Fallout Equestria: Project Horizons - Speak

В годы, прошедшие после битвы за Хуффингтон, Новое Лунное Содружество разрасталось и пыталось процветать. Последователи Апокалипсиса присоединились к ним в попытке сделать этот мир лучше. Треноди, молодая пегаска и врачеватель душ, прилагает все усилия, чтобы исцелить сердца и разум пони, прошедших через страшные испытания в битве за Хуффингтон. Но она была совершенно не готова к тому, что её переведут в маленький городок, Капеллу, для работы с «Пациентом». Сердце каждого пони представляет из себя запутанную паутину, даже у сильнейших душой. И, как скоро может узнать Треноди, самые колоритные персонажи не реже страдают от шрамов в своём сердце. Эта история является полноценным продолжением Fallout Equestria: Project Horizons, с разрешения самого Сомбера и его помощью в редактировании.

ОС - пони

Одно из воссоединений семьи

Близится Ночь кошмаров. Самый таинственный и пугающий день в году. Говорят, именно в этот день из тени выходят ужасные чудовища. И истории не лгут. Ужасные чудовища куда ближе, чем многие полагают.

Рэрити Свити Белл ОС - пони Доктор Хувз

Ответ

Вечная жизнь. Возможность увидеть жизнь и смерть всего. Так ли это хорошо?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout Equestria: Хроники Дитзи Ду

Привет, меня зовут Дитзи Ду. Большинство из вас знает меня, как автора "Копытоводства по Выживанию на Пустошах" . Двести лет я странствовала по Эквестрийской Пустоши, и за время тех странствий я получила огромное количество бесценного опыта, который я выложила в Пособие. Теперь же, я расскажу вам свою историю.

Гильда Снипс Дерпи Хувз Другие пони Флэм

Сети призрака

Что делать, если поступки нельзя назвать однозначно плохими или хорошими? Как поступить, если душа полна противоречий, а свои собственные принципы могут оказаться неверными?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Оставшееся время

Время... оно и впрямь летит незаметно. То, что отведенное тебе время подходит к концу, ты понимаешь лишь тогда, когда твои часы уже вот-вот пробьют полночь.

Рэйнбоу Дэш

Флаттерастение / Flutterplant

Флаттершай обнаруживает растение, подобного которому она никогда ещё не видала в ВечноДиком лесу… и оно оказывается гораздо дружелюбнее, чем пони могла представить. Фактически, оно хочет избавить её от печали одиночества.

Флаттершай

Синтетические сны

Одна фармацевтическая компания произвела препарат, который насыщает сны, делая их чуть ли не реальными.А последствия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Эти голубые крылья

Короткая поездка в Кантерлот вместе с Рэйнбоу Дэш и Эпплджек - хорошая возможность для Твайлайт проверить новое заклинание телепортации на дальние расстояния. Но противная простуда разбила надежду на скорое путешествие и рассеяла заклятие: вместо того, чтобы оказаться в Кантерлоте, трое пони оказываются в соседнем Вечнодиком лесу, где обнаруживают, что их положение — не единственное, что пошло не так... Если Рэйнбоу обменяла свои крылья и хвост на светло-соломенный, то Эпплджек приобрела радужный хвост, а также пару сильных голубых крыльев. В то время, как Твайлайт пытается найти заклинание, чтобы вернуть части тела их законным владельцам, остальные должны справиться с этой ситуацией... и с их меняющимися чувствами.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Курьером не рождаются

"Сколько мороки с этой дипломной! Хочется взять, и уехать в отпуск! С семьей и друзями позагарать на пляже, покупаться на теплом соленом море... И на время забыть о внешнем мире. Но рано или поздно придется вспоминать..."

Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк DJ PON-3 ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2 – Разговоры и планы Глава 4 – Тени Исхода

Глава 3 - К звездам

Глава 3 – К звездам

Челнок сделал очередной резкий маневр, и Твайлайт судорожно вцепилась копытами в страховочные ремни, которыми была привязана к креслу. Желудок сделал еще одну попытку выплеснуть свое содержимое наружу, но фиолетовая единорожка крепко сжала губы и размеренно дышала носом. Горло щипала едкая горечь, на лбу под шерстью выступила испарина. Этот полет определенно дался ей труднее чем она ожидала.

Когда человеческая крылатая машина наконец оказалась в космосе и наступила невесомость, Твайлайт почувствовала что ее тошнит. Ее подруги гораздо легче освоились с необычной обстановкой, и вскоре уже вовсю летали по пассажирской кабине, разглядывали звезды в иллюминаторе и веселились от внезапно пропавшего чувства веса. Особенно рады были перемене Рэйнбоу Дэш и Пинки Пай – розовая пони практически без остановки прыгала словно мяч и отталкивалась от стен и потолка, а радужногривая летунья была в восторге от того что может висеть в воздухе, не затрачивая для этого никаких усилий. Рядом с Твайлайт осталась только Флаттершай – все остальные, включая Спайка, либо таращились в окна, либо играли в пятнашки прямо в воздухе.

Все были в восторге от полета… кроме фиолетовой пони. Желтая пегаска, чувствуя состояние подруги, не стала присоединяться к остальным в их веселье – вместо этого она прижималась к Твайлайт и обхватывала ее ногу копытцами. Единорожке было слишком дурно, чтобы оценить всю самоотверженность застенчивой кобылки, но она нашла в себе силы произнести слова благодарности севшим от муки голосом.

Челнок опять дернулся, рыская на курсе. Единорожка сдавленно охнула.

– Твайлайт, ты там как? – Рэйнбоу спустилась из-под потолка и зависла перед двумя кобылками в воздухе. – Тебе хоть полегче стало?

– Нет, – простонала фиолетовая пони сквозь зубы.

– Мда… – пегаска сочувственно смотрела на страдающую подругу. – Может, воды попьешь? Вроде когда прошлый раз мы прилетали на корабль, то тебя не так сильно укачивало.

– Это потому что тогда была сила тяжести… М-м-м!

Твайлайт согнулась насколько позволяли ремни и зажмурилась, изо всех сил стискивая челюсти. Отвратительная тяжесть под грудью подступила к горлу, и единорожка часто-часто задышала. Флаттершай и Рэйнбоу Дэш переглянулись.

– Проклятье, – пегаска-спортсменка раздраженно посмотрела в сторону пилотской кабины. – Сейчас я пойду к этой зеленой зазнайке и научу ее, КАК надо летать, чтобы не делать больно моим друзьям! Вот сейчас пойду и…

– Рэйнбоу, стой! – приступ тошноты прошел, и Твайлайт смогла выпрямиться. – Лира и так старается изо всех сил, я уверена. Это просто меня слегка укачивает. Пожалуйста, успокойся, это скоро пройдет.

Радужногривая пони смерила фиолетовую библиотекаршу недоверчивым взглядом.

– Ну ладно, – фыркнула она. – Но пару ласковых я ей все равно скажу. Она дергает этот самолет как жеребенок воздушного змея. Вот что бывает, когда единорог пытается учиться летать! Оу… Твай, прости, я не про тебя говорю.

– Ничего. – Твайлайт прикрыла глаза. – О богини, я не представляла что это будет так тяжело. Надеюсь, меня не вырвет прямо на глазах людей. Забавно – посла Эквестрии в составе делегации тошнит прямо на торжественном приеме! Ха-ха…

– Да уж. – Рэйнбоу Дэш села рядом с единорожкой по другую сторону от Флаттершай и прижалась к ней. – Не беспокойся, как только мы сядем, тебя перестанет тошнить.

– Хочется верить…

Спортсменка еще какое-то время сидела рядом с подругами, пока очередной рывок челнока не сбросил ее с места. Твайлайт выпучила глаза, открыла рот – и ее вывернуло в вовремя подставленный бумажный пакет. Одинокая капля желчи поплыла по воздуху в сторону иллюминатора.

– Ну всё. – Дэш взмахнула крыльями и зависла посреди салона. – Я к Лире. Если она не сможет хотя бы держать курс, я выгоню ее оттуда!

– Сходи пожалуйста. – Флаттершай держала за плечи содрогающуюся единорожку, одним копытом прижимая к ее мордочке «мешок облегчения». – Попроси ее вести осторожней, а то Твай тошнит уже второй раз. Если это продолжится, я уже и не знаю что делать…

– Не волнуйся. – радужногривая пони вздохнула, глядя на Твайлайт. – Я скажу ей.

Оставив фиолетовую единорожку с подругой, пегаска поплыла к пилотской кабине, тщательно контролируя движения крыльев – в отсутствие гравитации даже незначительный взмах придавал мощное ускорение. В несколько приемов достигнув отделяющей кабину от остального самолета переборки, Дэш коснулась копытом сенсора на двери и открыла ее, после чего скользнула внутрь.

