Грехи прошлого: Найтмэр или Никс

Продолжение Грехов прошлого.

Спайк ОС - пони Найтмэр Мун

Гниение

Сила Дискорда всегда была тем, что раздражало Твайлайт. Вся эта мощь безо всяких усилий, без платы.Так что когда Дискорд предоставляет шанс узнать больше о его секретах, Твайлайт тут же соглашается. К сожалению, у всего есть своя цена.

Твайлайт Спаркл Дискорд Старлайт Глиммер

Загадка сфинкса

Принцесса Рарити всегда знала, что ее ждет брак по расчету - она же принцесса, в конце концов. Она просто не ожидала, что ее супругой станет сфинкс или что жена будет активно ее избегать, и не потому, что любит книги.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Игры богов 2

Звезды видят, звезды знают. Звезды могущественны и всесильны. Так почему бы не попросить у них капельку счастья для себя? Ну а если не ответят, то потребовать её. Они же всесильны, чего им стоит?

Рэрити Принцесса Селестия Человеки

В будущем всегда идет дождь...

«А что если наша реальность - всего лишь чей-то сон?» Неважно чей это был вопрос, но важно лишь то что мы есть на самом деле. Реально ли то что мы делаем или это просто вымысел. Ведь реальность придуманного мира подтвердить изнутри невозможно. Такие вопросы мучали фиолетовую единорожку в эту ночь. И она найдет свой ответ...

Твайлайт Спаркл Спайк

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Угодившая в бурю

Когда-нибудь твоя размеренная и безоблачная жизнь будет разрушена ураганом, который унесёт тебя на край света. Когда-нибудь, многое повидав и преодолев, ты вернёшься домой.

ОС - пони Темпест Шэдоу

История Найтмер Мун в стихах.

Луняша написала стих.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Найтмэр Мун

Сказка о Семье

Это история о крови, любви и поиске нового пути. А также о наказании тем, кто отказывает другим в милосердии. Альтернативная концовка рассказа "Сказка о том, как умирают города-государства".

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Луна ОС - пони

Записи миссии «Стрелы 18»: Одинокий рейнджер

В не очень далёком будущем звёздная система Омега Центавра казалась учёным всего лишь ещё одной странностью на картах. Однако когда было обнаружено, что звезда обращается вокруг планеты земного размера и земного типа вместо чёрной дыры, что предполагалось из характера её движения, была организована миссия с целью изучить это в высшей степени необычное небесное явление. Урезанная в средствах политиками и чуть было не сорванная до её начала, миссия «Одинокий рейнджер» была сокращена до единственного члена экипажа, предоставленного самому себе. Данный текст – дневники «Стрелы 18» и её единственного командира. Эта информация помечена грифом СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Земным Космическим Агентством. НЕ говорите принцессе.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Человеки

S03E05
Глава 2. Самосовершенствование

Глава 1. Анти-закрытие

Коллектив работников научного центра Стэйблридж сталкивается с угрозой возможного Конца Света, разбавленного бюджетным кризисом. Типичный вторник...

— Доктор Везергласс, будьте всё-таки любезны явиться в кабинет Бикер, – в пятый раз донеслось по стэйблриджской внутренней связи. Фраза застала упомянутую учёную единорожку перед дверью начальственного кабинета с занесённой ногой. После первого же прикосновения копыта к дереву дверь распахнулась.

— Я вас долго ждать должна? – Данный упрёк встретил доктора, едва та перешагнула порог кабинета. Бледно-жёлтая пони с аккуратной короткой оранжевой стрижкой, демонстрируя наигранное возмущение, поправила очки.

— Извините, профессор Бикер, – нейтральным тоном ответила Везергласс. – Первые три раза было не очень хорошо слышно из-за… – она слегка повернула голову, показывая вечно опущенное ухо, повреждённое в одном из давних экспериментов, – производственного шума.

— Ну да, конечно. – Бикер сложила передние копыта перед собой и посмотрела на доктора поверх очков. – И это никак не связано с тем фактом, что я исполняющая обязанности руководителя Стэйблриджа, и вы с этим не согласны.

Везергласс отвела взгляд в сторону и отвечать не стала.

