Случайная встреча в лунную ночь

Во время ночного дозора принцесса Луна встречает Флаттершай и помогает ей справится с проблемами.

Флаттершай Принцесса Луна

Месть интернов

Интерны. Множество больниц по достоинству ценит их тяжёлый труд. Бесстрашные, они идут туда, где не ступало копыто доктора. Ничто не в силах испугать их. Незадачливые любовники, летающие на авось пилоты, истеричные сиделки и жеребята, мечтающие стать супергероями – медсёстры Рэдхарт и Райм достойно ответят на любой вызов. Внимание: содержит картофель. Лицам с аллергией на крахмал стоит читать этот рассказ на свой страх и риск.

Другие пони Сестра Рэдхарт

The Land of Cozy Glow

Кози Глоу умеет манипулировать пони. Настолько хорошо, что однажды она была близка к тому, чтобы вся Эквестрия оказалась у её копыт. Но пара ошибок и случайное стечение обстоятельств обратили её из без двух минут императрицы в пленницу Тартара. И кто теперь знает, что бы случилось, если бы Кози смогла довести свой план до конца? Чем бы стала Эквестрия под её началом? Приняли бы её пони? Нет другого способа это выяснить, нежели направить историю по слегка другому руслу…

Другие пони

В ее сиянии

Эквестрия еще молода. Народы пони, объединенные под ее флагом, еще осознают себя хозяевами новой страны. Могучие и таинственные аликорны, принцессы-защитницы Селестия и Луна стоят на страже юного государства. Благодаря им чудовища более не властвуют на землях Эквестрии, а пони учатся жить в мире друг с другом. Но спокойствие может быть обманчивым, а угроза может прийти не только извне, но и притаиться в сердце страны. Или кого-то очень близкого.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Чувства

Чувства, эмоции, аффекты - научные термины. Это всё присуще высокому интеллекту, и неважно, человеку или пони. Но именно чувства делают и тех, и других уязвимыми, а их разумы - хрупкими, готовыми треснуть даже от незначительного удара. Парадоксальное явление. Критическое мышление уходит на второй план дальше и дальше, не думать - это уже особенный стиль жизни. Вы думаете, будущее не за чувствами? Ошибаетесь.

ОС - пони

Семь невест для семи чейнджлингов

Желая рассорить Элементы гармонии, прежде чем они снова помешают ей захватить Эквестрию, королева Кризалис придумывает гениальнейший план, как сделать это наверняка. Поскольку все они незамужние кобылы, ей нужно лишь заставить их соперничать за жеребца! И этот её план, может быть, и сработал бы… продумай она его до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Кризалис

Затмение Луны

Вы никогда не думали о другой Луне, Луне, стоявшей в тени свой сестры, о Луне, не виновной ни в чем, о Луне, ставшей жертвой?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Заколдованная библиотека: Аметистовые грёзы

Эта история о кобылке по имени Аметист Винд. Но кто она? Быть может, она — та, кому действительно доведётся спасти принцессу Твайлайт от её тысячелетнего заточения в плену библиотеки. А может — она от начала и до конца лишь фантазия Рэрити, сходящей с ума от проклятия Дискорда. Так это или эдак — нам не понять, но от этого её история не перестаёт быть реальной для Рэрити. Ведь кто-то должен же спасти принцессу, наконец?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Свити Белл ОС - пони

Пока поёт свирель

Что такого может быть в простом пении свирели?

Другие пони ОС - пони

Шторм

Флаттершай и Рейнбоу Дэш оказались в ловушке сильного шторма в Вечнодиком Лесу. Стараясь добраться до укрытия, Флаттершай едва не погибает, и Рейнбоу, несмотря на собственные раны, превозмогает себя, заботясь о самой дорогой ей пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 - Кантерлот

Глава 1 - Взрыв над Понивиллем

18 июня. 19:56 После полудня.

