Чай, Луна и прочая мишура.

Так ли Эквестрия нуждается в поднятии Луны?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Могущественная

Нелегко быть могущественной. Ох, нелегко!..

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Как я мыл голову Рарити

Маленькая зарисовка того, как я помыл голову одной замечательной кобылки

Рэрити Человеки

Сердце Машины

Что хранит в себе Сердце Машины?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Повесть юных лет

Вы мечтаете оказаться в Эквестрии? И если да, то как именно: в виде пони или, быть может, захотите сохранить свою человеческую натуру? Желания трех друзей внезапно исполняются, но не совсем так, как им бы того хотелось. По крайней мере, одному из них...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Идеальная

Любой пони скажет вам, что Принцесса Селестия самая восхитительная пони во всей Эквестрии. Она грациозна, она прекрасна, и она всегда знает, что сказать. Мудры ее решения и бесподобны манеры. Кто-то даже мог бы сказать, что она само совершенство. Однако у Селестии есть один секрет. Оказывается она действительно само совершенство. Она абсолютно идеальна вплоть до мельчайших деталей. И ее это бесит. И вот она решается сделать плохо хотя бы одно незначительное дело. Конечно же, у нее ничего не выйдет. Ведь, в конце концов, она само совершенство.

Принцесса Селестия

Морковь

Пора уборки урожая.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Первый полёт

Рэйнбоу Дэш, само воплощение скромности, самоотверженно согласилась дать Скуталу несколько уроков полёта. Однако у Твайлайт Спаркл возникли некоторые сомнения…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Навстречу рассвету / Towards the Sunrise

Луна сыта по горло Кантерлотом, сестринскими кознями и пустыми надеждами. Что же она решает? Сесть на поезд, и билет её – лишь ветер в гриве.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава 1 – Корабль в небе Глава 3 - К звездам

Глава 2 – Разговоры и планы

Глава 2 – Разговоры и планы

Вопреки ожиданиям Твайлайт и Принцессы Луны, никто не спустился в Эквестрию ни через день, ни через неделю. На небосводе появился новый объект, хорошо видимый в ясную ночь. Каждый вечер фиолетовая единорожка выходила на балкон и подолгу смотрела на неспешно ползущую по небу яркую черточку – так выглядел с земли кружащий на низкой орбите корабль пришельцев. Каждый день она ждала, что ее разбудит грохот огненных двигателей летающей машины людей, и она снова их увидит – чудесных странников, путешествующих меж звезд и несущих с собой знания и просвещение. Но никто из людей всё еще не являлся ни в Понивиль, ни в Мэйнхэттан, ни в Кантерлот. На все запросы в столицу Твайлайт получала только один ответ – нет, ничего похожего на челнок людей никто нигде не видел. Сама же ее наставница, Принцесса Селестия, на ее письма либо отвечала короткими торопливыми сообщениями, либо не отвечала вовсе.

Рассматривая корабль в телескоп, Твайлайт ощущала странное волнение. Чем больше проходило времени, тем сильнее ее мучила тревога и неопределенность. Она напряженно вспоминала тот момент, когда впервые увидела прилетавший давным-давно корабль Андроникуса, и сравнивала отпечатавшийся в памяти образ с тем, что видела сейчас. Без сомнения, даже на ее неопытный взгляд эти два корабля были очень похожи, но…

Те ли это пришельцы? И если да, то почему их межзвездный дом такой… потрепанный? Даже на таком далеком расстоянии были видны пробоины в корпусе, а если представить, что вблизи корабль был похож на плывущий в пустоте огромный город, то становилось не по себе при мысли о том, что с ним произошло. Что, если людям наверху нужна помощь?

Что, если Твайлайт самой стоит совершить визит наверх?

Эти и другие мысли фиолетовая пони изложила в длинном отчете, после чего отослала его Селестии. В ответ она получила полное сдержанной тревоги письмо, в котором ее наставница благодарила за проявленное беспокойство и просила ничего не предпринимать до тех пор, пока положение не прояснится. Но после прочтения тревога и нетерпение единорожки лишь усилились. От самовольной отлучки ее удержала лишь мысль о том, что Селестии вряд ли понравится ее поступок, и то, что возможно, стоит дождаться самих царственных сестер, после чего можно будет начать экспедицию.

Прошел месяц. И когда наконец любопытство Твайлайт замерло на критической грани, она получила письмо от Луны. Принцесса ночи писала, что сегодня она хотела бы поговорить с ней и ее подругами, и просила единорожку приготовиться к ее неофициальному визиту.

Этим же вечером все шесть Носителей Элементов Гармонии собрались в библиотеке Твайлайт и стали с нетерпением ждать гостью.

– …Ну, и в общем, я ее спрашиваю – ты точно не в обиде? Ведь она больше не была ведущей. Хоть она и не права была, это очень неприятно, из командира стать подчиненной, да еще и у того, кого недолюбливаешь. Я бы, наверное, съязвила что-нибудь, или просто послала бы. – Рэйнбоу Дэш откусила от зажатого в копытах кекса большой кусок и стала его пережевывать.

– А она мне говорит, – продолжила она с набитым ртом. – «Я сорвалась. А ты сделала то, что должна была». Честно говоря, не ожидала от нее.

– Тем не менее, это красит ее, – задумчиво произнесла Твайлайт. – Лайтнинг хоть и гордячка, но у нее честное сердце. По крайней мере, она умеет признавать свои ошибки.

– А может, она так хотела подлизаться? – скептически фыркнула Эпплджек. – Ты ведь теперь у Спитфаер в фаворе, или типа того?

– В фаворе? Ха! Да я ведь даже не Вондерболт! По крайней мере, еще нет. Какой смысл ей подлизываться ко мне?

– Ты можешь так считать, а она нет, – упрямо тряхнула гривой оранжевая земнопони.

– Всё равно. Хоть я и не Элемент Честности как ты, но тоже могу понять когда мне врут, а когда нет. По крайней мере, когда мне вешают лапшу на уши не профессиональные лжецы вроде Дискорда. В общем, как хотите девочки, а Даст оказалась лучше чем я думала.

– Как знаешь. Только на твоем месте я бы не стала вешаться ей на шею, – поджала губы Эпплджек.

– Девочки, не ссорьтесь. – Твайлайт подвинула земнопони еще порцию торта. – Рейнбоу, лучше расскажи, как там у тебя с Вондерболтами, определилось? Когда тебя примут?

