Короткая история, рассказанная зеброй

Короткая история рассказанная, одной зеброй. О своем рождении.

Другие пони ОС - пони

Бесполезный

Повествование о жизни простого бесполезного пони. Ведь особый талант не всегда хорош, верно?

ОС - пони

Легенда о Безголовой Лошади (перезаливка)

Рассказ одного единорога другому по пути через густой туман

ОС - пони

Новая Рэйнбоу Дэш

Мало кто знает, но в короткий период второго воцарения Дискорда в Понивилле жило сразу две Рэйнбоу Дэш.

Скуталу

Как я мыл голову Рарити

Маленькая зарисовка того, как я помыл голову одной замечательной кобылки

Рэрити Человеки

Ночь за нас!

Герой ведет массы. Но следуют ли массы за героем, потому что он тащит их за собой, или потому что олицетворяет то, чего не хватает каждому в толпе? Что могло произойти, на самом деле, той судьбоносной ночью, когда, как гласят предания, принцесса Луна была изгнана на луну?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Ещё всего один шаг...

Человек отправится в бестелесный полёт, станет частицей души Сорена, чтобы помочь ему увидеть необходимость решительных действий на пути к сердцу Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Сорен Человеки

Подкроватных монстров не существует

Эти глаза в темноте. Они — лишь игра воображения. Или нет?

Твайлайт Спаркл

Музыка вызывает.

Герой - начинающий композитор. Но в самый обычный вечер его жизнь меняется. ФАНФИК НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ЗАБРОШЕН. ВОЗМОЖНО, ПОЗЖЕ К НЕМУ ВЕРНУСЬ.

Флаттершай в мэры!

Рейнбоу Дэш очень хочется помочь своей подруге, Флаттершай, побороть свою стеснительность. Поэтому, в тайне от нее, она начала заполнять одну бумагу...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна Мэр Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 21: Асы в высоте Глава 23: Нападение дракона

Глава 22: Запятнанная любовь

Marilyn Manson — Tainted love

«Приветствую Вас и добро пожаловать на очередной вечер музыки на вашей любимой радиостанции Радио Нью-Пегасус, родине классиков, переживших Апокалипсис! И я, ваша покорная слуга, Мисс Нью-Пегасуса буду вашей верной спутницей на протяжении этого времени. Мы прослушали замечательные произведения прекрасной Вельвет Ремеди, Певчей Птички нашей Пустоши, записанные вживую в Башне Тенпони, в Мейнхэттене. Какая же она потрясающая певица, не так ли? Даже в её возрасте она остаётся такой же милой и сильной, какой была, исполняя свои первые хиты. Всегда приятно поставить её пластинку и слушать эти мягкие и приветливые мелодии!

А сейчас перейдём к новостям! Пришло время рассказать вам о последних событиях, происходивших в Нью-Пегасусе и на Пустоши! Знаете, в городе всё кипит и бушует. С тех пор, как пегаска приземлилась в нашем городе, кажущееся спокойствие и стабильность, которые в нём царили, были заменены постоянной напряжённостью. Главу горсовета, Фарсайта, нигде не видно и некоторые члены правления начали сомневаться в правильности его решений. Хотя Дезерт Роуз пытается сохранить единство и сплочённость, нет никаких сомнений, что в местном Правительстве, дела идут не столь хорошо.

Снаружи война всё ещё бушует, но с совершенно новой и неожиданной ситуацией, которая застала нас врасплох: многие странники Пустоши упомянули о массовой битве в небе над пустыней Нейвады, в которой корабли разлетаются на кусочки и падают в красные пески. Городской совет отправил разведывательные отряды к обломкам в надежде, что они смогут найти там важные технологии пегасов. Кто была эта таинственная группировка? Какая сила их остановила?

Я думаю, что мы не были одни под этим облачным покровом. Небеса всегда хранили от нас тайны, связанные с землёй, и эти тайны стали открыты нам с раскрытием облаков. Насколько нам известно, может наступить ещё одна война, бушующая в небесах, конфликт, в который мы вмешаемся, если не будем действовать осторожно. Роль городского совета должна заключаться в сохранении нейтралитета и мира на всех возможных фронтах, хотя я опасаюсь, что некоторые из этих фронтов будет трудно поддерживать.

Ситуация на Дамбе Хуфера начинает выглядеть мрачной для сил Республики на восточном берегу. Подкрепления войск Царства начали толкать войска НЭР обратно к Дамбе, неся большие потери в этом процессе. Очевидно, Царь не слишком заботится о потерях, но нет никаких сомнений в том, что это даёт ему результаты, на которые он рассчитывает.

В ответ на это, НЭР удвоила подкрепление на западном берегу, пытаясь подавить огневую мощь войск Царства. Кроме того, ходит много слухов о том, что вторая армия Республики пытается атаковать с севера, что подразумевает переход реки на вражескую территорию. Это не что иное, как сплетни, распространяющиеся по Пустоши, и это вполне может быть отвлекающим манёвром. Мы будем держать ухо востро, чтобы узнать больше информации о состоянии конфликта.

Это все новости к этому часу, так что предлагаю вернуться к музыке! В такие тяжёлые времена нам нужно что-то, что поднимет наше настроение, и я точно знаю, что это может быть. Вы думаете о том же, о чём и я? Конечно, пришло время для Винил Скрэтч, освещающей эту ночь! Встряхните копытами и наслаждайтесь этим днём, как последним! И помните, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, и я ваша ведущая, Мисс Нью-Пегасус, вещаю на волнах вашей души!»

Техно-магический двигатель небольшого боевого корабля завыл, когда мы летели через пустыню на полной скорости, заставляя нашу посудину греметь и дрожать от каждой турбулентности. Воздух выл через открытые боковые ворота, не давая возможности общаться внутри кабины. Не то, чтобы мы были в настроении болтать. Авро крепко сжала рычаги управления и довела корабль до предела его возможностей, чтобы обогнать два оставшихся целыми корвета в полёте к Точке Безубыточности. Её прекрасное личико было полностью сконцентрировано, она смотрела на экраны, отображающие данные Д6; не было никакого способа увидеть, что происходит снаружи, учитывая, как быстро мы летели. Между тем, я чувствовал, как будто мои внутренние органы были помещены в гидравлический пресс. Пони не должны были подвергаться таким ускорениям; и, судя по лицу Надира, я считаю, что он думал так же.

Хотя у меня было некое предчувствие. Впервые за много лет у меня появилось ощущение, что я не тот, кто дёргает за ниточки. Вместо этого, меня загнали в ситуацию, которую я не мог контролировать. Это было похоже на то, что меня затащили в середину массивного водоворота, будучи неспособным уйти и зная, что это может разорвать меня на части. Я знал, что Авро втянула меня в эту ситуацию, но до сих пор не мог понять, почему она это сделала. Из всех пони, с которыми я столкнулся, она была первой, кого я не мог видеть насквозь. Это было неприятно и в то же время заманчиво. Всё, что её окружало, было окутано дымкой тайны; заставляя меня хотеть её раскрыть.

Мы летели над Нейвадой почти час, солнце уходило в закат. Название Коммунистической базы не фигурировало ни на одной из карт, загруженных в мой ПипБак, поэтому я просто не имел понятия о том, куда мы летим, но, учитывая направление, которое мы выбрали, оно должно было быть близко к Разлому. Возможно, лучше будет спросить…

— Авро, дорогая, не могла бы ты сказать нам, куда мы летим? — Кричал я из-за шума.

— Я тебе уже говорила: к Точке Безубыточности! — Ответила Авро, не поворачиваясь.

— Да, Точка Безубыточности, я знаю. Но где именно находится это место? Оно не отображается ни на одной карте!

— Его там и не будет! В конце концов, это наша секретная база!

— Верно, верно... В любом случае, раз уж ты везёшь нас туда, не просвятишь о его местонахождении. Как близко она находится по отношению к Разлому?

— Нет. Она находится В Разломе.

— В Разломе? Я думал, это какой-то непроходимый барьер. — Нахмурился Надир.

— Вы не знаете, что такое Разлом, не так ли? — Хихикнула Авро.

— Я думал, что это какой-то крутой горный хребет, который нельзя преодолеть, с чертовски большим количеством радиации. Но, судя по твоим словам, я думаю, что это что-то совершенно другое.

Авро улыбнулась, не сводя глаз с пульта управления.

— Разлом и правда не то, о чём ты думал, но ты не так уж и далек от реальности. Это горный хребет, но то, что делает его таким опасным, это не радиация или потенциальное падение с обрыва.

— Тогда что же? — Спросил Надир.

— На всей территории присутствуют чудовищные бури. Ветер сорвёт плоть с ваших костей в считанные секунды.

— Мне не нравится то, как это звучит. — Сглотнул Надир.

— Мне тоже. — Я покачал головой. — Хотя, дай угадаю. Я думаю, что эти бури имеют искусственный характер.

— Неплохо, дорогой, неплохо! — Засмеялась Авро. — Эти бури — магическое явление, но у них есть очень простое объяснение. До войны, Эквестрийское Правительство построило несколько пусковых установок мегазаклинаний по всему хребту, которые отделяли Нейваду от остальной части Эквестрии. Поскольку это место было чем-то вроде тыла во времена войны, высшее командование Кантерлота полагало, что эти пусковые площадки будут оставаться скрытыми для вражеских глаз, пока они не начнут неожиданную атаку против полосатых. Не обижайся, Надир.

— Ничего страшного, продолжай. — Ответил он.

— Как я уже говорила, их местоположение должно было оставаться в тайне, но в каждой войне есть свои предатели, и каким-то образом, армия зебр узнала о расположении объектов на хребте. Согласно некоторым перехваченным передачам, они не собирались бомбить Нейваду, поскольку это был бесполезный участок земли с небольшими ресурсами и не имеющий стратегической ценности, но как только они узнали о том, что армия пони создала в горах, они отправили целый шквал жар-бомб, чтобы с их помощью очистить область от угроз.

— И бомбы вызвали бури? Это странный побочный эффект.

— Не сами бомбы, а цепная реакция жар-магии и технологии мегазаклинания. Каким-то образом, получившийся взрыв всё ещё бушует, и две магические силы подпитывают друг друга, что вызывает мощную и бесконечную бурю.

— Понимаю. Тогда как возможно то, что ваша база находится в Точке Безубыточности, если магия в этой области настолько смертельны?

— Ты же знаешь, что название базы не случайно, правда? Она называется так, потому что в этот момент все силы сводят на нет друг друга, создавая точку, в которой можно безопасно находиться. Так или иначе, кажется, Эквестрийцы знали об этом, потому что они построили в самом центре Разлома бункерный комплекс.

— Я просто не могу поверить, что они ожидали атаки жар-бомбами. — Поморщился я.

— Я не думаю, что они знали. — Сказала Авро. — Тем не менее, я полагаю, что они рассматривали возможность некой неисправности. Это единственное рациональное объяснение.

