Ночь страха

Небольшая зарисовка событий предшествующих событиям эпизода Luna Eclipsed (2-й сезон 4 серия)

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Эквестрия беспонная

В волшебной стране Эквестрии нет пони. В сонном городишке Понивиле нет пони. В сияющем Замке Дружбы нет пони. Кто же эти разноцветные четвероногие существа?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Глубокая заморозка

Проживая последние моменты своей жизни на луне, Принцесса Луна уверена, что она этого заслужила. Тысячу лет спустя, Принцесса Селестия готовится к возвращению своей сестры.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сколько друзей ты нашёл сегодня?

Анон мечтает, чтобы его жизнь в Эквестрии стала простой и спокойной. Селестии кажется, что его образ жизни следует изменить.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Изгои

Попаданец в MLP, классический, однако не стремящийся в Понивиль, встречаться с принцессами, дружить с Элементами Гармонии. Он чужой в этом мире. Да и далеко до земель пони. Великая Пустошь не отпускает так просто попавших к ней в лапы! P. S. Изгои 2 тут: https://ponyfiction.org/story/15054/

Человеки Чейнджлинги

HISHE Мерцание

Твайлайт телепортнулась.

Твайлайт Спаркл

Хэр королевы

У каждого свое хобби. Королева, например, хочет создать хэр.

ОС - пони Кризалис Чейнджлинги

Шпрехен зи грайфиш?

Твайлайт Спаркл пытается выучить грифонский язык. Понификация рассказа М. Булгакова "Шпрехен зи дейтч?".

Твайлайт Спаркл Эплджек

Самый обычный рассказ, про самую обычную пони

Небольшая зарисовка на тему повседневности из жизни Колгейт (В рассказе Менуэтт)

Бэрри Пунш Колгейт

Песнь феникса

Пони во время выступления открывает в себе необычный талант, сходный с пирокинезом.

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 4. Невидимый враг Глава 6. Там за облаками

Глава 5. Четыре подковы

Компашка пони отправляется в опасный путь в поисках последнего фрагмента древнего артефакта

Скоупрейдж расписался в предоставленной ему бумаге. Потом на втором экземпляре, который небрежно сложил и сунул в карман халата.

— Приятно работать с почтовым управлением, – улыбнулся он, возвращая перо в чернильницу. – Ещё ничего не разбили и не потеряли. Не то что мой отдел по описанию артефактов.

Пегас-почтальон улыбнулся в ответ и взлетел в небо, оставив старшему лаборанту картонную коробку с артефактами и приподнятое настроение. Скоупрейдж с трудом удержался, чтобы не распаковать всё прямо на открытом воздухе. Останавливало наличие в его стэйблриджских апартаментах гостя, которому родители разрешили недельку побыть со старшим братом. Гость, естественно, жутко интересовался научной жизнью Стэйблриджа и, по семейной традиции, старинными реликвиями. Только вот метки ещё получить не успел.

Коробку пришлось в одиночку тащить в квартиру. Конечно, инструкции строго предписывали проводить распаковку и исследование всех вновь поступивших реликвий исключительно за рабочим столом в упомянутом отделе, занимающимся описанием и классификацией артефактов, но старший лаборант давно и успешно игнорировал этот пункт даже в случае отсутствия интересующихся его работой посетителей из числа родственников. Правда, риск попасться был чреват потерей премиальных.

— Си, у тебя новые волшебные штуковины? – спросил молодой чёрный единорог с сиренево-коричневой гривой. Он поджидал Скоупрейджа, которого по устоявшейся традиции называл по первой букве имени, у входа в его квартирку – три скромно обставленные комнаты в одноэтажном здании. Всего в доме было шесть таких квартирок, в каждую из которых с улицы вела отдельная дверь. Старший брат строго-настрого запретил младшему покидать апартаменты и бродить по Стэйблриджу самостоятельно.