– Да непонятно еще. Тридцать второго числа в этом месяце, – радужногривая пегаска мрачно уставилась на недоеденный кекс перед собой.

– Не переживай. Я уверена, тебя обязательно примут.

Фиолетовая единорожка ласково коснулась плеча Рэйнбоу, пытаясь подбодрить ее. В ответ та печально вздохнула.

– Дай-то Селестия…

Снаружи за дверью раздался шум нескольких пар крыльев. Зашуршали скользящие по гравию полозья. Сидевшие вшестером за уютным столом пони встрепенулись и повернулись к двери.

За дверью раздался негромкий женский голос, отдающий приказание. Вновь раздался шум крыльев, на этот раз удаляющийся. По крыльцу простучали копыта, и раздался стук в дверь.

– Это Принцесса, – уверенно произнесла Твайлайт Спаркл. – Пойду-ка открою.

Фиолетовая единорожка прошла к двери и открыла ее. За ней стояла темно-синяя кобылица-аликорн.

– Приветствую Вас, Принцесса. – Твайлайт склонилась в поклоне.

– О нет, прошу, встань. – Луна прошла внутрь и протестующе замахала копытом, увидев как сидящие за столом кобылки загремели стульями. – Сидите-сидите, не надо вставать! Мы не на публике, вовсе необязательно кланяться мне, когда мы одни.

– Принцесса Луна! – широко улыбнулась Рэрити. – Мы так рады видеть вас!

– И я рада вас видеть, мои дорогие пони. – Луна подошла к столу и потянулась. – Ох, как у вас тут хорошо… Снаружи довольно прохладно для вечерних прогулок.

– Будете чаю? – спросила Твайлайт.

– Да, конечно, – синяя кобылица-аликорн взяла предложенный ей стакан и немного отпила из него. – Прошу вас, не надо меня стесняться. Чувствуйте себя как дома, ведь в конце концов это я пришла к вам в гости, а не вы ко мне.

Понемногу все успокоились, свыкшись с тем что среди них находится царственная особа. Луна легко вписалась в общий разговор, рассказала пару занимательных и забавных историй из своей жизни, и нашла общий язык по очереди с каждой пони из их небольшой компании. Она разговорила обычно застенчивую и стеснительную Флаттершай, обсудив с ней преимущества и недостатки лечения животных народными средствами, немного поспорила с Эпплджек на тему того что важнее при ведении хозяйства – качественные удобрения или своевременный уход за плодовыми деревьями, а после затеяла оживленное обсуждение с Рэйнбоу Дэш различных полетных маневров и фигур высшего пилотажа. Твайлайт про себя изумлялась, откуда принцессе известны такие тонкости. «Хотя, за такую долгую жизнь можно узнать всё что угодно».

Единорожка задумалась, сколько же на самом деле лет принцессе Луне? Родилась ли она в Эквестрии, или она прибыла вместе с сестрой из какого-то другого мира? Кем были ее родители, и что с ними стало? На миг она испытала искушение спросить об этом, но потом задумалась о том, какие воспоминания может это вызвать у Луны – и вопрос Твайлайт встал комом у нее в горле.

Через час безмятежной беседы сладости подошли к концу, как и чай в чайнике. Тогда принцесса Луна предложила перебраться на балкон библиотеки, чтобы оттуда полюбоваться ее ночью. Идея была принята «на ура».

Выйдя наружу, Твайлайт не могла не признать, что эта ночь была великолепна. Хотя по словам Луны было довольно прохладно, единорожке так не казалось. Легкий ветер приятно освежал после закрытой душной библиотеки, и здесь не было всепроникающего запаха книг. Звезды на небе светили ярко и светло, а сияющая за небольшим облачком луна добавляла в обстановку капельку романтики. Без сомнения, творение ночной принцессы-аликорна сегодня удалось.

Но все эти мысли вылетели у кобылки из головы, когда она увидела неспешно пересекающую небосклон яркую черточку. Таинственный корабль людей.

Твайлайт решила сейчас же рассказать Луне о том, что она думала, долгими неделями ожидая их прилета. О своих наблюдениях, о своей тревоге. О своих письмах, которые остались без ответа, и о своем желании побывать на корабле пришельцев. Она повернулась к ней и увидела, что принцесса ночи пристально смотрит на нее, будто читая мысли. Внезапно она поняла, что это и было истинной причиной, по которой Луна решила поговорить с ней и ее подругами с глазу на глаз.

Длинная и эмоциональная речь, которую перед этим Твайлайт заготовила в уме, в эти минуты сложилась как гармошка. Поэтому фиолетовая единорожка просто сказала, глядя принцессе в глаза:

– Я должна быть там.

Луна долго смотрела на Твайлайт прежде чем ответить. Выражение ее мордочки стало грустным, после чего она несколько раз медленно кивнула.

– Мне нелегко говорить это, но боюсь, что у нас действительно нет выбора. Твайлайт, я не могу противиться твоему желанию, более того – я хотела сама просить тебя и твоих друзей отправиться на этот корабль. Моя сестра наверняка не согласится со мной, но ждать больше нельзя. Вам вшестером придется попасть туда и попытаться наладить контакт с теми, кто на нем прилетел… или хотя бы выяснить, что происходит.

Разговор, который вели между собой остальные подруги, прервался. Рэйнбоу, Эпплджек, Пинки Пай, Рэрити и молчаливо стоявшая рядом Флаттершай теперь внимательно слушали принцессу. От былого веселья и раскованности не осталось и следа – слова принцессы ночи настроили их на серьезный лад.

– Но почему принцесса Селестия не согласна с вами? – спросила фиолетовая магичка. – Что нам может угрожать?

– Мы не знаем. – Луна нахмурилась и недовольно покачала головой. – И это самое неприятное для нас. Если это люди из того, что называют «Империум», то вряд ли они будут нести какую-то угрозу… я надеюсь. Но если нет… понимаешь, Твайлайт, мы не знаем, что сейчас происходит в окружающем Эквестрию мире, в особенности там, среди звезд. Кто эти люди, зачем они прибыли? Почему не приземляются? Что у них на уме? Эти и другие вопросы нужно кому-то выяснить, но моя сестра не хочет, чтобы ради этого кто-то рисковал. В особенности ты, моя дорогая пони.

– Но вы прилетели к нам и просите о помощи, хотя Селестия не будет рада этому? – спросила Эпплджек. – Почему?

– Потому что я считаю, что лучше Твайлайт никто не справится с этим. А вы не оставите ее одну. Ведь так?