— Может, им просто повезло, вот и всё. — Усмехнулся Надир.

— Слишком много совпадений, чтобы просто довериться удаче. — Я отрицательно покачал головой. — Слишком много переменных, чтобы бросать кости.

— Согласна. — Холодно сказала Авро. — Расположение Точки Безубыточности слишком... Идеально, слишком приспособлено, чтобы полагаться на волю случая.

— Ладно, ладно... — Пробормотал Надир. — Только один вопрос, Авро... Откуда ты всё это знаешь? Я понятия не имел о том, что такое Разлом, и думаю, Фарсайт тоже.

— Ты ведь понимаешь, что мы, пегасы, ушли с войны после падения Клаудсдейла?

— Да, и что с того?

— С этого момента, мы были наблюдателями. Мы жили своей жизнью, перестраивали свои дома и продолжали двигаться вперёд; но мы всегда смотрели вниз, на землю. Никогда не знаешь, в какой момент удастся восстановить мир, который был сожжён дотла.

— Но это не остановило вас от уничтожения. — Я лукаво улыбнулся.

— Да, ты прав. За это были ответственны другие пегасы, или, по крайней мере, так мне сказали. Я была слишком молода, чтобы хоть что-то помнить.

— Авро... — Сказал я. — Это не объясняет то, откуда ты знаешь всю эту информацию о довоенном прошлом.

— Мои родственники продублировали множество архивов по всей сети. Даже если наши базы будут уничтожены, мы сможем сохранить все данные в безопасности. Вот откуда я это знаю.

— Правда... — Вздохнул я. — Теперь, когда ты упомянула о разрушении ваших баз, как облачный покров в Нейваде не был затронут действиями Дарительницы Света?

— Мы никогда этого не понимали и сами. Мы считаем, что он остался нетронутым, потому что Разлом действовал, как магический отражатель. Не было никаких шансов доказать это, но данная гипотеза остается наиболее распространённой.

— У тебя есть своя точка зрения. — Сказал я.

— Рада слышать, что ты так думаешь. — Авро хихикнула. — Ещё вопросы?

— Да. — Я сказал. — Зачем было занимать довоенную базу, если вы и на облаках прекрасно жили? Я имею в виду, что у вас был облачный покров, защищающий вас от всего, и если бы не Ильюшин, мы бы не были вынуждены его взорвать.

— У Ильюшина всё слишком хорошо получалось! — Авро топнула ногой. — Это было его решение переехать на базу, чтобы оккупировать её и использовать в военных целях. Мы использовали её как сухой док, чтобы построить самый большой из наших кораблей, а также для улучшения нашего вооружения. Вы когда-нибудь видели эффект техно-магического двигателя, проходящего испытания в Разломе?

— Дай угадаю... Поток ветра, пронизывающий всю Нейваду с запада на восток?

— Именно.

— Мы называем их Штормами Разлома. В жизни бы не подумал, что они возникают именно так. — Присвистнул Надир.

— У меня было ощущение, что они имеют неестественную природу. — Сказал я. — Теперь у меня есть доказательства. Скажи мне ещё кое-что, Авро. Если ты не была согласна с тем, как Ильюшин ведёт дела, почему не взбунтовалась раньше? Ты работала над строительством целого Флота, над совершенствованием ваших орудий и брони, и ты не смогла увидеть его намерения? О, и Авро, пожалуйста, будь честна с самого начала.

— Ты намекаешь на то, что я лгу? — Закричала Авро.

— Нет, дорогая, но ты не сказала мне всей правды, и, учитывая, что мы идём на вражескую территорию, я бы хотел, чтобы ты была со мной абсолютно искренна.

— Хорошо... Я должна предупредить тебя об одном, Фарсайт. Ильюшин может быть очень... Убедительным, когда захочет. Он мастер речи и обладает почти сверхъестественной харизмой. Он появился из ниоткуда и сумел убедить нас, что мы должны принять его идеологию и следовать его примеру. Он обещал славу и благополучие, возмездие и счастье, и он сделал это так, что мы поверили ему и обрадовались. Мы превратили его в нашего лидера, не задавая вопросов, и приняли его предложение, как единственно верное. Он использовал нас в своих целей, и он продолжает делать это со всей остальной моей роднёй.

— Родней, которую ты собираешься освободить, верно? — Хихикнул я.

— Не относись к этому так легкомысленно! — Обиделась Авро.

— Я и не отношусь, моя дорогая. Просто это звучит бессвязно — освобождать пегасов, когда мы только что вышли из битвы, в которой уничтожили подавляющее большинство их флота, причинив им колоссальные потери.

— Это были солдаты, посвятившие свою жизнь идеалам Ильюшина. Как бы я ни сожалела, видя то, как они умирают, мы мало что можем сделать, если они так верны тому, за что сражаются. Я знаю, что чувствовала к нему... Так что могу представить, что думают о нём остальные. Говорю вам, это не вопрос для рассуждений. Либо мы уничтожим Ильюшина, либо нам придётся столкнуться со всей его армией.

— Это настоящая классика. Убейте лидера, и последователи разбегутся. — Сказал Надир.

— Именно. — Кивнула Авро.

Я вздохнул. Даже если объяснения моей любимой казались простыми и ясными, в них было что-то не так. Я чувствовал ложь... Учитывая то, сколько раз она меняла свою историю, я стал немного подозрительным к каждому её слову. В глубине души я хотел доверять ей, но постоянное предупреждение в моей голове создавало некий дискомфорт.

— Что случилось, Фарсайт? — Спросила Авро. — Кажется, тебя что-то беспокоит.

— Меня... Не обращай внимания. — Я пренебрежительно махнул копытом.

— Дорогая, когда ты о чём-то беспокоишься, то это не просто так. Не расскажешь нам, что случилось?

— Это плохое чувство, на самом деле. Я не могу сказать, что это, но моё чутьё предупреждает меня о чём-то. — Я был рад, что Авро не смотрела на меня, она бы чётко поняла, что я лгу. — Может быть, просто мне не нравится идти на вражескую военную базу, не зная, с чем мы можем столкнуться.

— Поверь мне, это не будет сложнее, чем вывезти из строя их Флот. Успокойся, Фарсайт, мы через многое прошли.

— Думаю, ты права, Авро. Я просто слишком драматизирую...

— Нуууу. — Застонал Надир. — Ты просто ведёшь себя естественно, бро. Единственная разница в том, что после восьми лет пребывания у власти, ты забыл, каково это, быть в трудном положении.

— Я не согласен. — Ответил я. — Как насчёт битвы, из которой мы только что вышли? Это было действительно сложно, и я не почувствовал этого.

Ложь скрывает большую ложь. Если бы эта поездка заняла больше времени, чем ожидалось, я бы в конечном итоге сказал Авро, что не доверяю ей, а я этого не хотел.

— Я бы не стал принимать это во внимание. — Засмеялся Надир. — Мы были настолько полны адреналина, что не понимали, что делаем. Если подумать, мы должны были испугаться до чёртиков, но это не так!

— Это твоя точка зрения, Надир. И это, вероятно, и будет причиной. — Спасибо, мой полосатый товарищ, что спас мою задницу.

— Нет проблем, бро! — Надир улыбнулся. — Кстати, Авро, как скоро мы доберёмся до базы?

— Мы уже почти на месте! — Ликовала Авро. — Крепко держитесь за что-нибудь, потому что последняя часть полёта будет ухабистой!

— Более ухабистой, чем взлёт? — Спросил я, вспоминая о том ужасе.

— Когда как.

— От чего это зависит?

— От того, доберутся ли Гиз и Старлайт до Точки Безубыточности. В таком случае, система обороны базы будет полностью готова к работе. Это будет определённо шаткая поездка. Если же мы доберёмся туда раньше корветов, то успеем просвистеть над ними так, что они даже не успеют подготовить зенитные орудия.

— Я думаю, что под свистом ты имеешь в виду попасть на базу на полной скорости, не так ли? — Я сглотнул.

— Да, ты прав. Теперь ты понимаешь, почему я велела вам держаться крепче?

— Понимаю, понимаю! — Проворчал я и посмотрел на защёлки. — Я пристёгнут.

— Я тоже! — Ответил Надир.

— Тогда приготовьтесь! Мы входим в Разлом!


Мы почувствовали это ещё до того, как увидели. Маленький боевой корабль начал вибрировать, затем начал трястись всё сильнее и сильнее, когда Авро загнала его в магические штормы вечного барьера. Вскоре весь корабль кидало из стороны в сторону, и любой признак управляемого полёта был утерян, так как сила ветра, казалось, преодолевала выходную мощность двигателя. Моя любимая пегаска, казалось, держала всё под контролем, так как она даже не вздрогнула, когда шторм охватил нас.

Бесконечные голубые небеса Нейвадской пустыни были покрыты густыми красными облаками, возвышающимися массами малинового цвета, которые меняли свои формы и мчались по открытому воздуху, движимые магическими ветрами, которые превратили всю территорию в Пустошь на Пустоши. Хотя в этих облаках было что-то злое. Их красный цвет был из-за песка, но их массивность была неестественна. Если я не ошибаюсь, облакам нужна была вода для увеличения и роста, но воды в этом районе было очень мало, почти не было. Поэтому, они были скорее магическими.

Вой ветра вошёл через открытые боковые ворота Д6, толкая нас то в одну сторону, то в другую, в то время как красный песок царапал наши шкуры и попадал в наши ноздри. Надир начал кашлять, и мне было трудно держать глаза открытыми. Авро, с другой стороны, похоже, не слишком пострадала от последствий шторма.

— Авро! — Кашлянул я. — Ты уверена, что мы на правильном пути? Нас вот-вот задушит песок!

— О, да, извините, мне пришлось сделать небольшой крюк, на случай, если корветы уже прибыли! — Хихикнула Авро. — Вот почему я должна была провести вас через шторм. С тобой там всё в порядке?

— У меня песок в носу, Авро! — Отдышался Надир и снова закашлялся. — Ты могла бы сказать нам раньше, я бы закрыл лицо!

— После этого мне понадобится душ, дорогая. — Зашипел я. — Я чувствую песок в местах, в которых никогда и не представлял его почувствовать. Не говоря уже о том, как мне плохо после всех этих поворотов и ударов!

— Мы почти вышли из него! — Улыбнулась Авро. — Потерпите!

— Да, но сколько времени это займёт? — Закричал я из-за грохота.

— Минутку!

— Я не знаю, сможем ли мы…

Внезапно грохот прекратился, и мы были выброшены из водоворота песчаных бурь, и боевой корабль пролетел прямо над пятном синего неба, окруженным остальной частью шторма. Это было действительно очень странное зрелище, видеть мир в постоянной стене из красных песчаных облаков, которые неистово бушевали. Около нас не дул даже малейший ветерок, это было, как минимум, необычно.