— Мой отец, как вы могли заметить, на той неделе ушёл на заслуженный отдых...

— Выписал себе нехилую пенсию, – тихо проворчала Везергласс. Бикер расслышала.

— У него больше ста тридцати научных работ. За свою деятельность на благо Эквестрии он заслужил вознаграждение! – Бикер взглянула на разложенные на столе бумаги и решила воздержаться от речи о заслугах своего отца, чтобы не повторяться и сэкономить десять минут. – И руководство временно поручено мне до официального решения, которое Научный совет примет в следующем месяце.

— А меня-то это каким боком касается? – поинтересовалась Везергласс, разглядывая запакованные коробки. В них были вещи, которые предыдущий руководитель ещё не успел увезти из своего кабинета. Теперь их теснила в угол собственность бывшего начальника отдела по изучению зелий, которая расположилась в отцовском кабинете так, словно уже получила право провести здесь всю жизнь, а потом превратить кабинет в личную усыпальницу.

— Первым делом как новый руководитель… – начала Бикер.

— Исполняющая обязанности, – тут же поправила Везергласс.

— Заткнитесь, – не меняя интонаций, попросила руководитель Стэйблриджа. – Первым делом я затребовала отчёты из бухгалтерии.

— У нас есть бухгалтерия? – удивилась Везергласс.

— Да, – ответила Бикер, смерив малиновую пони «с кем приходится работать» взглядом. – У нас есть бухгалтерия. Благодаря ей у меня есть информация о расходах по каждому отделу. И обо всех источниках финансирования. Число которых кстати, уменьшилось.

— Как это?

— Если вы помните, одним из основных источников финансирования Стэйблриджа с момента основания был тайный фонд бывшего ярла Блэкспота… Так вот, поскольку теперь наша работа никак не касается его планов на будущее, он направил свои средства на восстановление своего родового поместья «Спот-палас». – Бикер тряхнула головой, словно сама не до конца верила, что это произошло. – Мы остались без его финансов.

— Разве Кантерлот не выделяет нам средства?

— Выделяет. Достаточно большие. Только в начале этого месяца при содействии принцессы Твайлайт Спаркл мы добились удвоенного финансирования нашей деятельности. Краулинг Шейд, советник принцесс по вопросам науки, тоже нас поддерживает.

— Какие тогда проблемы?

— Проблемы, доктор, в том, что на поступающие средства мы можем содержать все существующие отделы Стэйблриджа. Кроме вашего.

Везергласс сердито поводила здоровым ухом.

— Вы хотите закрыть отдел прикладной магии? – с удивлением в голосе уточнила она.

— Я вынуждена закрыть отдел прикладной магии, – с упором на второе слово ответила Бикер. – Иначе через пару месяцев Стэйблридж разорится. Я не могу направлять средства в отдел, где каждый день что-то взрывается, разбивается, сгорает или исчезает в неизвестном направлении. Плюс счета за лечение пострадавших при этом сотрудников. Плюс ремонт и покраска лабораторных помещений. Плюс… – Бикер пролистала ещё две страницы бумаг, где двумя столбиками были записаны наименования и цифры. – Ваш отдел в плане финансирования – это чёрная дыра. Единственное, что я могу рационального для вас сделать – это финансово поддержать самые перспективные разработки самых одарённых единорогов.

— Мы можем принять кое-какие меры, чтобы все остались на рабочих местах, – заверила Везергласс.

— Например, вспомнить о существовании техники безопасности?

— Хотя бы.

— Так, доктор. – Бикер отложила бумаги и посмотрела собеседнице в глаза. – Я дам вам одну возможность убедить меня в резонности существования вашего отдела. Если в течение суток у вас не будет потерь имущества или кадрового состава, если вам удастся обойтись без инцидентов и разрушения собственности научного центра – я подумаю над тем, чтобы просто слегка сократить вам бюджет, не закрывая вас полностью, не оставляя в вашем крыле отдельных гениев. Вы уяснили?

— Всё ясно как день-деньской, – кивнула малиновая пони, набросив на глаза красную чёлку. – Я даже считаю, что отчёт времени можно начать прямо… – До слуха обеих пони донёсся шум, похожий на раскат грома, от которого задребезжали стёкла кабинета. Бикер прищурилась, Везергласс виновато улыбнулась и добавила: – Завтра утром.