Это был чудесный тёплый летний день и не менее чудесный вечер, не предвещавший ничего плохого. Все пони Главной Шестёрки решили устроить сегодня пикник на озере в честь победы Рейнбоу Дэш в ежегодном конкурсе “Эквестриан-500”. После признания судьёй невиновной, Рейнбоу не могла найти слов, как отблагодарить Феникса Райта (её адвоката, которого Твайлайт перенесла из параллельного мира) за всё, что тот для неё сделал. Фениксу было годам к тридцати, он всегда носил тёмно-синий смокинг, белую рубашку и малиновый галстук. Его чёрные, как смоль, волосы, зачёсанные назад, часто служили поводом для насмешек не только в своём мире, но и, как оказалось, в этом. Неделю назад Феникс всерьёз задумался, нужен ли ему этот “дикобраз” на голове или настало время сменить имидж. Феникс был человеком, самым обычным человеком. Вернее, это в своём мире он был обычным, а в Понивиле его внешность привлекала ну очень много лишнего внимания, и это до жути затрудняло процесс расследования убийства, в котором подозревалась Рейнбоу. К счастью, всё кончилось хорошо.

Весь сегодняшний день пони провели в Сахарном Уголке, где мистер и миссис Кейк с радостью организовали для старых знакомых настоящий банкет. Шестёрка заглянула и к близнецам Блоссом. Алое и Лотус устроили бесплатные SPA процедуры для девчонок, приурочив их к сокрушительной победе Рейнбоу. Все были в восторге… кроме самой Рейнбоу. Пегаска до жути не любила ни грязевые ванны, ни парикмахерские. Тем не менее, даже она осталась довольна новой причёской (которая, сказать по правде, мало отличалась от предыдущей). Пони побывали во многих местах: на городской ярмарке, на обеде у Эпплов, в бутике Рарити и библиотеке Твайлайт, посетили пиццерию (что оказалось не лучшей идеей после плотного обеда, приготовленного Большим Маком) и боулинг. Рейнбоу победила и в нём. Часам к пяти Шестёрка решила дойти до озера в городском парке. Девчонки, забыв обо всём на свете, купались, Рейнбоу и Флаттершай ныряли в тёплую воду, подлетев на пару метров в воздух, брызгались водой и смеялись. Словом, им было весело.

— Какой сегодня замечательный солнечный день, девочки! Не находите? — Спросила Твайлайт. Шестёрка уже полчаса как лежала на тёплой июньской траве, уже успев высохнуть после последнего захода в воду. В паре метрах от них находилось клетчатое покрывало, на котором стояла корзинка с, как говорила Пинки, “восхитительно-сытными” пирожками с картошкой и “на языке прямо тающими” яблоки, принесённые ЭпплДжек со своей фермы.

— Да, Селестия не филонит. Работает на славу сегодня, — отозвалась ЭпплДжек. Она лежала головой на соломенной шляпе, закинув нога на ногу. В зубах пони держала пшеничный колосок.

— Милый… — произнесла Флаттершай.

— Бесподобный! — согласилась Рарити.

— Ей, Рейнбоу, иди к нам! — сказала Твайлайт. Она вместе с Рарити, ЭпплДжек, Флаттершай и Пинки лежала на траве, а Рейнбоу тем временем кидала блинчики. Сегодняшний рекорд – двенадцать отскоков от воды, и пегаске надо было во что бы то ни стало его превзойти.

— Сейчас, только поставлю новый рекорд, и прилечу к вам.

— Слишком долго, Дэши. Мы тебя уже заждались.

— Ты это пять минут назад говорила…

— Ну, всё, всё! Дайте мне ещё несколько попыток! Я уже почти… — Рейнбоу размахнулась и запустила очередной блинчик. Камень проскакал ровно одиннадцать раз, прежде чем утонуть.

— Чёрт бы тебя побрал! — пробурчала она.

— Всё! Давай к нам! — крикнула Пинки Пай.

— Это… это не считается! Мне ветер помешал!

— Ветер ей помешал, — пробубнила ЭпплДжек.

— Ладно тебе, ЭйДжей. Ей сейчас надоест и она вернётся.

Спустя пару минут Рейнбоу была готова уничтожить весь мир. Будь перед ней сейчас красная мигающая кнопка с надписью “взрыв Солнца”, пони б со всего размаху врезала по ней копытом. Пару раз “ударившись” головой об воздух, а затем, пнув его несколько раз задними копытами, Рейнбоу выбросила камни в озеро и угрюмая села рядом с Пинки.