— Вот оно, ребята, Точка Безубыточности! — Ликовала Авро.

— Ясно... — Сказал я, пытаясь выкашлять весь песок. — Где находится база?

— Посмотри вниз!

Пока я высовывал свою покрытую песком голову из ворот корабля, я не мог не раскрыть рот от страха. Под нами был горный хребет, образовавший гигантскую зияющую дыру, цилиндр из бетона и камня, который прорыл туннель в недра мира. Судя по размерам сооружения, в него мог поместиться даже самый большой из Коммунистических кораблей. Я представлял себе Победу и Революцию, выходящую из этой огромной дыры в их первые путешествия, и я внезапно почувствовал себя маленьким. С чем мы столкнулись?

— Пресвятая Селестия... — Простонал я. — Это место огромно!

— Она большая, это точно! — Засмеялась Авро. — Но большая часть зданий — пустые доки. Скайхэйвен была нашей главной базой.

— Которую мы взорвали. — Улыбнулся Надир.

— Точно.

— Так какой у нас план? — Спросил я. — В конце концов, это ты знаешь это место.

— План состоит в том, чтобы найти Ильюшина и убить его. Всё очень просто.

— Стоит ли ожидать сопротивления?

— Я так не думаю... Полагаю, что корветы всё ещё в пути. Если это так, то всё, что сейчас осталось на базе — это рабочие и техники. Они могут обращаться с оружием, но я не думаю, что они дадут нам жёсткий бой. На их месте, я бы не стала.

— Это зависит... От того, насколько они преданы Ильюшину? Ты сказала, что он очень убедителен.

— Да, но поверь мне, я хорошо знаю этих технарей. Они — пони разума. Докажи им, что ты для них более ценен, чем их лидер, и они последуют за тобой.

— Разве твой друг ничего не сделает? — Спросил Надир.

— Во-первых, он мне не друг. — Зарычала Авро. — Во-вторых, если Гиз и Старлайт не добрались до базы, в его распоряжении будет только личная охрана. Было бы неразумно посылать их против нас.

— Я согласен. — Я кивнул головой и почесал морду. — Кажется, у меня есть план.

— Серьёзно? Просвети нас! — Ликовала Авро.

— Для начала, я думаю, что остатки Коммунистического Флота не попали на базу. Если это так, то мы должны попытаться добраться до центра управления внешней обороной, чтобы оказать корветам надлежащий приём.

— Я вижу, к чему ты клонишь. — Хихикнула Авро.

— Конечно, видишь. — Я усмехнулся. — Это не очень запутанная идея. После того, как будут выведены из строя последние силы, мы должны постараться убедить технарей присоединиться к нам, а если не сможем этого сделать, то хотя бы избежать их объединения с Ильюшиным.

— Поверь, если всё пойдет по плану, они будут рады работать на тебя.

— Я предпочитаю увидеть это своими глазами. — Ответил я. — В любом случае, последним шагом, мы должны убрать Ильюшина раз и навсегда.

— Не могу дождаться, когда это произойдёт. — Авро улыбнулась.

— Я тоже. — Фыркнул Надир. — Я хочу вернуться в старый добрый Нью-Пегасус в целости и сохранности. С меня достаточно приключений.

— Просто подожди ещё немного, Надир. — Сказал я. — Эта война вот-вот закончится.

— Чертовски уверена, что это так! — Сказала Авро. — Мы готовы влететь, так что будьте готовы. Если турели функционируют, то по нам будут стрелять!

Пегаска начала снижаться к Точке Безубыточности. Мы втроём затаили дыхание, когда зияющая дыра начала приближаться. Мы с Надиром крепко держали пулемёты наготове, но, учитывая сказанное Авро, мало что можно было бы сделать, если бы турели начали стрелять. Моё сердце колотилось всё сильнее и сильнее по мере того, как расстояние между нами и пунктом нашего назначения уменьшалось, до такой степени, что я чувствовал, что хочу вырвать его из груди.

— Ты не можешь немного быстрее? — Закричал Надир.

— Мне нужно попасть внутрь именно так! Если я сильно наклоню нос, у меня не будет времени тормозить! — Ответила Авро.

— А как насчёт больших кораблей? — Спросил я.

— В них встроены системы вертикального взлёта. Только так они смогут выбраться с этой базы. Боевые корабли же, будучи такими маленькими и проворными, не требуют таких механизмов.

— Понял. — Ответил я.

— Странно, что они ещё не стреляют. — Авро задумалась. — Может быть, корветы всё ещё далеко.

— Может быть, Госпожа Удача хоть сейчас на нашей стороне. — Я улыбнулся. — Мы должны попасть туда, как можно быстрее.

— Почти получилось... — Усмехнулась Авро.

Боевой корабль пронесся мимо входа в базу, и мы погрузились в неоновые глубины гор, спускаясь по спирали с силоса из бетона и стали, обильно украшенного красными звёздами Коммунистического Фронта. Турели не выстрелили ни разу, так что либо место пустовало, либо они не заметили нашего прибытия. Честно говоря, я не верил, что мы смогли пролететь незамеченными, и были явные признаки того, что это место было заселено. Радио гудело военными гимнами, и я слышал шипение гидравлической двери, открывающейся где-то на объекте. Авро приземлилась на нижнем конце бункера, рядом с другими боевыми кораблями, и мы выпрыгнули из корабля. Лично я был счастлив вернуться на землю.

— Не могу поверить, что мы не подняли тревогу. — Проворчал я.

— Не удивлена. — Ответила Авро. — Если командование флотом находится в постоянной связи с двумя корветами, вполне возможно, что один боевой корабль пролетел бы мимо их систем обнаружения.

— Или так, или они ждут нас. — Сказал я.

— Мне так не кажется. — Авро улыбнулась. — Кажется, я скрылась с их радаров.

— Нет, не скрылась.

Я обернулся и взял свою винтовку, готовясь столкнуться с множеством бронированных врагов. Голос уверенного в себе молодого жеребца напугал нас; и я боялся, что все наши планы пойдут наперекосяк. Сделав глубокий вдох, я поднял глаза, и вместо того, чтобы увидеть десятки солдат, я столкнулся с одиноким пегасом, одетым в грязный комбинезон, с бирюзовой гривой и оливковым мехом, резко контрастирующим с оранжевой тканью. На нашем новом знакомом были одеты круглые очки и ремень, которые навевали воспоминания о моих первых днях во Фридом Филде.

— Петляков, подлый ублюдок! — Усмехнулась Авро.

— Авро ДэХавилэнд во плоти! — Пегас по имени Петляков тоже улыбнулся. — Так приятно видеть тебя в целости и сохранности.

— Ты же знаешь, что твой брат всё усложнит.

— Да, мой брат может быть очень противным пони. — Петляков вздохнул. — Тем не менее, Авро, ты ведь знаешь, что мы всегда были на твоей стороне.

— Спасибо, Пэт.

— Всегда пожалуйста, Ав.

— Прошу прощения, Ав. — Я иронично подражал. — Познакомь нас, пожалуйста? Я уже понял, что он дружелюбный, но чувствую себя немного неловко.

— Конечно, где же мои манеры. Меня зовут Петляков, главный научный сотрудник "Точки Безубыточности", и, кстати, брат Ильюшина. Но все зовут меня Пэт. Авро и я работали бок о бок в течение долгого времени, прежде чем всё это произошло.

— Приятно познакомиться. — Я потряс его копыто. — Меня зовут Фарсайт, лидер Нью-Пегасуса и Авро…

— … Мой особенный друг. — Хихикнула Авро.

— Да. Особенный друг. — Я ухмыльнулся. — Говорите, что были на стороне Авро?

— Да, я и моя команда разделяем взгляды Авро на наше будущее. — Кивнул Пэт.

— Тогда почему только её признали предателем?

— Ну, она оказалась там... Где не следовало. — Пэт покачал головой. — Давай не будем об этом. Я чувствую себя некомфортно, и думаю, что ты здесь не для болтовни. — Пэт подошёл к Надиру и покачал копыто. — Пэт, приятно познакомиться.

— Надир. Мне тоже. — Спокойно ответил полузебра.

— Ты как всегда прав. Мы здесь не для того, чтобы болтать, мы здесь, чтобы победить Ильюшина! — Взревела Авро.

— Я уже об этом догадался. — Пэт улыбнулся. — Он окопался в главной комнате управления со своей охраной и ждёт, когда прибудут Гиз и Старлайт со своими преданными силами.

— Преданными силами? — Спросил я.

— После того, как вы вывели из строя большую часть нашего флота, мы решили, что пришло время рассмотреть другие способы управления Фронтом. Мы устроили небольшой переворот и оставили Ильюшина прикрывать тылы, молясь о том, чтобы он вернулся домой целым и невредимым.

— Ты действительно это сделал? — Авро широко раскрыла глаза от удивления. — Разве Ильюшин не контролирует охрану?

— Он контролирует, но никогда не умаляет действия инженера, Ав. — Пэт подмигнул. — Мы использовали всю автоматизированную оборону базы, чтобы убедить его, что брать нас с собой было не очень хорошей идеей. В конце концов, с четырьмя солдатами для его защиты, даже простая турель может стать неприятным врагом.

— О, Боже, Пэт. — Авро улыбнулась. — Я всегда думала, что именно ты готов стать лидером.

— Нет, я не готов к такого рода работам. Мне не хватает милитаристского отношения, чтобы держать всех этих пони в узде. — Пэт махнул копытом. — Я предпочитаю приносить пользу, строя эти игрушки. — Он положил копыто на корпус Д6.

— Однако это ещё не конец. — Предупредил я. — Если Ильюшину удастся посадить корветы на базу, вы останетесь в невыгодном положении, не так ли?

— Конечно. — Кивнул Пэт. — Мы работаем над этим прямо сейчас. Тем не менее, у нас есть некоторые технические проблемы с захватом контроля над внешней обороной.

— Какого рода проблемы?

— Пошли, я объясню тебе по дороге.

Пэт развернулся и начал подниматься по спиральному склону главной силосной башни, а мы втроём внимательно следили за ним. Когда мы продвигались через внутренности объекта, я заметил, сколько красных звёзд было недавно нарисовано поверх старых и почти бесцветных солнц довоенной Эквестрии, доказывая то, что этот объект был построен ещё до войны, как и говорила Авро. Несколько коридоров, которые выходили из главной башни, казалось, не использовались, поскольку место было спроектировано, чтобы удерживать гораздо большее население, чем в данный момент.

Помимо осмотра достопримечательностей, я подумал о словах Пэта по поводу того, что его команда находится на стороне Авро. Поспешность, с которой он проигнорировал эту идею, вновь вызвала у меня подозрения. Это может означать, что они поддерживали образ мышления Авро, но это также может означать, что Авро и Илюшин сражались друг с другом в прошлом, и в этом случае у моей любимой подруги будет другой, ещё больший скелет, скрывающийся в её шкафу. Я изо всех сил старался держать эти мысли в голове, так как хотел, чтобы мои отношения с ней продолжались, но количество дыр в истории начало становиться слишком большим.