Исполняющая обязанности руководителя научного центра вздохнула и покачала головой.

 

*   *   *

 

По пути к выделенным её отделу помещениям Везергласс миновала несколько вычурно обставленных залов, служивших зонами отдыха и местами проведения собраний; каждый из них носил название, выбранное на основании господствующего в теме оформления цвета. Зелёный зал был примечателен гигантским столом в форме листика и свисающими из-под потолка ветками тропических растений. Синий тяготел к морской тематике, Красный позволял любоваться красотами южных пустынь без риска получить тепловой удар или наступить на скорпиона. «Владения» Везергласс начинались за Белым залом, антураж которого был основан на заснеженном высокогорье. В принципе, туда можно было попасть сразу из Зелёного зала, причём куда быстрее, но малиновая пони умышленно сделала крюк, чтобы подумать.

Табличка «Отдел прикладной магии» держалась всего на одном гвозде из необходимых четырёх. «Как и всё в моих лабораториях», – подумала Везергласс, толкая скрипнувшую несмазанными петлями дверь.

В ЛК-1 – первом из открытых и повидавшем всякое лабораторном комплексе – не было никого, зато в ЛК-2 доктор обнаружила, что попала на коллективное собрание учёных пони. Они большой группой топтались у стенда, разглядывая перепады каких-то параметров на маленьком зелёном экранчике. Что именно показывали гармонические колебания, с балкона второго этажа понять было сложно, но вот речь тёмно-синего жеребца с чёрной гривой была слышна даже сквозь нестройный хор голосов.

— И когда дети ваши будут спрашивать, видели ли вы того первопроходца, который познакомил мир Эквестрии с антимагией, может смело ответить «да». Потому что, как я неоднократно утверждал, существование этого явления – научный факт. А теперь оно физически перед вами, вы можете его увидеть… Э-эм-м, – замялся оратор, – могли бы увидеть, если бы не меры предосторожности. – Он постучал копытом по тихо гудящему цельному металлическому цилиндру.

— Скоупрейдж, что у нас за веселье в разгар рабочего дня? – поинтересовалась Везергласс у чёрного жеребца с двухцветной гривой, который на том же балконе доедал вынутый из коробки для ланча ромашковый бутерброд.

— Доктор Халфтот достиг величайшего прорыва в науке, – прожевав, ответил старший лаборант. – Только и всего.

— Это тот тихоня, которого указом свыше перевели к нам две недели назад, и который с тех пор прятался от меня, чтобы не отчитываться о проделанной работе? – уточнила доктор, присматриваясь к вернувшемуся к своей речи жеребцу.

— Он самый. Кажется, он всё-таки проделал свою работу.

— Да, наверное. Учитывая, насколько он сегодня не тихоня.

— …Защитные меры, которые я сам разработал, – продолжал вещать Халфтот. – От внешнего вмешательства антимагию защищает металлический кожух. Внутри стабильность материала поддерживается пульсирующим защитным полем. Именно оно не позволяет антимагии вступить в реакцию с веществом из мира Эквестрии. И поверьте, вы не захотите, чтобы это произошло, потому что при контакте высвободится энергия, равносильная свету ста тысяч солнц.

— Ну, здорово! – выдохнула Везергласс. – Именно когда надо соблюдать технику безопасности и избегать чрезвычайных происшествий, у меня тут сто тысяч солнц под боком!

— О, доктор, доктор! – Халфтот заметил нового зрителя на балконе. – Я так рад, что вы тоже здесь! Теперь я могу официально пригласить всех своих коллег на банкет, который организует в столовой Дейнти Ран.

— Праздновать собрались? – спросила Везергласс.

— А то как же?

— Нет, я, конечно, не возражаю, – объяснила начальник отдела. – Но сперва необходимо выполнить более важную задачу… – Везергласс откашлялась и изложила план, над которым думала всю дорогу: – Завтра у нас особый рабочий день. Особый он в том плане, что мы выключим всё ненужное оборудование и будем сидеть по своим комнатам. Мне крайне важно, чтобы никто ни над чем серьёзным завтра не трудился. И тем более не попадался на глаза профессору Бикер.