— Артефакты, Би, – с улыбкой поправил брата Скоупрейдж. – Их надо называть артефактами. Реликвиями. В крайнем случае, редкоземельными изделиями.

— Серьёзно? – присвистнул единорог, носящий имя Блинг Флэйр, но для старшего брата просто всегда бывший просто «Би».

— Про редкоземельные изделия я пошутил, – пояснил Скоупрейдж, распахивая дверь в помещение, до недавнего времени бывшее его личной холостяцкой берлогой. Братишка при подселении занял место, которое раньше отводилось под личный склад по-тихому утащенных из Хранилища магических предметов и уже лично скоупрейджевых комиксов. Перечисленное вместе с парой предметов мебели временно переместилось в рабочий кабинет. Конечно, молодого единорога можно было поселить отдельно в гостевом доме научного центра, но от такого варианта отказались оба брата.

Коробка на какой-то момент оказалась на земле. Блинг Флэйр сразу принялся кружить вокруг неё.

— Си, а если я её открою и всё вытащу, у меня метка появится?

— Только если будешь этим заниматься без остановки каждый день, – ответил Скоупрейдж. – Я часами исследовал мамину брошь, прежде чем нарисовалось это. – Он указал на стилизованное изображение микроскопа, которое обычно скрывал рабочий халат. – И произошло это внезапно, когда я понял, как красива брошь под увеличительным стеклом.

Скоупрейдж поднял коробку и прошёл через прихожую прямиком в свою комнату. Блинг Флэйр нашёл на столе ножницы и попытался подцепить ими клейкую ленту. Его старания увенчались успехом, но чрезмерный энтузиазм привёл к тому, что коробка упала набок, и артефакты вместе с упаковочным материалом вывалились на пол.

— Ну, Би, куда ты спешишь? – с упрёком произнёс старший брат. – С артефактами надо обращаться бережно и осторожно… Ух ты! – Он моментально забыл о только что сделанном замечании и подхватил небольшой предмет из кучи упаковочного мусора. Это была золочёная подкова, имевшая непривычную прямоугольную форму. – Ещё одна из работ Хоксера Мейка. Да, вот и гравировка его…

— А что, она очень особенная? – поинтересовался Блинг Флэйр.

— Сама по себе нет, – Скоупрейдж продолжал пожирать взглядом подкову, – но их маг сотворил сразу четыре. Все разной формы. По легенде, если поместить их на специальную подставку, то тебе откроется истинная суть магии Хоксера Мейка.

— Круто! – восхитился Блинг Флэйр.

— Что интересно, точно такая же, но треугольная, находится в одном из выставочных залов в Лас-Пегасусе, – продолжил Скоупрейдж. – Ещё одна подкова, вроде бы, спрятана где-то в горной пещере, которую назвали в честь волшебника. Там же крепко-накрепко в камень вмурована подставка. Я тебя туда всё хотел на экскурсию сводить, как меня когда-то папа водил. Но, понимаешь, Би, учёба была напряжённая, теперь работа покоя не даёт… – Скоупрейдж скорчил печальную мину.

— Угу, так и не сводил... – недовольно заметил Блинг Флэйр. – Ну, а четвёртая подкова где?

— Без понятия, – с видимым сожалением произнёс старший брат. – Может быть где угодно. Может, её переплавили во что-нибудь много лет назад. С такими вещами, как подковы, не особо церемонятся, даже если они с позолотой. – Скоупрейдж отложил в сторону поблёскивающий кусок металла. – Посмотрим, Би, что ещё у нас тут, в коробочке…

 

*   *   *

 

— И ты прямо с пилой бросился на эту штуку? – изумлённо переспросил Блинг Флэйр, пытаясь не отставать от брата.

— Пришлось, – ответил единорог, – надо же было её как-то остановить.

Они вышли из переулка и двинулись в сторону столовой, когда в них чуть не врезалась голубая единорожка с двуцветной гривой небесных оттенков.

— Дайте дорогу! – высокомерно потребовала она, поправляя остроконечную шляпу. Важным шагом она двинулась дальше по Меридианной улице.