Внутри было прохладно – на полную мощность работал кондиционер. В тесном отсеке было место только для кресла, окруженного множеством сложных приборов. В лобовое стекло челнока било ослепительное солнце, заставляя жмуриться и отводить глаза. В кресле пилота сидела зеленая единорожка с лирой на кьютимарке.

Лира смотрела вперед, закусив губу, ее мордочка исказилась от напряжения. На ее роге пылало оранжевое магическое пламя, и аура того же цвета обволакивала штурвал и рычаги маневровых двигателей. Кобылка едва заметила того что в кабину кто-то вошел – настолько она была занята пилотированием.

– Лира! – выпалила Рэйнбоу Дэш. – Ты нас долго еще будешь везти словно в бочке по бездорожью?

– Не мешай. – пробормотала единорожка не оборачиваясь. – Что тебе нужно?

– Чтобы ты летела аккуратней, вот что! Твайлайт от твоих рывков рвет желчью! Если ты устала, то уступи мне место и дай порулить, в конце концов из нас двоих я пегас, и понимаю в полетах больше чем ты!

– Ты забыла, где находишься. – Лира процедила сквозь зубы, всё так же глядя перед собой. – Мы в космосе. Это тебе не полеты в атмосфере, где есть воздух, здесь всё совершенно по другому. Посмотри вперед. Я едва удерживаю самолет на курсе, от малейшего импульса двигателей машину начинает крутить. У тебя не было трудностей с передвижениями, пока ты летела сюда?

Пегаска нахмурилась. Действительно, пока она добиралась из пассажирского салона, ее несколько раз закручивало от слишком энергичных движений крыльями, но она за счет врожденного чувства равновесия и точных махов выправляла свое положение. Теперь же, глядя на действия мятной единорожки, Рэйнбоу Дэш осознала, какими усилиями она заставляет челнок лететь прямо.

Картина космоса за стеклом кабины поплыла в сторону – «аквила» вновь смещалась, закручиваясь вокруг своей оси. Штурвал в телекинетическом захвате кобылки-единорога чуть шевельнулся, и челнок дернулся, возвращаясь на курс. Висевшая слишком близко к потолку Рэйнбоу несильно стукнулась об него головой и ойкнула от неожиданности.

– Может, тебе помочь чем-нибудь? – спросила она без уверенности в голосе.

– Вряд ли ты что-то сделаешь с этим, – фыркнула Лира. – У тебя нет рога. А если ты будешь толкать эти рычаги копытами, то тех кто сейчас сидит позади, будет швырять как яблоки в неполной корзине. Будет лучше, если ты вообще не будешь ничего трогать.

– Оки-доки-локи. Тогда просто постарайся не дергать челнок, хорошо? Ты извини, если я нагрубила тебе, но Твайлайт слишком нехорошо от всей этой тряски.

– Боюсь, я ничем не могу тут помочь. Но могу сказать точно: это скоро кончится. Мы почти прилетели. – Лира вытянула копыто, указывая на одну из ярких звезд впереди. – Вот наша цель.

– Ага, вижу.

– Вам всем лучше будет пристегнуться, я сейчас буду уравнивать скорость с кораблем. – единорожка-пилот шевельнула штурвалом, выправляя машину.

– Хорошо, я предупрежу. – пегаска кивнула и скользнула по воздуху к двери в пассажирский салон. – Только не тресни нас обо что-нибудь.

– Да уж постараюсь!

Челнок задрожал всем корпусом, когда включились тормозные двигатели. Яркое сверкающее металлом пятно прямо по курсу становилось всё больше, обретая более четкие очертания. Наконец оно превратилось в ощетинившийся надстройками и выступами профиль звездолета людей, обращенного кормой к челноку. Стремительно разрастаясь в размерах, он вскоре заполнил почти всю полусферу пилотской кабины и заслонил свет солнца, представ во всём своем мрачном великолепии.

Лира потрясенно смотрела на корпус огромного корабля. На минуту ей показалось, что она может дотянуться до него и потрогать – настолько он казался близким. Не осознавая что делает, она вытянула свое копыто и склонилась вперед, широко раскрытыми глазами смотря на межзвездный крейсер. Только когда копыто со звонким звуком стукнулось о бронестекло, она опомнилась и ударила по рычагу скоростей, запуская тормозные двигатели на полную мощность.

Инерция толкнула ее вперед. Но челнок почти затормозил, избежав столкновения. Теперь он летел вдоль борта громадного корабля, позволяя своим пассажирам внимательно рассмотреть его.

– Поньские яблоки. – пробормотала Эпплджек, завороженно глядя в иллюминатор. – Да ведь это же целый летающий город. По-моему, он больше чем Кантерлот, Мэйнхеттан и Понивилль, вместе взятые!

– Ага. – Рэйнбоу Дэш подплыла к фермерше и остановилась над ней. – Когда я спросила одну из пришельцев, она сказала мне что на борту могут жить десятки тысяч человек.

– Так много? – оранжевая земнопони изумленно покачала головой. – А что они там едят? Не уверена что у них там есть фермы по выращиванию еды из ничего.

Вместо ответа пегаска с огорченным видом развела крылья, показывая что знает об этом не больше своей подруги.

– Стильно, – задумчиво произнесла Рэрити, глядя на проносящиеся за бортом исполинские позолоченные контрфорсы и шпили. – Люди знают толк в строительстве. Я не знаю, насколько это эффективно, но это без сомнения эффектно.

– Не знаю… – Флаттершай поежилась. – Мне страшно, когда я гляжу на это. Все эти балки и выступы… они больше похожи на ребра и сломанные кости огромного чудовища.

– Меня беспокоит другое, – призналась Твайлайт. – Видите вот эти дыры и изломы вон там? Это словно следы какого-то…

Фиолетовая единорожка замялась, не решаясь произнести это слово. Она зажмурилась и чуть слышно прошептала, надеясь что его не услышат. Но оно прозвучало в отсеке словно удар грома.

– Какого-то… ОРУЖИЯ.

Ее подруги повернули к ней головы и насторожили уши.

– Оружия? – растерянно произнесла радужогривая пегаска. – Ты хочешь сказать, их пытались… убить?

– Да.

– Но как такой огромный корабль может что-то убить? – недоверчиво хмыкнула Эпплджек. – Это всё равно что кидать снежки в каменную статую.

– Ага. Если это будут охрененно огромные снежки. – Рэйнбоу мельком взглянула в окно и ахнула. – Девочки, смотрите!

Все прильнули к иллюминаторам. Челнок пролетал мимо одной из секций корабля, подвергшейся сильнейшим разрушениям. Что-то вывернуло сотни метров обшивки в открытый космос, обнажив внутренние палубы. В пространство устрашающе топорщились сосульки и острые грани оплавившегося в чудовищном взрыве металла брони. Ячейки вскрытых отсеков и коридоров напоминали сделанные из темно-серого воска пчелиные соты, в которых кто-то неаккуратно ковырялся ножом.

– Ну ни поня ж себе… – выдохнула пегаска.

Какое-то время все молчали. Потом Рэйнбоу шмыгнула носом и повернулась к Эпплджек.

– Снежки, говоришь? – с иронией произнесла она. – Может и снежки…

Под потолком пискнул включившийся динамик громкой связи.

– Девчонки, минутку внимания! – в салоне раздался голос Лиры. – Я вижу открывающийся люк в корпусе этой штуки. Кажется, нас хотят принять на борт. Я направляюсь туда.

– Лира, подожди! – воскликнула Твайлайт. – Это всё очень странно… Ты можешь сначала облететь корабль вокруг?

– Нет. У нас осталось мало топлива, его не хватит на маневры. Нам нужно садиться, и прямо сейчас, пока мы еще можем. Сядьте и пристегнитесь, боюсь что посадка будет жесткой.

– Сейчас! – фиолетовая единорожка опустилась на кресло и стала обвязываться ремнями. Ее подруги последовали ее примеру. – Мы уже почти готовы, начинай!

– Поняла. – динамик пшикнул и замолчал. Корпус челнока задребезжал от работы маневровых двигателей.

Твайлайт вновь почувствовала тошноту, но теперь ей было легче с ней справляться. «К тому же», – подумалось ей, – «Это совсем ненадолго. Скоро я буду на твердой поверхности».

В корпусе звездолета действительно появилось огромное прямоугольное отверстие, ранее перегороженное исполинских размеров заслонкой. Челнок медленно подрулил к темному зеву и серией коротких импульсов запихнул себя внутрь. Когда его двигатели погасли, челнок окружила темнота, поглотившая его целиком. Неожиданно створка внешнего люка снова пришла в движение и захлопнула отверстие. Проем исчез, словно его никогда и не было.


– Ну вот мы и на месте, – динамик проскрежетал голосом Лиры. – Тут темновато, вам не кажется?