— Основная проблема, — сказал Пэт, — заключается в том, что система управления внешними турелями находится в кабинете Ильюшина. Наша первая идея заключалась в том, чтобы взломать систему, чтобы получить доступ к огневому ядру, но похоже, что в главном терминале управления есть ручная коррекция, поэтому всё, что мы делаем, может быть аннулировано моим братом.

— И что ты сделал? — Спросила Авро.

— Мы разорвали его связь с башенной системой, но, похоже, там была какая-то защита от подобных действий. Теперь, мы не можем активировать турели…

— Вы пробовали залатать резервные линии?

— Мы сделали несколько попыток, но нам не повезло.

— Хммм... — Нахмурилась Авро. — Посмотрим, что я смогу с этим сделать.

— Хорошо. — Улыбнулся Пэт. — Вот почему я рад, что вы здесь.

Пэт вошёл в большую комнату, названную “Инженерной”, где работала куча пони в лабораторных халатах и комбинезонах. Я видел различные типы брони, орудий и частей корабля. Несомненно, именно эта сфера была ядром деятельности Точки Безубыточности. Как только мы вошли, многие пони повернулись и начали аплодировать Авро, как будто они приветствовали своего лидера. Она быстро отмахнулась и последовал за Пэтом.

— Где ты работаешь над системой турелей? — Спросила Авро.

— Там. — Пэт указал на терминал рядом с открытой электросхемой, где висели различные кабели. — Но сначала, я бы хотел показать тебе кое-что, Ав.

— У нас есть время? — Спросил я.

— Хороший вопрос. — Кивнул Пэт. — Юнкерс! Эй, Юнкерс! Какое расчётное время прибытия корветов?

— Двадцать минут на полной скорости, Пэт! — Ответил пегас, не отрывая лица от экрана. — Я сомневаюсь, что они сделают это быстрее.

— Спасибо, Юнкерс! — Кивнул Пэт. — Двадцать минут. Думаешь, управишься?

Авро засмеялась.

— Ты же знаешь, что я справлюсь, Пэт. Даже не сомневайся в этом.

— Тогда следуйте за мной.

Пэт проводил нас в соседнюю комнату, в которой был блестящий металлический цилиндр, похожий на некий идол в языческом храме. Зеленоватый свет мощного кристалла сиял в крошечной витрине. Наш гостеприимный хозяин стоял рядом с жутким цилиндром, глядя на него с неотъемлемой гордостью.

— Это то, о чем я думаю? — Ахнула Авро.

— Да. Проект Энола был полным успехом. — Кивнул Пэт.

— Я же говорила, что так и будет! — Хвасталась Авро. — Нам просто нужно было время и терпение.

— Что такое проект Энола? — Спросил я из любопытства.

— Это попытка воспроизвести энергию жар-бомбы с использованием драгоценных камней. — Объяснил Пэт. — Когда мы прибыли в Точку Безубыточности, мы обнаружили неразорвавшуюся жар-бомбу на дне башни. В течение многих лет, мы не трогали её, чтобы она не взорвалась. Однажды Авро предложила нам попытаться её обезвредить, чтобы изучить, какую технологию использовали зебры в своём оружии. Мы назвали наш проект “Энола”, в честь пегаски, которая нашла этот объект, и мы начали работать над ним день и ночь напролёт.

— Что вам удалось выяснить?

— Ну, зебры использовали какое-то химическое варево, которое выпускало огромный взрыв магической энергии при детонации, но идея жар-бомбы заключалась в том, что энергия взрыва вызовет дальнейшую реакцию в оставшемся вареве, заставляя его выпускать всё больше и больше энергии. Это была своего рода цепная реакция. Интересное открытие произошло, когда мы всё-таки обезвредили бомбу. Мы выяснили, что зелье ещё реагирует, хотя и на остаточном уровне.

— Одним словом, варево нестабильно, а детонатор только подтолкнёт реакцию? — Спросил я.

— Вот именно! Мы пошли дальше, чтобы повторить это, используя зачарованный драгоценный камень, и после нескольких месяцев тяжёлой работы, мы освоили нестабильное заклинание и поместили его в этот контейнер.

— Вы хотите сказать, что сконструировали жар-бомбу?

— Необязательно. — Покачал головой Пэт. — Сейчас драгоценный камень высвобождает энергию, но на низком уровне. Мы можем использовать эту энергию с помощью контурной системы, которая уже заключена в цилиндре. Однако, если пульсация силы идёт к драгоценному камню…

— Взрыв пламени. — Сказал я.

— Верно. — Кивнул Пэт.

— Эм… — Юнкерс ждал снаружи. — Извини, Пэт, но корветы будут здесь минут через пятнадцать. Разве мы не должны что-то сделать?

— Конечно. Спокойно улыбнулся Пэт. Похоже, он очень доверял Авро. — Ав, ты справишься?

— Просто дай мне ящик с инструментами! — Сказала Авро. — Я быстро исправлю эту проблему!


Напряжение в комнате всё росло и росло. Авро стояла на коленях рядом с блоком, пробуя соединить различные комбинации проводки, в то время, как я стоял у терминала и пытался взломать систему управления турелями, но безрезультатно. Точка Безубыточности была беззащитна, и вражеские силы были всё ближе с каждой минутой. Краем глаза я видел, как все техники бросили свои дела и встали у терминала Юнкерса, следя за тем, когда прибудут силы Ильюшина. Если бы не излишняя уверенность Петлякова и Авро, у нас было бы ещё пять минут, чтобы разобраться с ситуацией.

Пэт ходил взад и вперёд по комнате, он был спокоен, но в тоже время дрожал внутри. Если бы его переворот провалился, то положение быть братом Ильюшина не спасло бы его от расстрела... По крайней мере, это был бы самый разумный исход. Пегасы, окружавшие Юнкерса, что-то бормотали, но я не мог понять что, судя по их мрачному тону, они были почти готовы отказаться от надежды.

— Пэт... — Пробормотал Юнкерс. — Десять минут до прибытия. Нам подготовиться к бою?

— Авро, как всё продвигается? — Спросил Пэт.

— Пока ничего. — Простонала Авро. — Нет ответа от турелей. Исходящие сообщения работают правильно, но входящие не поступают.

— Ты проверила перекрёстный шунт?

— Дважды, Пэт. — Ответила Авро. — Всё в порядке, в полном.

— А как насчёт восходящего вывода?

— Это чушь собачья, Пэт. Ты не сможешь обойти главный канал через восходящий вывод. Ты это знаешь, я это знаю, все в этой комнате знают это.

— Это не так. — Засмеялся Надир.

— Не то время, не то место. — Сказал я.

— Не знаю, Ав... — Пожал плечами Пэт. — Я пытаюсь думать о других возможных способах восстановления входящих сообщений, но, честно говоря, не могу найти хороший.

— Может быть, вторичный контур управления? — Предложил Юнкерс.

— Это была бы хорошая идея, но я уже пробовала.

— Третичные петли? — Сказал Юнкерс. — В них есть некоторые системы базы.

— Турели работают по дублированной сети. — Авро покачала головой. — По-видимому, тот, кто построил эту базу, думал, что оборона не может разделить третью линию.

— Чёрт. — Юнкерс был в ярости. — Я думал, что нашёл решение. Она работала для рециркуляторов воздуха.

— Я знаю... — Простонал Пэт. — Что такое “ETA”?

— Пять минут.

— Уже пять? Нам нужно найти решение прямо сейчас! — Нервничал Пэт. — Авро…

— Бля, бля, бля! — Закричала Авро. — Я совершенно запуталась. Насколько я поняла, это может быть любой выключатель на территории объекта!

— Сохраняй спокойствие, Авро. — Сказал я. — Если это сработало тогда, то должно сработать и сейчас.

— Но я не знаю, сработало ли это тогда!

Внезапно, звук сирен раздался на всех терминалах. Наше время подходило к концу, так как корветы были уже за пределами шторма. Мы должны были действовать быстро, иначе наша битва будет проиграна.

— Всем тихо! — Сказал Пэт. — Я сам с этим разберусь.

— Корвет Гиз приближается к базе. Повторяю, Корвет Гиз приближается к базе. Ответьте, пожалуйста.

— Мы вас слышим, Гиз. — Спокойно ответил Пэт. — Добро пожаловать домой. Каково ваше состояние?

— Все системы работают, хотя пришлось пожертвовать щитами для повышения движущей силы. То же самое происходит у Старлайт, мы еле смогли сюда добраться. Есть признаки Д6?

— Никаких новостей, Гиз. — Нагло солгал Пэт. — Мы запускаем посадку. Свяжись с нами, когда будете на месте. Конец связи.

Общение закончилось, и Пэт облегчённо выдохнул. Некоторые из техников покинули комнату и вернулись с пушками и бронёй, готовые окопаться и сопротивляться. Это была ситуация "сражайся или умри", и мне не хватало знаний, чтобы вытащить нас из неё. Мы полагались на Авро, но она не знала, что делать.

— Авро, у нас заканчивается время! — Закричал Пэт.

— Я ЗНАЮ!! — Ответила Авро, чуть ли не плача.

— Эй, вы двое... — Пробормотал Надир.

— Не сейчас, Надир. — Прервала его Авро. — Есть предложения, Пэт? Обычно ты вмешиваешься в систему!

— Ну, ты же у нас главный инженер! — Пожал плечами Пэт.

— И даже я не могу найти решение нашей проблемы! — Ответила Авро.

— Оу, да нахрен всё. — Надир схватил отвёртку и оттолкнул Авро в сторону.

— Что ты делаешь, Надир? — Взревела Авро.

— Решаю проблему! — Ответил полузебра и затянул два винта, фиксируя провод на месте. — Попробуй сейчас, Фарсайт.

— Посмотрим… — Я активировал терминал. — Да... Да! У нас есть ответ! Система турелей находится под нашим контролем.

— Наконец-то! — Вздохнул Пэт, в то время, как остальные инженеры ликовали. — Что произошло?

— Незакреплённый провод. Я уже видел такое давно, но думал, что ты это поймёшь. — Надир пожал плечами. — Похоже, я перехитрил тебя!

— Не будь столь самоуверенным. — Простонал я.

— Да ладно, Фарсайт. — Надир улыбнулся. — Я только что спас ваши задницы. Будь снисходителен ко мне!

— Конечно, я куплю тебе пива. — Засмеялся я. — Однако, давай не будем терять концентрацию. Корветы будут здесь уже через минуту, и нам нужно с ними разобраться.

— Мы должны подождать, пока они не начнут процедуру посадки. Если их главные ускорители работают, они смогут улететь. — Предупредил Пэт.