— О, Би, смотри, какое сейчас шоу будет! – шёпотом предупредил брата Скоупрейдж. Он уже трижды встречал в Стэйблридже эту своенравную пони, так что практически свыкся с её высокопарной манерой общения. Но подружиться с ней пока не получалось, хотя Скоупрейдж и прикладывал к этому все усилия. Просто, кажется, конкретно эта волшебница не нуждалась ни в каких друзьях и знакомых.

— Если вы к профессору Силлиесту Тритсу, то он здесь больше не работает, – громко выкрикнул Скоупрейдж, после чего голубая пони чуть ли не подпрыгнула и развернулась.

— Что? Как не работает? Да как он может?.. – возмущённо затараторила она. – Кто тогда присвоит Трикси высшую степень владения магией?

— Э-э-э… Сумасшедший? – усмехнулся Скоупрейдж. Напрасно – единорожка без промедления подскочила к нему и замерла прямо перед мордой, гневно сверкая глазами и раздувая ноздри.

— Считаешь себя очень умным? Но тебе ещё расти и расти до Великой и Могущественной Трикси!

— Да, да, как скажете… Кстати, Жалкий и Ничтожный Скоупрейдж советует вам не говорить о себе в третьем лице. Звучит по-идиотски… – Лаборант выдал умиротворяющую и обезоруживающую улыбку.

— Си, смотри! – толкнул его Блинг Флэйр. – У неё тоже есть подкова!

Скоупрейдж нахмурился, посмотрел на родственника. Потом снова на Трикси. У неё на шее на тонкой цепочке и правда висела круглая золотая подкова. Казалось бы, украшение как украшение, но Скоупрейдж едва не сел на землю, когда, присмотревшись, различил на металле порядком потёртую гравировку.

— Да, подкова, – гордо заявила Трикси, польщённая вниманием к своей персоне. – Это дорогая фамильная реликвия. Только не семьи Трикси, Трикси купила её у каких-то пони, вполне недорого…

— У нас тоже такая есть, – улыбнулся молодой единорог. – Говорят, что, собрав все четыре, можно открыть какую-то там магию…

— Так, всё, тихо-тихо! – накинулся на брата спохватившийся Скоупрейдж. – Не надо тут сказок всяких рассказывать про самые обычные, ни разу не волшебные украшения. – Поймавший его выразительный взгляд Блинг Флэйр понял свой промах и удержался от дальнейших комментариев.

— Великой и Могущественной Трикси абсолютно безразличны ваши скучные истории, –высокомерно заявила волшебница, проходя мимо двух чёрных единорогов. – Трикси сообщили, что делать в этих краях нечего, и Трикси удаляется.

Нарочито громко цокая копытами, Трикси двинулась в сторону КПП.

 

*   *   *

 

Скоупрейдж проснулся от громкого лязга, сопровождаемого грохотом и тихим стоном. Он разлепил глаза, зажёг свет и выглянул из своей комнаты в прихожую.

Как он и подозревал, небольшое защитное сооружение, составленное из старых штативов, проволочной сетки и прочего металлолома, успешно поймало нарушителя, решившего полазить по шкафам и тумбочкам. Ловушку от желающих посягнуть на реликвии, которые лаборант брал к себе домой с работы, или на его коллекцию комиксов, Скоупрейдж ставил еженощно. В ней каждый элемент был невосприимчив к магии, поэтому любой попавшийся нарушитель вынужден был или искать лазейку и выбираться из неё подобно земнопони, или терпеливо ждать, пока явится хозяин дома. Нынешний визитёр не успел ещё определиться со стратегией.

— Неужели это Я-Задолбался-Произносить-Титул Трикси? – с удивлением произнёс Скоупрейдж, глядя на барахтающуюся в силках пони.

— Немедленно освободите! – приказала волшебница, которая в данный момент не могла дотянуться до своей шляпы.