Челнок сел на палубу в недрах корабля. Вокруг царила полная темнота. Как Хранители Элементов ни напрягали зрение, им не удавалось увидеть что-либо за стеклами иллюминаторов.

– Я ничего не вижу… – Флаттершай смотрела во мрак за бортом глазами, полными страха. Желтую пегаску начало трясти. – Девочки, мы т-точно хотим идти… т-туда?!

– Ш-ш-ш… Успокойся, – Твайлайт, которой значительно полегчало после приземления, освободилась от ремней и обняла подругу ногой. – Лира, ты можешь как-нибудь осветить то что находится снаружи вокруг нас?

– Одну минуту, – отозвалась единорожка по громкой связи. – Итак… да будет свет!

Пространство перед носом челнока пронзили лучи прожекторов. Одновременно с ними включились бортовые огни, освещая несколько метров вокруг машины. За пределами светового круга всё еще не было ничего видно, но теперь было очевидно что челнок стоит в огромном помещении на металлическом покрытии. Далеко впереди на стене застыло световое пятно, высвечиваемое прожекторами.

– По моему, это что-то вроде ангара. – Рэйнбоу прижалась носом к иллюминатору, глядя наружу. – Помнишь, Твай? Мы сели в таком же, или похожем когда попали на корабль вместе с Сэйрией.

– Да, похоже на то, – кивнула фиолетовая единорожка. – Ну что, прогуляемся? Лира, пожалуйста, открой нам внешний люк.

– Открываю.

Створка-аппарель дрогнула и стала медленно опускаться. Когда в корпусе челнока открылась щель, сквозь нее по салону пронесся мощный порыв ветра. Отсек наполнился множеством запахов, в первый миг ошеломивших Твайлайт. Лишь немного погодя она различила среди них те, что смогла распознать – воздух пах топливной гарью, машинным маслом, и чем-то незнакомым.

– Ужасный букет, – тихо фыркнула Рэрити, сморщив нос.

Рэйнбоу Дэш вышла из челнока, негромко цокая копытами. Остановившись на палубе перед аппарелью, она повела головой, осматривая зал.

– Здесь никого! – она встряхнула гривой. – Похоже, все в отпуске.

К стоявшей пегаске вышла Твайлайт вместе с семенящим у ее ног дракончиком. За ней по одному вышли ее подруги, настороженно озираясь. Последней из челнока выпрыгнула Лира.

– Странно. – Твайлайт озадаченно хмурилась, разглядывая окружение. – В прошлый раз нас встретили сразу, как только мы прилетели. А тут всё как будто заброшено давным-давно.

– Не совсем так, – возразил Спайк.

Единорожка удивленно посмотрела на него.

– Почему?

– Смотри, – дракончик опустился на колени и провел когтистым пальцем по металлу, после чего показал его Твайлайт. – Пыли почти нет. Зато сажи много. Здесь регулярно кто-то что-то жег…

– …Или взлетал и садился. – договорила за него Лира. – Эта копоть такая же, как и от двигателей нашего самолета.

– Значит, кто-то тут был не очень давно. – Спайк развел руками и встал.

– Неважно. – Твайлайт сосредоточилась, и на ее роге возник сияющий огонек. – Если нас никто не встречает, давайте пойдем и сами встретим их.

Единорожка вытянула ногу для шага. И…

ПРИКЛЮЧЕНИЯ!!!

Стены зала отразили оглушительное эхо, которое гуляло по огромному помещению еще минуту. Твайлайт споткнулась и чуть не упала. Стоявшие вокруг Пинки Пай кобылки вздрогнули и отскочили от нее на несколько шагов. Флаттершай неслышно пискнула и в один скачок добралась до пассажирского отсека челнока, где и спряталась.

Один только Спайк с драконьей флегматичностью отнесся к проявлениям чувств розовой земнопони.

– Пинки, – вздохнула Твайлайт. – Вот это точно было напрасно. Пожалуйста, больше так не делай, хорошо? Нам не стоит тут шуметь.

– Оки-доки-локи. – розовая кондитерша хихикнула. – Мы коварные ниндзи из Нейпонии! Как тебе?

– Вполне, – лавандовая единорожка закатила глаза. – А теперь тише. Нам нужно найти дверь и пройти через нее во внутренние помещения корабля.

– Кстати о двери. – произнесла Лира и вытянула копыто куда-то в темноту. Твайлайт посмотрела в указанную сторону, но ничего не увидела.

– Что там?

– То, что нам нужно.

Лира выпустила из рога в том направлении пучок сверкающих искр. Они ударились в стену и разлетелись россыпью бенгальских огней, осветив высокую арку, перегороженную плитой. Верхний край этой двери терялся где-то наверху под потолком.

– Идем туда. – магичка оглядела своих друзей, с решительным видом стоявших вокруг нее. Всех, кроме одной.

– Флаттершай?

Желтая пегаска сидела на кресле в челноке и тихо плакала. Твайлайт растерянно приоткрыла рот и торопливо подошла к ней, взяв в объятья. Пони зарылась в темно-фиолетовую гриву подруги и затихла.

– Флатти, что случилось? Почему ты плачешь?

– Прости, я… – желтая пегаска всхлипнула. – Мне слишком страшно. Можно, я посижу в челноке, пока не успокоюсь? Здесь всё такое чуждое…

– Конечно! – Твайлайт успокаивающе погладила ее по гриве. – Отдохни, милая. Мы скоро вернемся.

Фиолетовая единорожка выпрямилась, и вдруг ей пришла в голову одна мысль. Она замерла.

– Но, Флатти… Тебе не будет страшно одной? Может, ты хочешь, чтобы с тобой был кто-то еще?

Желтая пегаска сжалась еще сильнее.

– Нет, всё хорошо, – солгала она. – Я не буду бояться одна… разве что… чуть-чуть, – закончила она едва слышным шепотом.

Твайлайт нахмурилась. Она бы с радостью осталась чтобы поддержать подругу, но в корабле ее ждало столько открытий… Но ведь ее нельзя оставлять одну. Хотя, если она останется c Флаттершай в челноке, то ничего не увидит…

Фиолетовая единорожка обвела друзей взглядом. В их глазах она неожиданно увидела понимание и смущение. Никто не хотел бросать застенчивую и пугливую пони одну в челноке. Но в то же время никто не хотел оставаться с ней, пока остальные исследуют таинственный корабль. Чувство дружбы вступило в конфликт с любопытством.

– Я остаюсь, – вдруг Пинки решительно выступила вперед. – Если кому-то страшно, и он не может справиться с этим сам, то он не должен быть один.

Остальные три подруги переглянулись и синхронно сделали шаг вперед за розовой пони. Оставшиеся на месте Лира и Спайк посмотрели друг другу в глаза и стыдливо потупились.

– О нет-нет-нет, мы со всем отлично справимся! – Пинки подпрыгнула в воздух. – Я не позволю никому лишаться удовольствия погрузиться в захватывающие приключения ради нас! Только пообещайте мне что всё расскажете, когда вернетесь.

– Договорились. – улыбнулась Твайлайт. – Вы тогда сидите тут и никуда не уходите. Мы скоро вернемся.

– Через сердце на луну, кексик в глаз себе воткну! – пропела Пинки, сопроводив свои слова замысловатыми жестами.

– Ну и отлично. Так, теперь нужно как-то открыть дверь. Лира, ты можешь сделать это? Эм… Лира? Где ты?

Все закрутили головами. Мятной единорожки нигде не было, словно она растворилась в темноте. Никто не заметил, когда она успела отойти.

– Лира! – закричала Твайлайт. – Спайк, ты видел ее?

– Нет, – дракончик ошарашено смотрел в темноту. – Она только что была здесь!

– Лира! – громко крикнула Твайлайт. С ее рога сорвалась ослепительная звезда, взлетевшая в воздух и осветившая ангар. – Девочки, давайте хором! Ли-и-ра-а!!!

Протяжный визг и скрежет поднимающейся двери заставил всех без исключения вздрогнуть. В стене напротив челнока открылся проем, а у его нижнего края загорелась оранжевая звездочка.

– Я тут, – произнесла мятная единорожка, осветив себя магическим светом. – Идите сюда, я вам открыла проход внутрь.

– Зачем ты нас так пугаешь? – спросила Твайлайт, подскакав к ней. – Мы думали, с тобой что-то случилось.

Лира невозмутимо покачала головой.

– Пока вы там решали кому остаться, я решила разобраться с дверью. Зачем терять время?

– Ты молодец. – фиолетовая пони чмокнула ее в щеку. – А теперь вперед!


В коридоре было темно. Царила почти полная тишина – могильный покой нарушал лишь легкий шум выходящего пара из пневмопровода. Изредка к нему добавлялся звук падающих с потолка капель воды. Освещение не работало, и мрак коридора разгоняла лишь единственная красная лампочка на пульте управления входной дверью.

