенный багровый? Взгляд остановился на повязке, скрывающей рану. Вчера, когда Лайри промывал ее, я видела свою обнаженную живую плоть, такого же цвета, как...
Пласт грохнулся, словно камень, по полу рассыпалась ледяная крошка. Ноги мои ослабли, я не опустилась, а почти упала.
— Нет. Нет… — Всхлипывала, со страхом глядя на замороженные останки. Не было никаких сомнений относительно моей участи: меня спасли чтобы убить.