— Я ненавижу эту игру. — С чёткой расстановкой слов произнесла пони. ЭпплДжек усмехнулась.

— Умей проигрывать, сестрёнка.

— Я никогда не проигрываю. — Таким же тоном произнесла Рейнбоу.

— Прости, но готова с тобой поспорить, — услышала пони деревенский акцент подруги в соломенной шляпе, — У меня двенадцать отскоков, у тебя – одиннадцать. Сомнения? Вон, спроси у Твайлайт. Она у нас жюри.

— Да будет тебе Рейнбоу, нашла чему дуться, — сказала Твайлайт Спаркл.

— Я не дуюсь! — пробубнила Рейнбоу и отвернулась.

— А как же твоя победа в Эквестриан-500? Неужели она для тебя уже ничего не значит? Ты ведь стала победительницей всей Эквестрии! Ты только подумай! Первое место! Его не дают за просто так. Ты его заслужила, Рейнбоу, — Твайлайт подсела к подруге и закинула левое копыто пегаске за плечо в надежде немного подбодрить подругу, — Это твоя заслуга. Ты должна этим гордиться.

— А ведь верно! Чего мне расстраиваться из-за каких-то там блинчиков? Я – победительница всеэквестрийских соревнований! У меня первое место! И никакой Эйс Свифт меня больше не остановит! Да! Ну, Понивиль, гордись тем, что у тебя есть такой замечательный атлет как я!

— Э-э-э… Рейнбоу… ты молодец, это так, но немного скромности тебе не помешает. Особенно, знаешь, на торжественных мероприятиях… — сказала Твайлайт.

— Твайлайт хочет сказать, чтобы ты не выпендривалась и не зазнавалась, как ты обычно делаешь на публике, — пояснила ЭпплДжек.

— Выпендривается? Кто это выпендривается?!!

— Ну ты, не я ведь.

— Что?!! Да я тебе…

— Девочки, не ссорьтесь. Рейнбоу, ты думаешь, Фениксу понравилось бы сейчас твоё поведение? После того, что он для тебя сделал?

— Думаю, что нет…

— Я тоже так думаю. К тому же он завтра к нам приедет.

— Серьёзно? — хором произнесли пятеро.

— Да. Я поговорила с ним, и он согласился.

— А Селестия знает о том, что ты собралась его вновь вызвать? — заволновалась Рарити.

— Да. Я осведомила принцессу ещё вчера утром. Она мне разрешила, если… он будет не против. Но он не против.

— Кажется, прошло так много времени, а прошло-то, оказывается, всего неделя! Нет, ну вы можете себе представить? Семь дней! Не какие-то там семь недель! Или семь месяцев. Или семь лет. Или семь тысяч лет. Всего лишь одна неделя, а такое чувство, что его нет уже… Ну, не знаю… Гораздо, гораздо дольше. Вам не кажется? Мне кажется. А вы как считаете? Нет? Да? Да? Нет? — На одном дыхании протараторила Пинки Пай.

— Да, время порой летит так мимолётно, — произнесла Рарити, устремив драматический взгляд в горизонт.

— Да, я иногда такое замечала… — Почти что шёпотом (а на самом деле, своим обычным голосом) произнесла Флаттершай, — Так бывает, когда, я, например, увлекаюсь наблюдением за лягушками и не замечаю, как быстро течёт время. Или если Энджел Бани поранил лапку, а я его лечу. Или…

Флаттершай умолкает, заметив, что Рейнбоу, повернувшись к ней спиной, начинает рыдать.

— Прости, Рейнбоу, если я тебя чем-то обидела. Я не хотела.