Вдруг впервые за неизвестно долгий период времени она сменила свой цвет на зеленый. Зашипели приводы механизма запирания двери, и тяжелая металлическая створка с лязгом поползла вверх. Не открывшись до конца, она заклинила в направляющих на середине своего пути. Механизм, поднимавший ее, противно взвыл и захлебнулся.

Темноту прорезали яркие лучи нескольких фонарей. Через низкий проем прошли несколько существ, отдаленно похожих на маленьких разноцветных лошадок. Дверь над их головами была небольшой по меркам корабля – всего два человеческих роста – но даже на ее фоне маленькие пони выглядели еще меньше, чем были на самом деле. Озираясь и сжимая в зубах ручные фонари, они медленно пошли по коридору, разглядывая его со смесью настороженности и восхищения на мордочках.

Фонари нашла Твайлайт. Когда они забрели в какой-то небольшой закуток, похожий на склад предметов первой необходимости, единорожка достала из одного из ящиков полдюжины длинных тонких стержней с пластиковыми ручками. Лира тут же узнала в них портативные источники света – такие же были и на «аквиле», и среди того разнообразного технического барахла что продал вольный торговец.

Нужда в магическом освещении отпала, и Твайлайт с облегчением погасила звездочку на роге. Почему-то любое колдовство на корабле давалось труднее, чем в Эквестрии. Кроме того, при этом возникало неуютное ощущение взгляда в затылок. Порой фиолетовой пони казалось, что она слышит тихий шепот в голове, произносящий слова на незнакомом языке. Когда она вслух сказала об этом, ее подруги-единорожки Рэрити и Лира нехотя признались что чувствуют и слышат то же самое – при том, что никто из остальных ее друзей ничего подобного не ощущал. Так или иначе, Твайлайт была рада прекратить тратить магию на то чтобы освещать путь.

Они шли уже не один час. Корабль казался бесконечным. Всё новые и новые двери открывались перед ними, пропуская маленьких пони всё дальше. Порой коридор, по которому они шли, пересекался с другими проходами, уходившими куда-то в глубины судна. Ради интереса прогулявшись в один из таких, Твайлайт через сотню метров прямого как струна коридора уперлась в запертую металлическую дверь. Открыть ее не получилось, узнать что за ней – тоже. На любую попытку магического сканирования голова отзывалась вспышкой головной боли. На миг Твайлайт задалась вопросом, как Принцессы могли узнать, что внутри корабля находятся живые существа, но потом выбросила эту мысль из головы.

Основной коридор, в который они попали вскоре после того как вышли из ангарного помещения вел их все дальше и дальше в недра звездолета. Порой на перекрестках и над дверями во внутренние помещения попадались таблички, написанные на неизвестном языке вычурным шрифтом. Фиолетовая единорожка вглядывалась в них, пытаясь понять смысл надписей, но тот ускользал от нее. Увы, письменность людей была тяжела для восприятия, и в отличие от устной речи, понять ее было невозможно. Хотя Твайлайт и смогла выучить при помощи лингвистической магии язык пришельцев, на текст это умение не распространялось.

Тем не менее, единорожка заметила некоторую закономерность. Под табличками с определенной надписью и порядковым номером были двери, закрывавшие большие комнаты с рядами кроватей и шкафчиками вдоль стен. По признанию Рэйнбоу, эти комнаты напоминали казармы для курсантов Академии Вондерболтов. Надо полагать, они здесь выполняли ту же функцию – были спальнями для людей, населявших корабль.

И ни одной живой души. Куда все могли исчезнуть?

Твайлайт начала нервничать. Когда число пройденных шагов перевалило за тысячу, она решила остановиться.

– Привал, девочки. Давайте отдохнем.

Пони облегченно вздохнули и прилегли на ребристый настил пола – избыток впечатлений и новое окружение утомили их. Только Лира и Рэйнбоу Дэш, казалось, были недовольны заминкой. Им не терпелось двигаться дальше и исследовать звездолет.

Пока все переводили дыхание, фиолетовая пони продумывала дальнейшие действия. Им удалось проникнуть на звездный корабль людей. Это было замечательно, но они забрались слишком далеко от ангара где стоял их челнок. Более того, они разделились. Кто знает, может их подруги, оставшиеся на самолете, нуждаются в помощи? Расстояния здесь такие, что можно и не услышать крика. Возможно, уже пора повернуть назад? Для первого раза и так пройдено немало, всегда можно будет вернуться и зайти еще глубже, а сейчас пора возвращаться на «аквилу». Да, пожалуй, она так и сделает. Теперь нужно убедить в необходимости этого своих друзей…

Единорожка глубоко вздохнула, собираясь с духом.

– Девочки… мне неприятно это говорить, но мы должны вернуться.

До этого момента спокойно отдыхавшие вокруг нее компаньоны уставились на нее. Впрочем, по взглядам было видно, что каждая пони восприняла известие по своему – в глазах Рэрити и Эпплджек фиолетовая пони прочла радость. Но радужная пегаска и единорожка-техник отреагировали иначе.

– Вернуться? – с недоверием произнесла Лира. Ее глаза сузились.

– Вернуться?! – повторила за ней Рэйнбоу Дэш. – Да мы еще даже треть этого корабля не обошли! Надо идти дальше!

– Рэйнбоу, послушай. – Твайлайт постаралась сказать это максимально спокойным голосом. – Мы и так зашли слишком далеко. Корабль слишком велик, мы не обойдем его и за целый день. Нужно вернуться, пока мы не потерялись.

– Какой там потерялись! – возмутилась пегаска. – Мы идем по прямому тоннелю! Тут потеряться вообще нереально. Скажи уже что тебе не хочется идти дальше, только и всего.

– Дело не в этом. – Твайлайт поморщилась. – Мы оставили в ангаре наших друзей, совсем одних. И сейчас уходим все дальше от них. Вдруг мы им сейчас нужны?

– Да что с ними может случиться? – скептически фыркнула Рэйнбоу. – Мы сколько уже идем, и до сих пор никого не встретили. Корабль пуст!

– Не может быть такого. – Твайлайт покачала головой. – Мое мнение таково – нам следует возвращаться немедленно. Потом мы сможем вернуться сюда еще раз. Все вместе.

– Нет! – в унисон воскликнули обе кобылки. Твайлайт изумилась про себя – Рэйнбоу и Лира спорили и ругались с самого начала экспедиции, видеть сейчас как они не сговариваясь пришли к единому мнению было странно. Сами же спорщицы удивились этому не меньше. Это было видно по тому, как они удивленнно покосились друг на друга.

– Мы не можем уйти. – Лира поджала губы. – Мы ведь осмотрели так мало. Давайте продолжим, а когда осмотрим еще столько же, тогда и вернемся.

– Поддерживаю. – Дэш энергично впечатала копыто в пол.

Твайлайт беспомощно посмотрела на Рэрити и Эпплджек в поисках поддержки. Белоснежная пони-модельер посмотрела сперва на фиолетовую единорожку, затем в темноту коридора впереди и уставилась в пол. Было видно, как ее одолевают сомнения.

Эпплджек поднялась на ноги и встала рядом с Твайлайт.

– Она права. – произнесла она. – Для первой прогулки более чем достаточно. Пора возвращаться, любознайки.

Лира и Рэйнбоу еще раз переглянулись.

– Давай хотя бы осмотрим ближайшие пару коридоров. – попросила Лира.

– Нет. – отрезала оранжевая земнопони. – Помните притчу про любопытного единорога, потерявшего свой рог? Тебе бы стоило ее вспомнить сейчас, сахарок.

– В самом деле, давайте вернемся. – подала голос Рэрити. – У меня от здешней пыли и влаги вся шерстка грязная. Отдохнем, почистимся, и вернемся со свежими силами!

– Давайте уже тогда голосование. – вздохнула Твайлайт.

– Мы за то, чтобы двигаться дальше. – произнесла Лира.

– Ну а мы за то что нам пора вернуться. – ответила Эпплджек.

– Итак, двое за, двое против… – фиолетовая единорожка начала считать вслух. – Спайк, что ты думаешь по этому поводу? Нам идти дальше, или вернуться… Спайк?

Твайлайт огляделась. Дракончика не было рядом с ними.

– Спайк? Ты где?

Кобылки в растерянности посмотрели друг на друга. Маленький дракон отошел, пока они препирались. Должно быть, он был где-то впереди. Или сзади.

– Спайк! Отзовись!

Фиолетовая единорожка отбежала на десяток метров вперед и оказалась в центре перекрестка коридоров. Вне себя от переполнявших ее дурных предчувствий, она набрала воздуха в грудь и пронзительно закричала:

– СПААААААЙК!!!