— А зачем всё это? – поинтересовался Скоупрейдж, выражая написанную на мордах остальных мысль.

— Мы покажем руководству центра, что работа нашего отдела не обязательно сопровождается рёвом сирены и чрезвычайными происшествиями, – пояснила Везергласс, мордочка которой едва не светилась от гордости за столь изящный план.

— То есть мы избегаем проблем, связанных с работой, избегая самой работы? – уточнил чёрный единорог.

— У вас что, Скоупрейдж, особые трудности в этом плане?

— Да нет, – старший лаборант закрыл коробку с едой, – займусь завтра разбором своей коллекции комиксов.

— Итак, – перешла к заключительной части Везергласс, окинув взглядом всех присутствующих, – прошу вас сейчас выключить лишнее оборудование. Потом можете идти гулять, праздновать, отмечать триумф коллеги… Кстати, Халфтот, я официально вас поздравляю с вашим знаменательным открытием. Уверена, Научный совет найдёт для вас достойную награду, профессорское звание, скорее всего. Ведь вы всего две недели в моём отделе и, фактически, уже вписали новую страницу в историю развития науки Эквестрии... Мне бы так в своё время, – шёпотом добавила малиновая единорожка.

Учёные единороги, доктора и лаборанты с весёлыми выражениями на мордах разбредались по своим рабочим местам, к своим высокоточным приборам. Они отключали питание и наслаждались мыслями о предстоящем внеплановом отдыхе. Только Халфтот крутился вокруг своего металлического цилиндра с контролирующей панелью.

— Нет, нет, это должно оставаться в рабочем состоянии, – пояснял он младшим научным сотрудниками. – Иначе исчезнет сдерживающее антимагию защитное поле. Нельзя этого допускать, потому что случится большая беда.

Везергласс внимательно наблюдала за разворачивающейся этажом ниже картиной «вечер пятницы». Она была уверена, что профессор Бикер получит свой день без происшествий. В конце концов, когда она ставила условия, то не уточняла, что все сотрудники должны в этот день присутствовать.

 

*   *   *

 

— На этот раз Дейнти Ран превзошёл себя, – описывал вчерашнее застолье Скоупрейдж, когда вместе с доктором Везергласс шёл через Белый зал. – Когда дошло до десерта, в желудке ни у кого места не осталось.

— Мне кусочек захватили? – поинтересовалась Везергласс.

— А то! – Скоупрейдж тряхнул коробкой для ланча. Вместе с начальником он прошёл по серому полутёмному коридору и заглянул в родной «Отдел прикладной магии», в ЛК-2, где было не по-будничному тихо. Лишь писк отдельного оборудования, которое было слишком важным, чтобы его отключать, нарушало тишину виноватого в перерасходе средств департамента.

— Кстати, почему вы не пошли на праздник? – спросил Скоупрейдж.

— Потому что работа – мой праздник, – отвечала Везергласс, спускаясь на первый этаж по дребезжащей металлической лесенке. – Я, безусловно, рада за своих коллег, когда они достигают желаемого, воплощают в жизнь свои мечты и фантазии, но не хочу проводить вечера с изрядно отпившими сидра умниками.

— Да там изрядно хватившим был только сам Халфтот, – рассказывал Скоупрейдж. – Как видите, я на ногах, даже не запнулся ни разу. С утра бодр и полон сил.

— Сколько таблеток выпили, чтобы быть свежим и полным сил? – осведомилась Везергласс, посматривая в сторону фундаментального открытия доктора Халфтота.

— Да как вы могли подумать?.. Две, – признался Скоупрейдж под пристальным взглядом доктора.

— Так вот, я предпочла вчера вечером потратить время на сочинение кое-каких писем. Мне это показалось важнее праздной гулянки.

— С кем переписываетесь? – полюбопытствовал Скоупрейдж.

— С любовником! – буркнула Везергласс. Осознав, что собеседник не понял сарказма, дала честный ответ: – Со знакомыми из Лас-Пегасуса. Интересовалась у них насчёт кое-какой помощи.