– Так! – Рэйнбоу Дэш топнула копытом. – Я никогда не оставлю подругу в беде! К тому же, ведь это будет интересно!

– Мы не оставим ее в беде, сахарок, – произнесла Эпплджек и покосилась на радужногривую пегаску. – Но я это делаю не ради приключений, а потому что рядом с ней должна быть хоть одна здравомыслящая пони.

– ВЕЧЕРИНКА НА КОРАБЛЕ?! ИЕЙ!!! – Пинки подпрыгнула воздух и издала невероятно громкий крик, чем заработала несколько смущенных и недовольных взглядов от своих подруг. Где-то в отдалении хлопнуло окно – кто-то из жильцов высунулся узнать, что это за вопли раздаются в ночи.

Застенчиво ковырнув пол копытом, Флаттершай призналась:

– Мне… не нравится эта идея. Простите, она слишком… как бы это сказать… самоуверенная? На чужой корабль, без спроса… Там вообще есть кто-нибудь, Принцесса?

– Мы прощупывали его своей магией, – ответила Луна. – Я и моя сестра. Результат был странный и неясный, но могу сказать точно – там есть разумные существа. Я ведь могу рассчитывать на твою помощь, моя маленькая пони?

– Оу… эм… – стеснительная пегаска замялась. – Ну… да, конечно, я буду с Твайлайт, куда бы она ни направилась!

– Принцесса Луна, а что вы имели в виду под «странным результатом»? – спросила фиолетовая единорожка.

– Эманации, исходившие от корабля, были очень необычными. Смешанными. Ни я, ни Селли не смогли распознать отчетливо, что они означают. Но я чувствую, что там скрывается что-то важное. Я хочу, чтобы ты узнала, что это.

– Я поняла, – кивнула Твайлайт. – А Селестия? Как она отнесется к нашему полету?

– Я поговорю с ней утром, когда она поднимет солнце, – ответила Луна. – Думаю, я смогу убедить ее, что это необходимо.

Все погрузились в молчание, думая о путешествии к звездам. Неожиданно синяя кобылица-аликорн рассмеялась.

– Я вам так завидую, мои хорошие, – неожиданно призналась она. – Вам суждено увидеть то, чего не видел никто из народа пони вот уже десятки тысяч лет. Я так хочу быть с вами там, наверху… Жаль что этого не случится.

– Почему?! – хором спросили все.

Луна потупилась.

– Селестия никогда не отпустит меня. Тысячу лет назад она позволила мне под влиянием чуждого колдовства и создания из мира кошмаров стать чудовищем, и изгнала меня. Всё это время, что было потом, она скучала по мне. Она не позволит, чтобы со мной повторилось подобное, и не отпустит меня с вами. А если я сорвусь сама, она меня оставит еще на одно тысячелетие без сладкого.

Пинки Пай громко прыснула в копыто. Все зашикали на нее. Твайлайт смущенно посмотрела на Луну, гадая как она отреагирует на такую неловкость… и увидела как она беззвучно смеется. Принцесса ночи приоткрыла глаза, увидела как на нее растерянно смотрит ученая единорожка, и уже не в силах сдержаться, захохотала во все горло. Ее смеху вторили опомнившиеся подруги Твайлайт. Фиолетовая пони еще мгновения ошарашено переводила взгляд с одной развеселившейся физиономии, после чего махнула копытом и присоединилась к всеобщему веселью.

– Так или иначе, к путешествию следует хорошенько приготовиться. – Луна перевела дух и улыбнулась всем. – Твайлайт, ты ведь полетишь на малом корабле людей, не так ли? Он всё еще стоит в Понивиле, я знаю. Тебе стоит поговорить с теми, кто им занимается, чтобы он был готов к старту.

– Ясненько. – Твайлайт озабоченно прикусила губу. – И когда нам отправляться?

– Послезавтра. Один день на подготовку, и на другой уже полетите. Затягивать не стоит, ведь есть еще кое-что, о чем я пока не могу сказать. – Луна хихикнула с загадочным видом.

– Понятно… – единорожка хотела еще что-то спросить, но вместо этого ее рот раскрылся в длинном зевке. Это не укрылось от внимания синей кобылицы.

– Ну, хватит на сегодня. Я улетаю, а вам пора спать. Завтра будет трудный день, а послезавтра будет еще труднее. Отдыхайте, и пусть вам снятся хорошие сны. Я сама прослежу за этим, когда буду надзирать за этой ночью.

– Спокойной ночи, принцесса! – кобылки хором попрощались с навестившей их повелительницей. Луна поклонилась с доброй улыбкой на лице.

– И вам спокойной ночи, мои маленькие пони.

– Твайлайт, можно мы сегодня поспим у тебя в библиотеке? – спросила Рэрити.

– Конечно. – Твайлайт подождала, пока ее подруги пройдут в дом, и поклонилась синему аликорну. – До свидания, принцесса.

– Луна. – покачала головой кобылица. – Просто Луна. До свидания, Твайлайт.

Негромко хлопнула дверь, закрываясь за Твайлайт. Принцесса ночи проводила взглядом уходящую пони. После она подняла голову и уставилась на зловеще поблескивающую черточку в ночном небе. Ученая единорожка пользовалась телескопом чтобы наблюдать за ней, но Луне тот был не нужен – ее невероятно острое зрение аликорна и без того позволяло видеть корабль во всем его мрачном величии.

– Что же ты скрываешь? – тихо произнесла синяя кобылица, глядя на скользящий во мгле остов звездолета.

Конечно же, ответа не последовало. Луна вздохнула, расправила крылья и спрыгнула с балкона. Пролетев почти до самой земли, она взмахнула ими и в несколько мощных махов поднялась высоко в небо, после чего неспешным полетом направилась в сторону стоящей на горизонте столицы.


День давно вступил в свои права, когда Твайлайт наконец проснулась. Некоторое время она нежилась в кровати, не открывая глаз. Только ярко освещенная лучами солнца спальня и возня на кухне напомнили ей, что уже вообще-то давно пора вставать. Отозвавшийся на шум из кухни пустой желудок полностью подтвердил это и в свою очередь намекнул что лучше это будет сделать побыстрее, тем более что время завтрака давно прошло.