— Чтобы вы мне весь дом перевернули в поисках золотых подков? – скептический подняв бровь, поинтересовался Скоупрейдж. – Нет, я, пожалуй, вас так оставлю. До утра. Утром сдам профессору Бикер, чтобы она вам маркером на лбу написала «Великая и Навсегда-Лишённая-Возможности-Быть-на-Территории-Стэйблриджа Трикси».

— Да как ты смеешь! – воскликнула Трикси, оставившая попытки дотянуться до шляпы, чтобы смерить хозяина квартиры уничтожающим взглядом. Эффект был сильно подпорчен тем, что она была вынуждена смотреть на него снизу-вверх. – Великая и Могущественная Трикси просто искала дамскую комнату!

— Нашли? Она достаточно для вас дамская? – ехидно спросил Скоупрейдж. Из соседней двери выглянул разбуженный шумом Блинг Флэйр.

— Она хотела украсть твою подкову? – поинтересовался он. Трикси отчаянно забилась в путах.

— Это наглая ложь и клевета! Великую и Могущественную Трикси не интересуют ваши какие-то там безделицы!

— Угу. Сейчас прямо начну верить, – улыбнулся Скоупрейдж.

— Зачем вы спорите? – неожиданно произнёс Блинг Флэйр. – Ведь одна подкова есть у тебя, Си, одна у неё. Мы знаем, где находится третья, и где искать последнюю. Почему бы нам вместе не собрать все их вместе и не открыть секрет этого Хоксера Мейка?

Скоупрейдж и Трикси одновременно и с одинаковым изумлением посмотрели на единорога без метки. Синхронно прозвучали полные пренебрежения вопросы:

— С ней?

— С вами?

Блинг Флэйр вздохнул. Он совершенно не понимал эту тягу взрослых к поиску выгоды только для себя. Ему лично всегда хотелось быть в компании, разделять с другими награды и неприятности.

— Если подумать подольше, – нехотя произнёс Скоупрейдж, – то мой брат ухватил суть проблемы. Никому из нас не удастся раскрыть секрет магии Хоксера Мейка в одиночку.

— Великая и Могущественная Трикси согласна, – выдержав паузу, проговорила лежащая на полу кобылка. – Тем более что вам никогда не добыть золотую подкову из Лас-Пегасуса без помощи Трикси. Только Трикси может устроить великолепное шоу, которое отвлечёт внимание всех в выставочном центре, включая охранников, и даст возможность похитить реликвию.

— Ты смотри, Би, тут кто-то далеко идущие планы строит, – сказал Скоупрейдж. – Только мы, пожалуй, воздержимся от преступных действий. – Он притянул к себе перо и чернильницу. – Я сокурснику напишу. Он работает в выставочном центре. Попрошу у него одолжить подкову на день. Скажу, нужна для ответственного эксперимента…

— Ну-у-у, – разочаровано протянул Блинг Флэйр. – Это как-то скучно. Я бы предпочёл дерзкое ограбление.

— Я бы предпочёл, чтобы ты вернулся в кровать и уснул, – откликнулся Скоупрейдж. – Завтра у нас сборы и довольно продолжительный поход. Мне как раз отпуск обещали предоставить на неделю, так что «смотаться за магическим сокровищем» теперь в моём списке дел. Так что марш в кровать, или без тебя пойдём.

— Ура! Ура! Мы идём в поход! – подпрыгнул на месте Блинг Флэйр и вернулся к себе в комнату. Скоупрейдж сделал вид, что тоже собирается вернуться к себе.

— Между прочим, кое-кто будет очень признателен вашей семейке, если вы потрудитесь распутать эти верёвки, – нервно дёрнувшись, уже не столь высокомерным тоном произнесла Трикси.

— Валяющуюся и Запутавшуюся Трикси что-то не устраивает? – вновь повернулся к ней Скоупрейдж.

Судя по взгляду Трикси, её много что не устраивало. Особенно наличие постоянно отпускающего шуточки единорога, имеющего в запасе слишком много ключей к тайне, которую ей хотелось бы разгадать самостоятельно.