— Тогда, мы должны продолжать, пока они не смогут избежать нашей ловушки. — Сказал я. — Позаботишься об этом, Пэт?

— Наверное. — Пэт пожал плечами. — Ты беспокоишься о турелях, да?

— Рассчитываю на них.

В комнате снова воцарилась тишина, но вместо общего чувства страха в воздухе витало ожидание. Теперь у нас был туз в рукаве, и мы были готовы его использовать. Каждый был на своём месте, Пэт контролировал связь, техники были на своих верстаках, Авро и Надир охраняли дверь, а я стоял перед терминалом управления, ожидая подходящего момента, чтобы открыть огонь. Вновь, наше молчание было нарушено сигналом связи.

— База, это Корвет Старлайт. Мы готовы к стыковке. Повторяю, корветы Старлайт и Гиз готовы к стыковке.

— Мы поняли, Старлайт. — Спокойно ответил Пэт. — Всё уже готово. Разрешаю начать спуск. Повторяю, разрешаю начать спуск.

— Приказ принят, база. Начинаю посадку. Конец связи.

Грохот массивных техномагических двигателей заполнил воздух инженерной зоны, когда два неповоротливых дирижабля сбрасывали высоту, чтобы попасть в Точку Безубыточности. Я поддерживал постоянный зрительный контакт с Пэт и Авро, ожидая, когда они подадут сигнал о подходящем моменте для открытия огня. Я чувствовал их напряжение, и я тоже был взволнован, хотя не сомневался в том, что мы выиграем этот гамбит.

— Приготовься, Фарсайт. — Кивнул Пэт. — Огонь через три... Два... Один... Давай!

Я нажал на кнопку терминала, и воздух наполнился другим шумом: это было непрекращающееся таблетирование и грохот десятков зенитных турелей, посылающих огненный шторм на входящие суда. Все карты были на столе, и пришло время посмотреть, кто победит. Канал связи заполонили входящие сообщения от двух атакуемых дирижаблей, давая нам знать, что они сильно пострадали.

— Что вы делаете? Вы стреляете в нас!

— Вы с ума сошли?

— Измена! Нас предали!!

— У нас серьёзные повреждения! Отсек с боеприпасами только что взорвался!

— Сэр, нам эвакуироваться?

— Мы быстро теряем мощность! Повторяю, мы быстро теряем энергию! Там есть кто-нибудь?

— Командование, что, чёрт возьми, происходит?

— Наш двигатель вот-вот сломается! Мы собираемся... ААААААААА!

БУУУУУУУУМ!!

Мощный взрыв потряс всю базу, и связь пропала. Двигатели корветов разлетелись на куски, вызвав цепную реакцию, которая превратила некогда могучие дирижабли в пылающие куски, разбросанные внутри и снаружи бункера. Последних двух Корветов могучего Красного Флота уже не было, и Ильюшин остался один в своём логове. Команда Петлякова ликовала и плясала, так как они довели своё дело до конца. Пришло время перевести их на мою сторону.

— Поздравляю! — Ликовал я. — Мы сделали это!

— Да! — Зааплодировал Надир. — Хорошая работа.

— Мы не смогли бы сделать этого без вашей помощи. — Улыбнулся Пэт.

— Нет, нет, мы просто приехали, чтобы внести окончательные коррективы, но вы начали всё это с самого начала. — Я похлопал пегасу по плечу. — Вы проделали очень хорошую работу, используя турели против Ильюшина.

— Ну, мы — просто инженеры. — Пожал плечами Пэт. — Нам больше нравится использовать наш мозг, чем мышцы.

— Я полностью согласен. — Улыбнулся я. — Так что теперь, Пэт?

— Что ты подразумеваешь под "теперь"? — Пэт выглядел озадаченным. — Разве ты не собирался убить моего брата?

— Конечно, но это не то, о чем я тебя спрашивал. Что ты собираешься делать, когда все закончится? Ведь Коммунистического Фронта больше не станет.

— Да, я знаю. Но я об этом не думал.

— Хочешь услышать моё предложение? — Спросил я.

— Конечно. — Пэт нахмурился.

— Как ты, наверное, уже слышал, я являюсь лидером Нью-Пегасуса. Я хочу, чтобы все вы присоединились ко мне и жителей города. Я могу вам щедро заплатить, и поверь, я думаю, что мои требования не будут столь возмутительными, как требования НЭР. Я был вынужден иметь дело с лидерами Республики, а они — кучка психов.

— Они? — Ухмыльнулся Пэт. — Что за работу ты нам предложишь?

— Я думал адаптировать проект Энола под требования Нью-Пегасуса. Ты же знаешь, что город забирает необходимую ему энергию у дамбы Хуфера?

— Да, мне это известно.

— Ну, дамба сейчас находится под контролем НЭР. Представим, что Республика решит отключить нас от сети, или допустим, дамбу захватит Царь. Мы бы остались в неведении, и, честно говоря, я не хочу, чтобы это произошло. Ты сказал, что энергия, произведённая проектом Энола, может быть использована, не так ли?

— Да, сказал, и я вижу, куда ты клонишь. — Кивнул Пэт. — Мне нравится ход твоих мыслей, Фарсайт. Ты очень понятно изъясняешься. Если ты заплатишь нам должным образом, у нас не будет проблем с тем, чтобы тебе помочь. Что скажете, ребята?

— Я согласен с тобой, Пэт. — Юнкерс улыбнулся. — И я думаю, что все со мной согласятся.

— В таком случае, мы заключили сделку! — Сказал Пэт. — И последний вопрос... Где мы будем работать?

— Хммм... Я думаю, некоторые из вас могли бы остаться здесь, но мне нужны рабочие для базы Нэйлисс и в Нью-Пегасусе. Сможешь рассортировать ребят?

— Конечно. — Пет обернулся, чтобы обратиться к своей команде. — Хорошо, вот как мы поступим. Айчи, я хочу, чтобы ты управлял авиабазой. Я предполагаю, что Фарсайт захочет использовать её автоматизированную защиту, и ты наиболее квалифицирован для этого. Блериот, ты отвечаешь за Точку Безубыточности. Я хочу, чтобы базу очистили, как можно скорее, понятно? Я отправлюсь в Нью-Пегас с Юнкерсом, и если нам понадобится больше ребят, мы дадим вам знать.

— Готово! — Ответила команда.

— Теперь, когда с этим разобрались, давайте закончим то, ради чего мы сюда пришли! — Я топнул ногами по полу.


— Не высовывайтесь! — Взревела Авро. — Они имеют огромную огневую мощь!

Град из пуль просвистел над нашими гривами, в то время, как мы пытались держаться, как можно ближе к земле. Небольшая прихожая, ведущая в кабинет и святилище Ильюшина превратились в дымящееся поле боя, где взрывы и выстрелы разрывали бетонные стены и столбы. Гвардия Коммунистического Фронта окопалась в попытке совершить последний славный подвиг, но они должны были знать, что им абсолютно нечего делать. Только фанатичная преданность своему лидеру заставляла их сопротивляться.

— Это просто сумасшествие! — Заскулил Надир. — Как мы будем бороться с этими ублюдками? Я даже не могу выглянуть из укрытия, чтобы меня не разорвало на куски!

— Фарсайт, разве у тебя нет системы наведения? — Спросила Авро.

— Ты имеешь в виду З.П.С.?

— Да, о ней.

— Это не сработает, дорогая. Мне нужно смотреть на них, чтобы прицелиться... И, честно говоря, я не хочу рисковать своей шкурой.

— Тогда что? — Простонал Надир. — Подождём, пока у них закончатся патроны?

— Это вполне возможно... — Сказала Авро.

— Не думаю, что наше прикрытие продлится долго. — Простонал я. Куски бетона вылетали из всех возможных укрытий, заставляя нас прятаться за всем, что могло бы помешать врагам хорошо прицеливаться. — Нам нужно что-то придумать.

— Хорошо, потому что ты умный пони! — Воскликнула Авро. — Сделай что-нибудь!

— Хорошо, здесь безопасно. — Вздохнул я. — ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ!

— Что? Ты хочешь, чтобы мы перестали стрелять? — Воскликнул Надир.

— Заткнись и делай, что велено!

Наши пушки замолчали, и вскоре наши враги тоже перестали стрелять. Вероятно, они были смущены из-за нашей неожиданной реакции, и я мог поспорить на своё золото, что они также думали о том, что же делать дальше. Теперь, когда они отвлеклись, пришло время взять инициативу на себя.

— Эй, вы, храбрые солдаты-коммунисты! — Взревел я. — Мне нужно поговорить с вами!

— Кто, чёрт возьми, ты такой, недоросток? — Ответил солдат.

— Меня зовут Фарсайт, ты, наверное, слышал обо мне. С кем я разговариваю?

— Сержант Фейри из Красной Гвардии. Да, я слышал о тебе и твоей привязанности к предателю ДэХавилэнд. Что тебе надо?

— Я хочу поговорить с тобой, сержант. Нам не нужно сражаться.

— Ошибаешься, Фарсайт. Красный Фронт на пороге победы, и именно поэтому мы должны сопротивляться. С нашей силой и нашей жертвой, мы, пегасы, достигнем статуса власти и господства над Пустошью!

— Ты уверен? — Спросил я, смеясь. — Скажи мне, Фейри, каков статус твоего Флота?

— Наши дирижабли парят в небе! — Ответил он.

— Серьёзно? Что насчёт взрыва, который вы только что слышали? Вы должны были услышать турели и взрывы.

— Да, мы их слышали.

— Тогда скажи мне, Фейри, как ты думаешь, что взорвали твои турели?

— Ильюшин рассказал нам, что предательница ДэХавилэнд захватила один из наших кораблей и убила Грумман. Мы знали, что её желание мести приведёт её сюда. Я до сих пор не знаю, как тебе удалось пережить катастрофу.

— Просто. Не было никакой катастрофы. — Я хихикнул. — Ты хоть знаешь, что произошло после Нэйлисс, сержант?

— Всё, что мы знаем, так это о твоём прибытии в Точку Безубыточности. — Проворчал Фейри.

— Кто отвечает за то, чтобы держать тебя в курсе новостей, а, Фейри?

— Командир Ильюшин делает это с тех пор, как его подлый брат Петляков попытался захватить власть.

— А, ну да. — Я кивнул. — Конечно, это Ильюшин. Тогда, полагаю, он не рассказал тебе, что случилось с Победой или Революцией.

— С ними ничего не случилось, насколько я могу судить.

— Поставишь на кон свою жизнь? — Спросил я. — Что, если я скажу тебе, что два носителя сейчас — это не что иное, как груды горящего металла где-то в северной пустыне Нейвады?

— Я бы сказал, что ты несёшь чушь.