Твайлайт с протяжным стоном-зевком потянулась и спрыгнула с постели. Она не удивилась тому, что встала так поздно. Это был далеко не первый раз, когда она засиживалась по ночам над учебниками, читая интересную книгу или просто на вечеринке с друзьями. Во время учебы в Школе для одаренных единорогов это даже вошло в привычку – но даже тогда ученице Селестии приходилось вставать рано. Просто это было куда менее приятно, и первую половину утра ее мучила сонливость на уроках. Сейчас же такие случаи стали гораздо реже, но и теперь единорожка с куда большей охотой просыпалась днем, нежели утром.

Твайлайт вышла в гостиную. Никого не было видно. Возня в кухне не прекращалась – оттуда был слышен шум работающей плиты, позвякивание посуды и негромкие напевания по-юношески ломкого голоса. Очевидно, это был Спайк – дракончик всегда вставал раньше нее, и готовил что-нибудь на плите, пока единорожка спала, после чего отправлялся отдыхать дальше в свою корзину. Разумеется, если не происходило ничего, что требовало его внимания. В противном случае он никогда не отказывал себе в дневном сне.

– Твайлайт?

Единорожка оглянулась. Оказывается, она была не одна – на диванчике у заднего ряда полок с книгами незаметно примостилась Рэйнбоу Дэш. Сейчас радужногривая пегаска выглядывала из-под покрывала с заспанным видом и смотрела на Твайлайт.

– О, привет Рэйнбоу. Я и не заметила тебя.

– Ага, доброе утро… – пегаска смачно зевнула, показывая розовый язык. – Или сейчас уже день? Хотя, неважно. Как ты поспала?

– Нормально. Дэш, а разве ты не должна была быть сейчас на работе?

– Да не. Сегодня у меня же выходной. – Рэйнбоу встряхнулась, прогоняя остатки сна, и шагнула на пол. – Есть хочется. Там, по-моему, Спайк уже готовит что-то?

– Видимо да. Пойдем посмотрим, что он делает?

– Пошли, – пегаска пошла рядом с единорожкой на кухню.

В этот летний день, когда воздух всласть,

Можно прыгнуть вверх и на облака попасть.

Коль погодка в кайф, возьми подружку и на пикник слетай,

Коли воздух всласть, ты с подружкой на природе зависай…

– пел Спайк, стоя у плиты. В одной лапе он держал здоровенную ложку, которой что-то мешал в кастрюле. В другой у него была маленькая солонка, из которой он посыпал своё варево. Периодически он пробовал из ложки то, что получилось, недовольно хмыкал и продолжал размешивать содержимое кастрюли.

– Спайк, привет! – громко поздоровалась Рэйнбоу Дэш. – Ты чего тут поешь?

– Я? – смутился дракончик. – Я, эм… пою. Это «Мунго Джерри», их новый хит.

– Разве? Это же глубокая древность, ему лет сорок минимум.

– Э… и что? Прикольно же. – Спайк обернулся и помахал лапкой. – Привет, Твайлайт, я тут вам завтрак готовлю!

– А что там? – спросила единорожка.

– Макароны. Вам с подливой или без?

– Эм… я без. Рэйнбоу, ты как будешь?

– Давай с подливой. – пегаска облизнулась. – Острая?

– Ага. Перец, лук, кетчуп, еще что-то… как-то так. Пойдет?

– Более чем, давай накладывай!

– Сейчас, – дракончик снова попробовал из кастрюли. – Во, готово. Держите тарелки с мега-эпичным блюдом – макаронами в собственном соку! Вот только соли мало, уж извините, высыпал ту что осталась.

Твайлайт телекинезом подхватила тарелки с дымящейся едой и поставила их перед собой и Рэйнбоу. Спайк взял свою порцию и сел за стол к кобылкам. Единорожка и пегаска молча принялись есть – Твайлайт как обычно не спеша, Рэйнбоу с голодной торопливостью.

Покончив наконец со своими макаронами, единорожка подняла голову и увидела что дракончик задумчиво ковыряет вилкой в тарелке. Лицо его выражало колебания – казалось, он хочет что-то сказать и не решается это сделать.

– Спайк? – спросила Твайлайт. – Всё в порядке, малыш?

Выражение лица маленького дракона приняло еще более хмурое выражение. Он поднял глаза на фиолетовую пони, пожевал губами и опять опустил взгляд в тарелку.

– Ну, в общем-то да. Просто я хотел кое о чем тебя попросить…

– Да, о чем же?

– Минуту, я… Сейчас, как бы это сказать…

– Да говори как есть. – Рэйнбоу, давно смолотившая свою порцию макарон, откинулась на спинку стула и поерзала задом. – Тут все свои, проси о чем хочешь.

– Эм… Окей. – Спайк посмотрел на Твайлайт виноватым выражением глаз. – Понимаешь, мне вчера вечером не спалось, и я решил подняться на балкон. И слышу что там Принцесса с вами разговаривает. Ну, я постеснялся войти, стоял под дверью, и слышал весь ваш разговор от начала и до конца. Вот и… я… эм…

Твайлайт нахмурилась.

– Спайк?

– Да. Я… Я хочу лететь с тобой. Пожалуйста, возьми меня на звездный корабль!

Глаза единорожки расширились от удивления.

– Ты… что?

– Я хочу с тобой на звездный корабль, Твайли. – повторил Спайк уже более твердо.

Наконец Твайлайт осознала, что он у нее просит. Одновременно с пониманием нахлынуло отрицание вместе со страхом за него. Единорожка покачала головой.

– Нет.

– Но Твай…

– Нет, Спайк. Проси что хочешь, только не этого.

– Но почему?!

– Я не возьму тебя с собой. Это не поездка на пикник, это деловой визит. Я не уверена, что тебе там стоит быть.

– Всё равно не понимаю. – Спайк встал на своем стуле, опираясь руками о стол. – Вы вшестером с еще кучей народа встречали небесных странников. Вы вдвоем были на их корабле. Почему вам можно, а мне нет?

– Спайк. – Твайлайт сделала строгое выражение мордочки. – Это не обсуждается. Я тебя не беру.

– Ну Тва-а-ай! – дракончик сделал жалобное лицо. – Я уже не мальчик, в конце концов! Да и ты сама говорила, что такого может там быть опасного?

– Спайк, ешь свой завтрак!

Надувшись, Спайк уткнулся в тарелку и принялся наворачивать макароны вилкой. В комнате повисло неловкое молчание. Твайлайт отвернулась от дракончика, и встретилась с укоризненным взглядом Рэйнбоу. Пегаска покачала головой и отвела глаза.