— Нет! В том нет твоей вины. Это всё я! Я виновата! Как я могла подумать о тебе такое?! — Пони с радужной гривой крепко обхватывает подругу и кладёт голову ей на плечо. Из глаз ручьём струятся слёзы, — Как я могла подумать, что ты меня предала?! Прости меня, Флаттершай… — Флаттершай улыбается и начинает её тихонько гладить по голове, — Я… я не знаю, что на меня нашло! Это было какое-то помутнение! Прости, умоляю! Прости меня…

— Всё хорошо, Рейнбоу. Я на тебя нисколечко не сержусь. — Флаттершай ещё раз ласково провела копытом по голове подруги, — Я ведь не видела ни Эппл Блум, ни Сонату выходящими из леса. Если б видела, я бы сказала.

— Всё равно! Мне так неловко!

— Ничего, Рейнбоу. Я не держу на тебя зла.

— Спасибо, Флаттершай. Ты… ты настоящая подруга! — Флаттершай покраснела от смущения.

— Кстати, Рарити, так тебе понравился твой новый парфюм? — Спросила Твайлайт про тот голубой пузырёк, который нашла в Вечнодиком лесу неделю назад. Его выронила Гильда и не смогла найти.

— Отвратительно! — ответила Рарити, поморщив нос, как будто до сих пор его чуяла. — Это просто кошмар! Я ещё никогда в жизни не нюхала ничего более ужасного! Мусорный бак, доверху набитый пищевыми остатками, простоявший месяц на открытом Солнце, и тот пах бы лучше, чем эта жидкая бурда!

— Оу, неужели запах был настолько плох? — спросила Твайлайт.

— Хуже, даже хуже, чем тот, что ты себе представляешь! Он был просто не выносим! Я подозреваю, что духи просрочены. Я так разочаровалась в их фирме, Твайлайт! Я написала всё, что о них думаю, и потребовала возмещения полной стоимости. Со дня на день мне должен прийти ответ.

— Мне жаль, что это были просроченные духи.

— Я этого просто так не оставлю, Твайлайт! Я затаскаю их по судам! Это не просто преступление перед моей честью и репутацией бутика “Карусель”. Это ещё и проявление глубочайшего неуважения к самой культуре моды! Нет, я это просто так не оставлю…

Спустя пару минут Рейнбоу успокоилась, Рарити забыла про зловонный флакон, и теперь все шестеро полумесяцем лежали на берегу небольшого озера, любуясь, как предзакатное Солнце окрашивало облака в оранжевые, красные и свинцовые тона. Шестёрка молчала, любуясь закатом. Им было просто хорошо. Ничего говорить и не требовалось. День прошёл на славу, и улыбки пони это подтверждали. Но вдруг Твайлайт услышала какой-то низкочастотный звук. Он напоминал шипение при горении фитиля фейерверка, а доносился откуда-то с юга.

— Девочки, вы тоже это слышите? — повела ушами Твайлайт.

— Слышим? Ты о чём, Твай? — не поняла ЭпплДжек.

— Этот звук… такое тихое шипение…

— Я слышу, — согласилась Рарити. — Он вроде бы идёт с юго-востока.

— Я тоже слышу! — согласилась Пинки.

— Я тоже… — неуверенно пробормотала Флаттершай.

— Теперь и я слышу, — сказала ЭйДжей.

— Эй! Да какого сена здесь про… — Рейнбоу замолчала на полуслове. Главная Шестёрка увидела тонкую белую полоску на горизонте, поднимавшуюся всё выше и выше. Затем она изменила свою траекторию подъёма на баллистическую и стала приближаться к зениту. Звук начал постепенно нарастать…

— Только не это… — пробормотала Твайлайт Спаркл.

— Твайлайт, ты знаешь, что это? — спросила подругу ЭйДжей, выпучив глаза от удивления.

— У меня есть одна теория. Но это невозможно! Как… как минимум должны были сработать сирены, и принцесса бы оповестила нас, что…

В тот же миг со стороны ратуши раздаётся оглушительный сигнал воздушной тревоги. Другие пони, находившиеся в парке, в страхе начали переглядываться, не до конца поминая, что вообще происходит. Через три протяжных гудка из громкоговорителей по всему Понивилю раздался голос Селестии:

— Внимание всем! Говорит принцесса Селестия. Воздушная тревога! Воздушная тревога! Всем пони укрыться в близлежащих бомбоубежищах. В первую очередь это касается жителей Понивиля и близлежащих к нему территорий! Бросайте всё и быстро в укрытие! Повторяю…