Гулкое эхо еще минуту повторяло ее крик. Расширенными глазами Твайлайт смотрела в темноту, напружинившись и поджав переднюю ногу. Ее подруги смотрели ей в спину.

Рядом с фиолетовой пони хлопнули крылья. На пол рядом с ней опустилась Рэйнбоу Дэш.

– Надо искать, – пегаска встревожено смотрела по сторонам. – Может, он…

Металлический лязг во тьме неподалеку заставил их отшатнуться. Шум шел из правого коридора, примыкавшего к главному. Обе кобылки во все глаза уставились туда.

– Спайк? – Твайлайт нерешительно шагнула вперед. Но радужногривая пегаска передними ногами обхватила ее за шею, не пуская вперед.

– Стой! Не иди туда!

– Но ведь там же Спайк! – единорожка дернулась, пытаясь вырваться.

– А если это не Спайк?

– Если не он, то кто же?

Вместо ответа Дэш молча сглотнула и отпустила подругу.

– Ты же сказала только что – «корабль пуст!» – Твайлайт иронично покосилась на пегаску.

– Я уже не уверена в этом, – тихо ответила та, прижимаясь к ней.

– Что тут у вас? – к ним прискакала Эпплджек. За ней следом подошли остальные пони.

– Тише, – одернула ее Дэш. – Там, в тоннеле кто-то есть.

– Может, это Спайк?

– Он не отзывается. – Твайлайт не отрываясь смотрела в темноту. – Это не Спайк.

Эпплджек оторопело замолчала. В наступившей тишине вновь раздался странный металлический шум. Его источник был совсем рядом, где-то за пределами светового круга. Затем так же неожиданно лязг оборвался.

Твайлайт почувствовала, как у нее в груди бешено колотится сердце. Звук собственного дыхания казался ей оглушительным. Возникло сильное желание погасить фонарь, лечь на пол, и заткнув копытами уши лежать, пока не пройдет чувство опасности. Единственное, что останавливало ее – это понимание того, что в темноте будет еще страшней.

– Что делать будем? – шепотом поинтересовалась Лира.

Никто сперва не ответил ей. Потом Рэйнбоу Дэш тихо и мрачно произнесла, обращаясь к мятной единорожке:

– Надо идти вперед и искать Спайка. Возможно, это он.

– А если это не он?

Пегаска только фыркнула в ответ.

Твайлайт зажмурилась и стиснула зубы. Рэйнбоу была права. Они не могли, не имели права уйти, оставив дракончика здесь одного. Надо идти вперед, как бы ни было страшно. Навстречу тому, что таилось там, во тьме коридора.

Единорожка медленно переступила ногами, двинувшись вперед. И тут же навстречу ей из темноты донеслось шлепанье ног по металлической решетке. Встречные шаги.

У Твайлайт широко распахнулись глаза. Она всхрапнула, испытывая дикое желание сорваться с места и бежать прочь. Кобылки, стоявшие за ней, застыли, испытывая то же чувство.

Шаги были все ближе. Свет фонарей выхватил смутную невысокую фигуру, направлявшуюся к ним. Через несколько мгновений она вышла к кобылкам. Это был Спайк.

Дракончик посмотрел на замерших пони, удивленно почесал гребень на затылке и сказал:

– Что-то случилось? Вы как-то странно выглядите.

– Спайк! – Твайлайт первой сбросила оцепенение и бросилась к малышу-дракону. Обняв его передними ногами, она села на пол и прижалась к нему. Вокруг сгрудились ее подруги. – Почему, почему, ну почему ты не отзывался?!

– Как это? – опешил Спайк. – Я вас звал, но вы не слышали.

– А сам-то ты ничего не слышал, голова твоя глухая? – проворчала Эпплджек. – Твайлайт кричала так, что наверное на Луне было слышно.

– Честно, я ничего не слышал! – дракончик начал выпутываться из объятий. – Ну ладно, ладно, со мной всё хорошо и ничего не случилось, можешь уже меня отпустить. Я тут кстати нашел нечто очень интересное, хотите взглянуть? Это там, дальше по коридору в двух шагах.

– А что ты нашел? – с интересом спросила Лира.

– Я, эмм… я не знаю как это описать. Пойдемте, я покажу.

Компания гурьбой пошла за дракончиком. Тот остановился перед очередной дверью, располагавшейся в нише в стене. Над дверным проемом была неразборчивая надпись на неизвестном языке. Приглядевшись, Твайлайт заметила еще кое-что – на двери был нарисован необычный знак, напоминающий черно-белый оскалившийся череп.

– Вот, это здесь. – Спайк подошел к двери. – Я попытался ее открыть, нажал вот сюда, и тут бах! из ничего появляется полупрозрачная стена. И тут же эта самая дверь открывается. А за ней такое!

– Что «такое»? Что там? – Лира потянулась к переключателю на двери.

– Погоди, а что за «стена»? – удивилась Твайлайт.

– Стой! Не трогай! – завопил Спайк.

Копыто Лиры замерло в сантиметре от кнопки. Мятная единорожка покосилась на дракончика и аккуратно убрала ногу.

– Ф-фух, вот так. – Спайк облегченно вздохнул. – Мы просто сейчас стоим прямо на ее месте. А она очень здорово жжется, я уже проверял. Надо зайти всем в нишу, тогда будет можно. Лира, пропусти меня.

– Так что за стена? – спросила Твайлайт еще раз, когда они все втиснулись в тесную нишу.

– Сейчас продемонстрирую. – дракончик положил лапку на переключатель. – Все оттуда ушли? Итак, алле… оп!

За кобылками взметнулась стена голубоватого пламени, превратившаяся в полупрозрачное силовое поле, искрящееся энергией. От него исходил запах озона и едва слышное гудение.

– Ух ты! – произнесла фиолетовая пони. – Это ведь разновидность магического барьера! Только она тут создается при помощи каких-то технических устройств! Потрясающе!

– Погоди, ты еще самого интересного не видела. – ухмыльнулся Спайк, покосившись на уходящую в потолок за его спиной дверь. – Прошу!

Брови Твайлайт поползли вверх. Она в изумлении приоткрыла рот.

– Ды-а-а! – глаза у Лиры азартно сверкнули, и она рванулась вперед в комнату.

Это помещение было еще больше, чем встретившиеся им по пути сюда кубрики для членов экипажа. Но стоявшие в нем штабелями и просто сваленные в кучи множество предметов создавали впечатление жуткой тесноты. При этом в их расположении была система – каждая из лежавших в одной куче вещиц имела если и не идентичность, то по крайней мере сходство. Штабеля же были заставлены одинаковыми на вид металлическими ящиками. Углы отсека были отгорожены – в одном из них, как показалось Твайлайт, был устроен импровизированный лазарет, где в идеальном порядке были разложены на лотках и столиках сверкающие медицинские инструменты. В другом было нечто, напоминающее слесарную мастерскую – но многие станки и приспособления были совершенно неизвестны единорожке. Там уже вовсю орудовала Лира, с восторгом трогая всё, до чего могла дотянуться.

– Вау, – ошеломленно сказала Твайлайт. – Вот это да… Что это такое?

– Это наверное какой-то склад нужных вещей, или типа того! – Лира загрохотала металлом, роясь в каком-то ящике. – Наверное, местные обитатели собрали всё это, на случай чтобы не нужно было далеко ходить и всё было под рукой.

Мятная единорожка нажала на выключатель. Помещение озарилось холодным светом ламп, вмонтированных в потолок. Лира круглыми от восхищения глазами уставилась на окружавшие ее механизмы и приборы.

– Во имя Дискорда и царствующих Сестер! – пробормотала она. – Здесь столько всего…

– А это что такое? – Рэрити достала из стойки у стены странный угловатый предмет и удерживала его магией в воздухе, рассматривая со всех сторон. – И что вот это?

Твайлайт обернулась. Ее подруга стояла возле большой груды изогнутых разноцветных пластин, на которых были намалеваны различные эмблемы. Перед белой единорожкой протянулся длинный ряд стоек, в которых были совершенно одинаковые предметы – такие же, как и тот, что сейчас разглядывала Рэрити.

Подозрительно знакомый предмет.

– Можешь дать посмотреть? – Твайлайт подошла ближе и приняла из телекинетической хватки странную штуковину. Она оказалась довольно тяжелой – даже магически сильной единорожке было нелегко удерживать его. Вещь была выполнена в традиционном стиле людей – угловатая, с гладкой поверхностью и украшением в виде черепа. Твайлайт повертела ее, понажимала на выступы, заглянула в широкую и толстую трубу, выступавшую из вещи, затем поднесла его к мордочке и осторожно понюхала.

Предмет пах смазкой и порохом.

– Твайлайт, как думаешь, что вот это за штуковины? – Рэрити ткнула копытом в одну из пластин, отозвавшуюся на прикосновение глухим стуком.