– Я уберу. – единорожка поднялась и собрала со стола пустые тарелки. Спайк отрицательно мотнул головой.

– Я сам.

Твайлайт покраснела и уставилась в пол.

– Экхем… ладно. – фиолетовая пони смущенно откашлялась. – Рэйнбоу, я собиралась сходить узнать, как там дела с челноком. Ты не против составить компанию?

– Конечно, почему бы и нет? Пошли вместе!

– Спайк… может и ты с нами?

– Нет. – дракон поднял хмурый взгляд. – Я останусь здесь и буду мыть посуду.

Твайлайт отвела взгляд и молча вышла из кухни. Вслед за ней зацокала копытами радужногривая пегаска.

Хлопнула входная дверь.

– Твай, зря ты с ним так. – сказала Рэйнбоу, когда они вышли из дерева-библиотеки и пошли неторопливым аллюром по улице.

Твайлайт опустила голову и сжала губы в тонкую линию.

– Пожалуй, да… Но я не хочу его тащить с собой туда. Я, я боюсь за него. Он ведь еще такой маленький. Я не представляю, что я буду делать, если с ним что-то случится наверху.

– Твай, он дракон. Ты сама рассказывала, что они взрослеют охрененно долго. Пока он вырастет, мы все успеем состариться к тому времени! И еще, он лишь вполовину младше тебя, так что он уже не маленький.

Единорожка вздохнула.

– Рэйнбоу, я знаю. Но он мне как младший брат. Ты вот ответь мне честно – ты бы хотела взять с собой Скуталу, если она попросится?

Радужногривая пегаска закусила губу, глядя на подругу.

– Эй, так нечестно. Это подлый удар, Твай.

Фиолетовая библиотекарша ничего не ответила, продолжая пристально глядеть на Рэйнбоу Дэш. Это было равносильно повторному вопросу. Наконец крылатая пони тяжело вздохнула и копытом смахнула челку со лба.

– Я не знаю. Наверное, я бы взяла ее, даже если понимаю что потом буду об этом жалеть. Я ни в чем не отказываю ей, только порой притормаживаю ее за хвост, если она задумает что-то реально опасное. Просто… она всё для меня. Она заслуживает счастья, и слишком долго была лишена его, чтобы запрещать ей радоваться жизни. Проклятье, у меня не хватает слов чтобы нормально объяснить это, Твай.

– Не надо. Я поняла, – Твайлайт подняла копыто, прерывая подругу. – И ты считаешь, что Спайка стоит взять с собой?

– Да, считаю. Хотя бы обдумай это еще раз, хорошо?

– Договорились. – единорожка стукнула в протянутое копыто.

Они пришли к дому, стоявшему почти в центре поселка напротив закусочной Кейков. На небольшой табличке возле дома было написано: «Бон-Бон и Лира. Самые вкусные конфеты в Понивилле!». Твайлайт дернула зубами висевший у двери звонок.

Где-то внутри зазвенел колокольчик. За дверью раздались шаги.

– Иду! – ответил звонкий женский голос. Дверь открылась, и кобылки увидели бежевую пони-единорога с гривой черничного цвета.

– Привет! – улыбнулась она. – Твайлайт, ты за леденцами?

– Эм, привет. – Твайлайт смутилась. – Нет, я не за леденцами. Лира дома?

– Да. – улыбка бежевой единорожки чуть померкла. – Она сказала мне, что ты собиралась купить у меня конфет… Ладно, неважно. Лира наверху, занимается музыкой. Заходите, я как раз поставила чай.

– Нет, мы подождем тут. Просто мы спешим, и нам нужно с ней поговорить.

Улыбка единорожки исчезла окончательно.

– Тогда я ее позову. Лира! Тут к тебе пришли!

Еле слышная музыка арфы на верхнем этаже замолкла, и после небольшой паузы возобновилась вновь.

– Лира! – крикнула Бон-Бон. – Ах ты ж понячье сено… Прошу прощения, я сейчас вернусь. Лира! Ты меня слышишь там, или нет?!

По лестнице зацокали удаляющиеся шаги. Твайлайт хлопнула себя по лбу.

– Тьфу. Я же и впрямь сказала Лире что собиралась купить конфет у Свити Дропс. Совсем вылетело из головы.

Радужная пегаска фыркнула, ничего не ответив.

Дробно простучали копытца. С лестницы спустился светло-зеленый колобок, который после этого развернулся и одним изящным прыжком оказался перед Твайлайт и Дэш.

– Привет! Уф, – кобылка с мятным окрасом шкурки утерла лоб странно пластичным движением копыта. – Ну и жара. Солнце так и печет. Вы хотели меня видеть, девочки?

– Здравствуй Лира. – улыбнулась Твайлайт, в то же время размышляя над жестом единорожки и пытаясь понять почему он ей показался таким знакомым. – Мы хотим чтобы ты показала нам «самолет».

– «Самолет»? – хихикнула Лира. – Он на пустыре. Пойдемте, если вас не в тягость небольшая прогулка.

– Ничуть.

Слово «самолет» придумала Рэйнбоу. В отличие от всего и всех, что так или иначе передвигалось в Эквестрии по воздуху, крылатая машина людей двигалась за счет встроенных в ее крылья мощных ракетных двигателей. Таким образом, она держалась в воздухе не за счет подъемной силы, создаваемой махами крыльев или летучего газа в баллоне, а при помощи собственной реактивной силы. От этого и появился термин «самолет» – сам летит. С подачи Дэш так все стали называть космический челнок – надо же было его как-то понятно обозвать для себя.

По дороге радужногривая кобылка завела с Лирой малозначащий разговор о музыке. Краем уха прислушиваясь к разговору, Твайлайт шла позади них и смотрела как мятная единорожка на ходу жестикулирует. Вот она, поясняя чем отличается молодежный грифоний рок от традиционной музыки пони приподнялась на задних копытах, и сделала на них несколько шагов, одновременно изображая передними ногами положение рук грифона-металлиста при игре на гитаре. В ее исполнении жест вышел хоть и органичным, но в то же время несвойственным для пони. Слишком человеческим…

И тут Твайлайт осенило. Всё встало на свои места. Лиру Хартингс в Понивилле многие считали фриком именно по этой причине – фанатичным увлечением людьми и всем что с ними связано. Поэтому никто не удивился, что из всех жителей поселка только Лира согласилась осматривать и чинить челнок пришельцев. После появления людей в Понивилле увлечение единорожки получило второе дыхание – теперь помимо музыки ее самой большой страстью стало изучение оставленных ими артефактов, в первую очередь техники. Надо признать, что она в этом преуспела – за четыре года Лира в совершенстве освоила челнок, став отличным механиком и сносным (пусть и довольно посредственным) пилотом. На неприязнь же тех жителей Понивилля, которые недолюбливали ее увлечение, она не обращала внимания.