Белая полоска уже добралась практически до зенита. Теперь Твайлайт могла разглядеть металлический корпус продолговатого объекта с чёрно-жёлтой маркировкой на носу. Её опасения оправдались, это действительна была ядерная ракета особо крупных размеров. Баллистическая ракета начала резко снижаться. Всего в нескольких километрах от поверхности земли ракета исчезла в яркой белой вспышке. Главную Шестёрку вдавило в землю взрывной волной. Твайлайт поняла: ещё несколько мгновений и от Понивиля не останется и следа, а она вместе с подругами сгорит при разрыве внутриатомных связей, как только раскалённое радиоактивное облако долетит до земли. Она даже врятли успеет что-либо почувствовать. Скорее всего она, сама того не заметив, окажется на Том Свете. Девчонки зажмурились. Но свет от взрыва не разменивался на столь сложный путь, чтобы сначала пройти сквозь зажмуренные веки своих жертв, затем быть запечатлённым сетчаткой глаза и уже после – добраться до мозга. Свету такой яркости хватало энергии, чтобы идти сразу с мозг. Поэтому даже с зажмуренными глазами вокруг всё стало белым-бело. До Шестёрки долетел запоздалый звук стихающих двигателей ракеты. Раздался оглушительный хлопок. Звук был такой силы, что даже у натренировавшийся Рейнбоу заболели уши. Пони почувствовали обволакивающий жар, затем раздался странный звук, будто бы кто-то решил промотать звук ядерного взрыва в обратную сторону, и всё стихло. Твайлайт ещё с минуту или около того лежала на траве с зажмуренными глазами. Она… умерла? Неужто для них всё кончено? В таком случае, почему она почти ничего не почувствовала, когда покидала этот мир? И почему до сих пор может чувствовать, как мягкая травка обволакивает её тело, а её фиолетовая чёлка подёргивается на ветру? Или ей это только кажется? Как много вопросов… Получить ответ на них можно было просто открыв глаза. Но Твайлайт не решалась. Как не решались и остальные пони шестёрки. И всё же спустя минуту или две Твайлайт Спаркл нашла в себе силы открыть глаза. Она потеряла дар речи. Понивиль был цел и не вредим. Так же как и многие пони, до сих пор лежавшие на траве, или как озеро, или горы на горизонте… Ничего не изменилось. Всё осталось точно таким, каким было десять минут назад.

— Какого сена… — Рейнбоу открыла глаза и стала осматриваться вокруг, — Твайлайт, что это было?

Услышав, как Рейнбоу разговаривает с Твайлайт, остальные пони тоже открыли глаза.

— Я… я не знаю! — призналась Твайлайт. — Я думала, это была ядерная ракета, но…

— Ядерная ракета? Ты же говорила, что такая штука способна стереть жизнь с лица всей Земли!

— Да, и это так. И я могла поклясться, что над нашими головами действительно взорвалась именно одна из таких ракет, но…

— Но почему тогда мы все живы? — спросила ЭйДжей, обведя копытом близлежащие территории.

— Я не знаю ЭпплДжек. Я, правда, не знаю.

— Смотрите! Смотрите туда! — Пинки показала на небо.

— Проклятье, уже стемнело, — сказал ЭпплДжек.

— Да я не о том! Посмотрите на созвездья!

Главная Шестёрка задрала головы. Пони в один голос ахнули.

— Твайлайт, я не узнаю ни этих звёзд, ни этих созвездий! Твайлайт!

— Я вижу… но не понимаю, как такое возможно…

— Смотрите! — крикнула Рейнбоу Дэш, — Это Кассиопея?

Твайлайт посмотрела, куда указала её подруга.

— Я не знаю, Рейнбоу. То скопление звёзд не очень-то похоже на Кассиопею.

— А это Козерог?

— Мне казалось, Козерог немного другой… чуть попрямей, что ли.

— Но по расположению, это похоже на правду, — сомневаться в астрономических способностях ЭпплДжек не приходилось. Она на много лучше знала расположение звёзд, чем кто-либо ещё из Шестёрки.