 

*   *   *

 

— Ну, и где же эта ваша пещера? – поинтересовалась Трикси, аккуратно обходя крупные булыжники. Хотя это не ей следовало жаловаться на долгий путь и ухабистую дорогу – она-то шла налегке, тогда как позади один взмокший единорог вынужден был тащить сумки в добрые двадцать килограмм весом.

— Впереди слева, – восторженно сказал Блинг Флэйр, обгоняя спутников.

— Трикси хотела бы знать, как мы собираемся искать недостающую подкову? – обратилась единорожка к Скоупрейджу.

— Скажу, что кое-кому с парой прилагательных перед именем нужно почаще заглядывать в книги. Там про всё написано, – ответил чёрный единорог.

— Что я – Твайлайт Спаркл, чтобы книги читать? – фыркнула волшебница.

— Нет. Но вы та, кто настолько сильно завидует Твайлайт Спаркл, что из синей вот-вот станет сине-зелёной.

— Ничего подобного, – моментально буркнула Трикси. – Великая и Могущественная Трикси настолько уникальна, что её уникальности позавидую все кантерлотские принцессы.

Скоупрейдж открыл рот, чтобы вставить едкий комментарий, но махнул копытом.

— Так что говорят книги про четвёртую подкову? – Чуть помолчав, вновь спросила Трикси. – И что будет, если их всё-таки собрать вместе?

— Тут, наверное, для начала надо рассказать побольше про Хоксера Мейка. – Скоупрейдж повёл плечами, поправляя сползшую лямку сумки. – Жил он лет эдак пятьдесят-шестьдесят назад. Создавал магические артефакты на потеху толпе. Не хотел ни изменить законы природы, ни стать самым сильным колдуном в Эквестрии. Ничего подобного… Делал он какую-нибудь разноцветную светящуюся игрушку в виде кузнечика – и отдавал жеребятам из ближайшего посёлка. Им было весело, от этого самому Хоксеру Мейку было весело. Про взрослых пони он тоже не забывал – делал даром полезные в хозяйстве вещи. Так и жил.

— Подумать только, – качнула головой Трикси. Ей была непривычна мысль, что можно устраивать развлекательные шоу и не брать за это оплаты.

— Однажды пришла волшебнику в голову идея поделиться с кем-то частью своей магии. Но исключительно с тем единорогом, который этого захочет. Таких единорогов поблизости не нашлось. Серьёзные чародеи считали Хоксера Мейка чудаковатым и обходили стороной. Молодые единороги не выказывали интереса к самой его магии, им просто хотелось быть мощными заклинателями. – История Скоупрейджа настолько увлекла его спутников, что они даже начали спотыкаться. – Вот Хоксер Мейк и решил, что достойный кандидат не поленится собрать по всей Эквестрии составные части его нового артефакта. И сделал четыре подковы, три из которых сразу же раздарил. А над четвёртой работал особенно долго. Она у Хоксера Мейка получилась самой оригинальной. Он попытался сделать её похожей на пятиконечную звезду. Пытаясь её нарисовать, извёл дюжину листов бумаги. Закончил работу и сразу подкову куда-то спрятал. Предположительно в своей пещере, которую мы скоро увидим.

— А как он поместил часть своей магии в подковы? – спросил Блинг Флэйр.

— Этого никто не знает. Вполне возможно, что подковы-то самые обычные. А свою магию Хоксер Мейк спрятал где-то в пещере или в другом месте. Может, собранные вместе на подставке, эти подковы нам карту нарисуют или ещё что…

Скоупрейдж с загадочной улыбкой посмотрел на прямоугольный и треугольный артефакты, которые выпирали из нагрудных карманов походной куртки его брата.

— Если карта, значит, нам ещё надо будет куда-то идти! Значит, будут новые приключения! – обрадованно воскликнул Блинг Флэйр и ринулся вперёд.