Конечно, Твайлайт относилась к тем, кто не воспринимал сплетни о Лире всерьез. В конце концов, в столице хватало не менее странных пони, занимавшихся своими непонятными делами. Но всё же видеть как единорожка идет, копируя походку людей, было… жутко.

– …Твайлайт!

Фиолетовая пони вздрогнула и подняла глаза. Оказывается, они уже вышли на окраину поселка. Впереди расстилался просторный каменистый пустырь, на котором никто не захотел устраивать хозяйство. На краю него возвышался построенный жителями Понивилля деревянный ангар, в котором стояла цель их прогулки – челнок «Аквила».

– Я говорю, мы на месте. – весело хихикнула Рэйнбоу. – Лира, у тебя еще спросила что ты хочешь увидеть в первую очередь.

– А… ну да. Гм… мы на месте.

Прикрывая рот копытцем, Рэйнбоу повернулась к светло-зеленой единорожке.

– Не обращай внимания. – сказала она. – У Твайлайт такое часто бывает. Как задумается над чем-нибудь, так и спит потом на ходу.

Лира добродушно улыбнулась.

– Девочки, вы не против подождать немного? Мне нужно кое-что убрать внутри самолета. Пока проходите в ангар, я мигом.

– Да конечно, никаких проблем. – Рэйнбоу вернула улыбку. Единорожка галопом помчалась к сооружению и исчезла внутри. Подруги не спеша пошли вслед за ней.

– А о чем ты задумалась? – вдруг спросила пегаска. Твайлайт покачала головой.

– Ничего особенного. Думала над тем, как особенности культуры людей проникают в нашу жизнь. Ведь еще пять лет назад мы еще не подозревали, что электричество может быть источником энергии, что очищенная и переработанная нефть может быть топливом, а на машинах тяжелее воздуха можно летать. А теперь…

– Агась. – согласно кивнула радужногривая пони, вспомнив как в ее доме впервые появилась электрическая лампочка с питанием от батареи. С ней теперь было гораздо удобнее читать романы о Дэринг Ду. Плохо было только то, что источники питания приходилось часто носить на подзарядку в Понивилль, где была специальная мастерская, но это было не труднее чем каждый день летать на рынок за новыми свечами.

Кобылки вошли в ангар и остановились перед летающей машиной. Ее входной люк был открыт, а внутри был слышен шум и невнятные ругательства. Видимо, Лира толкала что-то тяжелое, шипя и ругаясь сквозь зубы.

– Впечатляет, – тихо произнесла Твайлайт, глядя на возвышающийся над ее головой тупой нос челнока. – Каждый раз. Ты чувствуешь, Рэйнбоу?

– Он крутой, да. – нехотя признала спортсменка. – Не такой крутой как я, конечно. Я бы обогнала его в воздухе… Наверное.

– Наверное? – из люка показалась Лира, толкающая перед собой тележку со всяким барахлом. Скатив ее по рампе, единорожка пнула ее, отчего та с нарастающей скоростью понеслась в стену. Посмотрев ей вслед, кобылка подошла к Твайлайт и Рэйнбоу.

– Наверное… ха. Эта штука носится с такой скоростью, что я не уверена что ее вообще что-то может обогнать. Прости, но «наверное» она всё-таки обгонит тебя быстрее, чем ты успеешь моргнуть.

Пегаска открыла рот чтобы выпалить возмущенную тираду, как вдруг ее прервал оглушительный грохот из дальнего конца ангара. Тележка наконец достигла стены.

– Что это было? – спросила Твайлайт, когда лязг утих.

– Да так, всякий мусор, – мятная пони пожала плечами. Фиолетовой библиотекарше снова бросился в глаза этот слишком человеческий жест, но она решила не обращать внимания на странности Лиры.

– Эм… оки-доки-локи. Я хотела узнать, готов ли самолет к вылету. Узнать состояние, ну и всё такое прочее.

– Ну… – единорожка задумалась. – В принципе, готов. Хоть сейчас, завела да взлетай. До Кантерлота и обратно он нормально долетит.

– А дальше?

– А дальше у него топлива не хватит. В Мэйнхеттан, к примеру вы долетите, но потом на обратном пути вам придется где-то сесть. Баки почти пустые. Нужно заправить, а перегонный куб вырабатывает мало. Тебе нужно обратиться к Карамелю, вроде он распродал еще не весь свой запас топлива с последней перегонки.

– Ага… так. – Твайлайт достала планшет из сумки и принялась записывать. – Что еще… Челнок, топливо, еда, воздух… Да! Лира, как там запасы воздуха?

– В смысле?

– Ну… воздух. В баллонах.

Светло-зеленая единорожка сделала большие глаза.

– А зачем? Мы ведь никогда не поднимаемся выше, чем это нужно. Можно дышать и так.

– Ясненько… тогда пожалуйста, заправь баллоны. Нам предстоит путешествие.

Лира прищурилась и с интересом уставилась на фиолетовую пони.

– Куда?

Твайлайт вздохнула и негромко произнесла:

– В космос.

– Оу. – глаза мятной единорожки расширились от удивления. – В космос? Постой-постой, так ты собираешься на тот звездный корабль, который кружит над нами уже целый месяц?

Фиолетовая пони молча кивнула.

– Класс… – прошептала Лира, смотря куда-то сквозь библиотекаршу. – Класс… Класс!!! – вдруг завопила она так, что Твайлайт с Рэйнбоу вздрогнули от неожиданности.

Впрочем, единорожка сама испугалась столь сильного проявления своих чувств и опустила голову от смущения. Но ненадолго.

– Когда летим? – спросила она, вновь посмотрев на Твайлайт горящими глазами.

– Завтра. Но Лира, понимаешь, если не будет топлива, то и экспедиции тоже не будет…

– Будет! – выражение мордочки светло-зеленой пони приняло решительное выражение. – Я сейчас же пойду к Карамелю и договорюсь с ним. Если же у него не найдется нужного объема, то я заставлю его выцедить всю свою кровь в перегонный куб, лишь бы самолет полетел! О Селестия, я снова увижу людей! Это так потрясающе!