Фиолетовая пони отвернулась от глядящего ей в лоб дула и покосилась на предмет интереса ее подруги. Это была большая изогнутая пластина с нанесенной на нее большой вертикальной стрелкой. Пластина была потрескавшейся и исцарапанной; когда единорожка попыталась ее прощупать, материал ей показался отдаленно похожим на керамику.

– Так что это может быть? – копыто Рэрити прошлось по шероховатой поверхности.

– Возможно я знаю. – раздался из дальнего конца отсека голос Дэш. Пегаска свернулась калачиком на большом стуле и пыталась включить терминал с большим экраном. – Если вы об этих штуках на полу, то я видела похожие у нашей королевской стражи. Не уверена на все сто, но я думаю что это нательная броня.

– Броня?! – Рэрити прикинула толщину и размер пластины и ужаснулась. Каких же размеров было существо, которому предназначалась такая защита?

– Ага. – хихикнула Рэйнбоу. – Для охрененного размера жеребцов. С такого же размера статью и прочими, эм… достоинствами. Было бы круто сходить с таким на свиданку, а, Рэрити?

Белая единорожка ничего не ответила, лишь слегка покраснев под своей шерсткой.

– Ну ладно. – Твайлайт смущенно отвернулась к висевшему перед ней человеческому артефакту. Сосредоточившись, она стала прощупывать его магией.

Металл. Фракция минерального масла. Еще металл, более твердый и вязкий. Незатейливая электронная начинка. Взрывчатые вещества – сразу нескольких типов, собранные в компактные цилиндрические устройства. Полный короб этих цилиндров крепился к сложному механизму, предназначением которого было их метать как горошины из стручка.

Внезапно Твайлайт похолодела. Она поняла, что держит перед собой. Оружие, убивающее на расстоянии.

Черное дуло притягивало взгляд.

– Эй, Твайли! Что ты тут нашла? – проходящая мимо Лира толкнула ее мордочкой в шею, нарушив концентрацию. Оружие дернулось в телекинетическом захвате.

И выстрелило.

В глаза фиолетовой пони ударила яркая вспышка. И наступила тьма.


– Я ничего не вижу! – простонала Твайлайт, вращая головой и слепо таращась. Перед глазами клубилось зеленое облако, за которым смутно угадывались мордочки ее подруг и окружающая действительность. В ушах звенело от оглушительного грохота, которым сопровождался выстрел.

Из зеленой полумглы выплыло взволнованое лицо Лиры, шевелившей губами. На ресницах мятной единорожки блестели слезы. Она отвернула мордочку и оскалилась, с горестным видом споря с кем-то. На заднем плане маячили головы пони, окруживших ее, а за ними – рифленые плиты потолка.

Твайлайт поняла, что лежит на полу. Перевернувшись на живот, она подставила под себя ноги и встала. Перед ней оказался Спайк, с озабоченным видом спрашивавший ее о чем-то.

– Я не слышу тебя, меня оглушило. Сейчас приду в себя, – громко сказала единорожка. – Никто не пострадал?

Спайк закрыл рот и отчаянно помотал головой. Твайлайт перевела дух – значит, обошлось.

– …Бестолковая самоуверенная зазнайка! – словно издалека донеслось до нее. – Ты ведь видела, что она занята, зачем ты толкнула Твай?

– Я не нарочно! Я не знала, что так выйдет! Простите меня!

– Прощения будешь у Твай просить. – единорожка наконец узнала деревенский выговор Эпплджек. – А сейчас побудь с ней, пока ей не станет лучше. И вот тогда извинишься по всей форме, поняла?

– Поняла. – в голосе мятной пони был слышен стыд.

– Девочки, успокойтесь, – произнесла Твайлайт, превозмогая шум в ушах. – Лира ни в чем не виновата. Это я недооценила опасность этого артефакта. ЭйДжей, оставь ее в покое, она сама перепугалась не меньше.

– Твайлайт, прости меня. – Лира прижалась к ней. – Я растяпа.

– Я знаю.

Мятная единорожка улыбнулась сквозь слезы.

– Твайли? – возле фиолетовой пони опустилась пегаска. – Ты как тут?

– Нормально. Мне уже легче.

– Ага… Слушай, я знаю что совсем не вовремя, но ты можешь помочь? Мне нужно включить ту штуку на столике, а у меня не получается. Похоже, там что-то важное.

– Показывай, – сказала Лира. – Я разберусь, а Твайлайт посмотрит.

– Вот и славно.

Пегаска подлетела к стоявшему на небольшом постаменте терминалу.

– Вот. Лира, взгляни что тут можно сделать.

– Угу, так… – единорожка-технарь задумчиво пригляделась к устройству. – Хм… а что тебя смутило? Это же обычное хранилище данных, и включается оно кнопкой под панелью.

– Я не проводила столько времени со всеми этими штуками как ты. Я не знала этого. – Рэйнбоу закусила губу.

Лира покосилась на нее и кивнула.

– Эм… окей. Сейчас. Вот теперь все должно заработать.

Экран осветился.

Сквозь рябь помех Твайлайт увидела массивную фигуру человека, облаченную в доспехи, части которых она только что видела сваленными в груду. Исполин какое-то время сидел неподвижно, словно статуя, а потом пошевелился и снял с головы рогатый шлем. При этом на него упал луч света с потолка, осветив черно-белую поверхность брони и бледное суровое лицо.

Несколько мгновений воин молча смотрел с экрана на кобылок. И наконец заговорил.

«Мое имя Маркус Монк. Я брат-капитан девятой роты ордена Сынов Злобы. Я записываю это сообщение, чтобы те, кто найдет этот корабль, знали что здесь произошло.

Мой корабль, названный «Строптивым», и незадолго до этого дня захваченный в пространстве, контролируемом войсками Ложного Императора, вступил в бой с бандитским флотом Хаоса над планетой Элизиум Прайм. В этом бою он нанес тяжкие потери врагу, но и сам получил серьезные повреждения. Я принял решение выйти из боя, и отдал приказ совершить варп-прыжок. Но он прошел не так как планировалось. Повреждения внутренних систем энергоснабжения крейсера оказались настолько велики, что варп-защита корабля стала слабеть, угрожая выйти из строя.

Навигатор, управлявшая кораблем, смогла вывести его из варпа ценой своей жизни. В результате нас выбросило в этот неизученный участок космоса, в стороне от оживленных межзвездных трасс. Я принял решение собрать выживших братьев моей роты, взять столько припасов, сколько сможем унести, и покинуть корабль на спасательных капсулах, дрейфуя в сторону ближайшего имперского мира. Излишек припасов мы собрали здесь, на случай если кто-то из уцелевших членов экипажа еще остался на корабле. Хотя лично мне кажется, что в катастрофе выжили только мы.

Если на то будет воля нашего покровителя, мы вернемся сюда и попробуем вернуть «Строптивый» к жизни. Если нет, то мы погибнем. В любом случае, ave atque vale – здравствуйте и прощайте. Конец сообщения».


– Здесь можно жить, – расслаблено произнесла Эпплджек, растянувшись на койке. – Верно, Рэйнбоу?

– Мгм. – промычала пегаска с набитым ртом сверху. Над головой земнопони скрипнула сетка проволочной кровати, и с нее полетел вниз опустевший тюбик из-под питательной пасты.

Кобылки постепенно привыкли к окружению. Накопившаяся усталость дала о себе знать, и три пары двухъярусных кроватей в дальнем конце помещения теперь выглядели более чем привлекательно. Не сговариваясь, поняшки решили отдохнуть там. Найденные перед этим в каком-то ящике тюбики с намалеванными на них яблоками, вишнями и какими-то другими неизвестными фруктами содержали вкусную и невероятно сытную смесь, от которой в буквальном смысле подкашивались ноги. Мало кто смог осилить даже половину тубуса – одна только Дэш, оказавшаяся на редкость голодной, сумела умять свою порцию до конца и теперь лежала на верхней койке, развалившись после плотного обеда.

– Еда есть. Вода есть, пусть даже от нее какой-то химией несет. – Эпплджек сложила копыта вместе, размышляя вслух. – Поспать тоже есть где. Обстановка необычная, но привыкнуть можно. Девочки, а давайте пока тут обживемся? Все равно пока нам спешить некуда.

– А чем тебя наш самолет не устраивает? – сонно поинтересовалась Рэрити.

– Там кроватей нет. – вместо Эпплджек ответила Рэйнбоу. – А тут при желании можно хоть полгода жить на одном месте. Неа, я за. Давайте сюда приведем Пинки с Шай, и поселимся тут.

– Окей. Твайли, Лира, вы не против?

– Нет. – пробормотала Твайлайт с закрытыми глазами. – Сейчас за ними пойдем?