— Ну что ж, я рад, что у вас не пропал зря вечер… – Скоупрейдж положил коробку с едой на ближайший стол и развернулся. – А меня сейчас ожидают комиксы. Так что извините…

— Скоупрейдж, взгляните, пока не ушли, – попросила Везергласс, изучая что-то на консоли. – Скажите, как независимый эксперт, это должно мигать красным?

— Где? Что? – Чёрный жеребец склонился над исследуемым аппаратом. Везергласс готова была поклясться, что когда он отстранился, то стал если не белым, то на пару тонов светлее.

— Что у нас там?

— Проблема, – сглотнув, ответил Скоупрейдж.

 

*   *   *

 

— Я правда не знаю, как это случилось. Вчера, когда уходил, все показатели были в норме, – объяснял Халфтот, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Его, ещё не вполне отошедшего от праздника, только что выдернули из постели, напоили кофе с закуской из бодрящих таблеток и приволокли к рабочему месту, где ткнули мордой в консоль. Теперь его затуманенное сознание пыталось придумать внятный ответ.

— Ну так теперь они не в норме, – напомнила Везергласс. – Можете предположить, по какой причине?

— Не знаю-у-у, – с подвыванием сообщил Халфтот. – Всё было настроено на автономную стабыл… стаблин… хорошую работу. Сдерживающее поле для гарантии было запитано сразу от двух генераторов. Вот жужжит один, – показал он копытом. – Вот там второй.

— А этот выключен, – сказал Скоупрейдж, сделав пару шагов в указанную сторону.

— Болваны! – в сердцах произнёс Халфтот. – Просил же ничего подсоединённого к моему оборудованию не трогать. Да, генератор чуть вдалеке, но это не значит, что он совсем не нужен.

— Сейчас мы его по-новой подключим и поправим ваше сдерживающее поле, – предложил Скоупрейдж. – Делов-то, нажать копытом на кнопку.

Халфтот продолжал таращиться на свою консоль. Прикрученный к ней цилиндр с антимагией уже не издавал равномерного гудения – оно было прерывистым.

— Это может только навредить, – ответил доктор, разгрызая свой карандаш для записей почти до грифеля. – Уже был пройден предел допустимой пиковой активности.

— И что? – не понял Скоупрейдж.

— Представьте себе маятник, который ходит туда-сюда.

— Ну, этим маятники обычно и занимаются.

— Помолчи, – шикнула на него Везергласс. – Доктор, где сейчас наш маятник?

— С ним вся проблема в том, что его колебания надо искос … искусственно сдерживать. Если он уйдёт чуть дальше вправо, то потом уйдёт ещё дальше влево… И так по нарастающей, пока не оторвётся. И тут дело в том, что маятник уже вне зоны контроля. То есть я не могу вернуть сдерживающее поле в нормальное состояние. Перепады в нём будут всё больше, пока оно не исчезнет.

— Вы говорили, что оно не должно исчезнуть ни в коем случае, – заметил Скоупрейдж.

— Говорил.

— Иначе будет что?

— Катастрофа.

— Каких масштабов? – закрыв глаза, спросила Везергласс. Её интересовали шансы на то, что о происшествии не услышит профессор Бикер. Ради этого она даже была готова увезти всю опасную конструкцию с антимагией внутри куда-нибудь в близлежащий лес на своей спине.

— Учитывая количество антимагии… – замялся доктор Халфтот, – при исчезновении поля пострадает территория до Лас-Пегасуса, возможно, чуть дальше.

— Пострадает? – потребовал уточнений Скоупрейдж.

— Перестанет существовать.

— Мать моя драконозебра! – Везергласс села на холодный пол. – И вы, доктор, не подумали как-то лично известить меня, что ваша драгоценная антимагия распылит всё по ветру.

— Во-первых, я вчера оставил вам отчёт на столе…

— До которого я не дошла.

— Во-вторых, я не знал, что найдётся пара идиотов, которые без задней мысли отключат вспомогательный компенсирующий генератор…

— Напрасно. Вы окружены такими идиотами.

— В-третьих, я не заготавливал сценарии на случай подобных ситуаций…

— Знакомая отговорка, – кивнула Везергласс. – Прям как у меня учились. Так, надо подумать, что теперь делать.