— Я? Откуда мне было знать, что Победа и Революция летят в тесном строю на пути к Нью-Пегасусу, когда мы их перехватили?

— Мог бы догадаться. — Сердито ответил Фэйри. Однако в его голосе был мягкий оттенок. — В конце концов, тебе нужно просто знать названия наших кораблей, которые Авро тебе сообщила

— Ты прав. Однако, ты передумаешь, если я скажу тебе то, что Авро не могла сказать мне их, потому что она была со мной в тот момент?

— Удачи тебе в этом. — Фэйри презрительно рассмеялся.

— Это довольно просто. Фрегат, проводивший разведку, назывался Горизонтами.

— Вот тут ты ошибаешься, тупой сучёнок! — Засмеялся Фейри. — Это был Нью-Роам!

— Э-э... Сэр, он прав. — Прервал его один из солдат. — Нью-Роам был переведён на сопровождение из-за небольшой неисправности двигателя. Фрегат Горизонты был назначен главным, незадолго до вылета.

— Что? — Пробормотал Фейри. — Откуда ты это знаешь?

— Я был в столовой и услышал новости. Похоже, Командир Ильюшин намеренно держит нас в неведении.

— Тогда Флот…

— Фэйри, я хочу, чтобы ты вышел к главной шахте и увидел обломки. Ты узнаешь в них Корветы Гиз и Старлайт. — Я самодовольно улыбался.

— Но зачем Командиру нас обманывать?

— Всё очень просто. Ваш Флот был уничтожен, большинство оставшихся пегасов устроили переворот... Его единственный шанс выжить, это скрыть себя за стеной фанатичных солдат, которые готовы отдать за него свою жизнь. Единственный способ добиться этого — врать. — Я вздохнул. — Фейри, твоя битва уже проиграна, так что опусти оружие. Я буду рад приветствовать тебя в своих рядах, так как считаю вас всех хорошими солдатами, но нам необходимо убрать Ильюшина.

— Сержант Фейри... — Пробормотал один из солдат. — Фарсайт прав, мы Ильюшину больше ничего не должны. Если он лгал нам всё это время, у нас нет причин оставаться с ним.

— Будь благоразумным, Фейри. — Спокойно сказал я. — По отношению ко всем вам не будет никаких обид, так как вы выполняли свой долг.

— Но наша преданность... — Начал было Фейри.

— Преданность — это двусторонняя торговля. Где преданность Командира, сержант? — Взревел я. — Отвяжитесь вы от него!

— Хорошо... — Вздохнул Фейри. — Отбой. Мы сдаёмся.

— Отлично. — Я выскочил из укрытия и увидел четырёх солдат Красной армии, идущих в нашу сторону. — Добро пожаловать в Нью-Пегасус... Так сказать.

— Благодарю вас, сэр. — Фэйри покачал моё копыто. — Какие будут приказы?

— Встретьтесь с Петляковым у шахты. Он скажет тебе, что мы будем делать.

— Понял. Уходим!

После слов Фэйри, другие солдаты вышли из комнаты, оставив нас наедине с причиной, по которой мы были там: Ильюшин. Когда мы открыли дверь в его кабинет, он ждал нас за большим деревянным столом, полным карт и бумаг, с заряженным пистолетом. Он был одет в парадную форму с медалями; и отчаяние взыграло на его лице, когда он понял, что он один против нас троих.

— Что ж, посмотрите, кто это у нас здесь. — Недовольно прорычал Ильюшин. — Моя дорогая Авро, это заняло у тебя много времени... И похоже, что ты привела своего рыцаря в сияющих доспехах!

— Для того, кто находится на грани смерти, ты извергаешь слишком много оскорблений. — Усмехнулся Надир.

— Кто пригласил тебя на эту вечеринку, полосатый? — Ильюшин поморщился.

— Я здесь за компанию. Какие-то проблемы?

— Ты просто глупец, Ильюшин. — Сказала Авро. — Вместо того, чтобы ставить на кон единственную имеющуюся у тебя ценность — свою жизнь, ты продолжаешь вести себя, как полный мудак.

— Ах, Авро, но здесь ты ошибаешься. — Вздохнул Ильюшин. — Я не могу играть на то, что уже проиграл. Я точно знаю, что твой любовник тот, кто спустит курок, потому что ты просто не сможешь это сделать. После всего, через что мы прошли.

— Что? — Спросил я. — Продолжай, Ильюшин.

— Он хочет запудрить тебе мозги, Фарсайт. — Предупредила Авро.

— Серьёзно? — Засмеялся Ильюшин. —Тогда почему бы тебе не убить меня и не закончить этот фарс? ДАВАЙ!

Авро посмотрела на Командира с ненавистью в глазах, но не нажала на курок. Что-то мешало ей сделать последний шаг.

— Видишь? Ты просто не можешь этого сделать. — Прошипел Ильюшин. — Я думаю, ты хочешь знать, почему, не так ли, Фарсайт?

— Не слушай его! — Закричала Авро. — Пожалуйста…

— Что ж, она не может убить меня, потому что у нас с ней длинная история. Она использовала меня, чтобы добраться до власти. — Ильюшин лукаво усмехнулся. — Скажи мне, Фарсайт, ты видел, на что она способна в постели? Это тело — машина для промывания мозгов... Мне потребовалось несколько лет, чтобы это понять, и пережить довольно много страстный ночей.

— Авро... Это правда? — Спросил я.

— Значит, она сделала это и с тобой! — Засмеялся Ильюшин.

— Он врёт! — Заплакала Авро. — Мы с ним никогда не спали вместе.

— Да ну. — Усмехнулся Ильюшин. — Скажи мне, Фарсайт... Она просила тебя потрогать её крылья, когда была на самом пике?

— Да… — Я почувствовал дрожь восторга, когда вспомнил тот момент. — Она просила.

— Если бы мы с ней никогда не спали вместе, как бы я узнал об этом?

— Не знаю. — Застонал я, чувствуя внутри лишь пустоту.

— Видишь ли, Авро — профессиональная обольстительница жеребцов. — Вздохнул он. — Когда я впервые встретил её, она была просто низкосортным механиком. Она чинила бытовые приборы, такие как тостеры или кофемолки. У неё был талант, без сомнения, но ей нужен был небольшой толчок, чтобы подняться по карьерной лестнице... И она прицепилась ко мне, занимаясь сексом и притворяясь, что любит меня взамен получая то, что хочет. Затем, как только она подобралась ко мне достаточно близко, чтобы я уже не мог раскусить её, она начала контролировать политику Фронта. Именно она убедила меня построить большой боевой флот вместо наших транспортных судов. Должен признать, что проекты, которые она и мой брат Петляков задумали, очень хороши, но нам не нужно было сражаться до тех пор, пока мы могли скрываться.

— Но она сказала мне, что... — Пробормотал я. Сила откровений заставила меня дрожать, и я даже не мог говорить прямо.

— Ложь, ложь, ложь. — Ответил Ильюшин. — Всё ложь. Она хотела поиграть в Королеву Пустоши, она хотела, чтобы весь мир оказался у её ног. Затем, как только наш Флот был готов, она обманула меня, чтобы открыть проект Энола. Я думал, что она уклонилась от своих идеалов доминирования, но потом Пэт сказал мне, что его можно использовать как жар-бомбу. Я понял, что она хотела использовать её, чтобы развязать войну, и тогда я начал противостоять её. Тем не менее, у меня не хватило смелости убить её, и это стоило мне всего... Я потерял всё. Что ж, Фарсайт, это случится и с тобой. Как только ты убьёшь меня, всё закончится. Она бросит тебя ради следующего встречного.

Мне казалось, что в меня ударила молния. Вся ложь, все полусырые истории, которыми меня кормила Авро, складывались воедино. Всё стало ясно, как при свете дня: Авро поднялась по лестнице, используя Илюшина в качестве ступеньки, и, оказавшись рядом с ним, она попыталась подорвать его статус, используя остальных, например, Пэта, чтобы поддержать её идеи. Тогда-то Ильюшин и сумел увидеть её насквозь и попытался остановить её, но она сумела убежать и приземлилась рядом со мной. Что было потом, я и так знаю. Если подумать, в этой ситуации было столько иронии. Главный интриган замыслил всё сам.

БА-БА-БАХ!!

Пулемёты Авро разорвали тело Ильюшина на части, откинув его в заднюю часть комнаты, как сломанную тряпичную куклу. Мы выиграли, но какой ценой? Я больше не мог доверять Авро, после того, что она сделала со мной. Она использовала меня, она предала меня настолько пагубно, что мне захотелось уйти из этой реальности навсегда. Всё, что мы пережили, вся страсть и нежность... Все те моменты, которые заставляли меня чувствовать себя любимым... Всё это было фальшивкой? Она использовала меня, как марионетку для своих собственных целей?

— Фарсайт, Ильюшин был грязным лжецом. — Сказала Авро, пытаясь сохранять спокойствие. — Он пытался заставить нас сражаться друг с другом... Пожалуйста, не верь ни одному его слову.

— Должен ли я верить твоему? — Спросил я.

— Почему ты так говоришь? Разве ты мне не доверяешь?

— Я хочу... Но теперь не могу. Не после услышанного. Я не могу отличить правду от лжи в твоих словах.

— То есть ты думаешь, что он говорил правду.

— По крайней мере, он говорил внятно.

— Я говорила тебе, что Ильюшин может быть очень убедительным... Дорогой, пожалуйста, забудь о его словах. Он был в отчаянии.

— А что насчёт крыльев?

— Крыльев?

— Да! Поглаживание крыльев! Полагаю, ты никогда не рассказываешь о своих фетишах кому попало! — Взревел я.

— Он... Должно быть, где-то подслушал. Я никогда... Никогда не говорила ему, что меня заводит. — Пробормотала Авро. — Фарсайт, мой дорогой... Вернёмся домой.

— Авро, я не знаю, что тебе сказать. — Я сдерживал слёзы. — Я был очень терпелив с тобой, выслушивал и принимал каждое странное изменение в твоей истории. Я последовал за тобой и сделал всё это, потому что люблю тебя. Я думал, ты чувствуешь то же самое ко мне.

— Но я чувствую! — Авро подлетела и обняла меня своими крыльями. — Я люблю тебя так, как никогда не любила никого. Посмотри мне в глаза, Фарсайт, и скажи, лгу ли я тебе сейчас. Я. Люблю. Тебя.

Я стоял, глядя в её глаза, но я просто не мог игнорировать тот факт, что слова Ильюшина посеяли недоверие в моём сердце. У меня не было доказательств, но моё чутье говорило мне, что погибший Командир был прав, и что Авро использовала его, как использовала и меня. Может быть, она что-то чувствовала ко мне, но неизвестно, были ли эти чувства искренними или сфабрикованными.

— Фарсайт, пожалуйста... — Прошептала она мне на ухо. — Давай улетим домой. Я понимаю, что нам нужно всё исправить, и мне нужно кое-что тебе сказать. Давай,  полетим.