Младший брат носился туда-обратно по каменистой тропинке слишком рьяно. И разворачивался слишком резко. Во время одного из таких манёвров его копыто соскользнуло, и он, потеряв равновесие, едва не скатился вниз по отвесному склону. От падения его удержало фиалкового цвета сияние, которое переместило единорога чуть правее и поставило на четыре копыта.

— У нас тут вообще-то опасное путешествие, – напомнила Трикси, развеивая захват и осуждающе глядя на опешившего от стремительности произошедшего Блинг Флэйра.

— Да, Би, давай не отходи далеко, – виновато добавил Скоупрейдж. – Слушать байки про магов древности, безусловно, интересное занятие, но оно не отменяет необходимости глядеть под ноги. В следующий раз Великая и Могущественная Мисс не станет тебя вытаскивать. – Он сделал над собой усилие и постарался вложить в последнюю фразу немного благодарности.

 

*   *   *

 

Пещера Хоксера Мейка в отрогах гор, твёрдо отделявших зелёную равнину Лас-Пегасуса от края Сан-Паломинской пустыни, не показалась Трикси каким-то выдающимися хоромами. Скорее это была яма в стене, в дальнем конце которой был проход в аналогичную яму в стене, за которой настырного спелеолога ждал последний зал. К этому можно было добавить свисавшие с потолка сталактиты, их побратимов, тянущихся вверх с пола пещеры, и журчание ручья, протекавшего через всю эту природную красоту.

О том, что какой-то пони нашёл в этом месте домашний уют, можно было догадаться лишь по форме некоторых каменных сосулек. Кто-то когда-то укоротил некоторые из них, чтобы свободно ходить по трём пещерным комнатам. Спустя годы по его следам прошли сотни любителей древних историй о выдающихся магах. Несомненно, они успели всё здесь осмотреть и излазить. Теперь настало сделать то же и для трёх искателей магических реликвий.

— Здесь тоже осторожно ступай. – Скоупрейдж вытащил из рюкзака миниатюрный фонарик и нацепил его на лоб братишке. – Пещера сырая и скользкая.

— Осторожность не поможет отыскать четвёртую подкову, – сказала Трикси, прогарцевав мимо опытных спелеологов. Она начала ходить вокруг сталагмитов, выискивая взглядом что-нибудь, хоть отдалённо напоминающее пятиконечную звезду. Естественно, ей хотелось найти её первой, чтобы потом на равных диктовать условия семейству единорогов.

Скоупрейдж и Блинг Флэйр оставили порядком утомившую их спутницу рыскать в поисках спрятанного артефакта и принялись неспешно бродить по залам, чтобы спокойно полюбоваться красотой этого места, за века созданного силами природы просто так, для собственного удовольствия. Лучи фонарей рассекали мрак внутренних пещер, выхватывая созданные неутомимыми каплями воды свешивающиеся с потолка и растущие из пола каменные сосульки, напоминающие рога гигантских единорогов. Если долго смотреть на какую-нибудь из них, можно было увидеть, как очередная капля отрывается от кончика «рога» и стремительно, сверкнув в лучах светильника, падает вниз. Братья не спеша водили лучами фонарей, молча восхищаясь красотой этого места. Им стало понятно, почему Хоксер Мейк избрал для себя именно его – пещеры были идеальны для волшебника, не ищущего славы или могущества, а просто радующегося жизни и мечтающего, чтобы эту радость разделяли и все остальные.

Осмотр достопримечательностей нарушало только громкое сопение и приглушённое бормотание Трикси. Великая и могущественная волшебница не выказывала никакого уважения к ландшафту и постоянно пробовала отколоть что-нибудь копытом, притянуть магией или даже попробовать на зуб. Периодически она посматривала в сторону спутников, надеясь вовремя заметить, если те обнаружат недостающий артефакт.