— Выкинуть в море эту штуку, пока не рванула, – предложил Скоупрейдж.

— Ага, отключи полностью всё питание установки и успей за одну десятитысячную секунды добежать до моря. – Доктор изобразила жестом «ты гений», умолчав о том, что аналогичная идея возникла у неё всего минуту назад.

— Сколько у нас вообще времени есть? – осведомился Скоупрейдж.

— Пиковые колебания, – Халфтот не без труда всмотрелся в числа на экранчике, – в диапазоне шести целых семи десятых. Учитывая прогрессию, отметку в десять единиц они превзойдут часа через два. Плюс-минус.

— Рассчитать с точностью до секунды, – потребовала от него доктор Везергласс. – Принесите мне отчёт со стола, – обратилась она к старшему лаборанту и глубоко вздохнула. – А я сообщу начальству.

Везергласс подошла к стене под балконом и ткнула копытом в кнопки системы внутренней связи.

— Профессор Бикер?

— Да, – ответил голос, полный «вечно занятых» интонаций.

— Это отдел прикладной магии… У нас тут проблема.

— Да что вы говорите?! – притворно удивился голос. – И часа от рабочего дня не прошло. Быстро вы.

— У нас серьёзная проблема. Придётся эвакуировать весь научный центр.

— Вы что там устроили?

— Помните, я рассказывала о работе доктора Халфтота над антимагией? Видите ли, его исследования пошли немного не в том направлении. В общем, в лучшем случае нас ждёт кратер размером со Стэйблридж.

На том конце интеркома раздался какой-то грохот. Профессор, видимо, что-то уронила в припадке эмоций.

— Вашу ж!.. Вот надо было вас ещё вчера закрыть! – прокричала она по внутренней связи. – Сейчас буду у вас. Постарайтесь к моему появлению найти отыскать хоть какие-то хорошие новости.

 

*   *   *

 

Профессор Бикер слушала своих ассистентов, быстро расставляя галочки по заполненному ровными строчками листу бумаги.

— Отдел метеорологии?

— Все сотрудники отправлены в Лас-Пегасус! – отвечала уполномоченный ассистент.

— Отдел артефактов?

— Уехал.

— Медики?

— Уехали.

— Гостевой дом?

— Эвакуированы.

— Это, вроде, все, кроме нас, – перевела дух Бикер. – Давайте по повозкам и в дорогу.

— Разве вам не следует немедленно уехать? – осведомился самый большой подхалим из числа ассистентов.

— Следует, Рэдфилд, – признала Бикер. – Но я как руководитель научного центра…

— Исполняющая обязанности руководителя, – напомнила Везергласс, пытающаяся без помощи магии открыть коробку для ланча, где находился припасённый для неё десерт.

— …Не собираюсь отсюда убегать и приму все меры, чтобы предотвратить трагедию, – с пафосом закончила фразу Бикер.

— Что ж, – всплеснул копытами доктор Халфтот, – я очень горд видеть перед собой столь героического начальника. Удачи вам! – выпалил он и кинулся вверх по лестнице.

— Халфтот, стойте! – рявкнул вслед Скоупрейдж. – Вернитесь и несите ответственность за ваш технологический бардак… – Гений-первооткрыватель благополучно скрылся из виду, не дождавшись завершения этого призыва. Скоупрейдж вздохнул и печально добавил: – Я же за тебя вчера тост поднимал, трус ты несчастный!

— Он не профессора, он пинка заслуживает, – цинично прокомментировала Везергласс. – И вы мне этот кадр навязали две недели назад.

— Какая теперь разница, кто кому кого навязал? – воскликнула Бикер. – У нас от силы полчаса, чтобы что-то придумать.

— Со вторым генератором, который я переподключил, – добавил Скоупрейдж, занимая место доктора за консолью, – мы выиграли дополнительную пару часов. Но дольше снижать пульсацию поля не получится, даже если мы сюда направим всю энергию. – Жестом Скоупрейдж «направил» энергию к металлическому цилиндру, после чего развёл копыта в сторону. – Я совершенно без идей сейчас.

— Тогда найдите себе телегу и спасайтесь, – сказала Бикер. – Я тут прослежу, за чем скажете.