– Лира, ты уверена, что хочешь с нами? – осторожно поинтересовалась Твайлайт. – Это может быть небезопасно…

– Да, хочу. И я абсолютно в этом уверена.

– Может всё-таки не стоит?

Лира замерла и уставилась на фиолетовую единорожку недоверчивым взглядом.

– Твайлайт… ты что, не хочешь меня брать?

– Нет, что ты… – запротестовала ученая пони, но Лира прервала ее взмахом копыта.

– Я ремонтирую крылатую машину. Я достаю для нее запчасти и питание, причем такими усилиями что ты и представить себе не можешь! Я могу летать на ней лучше любого пони в Эквестрии. И ты не хочешь меня брать?!

– Ну, насчет «летать» ты погорячилась подруга, – нахмурилась Дэш. – Лучший летун в Эквестрии как раз таки я, и тебе стоит зарубить это себе на рогу, зазнайка.

– Я не сказала «летаю лучше всех», – мятная единорожка уперлась в переносицу пегаски сердитым взглядом. – Я сказала «летаю НА НЕЙ лучше всех». Или ты умеешь водить самолет, Рэйнбоу?

Уязвленная пегаска фыркнула и отвернулась, пытаясь задушить в себе раздражение. Лира повернулась к Твайлайт.

– Вот поэтому вы должны… нет, обязаны взять меня с собой. Никто из вас не справится с управлением лучше меня, к тому же… – на губах пони появилась лукавая улыбка. – Я ведь эксперт по всему, что касается людей. Я вам пригожусь там, наверху.

Твайлайт вздохнула. В уме болталась реплика Луны о том, что Селестия будет недовольна если кто-то будет рисковать ради того чтобы узнать зачем в их небе появились люди. Но в конце концов, она ответила:

– Окей, Лира. Ты в команде.

– Ура! – мятная единорожка обхватила ее копытцами и прижала к себе на секунду. – Спасибо! Ты не представляешь, как это важно для меня!

– Не за что, – Твайлайт почувствовала как ее щеки краснеют под шерсткой, и высвободилась из объятий. – Значит, ты поговоришь с Карамелем?

– Конечно. Думаю, как раз завтра днем всё будет готово. Если что, я дам знать.

– Отлично, – кивнула единорожка. – Тогда до завтра, Лира!

– До завтра, девчонки! – улыбнулась светло-зеленая пони. – Буду рада увидеть всех вас! Спайку передавай привет!

– Хорошо.

Твайлайт и Рэйнбоу вышли из ангара и побрели в сторону поселка. Пегаска услышала как ученая единорожка грустно вздыхает и удивленно повернулась к ней.

– Твайлайт, что-то не так?

– Спайк. – ответила она, с печалью смотря на дорогу перед собой. – Боюсь, ты права, Дэш. Я не имею права лишать его этого путешествия. Решено – я беру его с нами.

Рэйнбоу радостно улыбнулась.

– Я знала, что ты это скажешь. Рада, что не ошиблась. А теперь давай поднажмем и скажем ему об этом. Вот увидишь, он будет невероятно счастлив это услышать!

Кобылки перешли на галоп. Мимо них проносились аккуратные домики Понивилля в окружении цветочных садов. Пони на улице было немного, и лишь немногие могли видеть скачущую по улицам парочку.

Они были уже совсем рядом с библиотекой, когда Дэш резко затормозила.

– Твай, стой! Смотри, ты видишь?

– Ага… – растерянно хлопнула ресницами единорожка.

Возле входной двери в библиотеку стоял стражник-пегас и прикреплял к ней какой-то плакат. Темно-синий цвет его доспехов и бляха с полумесяцем указывали на его принадлежность к Гвардии Луны. Твайлайт насторожилась – что гвардейцу Лунной Принцессы понадобилось у ее дома?

Закончив свои дела, стражник выпрямился и оглянулся на кобылок. Его желтые глаза на миг отразили свет солнца перед тем как он взмыл в небо.

– Я могу догнать его и спросить, какого сена он вертелся перед дверью, – проворчала Дэш, смотря ему вслед.

– Не стоит. – Твайлайт направилась ко входу в дом-дерево. – Давай-ка лучше посмотрим, что он оставил!

Радужногривая кобылка хмыкнула и пошла за единорожкой. Та подошла к двери, и взглянула на прикрепленный к ней прямоугольный лист бумаги. Ее глаза распахнулись.

– Дэш… глянь-ка.

Пегаска обошла подругу и взглянула на лист. Это действительно был плакат. На фоне звездного неба был изображен челнок, делающий лихой вираж. Под ним были написаны слова:

К ЗВЕЗДАМ!

Для жителей Кантерлота, Филлидельфии, Мейнхэттана, Понивилля

Королевская Академия под патронажем Принцессы Луны готовит проект миссии по исследованию ближайшего космического пространства Эквестрии и ее ближайших спутников, а также созданию там жизнеспособной колонии.

В связи с этим, Академия открывает набор добровольцев для участия в проекте. Всех желающих участвовать в нем просим заполнить анкету, в которой следует указать свое имя, фамилию, род занятий, наличие/отсутствие ближайших родственников, предпочтения, привычки, и медицинскую карту согласно прилагающемуся образцу. Анкету следует отсылать почтой в главный офис Академии, либо явиться лично в один из ее филиалов в этих городах на собеседование.

ВНИМАНИЕ: возраст участников миссии ограничен от 12 и до 55 лет. Несовершеннолетние добровольцы принимаются только с письменного согласия родителей или опекунов. Молодым матерям с маленькими жеребятами, пожилым и со статусом инвалидности допуск на участие в миссии НЕ ВЫДАЕТСЯ.

Небо ждет нас!

Далее следовали адреса приемных комиссий, и форма анкеты. Твайлайт мельком прошлась по ней глазами, отметив что среди вопросов затерялся тот, который затрагивал отношение пони к прогрессу и технологиям. От разглядывания плаката ее отвлек раздавшийся над ухом протяжный свист.

– Фьють! – ошарашено просвистела Рэйнбоу. – Ну ни поня ж себе! А на чем они полетят?

– Кажется я знаю на чем. – единорожка оглянулась на ряды домов, за которыми по ее представлению находился ангар с челноком. – Пожалуй, нам лучше будет поскорее отправиться, а то желающих на нем полетать скоро будет намного больше.