— И да, там Кассиопея, там Лира, а там дракон. Что за чертовщина?! Дракон не настолько изогнут!

— Да что, чёрт возьми, здесь твориться?! — не выдержала Рейнбоу.

— Я и пытаюсь понять… Возможно, это какая-то оптическая иллюзия, вызванная раскалённым облаком после ядерного взрыва… — предположила Твайлайт Спаркл.

— А как ты объяснишь, что мы выжили, находясь прямо в эпицентре этого самого взрыва? — спросила ЭйДжей.

— Я не знаю… — Твайлайт поникла головой.

— Пора бы домой, уже начинает холодать, — пожаловалась Рарити.

— Эй! А как же моя вечеринка? Для кого я это всё устраивала? Разумеется, для нашей победительницы Рейнбоу Дэш!

— Пинки, я думаю, это сейчас не лучшая идея, — сказала Твайлайт.

— Да, мне чего-то тоже не особо хочется. Может, перенесём на следующий день?

— Ну, если ты так хочешь, ладно.

— Не обижайся, Пинки. Просто, у меня какое-то странное чувство, что здесь что-то не так.

— Ты не единственная, — согласилась ЭйДжей.

— Давайте соберёмся завтра у меня. Скажем, часов в двенадцать?

— Давай.

— Когда приду, я немедленно отошлю письмо принцессе Селестии с просьбой объяснить сегодняшнее происшествие. Думаю, до завтра она мне ответит. Брр… Чувствую, сегодня ночка будет холодной!

— Кстати, а вы заметили, что сирена стихла?

Твайлайт прислушалась. Действительно, не слышно ни воздушной тревоги, ни встревоженного голоса Селестии.

— Я попрошу принцессу всё мне объяснить. А сейчас предлагаю разойтись по домам. Чего-то меня колит в сон.

Пони Главной Шестёрки покинули городское озеро, разбредясь по своим домам. Когда Твайлайт открыла дверь в библиотеку, ей ассистент Спайк выглядел крайне обеспокоенным.

— Вот ты где, Твайлайт! Я уже собрался идти за тобой.

— Всё нормально, как видишь, я уже вернулась.

— Твайлайт, что это было! Я уж было испугался, что это была одна из тех ракет, о которых ты мне рассказывала. Княн… Лядро…

— Ядерных.

— Именно! Так что это было на самом деле?

— Я не знаю, Спайк. Я действительно думала, что это была одна из них. Она и выглядела, прямо как в книге, которую мне дала Селестия. Один в один! И её траектория была схожа…

— Но тогда, мы бы сейчас с тобой не стояли здесь и не разговаривали!

— В том то и дело, Спайк! Это не могла быть ядерная ракета! Это было что-то другое…

— Но что?

— Пока не знаю… Спайк!

— Да?

— Напиши, пожалуйста, письмо принцессе Селестии с пометкой “Срочно”.

— Диктуй. Я готов.

— “Дорогая принцесса Селестия. Я крайне обеспокоенная сегодняшней яркой вспышкой над Понивиллем. Я бы могла поклясться, что это была ядерная ракета особо крупных размеров, но, как видите, раз я смогла написать это письмо, это было что-то другое. Я бы хотела знать, что именно произошло в паре сотен метров над Понивиллем восемнадцатого июня примерно в двадцать часов пятнадцать минут, так как я видела металлическую баллистическую ракету с жёлто-чёрной маркировкой на носу. Если то не была ядерная бомба, то что это была за ракета? Почему от её взрыва было меньше вреда, чем от детской хлопушки? И почему я не узнаю не одного созвездия этим вечером? Я надеюсь, принцесса Луна не заболела? Ваша преданная ученица, Твайлайт Спаркл”.

Спайк отправил письмо прямиком в Кантерлот.

— Будем ждать ответа?

— Нет, Спайк. Я предлагаю лечь спать. Утро вечера мудреней. У Селестии наверняка сейчас дел невпроворот. Да ты только подумай, если каждый житель Эквестрии отправит ей по письму с вопросом о том, что произошло на закате, она и за неделю не успеет всем ответить!