— Это слишком сложная консоль, чтобы постороннему в ней разобраться. Очень многое зависит от фиксирования и калибровки мелких параметров, – объяснил Скоупрейдж. – Я специалист, и то не без труда со всем разбираюсь. Так что я здесь до последнего.

— Я лично никуда отсюда не двинусь, – сообщила Везергласс. – Это мои лаборатории, мой родной дом. Кроме того, у меня здесь кусок торта, а за фигурой следить уже не надо. Мечта любой кобылки…

— Упрямые бестолочи, – буркнула Бикер, откладывая лист с планом эвакуации. – Раз вас всё равно отсюда не выгнать, то хоть поговорим немного. Не как учёные различных званий, а как обычные единороги.

— Дружеская беседа? Я за! – откликнулась Везергласс. – Тут, кстати, есть кое-что типа сидра для сопровождения. – Она вытащила из коробки маленькую фляжечку. Бикер смерила её презрительным взглядом.

— Дорогуша, уберите это немедленно, – вежливо и настойчиво попросила профессор. – Сейчас я схожу за настоящим нектаром. Из виноградников Рэмблин Рокриджа. Личный подарок от тамошнего мэра нашему центру.

 

*   *   *

 

«Нектар» из Рэмблин Рокриджа быстро разошёлся по измерительным чашкам, заменившим собой рюмки. Две кобылки вели задушевную беседу, временами поглядывая на неумолимый таймер, который напоследок перед бегством соорудил доктор Халфтот. Там ещё оставалось три с небольшим минуты.

— Вот честно, по своему желанию я бы вас не закрывала, – призналась Бикер. – Вы очень продуктивно работаете. Придумали полезных устройств выше крыши.

— Но всё-таки собирались закрыть, – напомнила Везергласс.

— Да, но не совсем же. Хотела ввести индивидуальное финансирование для самых перспективных работ. Вроде этой. – Она ткнула копытом в сторону гудевшего как улей рассерженных пчёл металлического цилиндра. – Только не очень всё хорошо обернулось.

— Раз вы всё о деньгах, – вставила слово Везергласс. – У меня тоже был план. Я писала знакомым в Лас-Пегасус на предмет перепродажи нескольких самых интересных изобретений. Они обещали изучить спрос, интерес, всё такое… Ну, чтобы мой отдел мог жить и работать на то, что сам производит.

— Значит, распродаёте всё за моей гривой? – с хитрой улыбкой спросила Бикер. – Везергласс, вы такая молодец. Золотце моё! Хороший выход нашли. Вот жалко только, что не вовремя…

— Это да. – Доктор залпом осушила свою мерную чашечку. – А вы всё же неплохая и. о. руководителя. Оперативно вывезли всех и всё самое ценное, мастерски разрулили ситуацию, в которой другой бы запаниковал. Вы хороший начальник… Моя личная неприязнь к вам по ряду причин – это да, есть. Но как организатора я вас очень высоко ценю.

— Спасибо, – тепло ответила Бикер. – А я вам так завидую. Быть на передовой научного дела, не прятаться за книжными томами… Хотела бы я иметь столько храбрости.

— Храбрость, храбрость, – полуприкрыв глаза, рассуждала о чём-то своём Везергласс. – Да, нужна храбрость. Давно мне надо было кое-что сделать… – Она посмотрела на уровень «нектара» в бутылке и на пустой заменитель для бокала. – Теперь, думаю, храбрости должно хватить...

Пошатнувшись, она поднялась с места и подошла поближе к консоли, набрала в лёгкие воздуха и произнесла:

— Скоупрейдж, давно хотела вам сказать. Через пару минут это будет неважно, но вы мне очень даже нравитесь… Я, как бы это сказать, немножечко в вас…

— Помолчите, пожалуйста, я пытаюсь кое-что сообразить, – дёрнул ухом чёрный единорог. Доктор едва не съездила ему по двухцветному загривку.

— Козёл ты, а не единорог! – отшатнулась она. Бикер из солидарности кивнула. Скоупрейдж никак не отреагировал, он всё ещё гипнотизировал взглядом экран, последовательно возвращая на него ряды цифр.