– Я пас. – пегаска зевнула и свернулась калачиком. – Кажется, я обожралась. Сейчас я точно никуда не пойду.

– Рэйнбоу! – Рэрити хихикнула. – Фу, как грубо!

– Пофигу… – радужногривая летунья фыркнула и засопела носом. – Девочки, я спать…

– А я пожалуй схожу. – под Лирой заскрипела сетка, когда она встала с кровати. – Кроме того, мы как раз перед этим спорили, возвращаться нам к нашим подругам или нет. Твайлайт, составишь компанию?

Фиолетовая пони открыла глаза. Перед ней стояла мятная единорожка.

Губы Лиры шевельнулись. Она беззвучно проартикулировала: «Надо поговорить!» и выразительно указала глазами на дверь. Заинтересованная магичка поднялась с постели.

– Да, конечно.

Кобылки не спеша вышли из помещения. Лира нажала на сенсор, закрывая бронированную дверь. Силовой полог перед ними задрожал и исчез.

– Ну так о чем ты хотела поговорить? – Твайлайт повернулась к мятной единорожке.

– Я хотела сказать раньше, но за всеми этими чудесами забыла это сделать. Кроме того, я не хотела это говорить при всех. – Лира с серьезным выражением смотрела на нее. – Твай, у нас большая проблема.

– Какая?

– Мы не можем вернуться домой.

У кобылки всё внутри сжалось. Дрогнувшим голосом она спросила:

– Почему?

– По двум причинам. Первая – самолет сжег почти всё топливо. Мы истратили его, пока поднимались в космос и выходили на нужную орбиту, чтобы добраться до звездного корабля. Теперь его хватит только на торможение.

– Ну и что? Ведь на торможение его все равно хватит, и мы сможем приземлиться.

– Не всё так просто. – Лира покачала головой. – И это уже вторая причина. Приземлиться топлива хватит, но до этого еще нужно занять нужное положение на орбите, рассчитать точную траекторию, и после этого суметь спуститься так, чтобы не сгореть и не промахнуться. Иначе мы можем вместо Эквестрии плюхнуться где-нибудь у вендиго на горбу. Улавливаешь ход мыслей?

– Улавливаю, – кивнула фиолетовая единорожка. И тут ее осенило. – Так ты не знаешь, как это сделать?

– Увы. – с грустью кивнула Лира. – Я могу летать над землей, выйти на орбиту, кое-как маневрировать на ней, но вот сходить с орбиты и приземляться я еще не научилась. Я лишь представляю, насколько сложно это будет рассчитать – спуск и торможение в заданной точке.

– Понятно… – протянула Твайлайт. – Но почему так получилось? Карамель перед отлетом залил нам полный бак! А этот челнок способен более чем на один полет без подзарядки! Как так…

– Карамель вместо настоящего качественного топлива человеков залил нам жиденький полуфабрикат. Другого делать он пока не умеет, – перебила ее мятная пони. – Поэтому и двигатели тянут слабо, и сожгли мы почти всё что было. Понимаешь?

– Понимаю. Значит, основная проблема – рассчитать спуск для нашего челнока?

– Да.

Твайлайт ненадолго задумалась, уставившись в пол. Вдруг она подняла ее и взглянула Лире в глаза. Ее взгляд полыхал решимостью.

– Я могу это сделать.

– Ты? – удивилась единорожка-техник. – Но ты ведь даже не знаешь…

– Я могу, – упрямо повторила фиолетовая пони. – Это не настолько сложно, как ты думаешь. Надо только рассчитать наше местоположение, орбитальную скорость, и еще некоторые факторы. Идем, я всё тебе расскажу по пути.

Лира наклонила голову и зубами взяла свисающий с шеи фонарь. Ей, как и Твайлайт, было тягостно использовать магию на корабле, пусть даже и настолько примитивную.

– Пошли, – прошипела она. – Я шебя фнимашельно шлушаю. Рашкажыфай.

– Разумеется. – Твайлайт неспешно порысила бок о бок с Лирой. – Для начала, нужно сделать вот что…


– Не попала, не попала! – засмеялась Пинки. – Это голова, а не круп! Хвост не растет из головы!

Флаттершай приподняла повязку на глазах и критически осмотрела лежащий на полу лист бумаги с нарисованным на нем пони. Потом грустно вздохнула.

– Ничего, не переживай, в следующий раз ты обязательно попадешь! Ты уже почти победила, остался только один раз! – розовая пони аккуратно взяла зубами у пегасочки разлохмаченную пеструю ленту с шилом, изображавшую «хвост» и подождала, пока Флаттершай не завяжет ей глаза.

Желтая пони немного повернула рисунок так, чтобы он не лежал на прежнем месте.

– Готово, можешь начинать!

Пинки склонилась над листом, ощупывая его копытами. Вслепую прицелившись острием шила как указкой, она ткнула им в рисунок.

– Мимо. – тихо хихикнула пегаска. – Моя очередь.

Долгое сидение без дела в шаттле вгоняло в скуку. Пинки и Флаттершай успели переиграть во все известные им игры. Сейчас они соревновались в «приколи пони хвост» до трех побед. Чтобы растянуть удовольствие, правила усложнили – рисунок двигали по полу, чтобы запутать оппонента. Играли «на желание».

– Бинго! – воскликнула Пинки Пай, когда ее «хвост» звякнул острием о монетку, лежавшую на рисунке в качестве мишени.

– Агась… – произнесла Флаттершай.

– Так… что бы такое загадать? – задумалась розовая земнопони. – А, придумала! Сделай три круга вокруг нашего самолета!

– А… эм, ну хорошо. – пегаска слегка сжалась.

– Не бойся, милая! – Пинки подпрыгнула к потолку. – Я ведь буду рядом с тобой!

Флаттершай облегченно засмеялась. Обе кобылки пошли к выходу.

Розовая пони намеренно выбрала такое желание, чтобы помочь пегаске привыкнуть к чуждой обстановке. Флаттершай еще немного робела и боялась выходить наружу, но уже не так сильно как в самом начале. Пинки надеялась, что ее подруга вскоре перестанет испытывать страх перед тем местом, куда они попали.

Они как раз заканчивали свою пробежку, когда один из огромных входов в ангар вдруг начал с лязгом открываться. По полу зацокали четыре пары копыт, и в арке входа показался свет фонаря. В его слабом отсвете стали видны силуэты Твайлайт и Лиры.

– …Боюсь, в любом случае придется что-то узнавать опытным путем, – фиолетовая единорожка увидела своих подруг, и ее мордочка озарилась улыбкой. – Привет, девочки! У вас тут все хорошо?

– Привет, Твайли! Привет, Лира! – Пинки галопом поскакала им навстречу. – Ух, как мы по вам соскучились! Где вы были всё это время?

– Да так, бродили. – Твайлайт по очереди поцеловала обоих кобылок в щеку. – Кстати, мы кое-что нашли. Хотите посмотреть?

– Конечно!

– Хорошо, только помогите нам перенести наши вещи из самолета. Его надо разгрузить.

– Без проблем! – хохотнула Пинки.

Под копытоводством Твайлайт пони вынесли из челнока ящики и корзинки с припасами, сложив их в кучу рядом с входом в ангар, и оставив внутри только штатные баллоны с воздухом.

– Отлично, – единорожка перевела дух. – Теперь слушайте. Всё это нужно перетащить в найденную нами комнату. Мы вам сейчас поможем, а потом вернемся сюда. Нам нужно будет сделать еще кое-что.

– Оки-доки-локи. Вы ведь скоро вернетесь?

– Само собой. Ну, взяли!

Загрузившись до отказа, кобылки медленно пошли по коридорам до места стоянки. Лира оживленно беседовала с кобылками, рассказывая о том где они побывали и что видели, при этом нещадно привирая. Пинки громко восторгалась, Флаттершай застенчиво улыбалась, при этом было видно что она не верит ни единому слову эпических басен единорожки.

Твайлайт шла молча, в то время как ее мысли были заняты другим. Она сосредоточенно вспоминала курс физики, в особенности те его разделы, что были посвящены небесной механике и аэродинамике. Ученая пони жалела, что ее обучение давно прошло, и с тех пор ей не было нужды применять полузабытые знания.

До сегодняшнего момента.

Фиолетовая единорожка улыбнулась, погруженная в свои мысли. Когда-то она думала, что это Эквестрия вращается вокруг солнца, а не наоборот. Тогда она еще многое не знала. Как давно это было…

Путь к складу занял гораздо меньше времени чем в первый раз, хотя теперь они не были налегке. Когда они наконец отнесли припасы и оставили своих подруг отдыхать, Твайлайт решила еще раз обсудить с Лирой нюансы грядущего перелета.

– Еще раз. Что мы должны знать? – произнесла она, сидя вместе с Лирой в пассажирском отсеке челнока. – Массу самолета, его площадь, орбитальную скорость, допустимый угол входа в атмосферу, допустимую перегрузку, э-э… что еще?