— Думаю, ты права, Твайлайт, — согласился Спайк. — У неё и без нас сейчас много хлопот. Ладно, спокойной ночи, Твайлайт. Я пошёл спать.

— Хорошо, Спайк. Я немного перекушу и тоже лягу.

Твайлайт сделала себе сэндвич с маргаритками и одуванчиками, налила стакан какао, поднялась в спальню, постелила кровать, забралась под одеяло и, устремив задумчивый взгляд в окно, стала медленно прожёвывать свой низкокалорийный ужин (она была слишком погружена в свои мысли, чтобы приготовить полноценный). Твайлайт смотрела на звёзды. Она не могла понять, почему знакомые доселе созвездия вдруг так искривились и потеряли свою прежнюю форму. Неужели прозрачное облако взрыва и сейчас кружило над Понивиллем, преломляя и корёжа падающий на Землю космический свет? В таком случае, какие вещества могли создавать такой эффект? И, что немало важно, не опасны ли они для живых пони? Ответов Твайлайт Спаркл не знала. Фиолетовая единорожка перевела взгляд на Луну. Луна была нормальной. Как обычно круглой и не искривлённой. Правда, Твайлайт показалась, что спутник Земли был чуть дальше, чем в прошлое полнолуние. Хотя откуда ей знать? Может, это всего лишь очередная оптическая иллюзия? Как то, что Луна была не белой, а бледно-оранжевой. Сколь Твайлайт не думала над произошедшим, к единому мнению не пришла и решила лечь спать, дождаться завтрашнего дня. Возможно, завтра Твайлайт получит письмо от принцесс, объясняющее, что произошло с Понивиллем на закате. А насчёт заката… Твайлайт действительно показался странным тот факт, что слишком рано стемнело. Солнце только приближалось к горизонту, но ещё не успело его коснуться. По её подсчётам Солнце бы село не раньше, чем через полчаса после таинственного взрыва, а лежали пони с закрытыми глазами всего-то минут пять. Хотя, возможно, взрыв их дезориентировал в пространстве и времени, и тогда…

Твайлайт решила не продолжать логическую цепочку. Всё равно завтра, ну или в скором времени она получит вразумительный ответ от Селестии. Надо лишь набраться терпения.

Рарити, придя к себе домой, грохнулась на кровать и заснула как убитая. Ей совершенно не хотелось рассуждать о каких-то там научных вещах. Кутюрье настолько измоталась за сегодняшний день, что ей нужен был отдых, а с ядерным взрывом пусть Твайлайт разбирается.

Пинки Пай придерживалась схожей точки зрения. Она попыталась расставить по местам все куски пазла, но, когда ей не удалось этого сделать, она решила не ломать голову над уже случившимся (ведь никто в конечном итоге не пострадал) и улечься спать. Проспала Пинки ровно двенадцать часов.

Флаттершай спала крайне беспокойно. Пони просыпалась раз в два часа и шла проведать своих зверушек. Зверушки были все на нервах, и это напряжение передалось Флатти. Она не могла сомкнуть глаз, вспоминая сегодняшний страшный взрыв. Она всё думала об ослепительной вспышке в зените и надеялась, что ночью вновь этого не повториться. По крайней мере, она на это искренне надеялась. И всё равно сон у пони сбился, и всю ночь она провалялась в кровати, думая о том, как скоро наступит утро.

ЭпплДжек же удалось заснуть без проблем. Но, прежде чем отправиться в кровать, она не могла найти себе место: задумчиво ходила по дому на протяжении полутора часов.

— ЭпплДжек, можно потише? — Услышала пони сонный голос своей младшей сестры.

— Прости, ЭпплБлум, я не хотела тебя разбудить.

— Что ты здесь бродишь? Уже десять часов! Ты же час назад как говорила, что пойдёшь спать!

— Да, говорила… Но меня не перестаёт покидать какое-то странное чувство. Знаешь, когда ты боишься чего-то, но сама не знаешь чего. Такое чувство… толи страха, толи одиночества.

— Да, мне знакомо это чувство. Это всё из-за ядерной бомбы?