— Если судить по этим данным, – не спеша произнёс он, – то ещё двадцать минут назад поле ослабло настолько, что антимагия должна была вступить в реакцию с окружающей средой. Но почему-то мы всё ещё живы. Ничего не понимаю!

Он магией вытащил из-под коробки для ланча отчётный документ, подписанный Халфтотом и посвящённый его антимагическим достижениям. Пролистал первые десять страниц и замер.

— А может вообще быть антимагия с отрицательным коэффициентом ионизации? – обратился он к Везергласс.

— Нет, – икнув, ответила та. – Это же ведь у нас обычная магия.

— Та-а-ак, – Скойпрейдж снова впился взглядом в данные на экранчике. – Получается, по бумагам у нас положительная ионизация, по приборам и простой математике отрицательная… – Единорог подвигал челюстью, «пережёвывая» мысль. – Профессор Бикер, доктор Халфтот знал о вашей инициативе с индивидуальным финансированием?

— Ну да. Он, как бы, и предложил эту идею...

— Вот скот! – Скоупрейдж с силой стукнул копытом по основному генератору. Потом сделало несколько шагов и так же выключил второй. Гудение установки прекратилось, выключился и таймер. Но мир остался на месте, никаких ярких вспышек и испепеляющего пламени не возникло.

— Не поняла, – Бикер отрешённым взглядом оранжевых глаз пробежалась по комплексу. – Где катастрофа?

— Не будет её, – хмыкнул Скоупрейдж. – Как не было у нас здесь и антимагии. Доктор Халфтот узнал, что вы меняете нам схему финансирования, и построил эту инсталляцию, чтобы выбить себе под честное слово денег. Только из-за отключения второго генератора его приборы начали дурить. Он не знал, как ему это поправить, понял, что мы по отсутствию последствий его раскусим, и дал дёру.

— Ну вот, теперь надо всех возвращать в Стэйблридж и писать официальное заявление, – печально отметила Бикер.

— Без меня, – фыркнул Скоупрейдж, направляясь к лестнице. – Мне сегодня обещали официальный выходной. – Проходя мимо Везергласс, он придвинулся чуть ближе и понизил голос до шёпота: – А ваше признание я хорошо запомнил.

Везергласс на себе поставила эксперимент, решавший вопрос, может ли покраснеть пони с шёрсткой малинового цвета. Оказалось, может.

*   *   *

Глава отдела прикладной магии второй раз за три дня сидела в кабинете руководителя Стэйблиджа. Но теперь она не стала дожидаться второго приглашения.

— Мне пришло уже два сообщения из Лас-Пегасуса, – сообщила Бикер, рассматривая через окно мелкие внутренние строения научного центра. – Ваши полезные устройства готовы приобретать за такие суммы, что у меня челюсть отваливается. Поэтому мы поступим следующим образом. На вашем отделе останется научно-исследовательская, конструкторская, опытно-испытательная функции. Я возьму на себя торгово-рыночные и договорные обязанности. Ваша дальнейшая деятельность будет поддерживаться на полученные от продаж средства.

— Согласна.

— Подождите. Я это делаю с учётом того, что некоторые фразы, которые вчера вы услышали перед чуть не наступившим концом света, останутся только в голове у вас и вашего ассистента.

— Мне бы тоже этого хотелось, – честно призналась малиновая пони.

— И второе, – продолжила Бикер, – вы доведёте число происшествий в своём отделе до минимума. Один инцидент в неделю.

— Будьте реалисткой, – попросила Везергласс. – Хотя бы два в неделю.

— Ладно, пусть будет два, – капитулировала Бикер.

— И ещё вопросы кадров в моём отделе должны решаться с моего ведома, – жёстко постановила Везергласс. – Мне не нужен второй Халфтот.

— Первый тоже теперь вряд ли кому понадобится, – с иронией заметила профессор. – После той характеристики, которую я на него накатала и отправила в Научный совет, думаю, теперь подметание улиц будет самым актуальным его призванием… – Бикер перебрала в голове ещё несколько мыслей, но ни одну из них озвучить так и не решилась. Поэтому просто повернулась к доктору Везергласс и сказала: – Идите работайте…