На мгновение, я подумал о возможности забыть об этом эпизоде и уйти, но я знал, что это только усугубит проблему. Мне нужно было размышлять здраво, и я не мог сделать этого с Авро.

— Нет. — Я мягко освободился из её объятий. — Я... Я не могу, Авро. Не сейчас. Я всё ещё люблю тебя, по крайней мере, думаю, что люблю, но сейчас, я слишком запутался. Мне нужно побыть одному, чтобы подумать и решить, что делать. Я совершил вещи, которые не совершил бы, если бы не был влюблён... Уходи с Надиром. Я вернусь с Пэтом и Энолой.

— Фарсайт…

— Иди.

— Но я…

— Не усложняй ситуацию! ИДИ!

— Моя любовь…

УХОДИ ОТСЮДА!!! СЕЙЧАС ЖЕ!!! — Взревел я и заплакал.

— Пойдём, Авро. — Надир схватил кобылку и ушёл. — Он переживёт это, но ему нужно время.

Оба моих спутника вышли из комнаты, оставив меня наедине с моими мыслями. Когда никто не мог увидеть или услышать меня, я сел на круп и начал плакать. Рана в сердце может быть невидимой, но она болит больше всего.


Больше часа я простоял в кабинете Ильюшина, просматривая бумаги и записи в терминале, пытаясь найти утешение в поиске и анализе данных, но мало что могло заставить меня отвлечься от боли и печали, которые наполняли моё тело. Меня обманули и использовали, как марионетку. Я гордился тем, что был мастером-кукловодом, который сам дёргал за ниточки... Чтобы закончить вот так. Я тяжело вздохнул и вытер слёзы с глаз.

Что я буду с ней делать? Я был зол и хотел отомстить, но в глубине души я всё ещё любил её. Что-то во мне хотело верить, что между нами есть связь, что-то искреннее и неоспоримое. И всё же, если всё между нами было фальшивкой, почему я так за неё цеплялся? Почему я не мог сделать шаг назад?

Пока я был погружён в свои мысли, я не заметил небольшой символ на экране терминала, который оповещал о входящем сообщении. Кто может хотеть связаться со мной? Или послание предназначалось Ильюшину? Возможно, на Красном Фронте были другие, поддерживающие его, и мы только что разбудили спящего гиганта... Все эти вопросы пронеслись, как ветер свежего воздуха в моём сознании, заставляя меня прийти в себя и подготовиться к общению с неизвестным, кем бы он ни был.

Я нажал кнопку, чтобы принять вызов, и на экране появилось лицо единорожки с чистым мехом и гривой, хотя я не мог сказать, какого она была цвета, из-за того, что экран был чёрным и светился зелёным. Моя таинственная звонившая была уже не молода, хотя и не слишком стара. Я предполагал, что она может быть примерно на двадцать лет старше меня, но по ней было видно, что она пережила довольно много хороших и плохих моментов. Выражение её лица было добрым, но так же непоколебимым, когда наши глаза встретились.

— Наконец-то. — Сказала она со смесью грусти и облегчения.

— Кто ты такая? — Спросил я. — И почему “наконец-то”?

— Я пыталась связаться с тобой очень долго, Фарсайт, но я не могла пройти через кровавый Разлом.

— Откуда ты знаешь моё имя?

— Я слышу его уже очень давно, Фарсайт. Даже если я не могу видеть тебя так, как вижу остальную Эквестрию, я знаю о твоём существовании и твоих подвигах. Многие пони в Республике говорят о тебе со страхом и восхищением.

— Ты же не хочешь сказать, что ты... Ты — Дарительница Света?

— Меня зовут Литтлпип, Фарсайт. — Она встревоженно покачала головой. — Все прозвища были извращены НЭР... Они мне не подходят. Обитательница Стойла, Дарительница Света... Все они использовались Пралине, чтобы обеспечить её власть над Эквестрией.

— Я думал, что ты — Верховный Лидер.

— Верховный Лидер? — Литтлпип испустила недовольный вздох. — Я всего лишь мифическая фигура почти для всей Пустоши, как и для тебя минуту назад, Фарсайт. Очень немногие пони могут связаться со мной, что даёт Республике возможность использовать и злоупотреблять моей фигурой в качестве причины для проведения любой из своих политик, даже если я не согласна с большинством из них.

— Не могла бы ты попытаться связаться с населением?

— Республика следит за мной очень внимательно, Фарсайт. Они держат меня на поводке, запертой в башне из слоновой кости, без шанса изменить мир. Может, я и принесла всем свет, но они забрали его ради собственной выгоды.

— Если тебя так жёстко контролируют, как тебе удалось связаться со мной?

— Я полагаю, они не ожидали, что кто-то ответит на этой частоте. Однако, я уверена, что это будет наш последний шанс поговорить.

— Почему?

— Позволь задать тебе вопрос, Фарсайт. Неужели ты думаешь, что Республика не знала о существовании Красного Фронта?

— В это трудно поверить, но я видел и более странные вещи.

— Поверь мне, они очень хорошо знали о группе Ильюшина. Тем не менее, они позволили этому случиться, потому что они думали, что закрытое воздушное пространство поможет им завоевать Нейваду и земли за её пределами. На самом деле, я знаю, что Пралине и Ильюшин заключили Союз, чтобы помогать друг другу в случае необходимости.

— Ты должно быть шутишь.

— Отнюдь. — Нахмурилась Литтлпип. — НЭР отклонил твоё прошение о помощи, не так ли?

— Да. Однако Харпсонг сказала, что они не заслуживают внимания Республики.

— Неужели ты в это веришь?

— Речь шла не о вере или неверии. Мы должны были что-то сделать, и если мы не могли рассчитывать на Республику, нам пришлось бы действовать самостоятельно.

— И ты начал действовать. — Вздохнула Литтлпип. — А ты задумывался о последствиях?

— Я…

— Нет, не думал. — Улыбнулась Литтлпип. — Конечно же нет. Вы влюблены друг в друга. Я вижу это в твоих глазах, ты не можешь этого скрыть. Я прошла через то же самое, поверь мне.

— Я знаю. Я прочитал книгу.

— Ах, да, эта книга. — Она усмехнулась. — Ни один другой пони в мире не имеет такой популярности, как я. В любом случае, я знаю, что ты влюблён, и знаю, что любовь заставляет нас делать любые вещи, не думая о последствиях.

— Мне она принесла печаль. Всё это ложь... Но больше нет смысла об этом говорить. Чего ты от меня хочешь? Ты сказала, что пыталась связаться со мной долгое время.

— Да. — Кивнула Литтлпип. — Меня беспокоит будущее Пустоши, Фарсайт. Всё хорошее, за что мы боролись, все благородные пони, которые пожертвовали собой, чтобы сделать этот мир лучше... Всё снова разваливается. Похоже, мы не усвоили урок, который преподала нам война, и мы продолжаем быть эгоистичными и извращёнными. В Республике нет развития, только раздутый экспансионизм и то же самое рейдерское поведение, только замаскированное под новым знаменем.

— Я видел их в действии, Литтлпип. Я тебя понимаю.

— Проблема в том, что нет лидеров, нет пони, способных увидеть картину в целом. Я думала, что надежды нет, но потом я начала слушать рассказы о Нью-Пегасусе, о том, как там что-то меняется... Новости о бандах, объединяющих и сотрудничающих, о гибели старых гангстеров, которые десятилетиями держали город в состоянии летаргии, всё это стало возможным, благодаря молодым и амбициозным пони. Именно тогда я начала верить, что есть шанс на лучшее будущее, на то, что кто-то сделает шаг вперёд и продолжит то, что я и мои друзья начали двадцать лет назад.

— Ты меня совсем не знаешь, Литтлпип. Я настолько эгоистичен, насколько ты можешь очутиться здесь.

— Серьёзно?

— Конечно.

— И всё же, будучи таким эгоистичным, под твоим командованием расцвёл Нью-Пегасус. Другие разграбили бы город и позволили бы ему сгнить, но ты приложил все свои усилия, чтобы жители города были счастливы. Это то, от чего все мы могли бы получить прибыль, если бы ты решил рискнуть.

— Я думаю, ты пытаешься убедить не того, Литтлпип. — Я не верю в пони. Всё, что я увидел от них, это жестокость и подлость. Это мир, в котором каждый сам за себя, и единственная причина, по которой я работаю на благо Нью-Пегасуса, чтобы меня не свергла революция несчастных граждан.

— Это и есть причина для того, чтобы отвернуться от мира и оставить всё в стороне? — Литтлпип нахмурилась. — Если бы я сделала то же самое, я бы нашла место, чтобы спрятаться там и жила бы, как отшельник... И тогда у таких пони, как Красный Глаз, или Богиня, не было бы никаких препятствий для своих замыслов. У тебя есть сила, чтобы сделать этот мир лучше... Почему бы тебе не сделать это?

— Ты не первый, кто рассказывает мне эту историю. — Сказал я.

— Потому, что я не единственная, кто видит твой истинный потенциал. Ты умный, хитрый и храбрый. Ты преодолел такие опасности, с которыми многие другие даже не осмелились бы столкнуться. Ты знаешь, как заставить пони работать, и умеешь справляться с трудностями... Нет никого более подготовленного для того, чтобы воссоединить Эквестрию.

— Ой, да я тебя умоляю. — Засмеялся я. — Брось. Воссоединение Эквестрии — неподвластно никому.

— Но подвластно тебе, Фарсайт. Я верю в тебя, и у меня такое чувство, что ты знаешь, что нужно делать. Ты можешь быть избранным, даже если не веришь в это.

— Литтлпип, ты права. Я не верю в это и думаю, что ты не должна тратить своё время, пытаясь убедить меня изменить свой образ мышления. — Я строго покачал головой. — Я понимаю, что ты, должно быть, очень расстроена из-за того, что они используют тебя для своих целей... Я знаю это ощущение.

— Дело не в этом, Фарсайт... После всех этих лет, я поняла, что есть вещи, которые необходимо сделать на Пустоши. Мир нуждается в пони, способных посвятить себя большим целям, для большего блага. Пустошь нуждается в героях, Фарсайт, и ты имеешь право быть одним из них.

— Я не герой, Литтлпип. Не знаю, как ты, но я никогда не хотел быть героем. Я боролся за то, чтобы выжить, а затем, я играл с пони, чтобы подняться по лестнице. Это не очень героично... Извини, но я не тот, кого ты ищешь.

Литтлпип издала долгий и скорбный вздох.

— Ну, что ж... Я пока не теряю надежды. Не забывай о моих словах, Фарсайт. Если однажды ты передумаешь, я тебя поддержу. Конец связи.