Два чёрных единорога, не торопясь, осмотрели первый и второй пещерные залы и прошли в дальний. Именно здесь появились следы пребывания разумного существа, поскольку когда-то давно Хоксер Мейк – крайне осторожно, чтобы ни в коем случае не нарушить естественную красоту своего убежища – вырезал каменную лавочку для отдыха, пару углублений, выполнявших роль полочек, и отвёл поток воды, прежде образовывавший озерцо в центре этой части пещеры.

Здесь же находился и каменный постамент, созданный из верхушек двух сросшихся бежевых сталагмитов. Скоупрейдж, хотя с момента его прошлого визита прошло немало лет, прекрасно помнил плоскую поверхность с четырьмя глубокими вырезами, по форме повторявшими подковы.

— Би, доставай наши артефакты, – распорядился он, сбрасывая сумки на каменную лавочку. Сам Скоупрейдж вытащил несколько кисточек различных размеров и стал аккуратно чистить ими верхнюю часть постамента и углубления в нём.

— Ничего без Трикси не трогать! – раскатился под каменными сводами крик, заставивший единорогов синхронно скривиться как от громкости, так и надоедливости голоса.

Эхо не успело дважды повторить последнее слово, как единорожка с завышенным самомнением присоединилась к черношёрстному семейству.

— Великая и Могущественная Трикси желает лично положить подковы на полагающиеся им места, – безапелляционно заявила волшебница, с усилием впечатывая свою реликвию в соответствующее углубление. – Данная обязанность по праву принадлежит Трикси, ведь Хоксер Мейк приходится Великой и Могущественной Трикси дальним родственником!

— Ну да, конечно, – скривился Скоупрейдж.

— Возможно, является, – чуть сбавила градус пафоса единорожка, смерив его взглядом и снова задрав нос. – Ты точно этого знать не можешь, так что не критикуй.

Скоупрейдж в спор не полез – его сейчас больше чем чьи-то родословные интересовала тыльная сторона постамента. Там как будто была оставлена едва различимая надпись. Теперь, спустя много лет, у Скоупрейджа осталось желание и появились средства, чтобы эту надпись разобрать. Он запустил копыта в сумку и вытащил из неё свой любимый гипермонокль, которому до сих не удосужился придумать оригинальное название. При этом сумка немного наклонилась, и из неё вывалился небольшой предмет, со звоном ударившийся о каменный пол. Это была золочёная подкова в форме пятиконечной звезды.

— Так она всё это время была в твоей сумке! – вознегодовала голубая пони. – Ты заставил Трикси много времени лазить по сырой пещере ради вещи, которую носил при себе. Да только за одно это ты обязан её отдать!

Она магией захватила подкову и перенесла её на постамент. Скоупрейдж не стал как-либо этому препятствовать. Он надел своё гениальное изобретение и, пристроив фонарь так, чтобы свет падал на едва различимую надпись, принялся пробовать разные сочетания линз, пытаясь разобрать написанное.

— Надо было, наверное, раньше про неё сказать, – спокойно произнёс он, вчитываясь в надпись. – Она в Стэйблридже в Хранилище Артефактов лежала. И я с самого начала про неё знал, про то, что она в пещере, просто так придумал…

— И эти тоже отдайте. – Трикси довольно грубо выхватила прямоугольную и треугольную подковы у Блинг Флэйра. Тот хотел было отобрать реликвии обратно, но внезапно хрюкнувший и затрясшийся от беззвучного смеха брат тихо и энергично поманил его к себе.

Скоупрейдж подержал обруч с линзами так, чтобы молодой единорог смог прочитать едва видимую надпись, которую сам изучил минутой ранее. Блинг Флэйр, едва закончив чтение, зафыркал, а потом и вовсе залился искренним хохотом. Его отражённый эхом от стен пещеры смех заставил Трикси испуганно поёжиться.

— Смейтесь, смейтесь, – грозно произнесла она, расставляя артефакты по местам. – Сейчас магический талант Хоксера Мейка будет принадлежать Трикси!