— Что?! — изумилась ЭпплДжек. — Откуда ты знаешь?

— Мне Свити Белль рассказала. А ей – Рарити.

— Блин, я же говорила Рарити, чтобы та никому… Ну да ладно, какая теперь уж разница.

— Так это была настоящая ядерная ракета? На самом деле? — оживилась ЭпплБлум. Жеребёнок ещё не в полной мере осознавал, что скрывалось за этим устрашающим названием.

— Не знаю, сахарок. Твайлайт говорит, что это невозможно, иначе все жители Понивилля сейчас бы были по ту сторону трёхметровых золотых ворот без забора.

— Тогда, что это была за вспышка?

— Не знаю, ЭпплБлум.

Две сестры бесшумно спустились на первый этаж. ЭйДжей достала крекеры и подогрела молоко (по просьбе ЭпплБлум). Младшая сестра накинулась на вкусности, а старшая подпёрла правым копытом щёку и устремила обеспокоенный взгляд в окно.

— Ты тоже заметила… странности с небом? — спросила ЭпплДжек.

— Это ты про кривые созвездия? Да, я заметила, что с ними что-то не так.

— Знать бы, что именно… Твайлайт полагает, что принцесса Луна приболела, вот и ториться с небом чёрт знает что.

— Ты тоже так думаешь?

— Не знаю, ЭпплБлум. Бабуля Смит сказала, что не припомнит такой яркой вспышки за всю свою жизнь. Могу поклясться, что ядерный взрыв был. Слишком уж описание высвобождения сверхэнергии, что дала мне Твайлайт, соответствовало увиденному мной. Одного не пойму, такого колоссального количества энергии хватило б, чтобы испарить весь Понивиль, а город цел и не вредим. Как и небо, и горы на горизонте.

— Да, пожалуй, это очень странно. А это могло быть что-либо ещё? В смысле, не ядерная ракета?

— Твайлайт сказала, что могло. Но… Я не знаю, ЭпплБлуми. Правда, я знаю не больше твоего.

— ЭйДжей, ты проведёшь меня до кроватки? Что-то мне страшно!

— Конечно, сахарок. Зачем ещё нужны сёстры?

ЭпплДжек проводила ЭпплБлум до своей кровати, уложила её и, пожелав хороших снов, отправилась к себе в комнату. ЭйДжей было страшно. Она на самом деле боялась сегодняшней ослепительно яркой белой вспышки. Но показывать ЭпплБлум этого было нельзя.

Для Рейнбоу Дэш ночь обернулась сущим кошмаром. Она несколько часов ворочалась с боку на бок, пытаясь найти позу поудобнее. Но то подушка была слишком продавлена, то ей было слишком жарко, то, наоборот, слишком холодно… Она желала бы сейчас заполучить пистолет, заряженный дротиком с транквилизатором, без которого не обходилось ни одно путешествие Дэринг Ду. Интересно, почему, когда Дэринг мучила бессонница, та ни разу не выстрелила дротиком, предположим, себе в ногу или бедро? Ну, или, если, допустим, охотница за сокровищами не хотела колоться, она всё равно могла вскрыть дротик и выпить снотворное. Так почему же не выпила? Рейнбоу нашла две причины: либо концентрация лекарства была рассчитана на очень крупного дикого животного (а так она и должно было бы быть), тогда она бы уснула навсегда из-за передозировки, либо снотворное вызывает привязанность и Дэринг не хотела им злоупотреблять. В конце концов, Рейнбоу остановилась на первом варианте. И тем не менее, как Рейнбоу не хотелось, сон всё никак не шёл. Она успела второй раз за день возненавидеть весь мир. Даже тот факт, что Феникс избавил пегаску от изгнания на Солнце, что она выиграла в соревновании “Эквестриан-500” и что сегодня она победила у ЭпплДжек в боулинг, не приносил ей должного удовлетворения. Что-то мешало ей заснуть. Скорее всего, это было перенапряжение. Рейнбоу продолжала ёрзать и думать о том, не повторится ли ночью аналогичная вспышка и не окажется ли на этот раз второй взрыв смертельным.