– Слишком много всего. – Лира подперла копытами голову.

– Да. – Твайлайт грустно усмехнулась. – Сюда бы ученый совет Кантерлота. Или хотя бы одного смыслящего в полетах пегаса…

– Только не Рэйнбоу. – Лира нервно рассмеялась. – Иначе она потребует взять ее с собой.

– Ладно. Итак, начнем. Орбитальная скорость зависит от гравитационного параметра, высоты, энергии небесного тела и траектории орбиты. Для всех частных случаев есть свои формулы, по которым она вычисляется, но мы остановимся на усредненной. Нам ведь нужно знать скорость на тот момент, когда ты с нее будешь сходить, верно?

– Угу. – Лира замахала копытом. – Только постарайся без заумностей, прошу. У нас не теоретический зачет по физике, не нужно цитировать весь учебник. Тем более я все равно половину не пойму.

– Постараюсь. Но хотя бы суть я тебе должна рассказать. Идем дальше…

Постепенно размеры задачи приобрели четкие размеры. Единорожки ползали по крыльям челнока, измеряя их площадь, пытались измерить его массу, изучали нижнюю теплозащитную обшивку на предмет поломок и спорили из-за получавшихся цифр.

Час шел за часом. Наконец Твайлайт закончила чертить рисунок на ватмане и устало откинулась на спинку кресла, ощущая жуткую головную боль. Рядом с ней повалилась Лира.

Обе кобылки молчали, слишком уставшие из-за затянувшегося умственного и физического труда. Потом Твайлайт произнесла:

– Слишком много допущений. Мы могли что-нибудь упустить или вычислить неверно. Ты уверена, что хочешь лететь?

– Абсолютно. – хрипло ответила мятная единорожка.

– Я не хочу отпускать тебя. Это опасно. Вдруг что-нибудь случится?

– Давай не будем о плохом. Я лечу. Всё будет хорошо.

– Кстати, почему? Я имею в виду, мы только прилетели сюда, и ты уже рвешься обратно?

– Я хочу убедиться, что мы вообще можем вернуться. – Лира поджала губы. – Кроме того, рано или поздно, это пришлось бы сделать. И я должна научиться возить вашу компанию безопасно.

Пауза. Твайлайт собиралась с мыслями. Затем она сказала:

– Я лечу с тобой.

– Нет.

– Я лечу с тобой!

– Нет! – выпалила единорожка. – Как ты только что сказала, «это опасно».

– Но…

– Нет. Если у меня не получится, должен быть кто-то, кто сможет не допустить моих ошибок.

– Наших ошибок, – поправила ее Твайлайт. – Траекторию спуска рассчитывала и я тоже.

– Траекторию падения… – горько улыбнулась Лира. – Твай, не надо. Еще один челнок, думаю, тут найдется. А еще один пилот, который хотя бы в теории знает, как можно сесть, при этом не разбившись – вряд ли.

Твайлайт закрыла глаза. Лира прижалась к ней и склонила свою голову ей на плечо.

– Я знаю что ты думаешь, – тихо сказала она. – И поверь, мне тоже страшно не хочется этого делать. Но кто-то ведь должен? Я пилот, я техник. Кому, как не мне пробовать?

– Будь осторожна. Не рискуй, – прошептала фиолетовая пони с закрытыми глазами. – Перед тем как спускаться, проверь всё несколько раз. Если тебя хоть что-то смутит – не дергайся. Воздуха в самолете хватит надолго.

– Уж кому как не мне помнить об осторожности, – фыркнула Лира. – Не волнуйся. Я скорее всего буду дрейфовать пару дней, прежде чем выйду на нужную орбиту. И глупостей делать я тоже не собираюсь.

– Когда ты летишь?

– Сейчас.

– И даже с нашими не попрощаешься?

– Долгие проводы – лишние слезы, – скривилась Лира. – К тому же я все равно вернусь через неделю. И скорее всего не одна, ко мне прицепится еще целый табун желающих увидеть корабль человеков.

– Людей, – машинально поправила ее Твайлайт. – Удачи тебе.

– И вам тут тоже. Не скучайте без меня.

Лира поднялась и прошла в кабину пилота. Фиолетовая единорожка посмотрела ей вслед.

– Запомни! – высунувшись из кабины, прокричала мятная пони. – Через неделю я вернусь! Начинай беспокоиться только если меня и позже не будет! До встречи, Твайлайт!

– Пока, Лира! – лавандовая пони подняла копыто в знак прощания.

– Пока-пока. А теперь давай выходи, я запускаю двигатели!

Единорожка вышла из челнока и медленно пошла к входу в ангар. Позади нее шаттл глухо заревел запускаемыми движками. Вскоре он поднялся на реактивных струях и поплыл к стальной плите, отделявшей пространство ангара от космоса.

Твайлайт нажала на переключатель и смотрела на челнок, пока створка ворот не закрыла от нее взора улетавшую подругу. Как только дверь герметично закрылась, за стенами ангара зашумели исполинские насосы, выкачивая из отсека воздух. Через несколько минут вакуум внутри ничем не отличался от пустоты космического пространства снаружи.

Люк бесшумно открылся. Челнок выскользнул сквозь него, выключил двигатели и по инерции понесся в пустоте, с каждой секундой всё дальше улетая прочь от крейсера.


– Цель на экране, – космический десантник пристально наблюдал, как по монитору ауспекса движется яркая красная искра. Его руки покоились на рукоятях управления зенитными турелями. – Разрешите открыть огонь?

Капитан Маркус склонился над плечом оператора турели. Черные глаза на бледном лице сощурились, в то время как командир Сынов Злобы наблюдал за движением красной искры.

– Библиарий. – произнес он. – Можете сказать, сколько живых существ на борту?

Стоявший за его спиной сверхчеловек в силовом доспехе расслабился и закрыл глаза. Между гладкой кожей его безволосой головы и психокапюшоном заскакали тонкие белые молнии. Через несколько секунд библиарий открыл глаза.

– Одно, – наконец молвил он. – Точнее, одна.

Капитан Сынов Злобы удовлетворенно кивнул.

– Отставить огонь, – приказал он сидевшему на операторском посту космическому десантнику.

– Есть, брат-капитан. – тот убрал руки с гашеток и сложил их перед собой на панели.

Маркус отошел к широкому экрану, на которое выводилось воспринимаемое с наружных пикт-рекордеров изображение космоса. Экран заменял окно в боевом посту на огневой палубе. На нем была видна сине-зеленая с белой росписью облаков планета, вокруг которой вращался «Строптивый». На ее фоне беспечно скользил шаттл, чья отметка только что была на экране ауспекса, и пилот которого явно не знал, что избежал смертельной опасности.

Капитан космических десантников нахмурился, услышав за своей спиной шаги. Рядом с ним встал библиарий Сынов Злобы, уперев в пол свой посох. На лице псайкера были видны недоумение и раздражение.

– Говори, брат. – произнес Маркус. – Что тебя смутило?

– Я проник в разум существа, что управляет этой «аквилой». Оно не заметило моего вторжения, но контакт был неприятным. Оно тоже было псайкером, и то, что я увидел внутри… встревожило меня.

– Вот как? – хмыкнул капитан.

– Эти существа не приспособлены к сражению. Они вообще не знают, что такое война. Само понятие убийства у них вызывает ступор. Я пытаюсь понять, какая от них польза может быть нашему богу, и не могу отыскать ответа. Что вообще могут сделать эти изнеженные существа?

– Они нужны Повелителю. Мы здесь, чтобы исполнить его волю. – процедил Маркус. – Или ты начал сомневаться в приказе, что его посланник передал нам?!

– Моя воля и решимость так же сильна, как и прежде. – библиарий нахмурил густые брови. – Но меня смутило еще кое-что. Сила этой особи была ничтожна, но в ней были определенные оттенки, родственные тем, что обжигают мне разум и заставляют душу корчиться в огне каждое утро. Психическая сила, что бушует на поверхности этой планеты в тысячи раз больше мощи этого существа, но их природа одинакова.

– Возможно, в этом и состоит интерес нашего господина, – в раздумье произнес капитан. – Однако это неважно. У меня есть инструкции, оставленные демоном. И ты знаешь, что случается с теми, кто не оправдывает ожидания богов.

– Да, брат-капитан. – библиарий склонил голову. – Я знаю.

– А теперь за дело. У нас еще много работы. – командир Сынов Злобы отвернулся от экрана, где шаттл превратился в едва различимую точку. – Они скоро вернутся в большем количестве. Надо приготовиться к их приему. Когда их наберется достаточно, мы подвергнем их дух первому испытанию. Посмотрим, так ли они неприспособленны к сражению, как ты сказал. Идем!