Петляков ждал меня у шахты, рядом с боевым кораблем, двигатель уже гудел и был готов к полёту. Он снял грязный оранжевый комбинезон и сменил его на сине-серебристый комбинезон, похожий на тот, что носила Авро. Его спокойное выражение лица стало тревожным, когда он увидел меня.

— А, Фарсайт, вот ты где. Что-то случилось? Ты выглядишь... Грустным.

— У меня были некоторые проблемы... Но тебе не нужно беспокоиться о них, Пэт. Это мои проблемы и я их решил.

— Мои? — Заржал Пэт. — Мы с тобой сейчас в одной команде, и что бы ни беспокоило лидера моей команды, я должен, по крайней мере, знать об этом. Возможно, я смогу найти решение.

— Я благодарю тебя за твои намерения, Пэт, но я не думаю, что ты можешь мне в этом помочь.

— Речь идет об Ав, верно? — Спросил Пэт. — Я был удивлён, когда увидел, как она и зебра покидают базу без тебя.

— Да, это насчёт Авро... — Вздохнул я. — У нас с ней произошли некоторые разногласия.

— Понятно. Ну, иногда с ней бывает непросто. — Пожал плечами Пэт. — Каждый в Точке Безубыточности это знает. В конце концов, Ав немного... Странная. В чём твои проблемы?

— Я не знаю, хочу ли говорить об этом.

— Будь по-твоему, Фарсайт. — Сказал Пэт. — Мы должны уехать, или у тебя ещё есть здесь дела?

— Энола готова?

— Да, я загрузил её в эту малышку. — Пэт погладил корпус боевого корабля, который издал мягкий лязг.

— Разве устройство не тяжёлое?

— Нет. Оно сделано из лёгких материалов, и кроме того, мне посчастливилось найти довоенные антигравитационные подвесные механизмы, которые всё ещё работали. Они помогают облегчить нагрузку.

— Хорошо. — Я кивнул. — Тогда, в путь.

Пэт прыгнул в кабину корабля, а я залез в хвост. Угрожающий металлический цилиндр Энолы был там, плотно привязанный к стенам и полу. Я пристегнулся к Мистрали в то время, как Пэт возился с элементами управления, запуская двигатель.

— Ты готов? — Спросил Пэт.

— Настолько, насколько это возможно.

— Тогда держись крепче!

Боевой корабль рванул вверх на полной скорости, как будто его запустили из гигантской резинки; и я почувствовал, как всё моё тело прижимается к полу. Боль в ногах была настолько сильной, что я был близок к потере сознания, но Пэт, похоже, не слишком пострадал от сокрушительной прижимной силы. Он просто насвистывал мелодию и управлял кораблём с терпением и мастерством. Мы пролетели над песчаными бурями Разлома. Как только Пэт поднялся достаточно высоко, он стабилизировал боевой корабль и начал лететь на фиксированной высоте.

— Ну, мы выбрались! — Оповестил он. — Как всё прошло?

— Честно говоря, мне бы не хотелось делать это снова. — Простонал я.

— Вы, ходящие по земле, не привыкли двигаться по вертикальной оси, вот и всё. — Усмехнулся Пэт. — Ещё дюжина полётов, и ты привыкнешь.

— Тем не менее, я не хочу делать это дюжину раз. Даже полдюжины.

— Нууу... — Пожал плечами Пэт.

Между нами воцарилась тишина, так как мне не хотелось отвечать на мудрые замечания Пэта. Он был милым, странным до мозга костей, и у него была тенденция всегда оставлять последнее слово за собой. Но я рад, что он на нашей стороне.

— Пэт… — Сказал я. — Мне нужно спросить тебя кое о чём, и мне нужно, чтобы ты был честен со мной. Откровенно честен.

— Продолжай.

— Что произошло между Авро и Ильюшиным? — Спросил я. — Она из тех кобыл, что используют жеребцов ради своих целей?

— Ильюшин рассказал тебе всё ту же старую сказку, не так ли? — Улыбнулся Пэт. — Ну, у них были отношения... И я признаю, что Авро иногда может быть немного вредной, но они расстались, потому что Ильюшин был полным мудаком.

— Серьёзно? Тогда что насчёт создания Флота?

— Авро была советником, Фарсайт. Они оба разделяли идею создания мощного флота, парящего в небе, но мой брат понятия не имел о том, что нам нужно. Авро же, знала; и, будучи доверенным пони Ильюшина, она была той, кого он попросил о помощи.

— Но... — Пробормотал я. — Она солгала мне, Пэт. Всё время она рассказывала мне истории о том, как она была благородна и каким злым был для неё Фронт.

— Есть кое-что, что я не могу отрицать... Авро любила, когда к ней относились, как к важной персоне, поэтому, я понимаю, что она до сих пор цепляется за это. — Пожал плечами Пэт. — Она такая, и ты ничего не сможешь с ней поделать.

— Я доверял ей, Пэт. — Разочарованно сказал я. — Я сделал всё, о чём она меня просила, а потом я узнал, что она сделала это не потому, что любила меня, а потому, что использовала. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Я не собираюсь говорить тебе, что делать... Я только говорю, что ты не должен спешить осуждать её. Авро казалась очень обеспокоенной и грустной, когда уходила из Точки Безубыточности.

— Правда? — Спросил я.

— Клянусь Селестией. — Пэт поднял копыто. — Кроме того, она сказала мне, что…

БУУУМ! БУУМ! БУУУУМ!

Серия взрывов потрясла боевой корабль, заставив нас вертеться. Что могло их вызвать? Это была неисправность в одной из систем? Или на нас кто-то напал? Если это так, то кто бы это мог быть?

— Что происходит? — Прокричал я.

— Мы подвергаемся нападению! — Застонал Пэт, нервно нажимая на кнопки.

— От кого? Это ещё один боевой корабль?

— Нет... Радары не показывают никакой активности. Это должно быть с земли!

— Зенитчики? — Спросил я. — Но мы летим над территорией Республики! Я думал, у тебя с ними был заключён Союз!

— Ты правильно сказал, мы были союзниками. — Пэт топнул по металлическому полу. — Но, похоже, что слова этих пони не стоят и цента. Будем надеяться, что всё это было…

БУУУМ!! БУУМ! БУУУУМ!!

— Что ты хочешь сказать? — Зарычал я.

— Чёрт! Закричал Пэт, когда панели управления покраснели. — Мы потеряли тормоза, и наш двигатель подбили!

— Что это значит?

— Мы не сможем приземлиться без тормозов, и мы упадём, если двигатель выйдет из строя. — Ответил Пэт. — И с этим на борту…

— Вот дерьмо. — Я понял, что аварийная посадка может привести к возгоранию Энолы. — Дай подумать... Вот что мы сделаем. Возьми Энолу с собой и лети домой.

— Но... — Начал заикаться Пэт.

— Ты сказал, что с ней легко справиться, не так ли? — Спросил я.

— Да, антигравитационные системы делают её очень легкой.

— Тогда возьми её и вернись с ней в Нью-Пегасус.

— А что насчёт тебя, Фарсайт?

— Я постараюсь посадить эту штуку, как можно мягче. — Ответил я, стараясь казаться спокойным. — Я видел, как вы с Авро пилотируете эти консервные банки... Мне удастся посадить его на землю.

— Ты уверен?

— Нет, не уверен, но что ещё мы можем сделать? Ты не можешь спасти и меня, и Энолу, ведь так?

— Думаю, да…

— В таком случае, лети! — Приказал я.

Пэт подошёл к задней части боевого корабля, пока я отстёгивал себя и неуклюже продвигался к кабине. Управление было простым, рычаг для управления кораблём, рычаг питания и множество кнопок и пультов управления. Во всяком случае, мне просто нужно было спуститься, не разбившись. Ничего сложного... Ха-ха.

— Хорошо, Фарсайт. — Пэт уже отделил Энолу от корпуса и был готов улететь. — Я бы посоветовал снизить выходную мощность до 30%. Таким образом, ты постепенно потеряешь высоту и, возможно, даже некоторую скорость. Потом попробуй приземлиться на ровном и открытом месте, чтобы успеть остановиться.

— Понял. — Я кивнул.

— Не забывай о спасательной капсуле, если она понадобится. Лучше немного удариться о землю, чем умереть в горящем металле.

— Ты улетишь, блин, наконец? — Спросил я.

Пэт схватил металлический цилиндр Энолы и широко раскрыл крылья.

— Удачи, Фарсайт. — Он кивнул. — Буду надеяться, что мы скоро встретимся.

Пегас выпрыгнул из боевого корабля, оставив меня наедине с тяжёлой задачей по посадке корабля наименее травматичным способом. Я должен был испугаться, потому что перспектива смерти была очень близка, но я думаю, что мой разум был слишком занят обработкой всех этих данных с панелей управления, что даже не думал о страхе. Следуя приказам Пэта, я снизил питание до 30%, и двигатель грустно застонал, и энергия, исходящая из драгоценного камня, стала тусклее. Боевой корабль дрогнул и затрясся, и без предупреждения начал терять высоту с огромной скоростью. Пэт не предупредил меня, что спуск будет настолько крутым, и я был вынужден искать подходящее место для посадки. Нейвада сама по себе была очень скалистой и неровной.

— Чёрт... — Тихо сказал я. — У меня не так много времени.

Внезапно, я увидел своё спасение. Скалы и холмы сменились большим открытым водным пространством: озеро Ханимид. Мне просто нужно использовать водную поверхность, чтобы затормозить боевой корабль, пока он не остановится, и всё будет кончено. Я улыбнулся и оттолкнул рычаг, начиная снижаться.

— Полегче... Полегче… — Проворчал я.

Корабль завибрировал, когда его нос коснулся воды, и я подтолкнул его немного вниз, чтобы вызвать большее сопротивление, так как я приближался к концу озера, и казалось, что боевой корабль не остановится в ближайшее время. Я не хотел оказаться на другом берегу, так как это была территория Царства, но если бы я толкнул рычаг ещё сильнее, то в конечном итоге утонул бы в озере.

— Нет... Нет... Остановись... Остановись! — Я ударил по панели управления. — Остановись, СЕЙЧАС!

Несмотря на все мои крики и стоны, боевой корабль достиг восточного берега озера Ханимид, резко врезавшись в скалистую почву. От резкого замедления, я ударился головой о панель управления, и от этого, у меня перед глазами всё поплыло и я потерял ориентацию. Истекая кровью, я выполз из корабля и начал идти вдоль берега озера. Если бы я был в лучшем состоянии, то обратил бы внимание на свой Л. У. М.. Если бы я не так сильно ударился, то увидел бы, как ко мне приближается враг. Но я не видел.

— Замри. — Кто-то взмахнул пистолетом, и прежде чем я смог что-то сделать, ударил меня по затылку, и мир почернел.
#

Заметка: Репутация изменена

Коммунистический Фронт Пегасов: Покоритель. Остатки Фронта решили присоединиться к вашим рядам.