Последняя подкова с тихим щелчком заняла предназначенное ей углубление. Трикси приподняла копыта, ожидая мистических явлений, мощных потоков энергии, ярких вспышек света или хотя бы появления в стене потайной двери. Но пещеру по-прежнему наполняло только журчание ручья, дополняемое весёлым фырканьем двух единорогов.

— Хоксер Мейк в своём репертуаре, – пробормотал Скоупрейдж, поднимаясь с каменного пола.

— Почему ничего не происходит? – озиралась по сторонам Трикси. Она ещё раз постучала по каждой подкове, пошевелила их за края, наконец, просто стукнула копытом по верхушке постамента. – Сила Хоксера Мейка уже у меня. Великая и Могущественная Трикси познала тайны его магии… Почему тогда это не чувствуется? – Она попыталась сплести простенькое заклинание. Колдовство удалось, но, судя по недоумевающей и разочарованной мордочке Трикси, вышло совершенно таким же, как и в любой другой раз. В нём не ощущалось влияния чужой магии и энергии высшего уровня.

— Зато, согласно этой надписи, – Скоупрейдж постучал копытом по постаменту, – Великая и Какая-то-ещё Трикси отныне может считаться первым пони, который официально доказал Хоксеру Мейку, что имеет мозг… – На сей раз он открыто рассмеялся.

Трикси молча хлопала глазами.

— Это же игра такая для маленьких жеребят! – ухмыляясь, пояснил Блинг Флэйр. – Похожую мне в детстве подарили. Надо различные по форме фигурки разместить в подходящие прорези. Неужели вы никогда в такую не играли?

— Ну так… – Скоупрейджа всё ещё трясло от смеха. – Только что сыграла…

— Но как же легенда? Великая магия Хоксера Мейка? Зачем ему мастерить артефакты и этот постамент? – бормотала Трикси, растерянно разглядывая постамент.

— Что поделать, такой он был великий шутник, – пояснил Скоупрейдж. – Он не пытался оставить здесь какую-то магию. И не мечтал, что кто-нибудь когда-нибудь соберёт здесь все подковы. Хоксер Мейк просто дал этому месту историю, которая заставила бы пони сюда приходить и любоваться этой красотой. – Чёрный единорог обвёл копытом пещеру. – По-моему, совершенно справедливо, потому что место очень интересное.

— Си, а ты с самого начала знал, что артефакты – совсем не артефакты? – спросил Блинг Флэйр.

— Я подозревал об этом. Но втихую надеялся, что здесь есть нечто большее… Однако то, что мы сегодня увидели, достойно затраченного времени. Кроме того, я обещал тебе эту экскурсию много лет назад. А тут подвернулась прекрасная возможность устроить из этого приключение.

— Очень интересно приключение, – согласился молодой единорог.

Мимо братьев пронеслась кипящая от негодования Трикси. Её озлобленный величественный уход был немного испорчен сырым полом пещеры – пару раз она поскользнулась и едва не упала, но сбавить шаг и не подумала.

— Проклятые маги древности! – ворчала она. – Чтоб им провалиться вместе с их тупыми шутками и тупыми пещерами! Оторвали Великую и Могущественную Трикси от важных магических дел, затащили в темноту с кучей булыжников. – Она в сердцах пнула подвернувшийся под копыто сталагмит. – Ещё и посмеялись к тому же. Ненавижу такие шутки. И Стэйблридж ваш ненавижу.

--Увы, не всем дано понять, насколько волшебным является это место, – покачал головой Скоупрейдж.

Он посмотрел на постамент. Хотя бы на этот раз Трикси не стала брать чужого и оставила три подковы из четырёх на месте. Конечно, магия Хоксера Мейка вряд ли имела к этому какое-то отношение, но Скоупрейдж сегодня хотел верить в мистические явления. Он вытащил и убрал в сумку остальные артефакты, а потом предложил брату устроить небольшой пикник прямо тут, в пещере. Молодой единорог с радостью согласился.