– Угу. Твай, кстати насчет полетать. Я возвращаюсь домой. Надо узнать, как там Скуталу, я ее не видела со вчерашнего вечера. И пожалуй, я прослежу чтобы она не увидела один из этих плакатов, будь они неладны!

– Конечно, лети. – Твайлайт стукнула в подставленное копыто.

Радужногривая пегаска кивнула на прощание и умчалась в небеса. Фиолетовая единорожка открыла дверь, и тут обратила внимание на подпись к плакату. Та гласила:

«Луна, принцесса Эквестрийская, хранительница ночи».

«Луна?» – Твайлайт в растерянности посмотрела в сторону Кантерлота. – «Что же вы делаете?»


– Что ты делаешь, Луна! – Принцесса Селестия вне себя ходила по кабинету. За окном солнце медленно клонилось к закату, и на небе сгущались оранжевые и розовые тона. Луна сидела за столом и увлеченно разглядывала свой плакат, не замечая метаемых в нее гневных взглядов.

– Ну и что молчишь? – солнечная кобылица подошла к столу и в упор уставилась на свою сестру. – Нечего сказать? Ты хоть понимаешь, что творишь?

Луна наконец подняла голову и посмотрела в глаза Селестии.

– Конечно, понимаю. Я дала пони мечту, которую они не могут достичь здесь. Возможность шагнуть к звездам, и увидеть вселенную за пределами нашего мира. Ты против этого, я знаю, но теперь у тебя нет иного выхода, кроме как помочь мне.

– Ты всё еще одержима своей идеей. Именно этого я и боялась.

Губы синей кобылки-аликорна изогнулись в ироничной улыбке.

– Возможно, ты удивишься, но уже в первый день, начиная с полудня, поступило почти пятьсот заявок. Видимо, что-то всё-таки не так в нашем королевстве, если столько пони хотят его покинуть хотя бы на время.

– Они хотят поглазеть на тот космос, который ты им желаешь показать, после чего вернутся обратно к уютному и привычному дому, – возразила Селестия. – Ты их поманила конфетой, которую теперь прячешь под крылом. Не очень-то и красиво с твоей стороны, милая сестра.

– Даже если так, это пойдет на пользу Эквестрии. – парировала Луна. – Наконец они увидят что-то помимо той колыбели что показываешь им ты. И это их научит видеть то, что ты так стараешься от них спрятать – что есть и иной путь развития.

– Луна, ты забыла наш уговор? – строго спросила солнечная пони. – В Эквестрии никогда не будут развивать технологию и позволять ею пользоваться всем и каждому. Процесс развития науки и техники станет лавинообразным, ни ты, ни я не сможем его контролировать. Затем последует коллапс, который уничтожит цивилизацию, и мы не сможем помешать этому, потому что падем гораздо раньше. Такое уже происходило на множестве миров, и я не позволю произойти этому здесь! Этого не будет никогда!

– Ты произнесла «никогда» целых два раза, – заметила Луна. – Позволю напомнить, что «никогда» – это слишком долго даже для нас с тобой, родная.

– Неважно. – Селестия поджала губы и обойдя стол, встала рядом с сестрой. Та повернула голову, смотря на нее.

– Странно. Я думала, ты сдашься намного позже. Что-то случилось, Тия?

– Еще один вопрос и я тебя отпущу.

Прохладный тон Селестии насторожил принцессу ночи. Она ожидающе подняла бровь.

– Спрашивай.

– Непременно. Я хочу знать… – тут голос солнечной принцессы зазвенел и она осеклась. Луна вздрогнула, увидев в ее взоре боль и с трудом сдерживаемые слезы. Лунная пони поразилась – она никак не ожидала что ее хитрость с проектом «К Звездам» вызовет такую реакцию.

Справившись со своими чувствами, Селестия продолжила прежним холодным голосом:

– Я хочу знать, Луна, почему ты впутала в свою игру мою ученицу.

В душе всё более недоумевая, принцесса ночи натянула на мордочку равнодушное выражение и решила сказать правду.

– Твайлайт – ученый. Она заинтересована в этом как никто другой. Ее тяга к знаниям восхищает меня, и я решила, что будет несправедливо держать ее в стороне. А мой проект, помимо прочего, заставит Элементы действовать быстрее, и в нем они будут играть связующую и организующую роль, став руководителями новой колонии. При нашей поддержке…

– Я не давала тебе право использовать ее в своих целях! – воскликнула Селестия, перебивая сестру. Ее голос упал, став глухим и низким. Глядя на свою сестру, она продолжила говорить, уже более спокойно:

– Твайлайт самая способная из моих учениц. Но ее, как ты говоришь, «тяга к знаниям» может завести ее очень далеко. Она не осознает, какое знание является опасным, а какое нет – и вряд ли когда-нибудь сможет понимать. Однажды это может ее погубить. А ты подтолкнула ее на этот путь.

– Я?! – Луна вскинулась от удивления и возмущения. – Все эти годы она была твоей ученицей! Всё, что она знает, она получила от тебя, или с твоей помощью! А теперь ты заявляешь, что я использую ее возможности ей во вред?!

– Все эти годы я оберегала ее от тех знаний, которые могут ей навредить! – рявкнула Селестия, теряя самообладание.

– Посылая разбираться то с духом Дисгармонии, то в логово Сомбры? – с иронией произнесла Луна. – Что ж, неплохо. Но теперь, когда происходящие перемены могут навредить лично тебе, ты готова сделать всё, лишь бы наш народ и дальше гонял облака и пинал яблони как и десять тысяч лет назад. Как мило, Тия.

– Ты даже не представляешь, насколько ты…

– Ошибаюсь? – перебила ее принцесса ночи. – Возможно. Но я убеждена, что всё делаю правильно. И лично я сделаю всё, чтобы вывести пони из того затхлого в своей стагнации пруда, в который ты превратила Эквестрию. А теперь прощай – мне пора поднимать луну, а тебе опустить солнце.

Луна встала из-за стола, и вышла из кабинета, едва не толкнув Селестию плечом. Солнечная пони посторонилась и проводила ее взглядом. Когда за темно-синей кобылицей закрылась дверь, принцесса солнца легла на ковер перед столом и закрыла глаза.

– Луна… – прошептала она. – Зачем ты делаешь из меня чудовище? Я люблю Твайлайт, и еще больше люблю тебя, сестренка… но счастье народа для меня важнее вас. Прошу, не заставляй меня… делать то, о чем я потом буду жалеть вечно. Не заставляй…