Автор рисунка: Devinian
Глава вторая, в которой Кола старательно изображает поезд

Глава первая, в которой Кола натыкается на сюжет

Приключения начинаются! Это не первый мой читательский опыт, но пока — единственный, не вызывающий тошноты хотя бы у меня. И да, я знаю, что описание регулярно переключается с первого на третье лицо. Так и должно быть. Приятного чтения!

Меня зовут Кола, и добро пожаловать в мой персональный ад! Иногда говорят, что если совсем плохо, надо облегчится при незнакомце. Я предпочитаю облегчатся в специально отведенных местах, честно говоря, но идею разделяю. Вы, дорогой читатель, можете закончить читать прямо сейчас, если вашу броню можно использовать как зеркало, или, например, вы имеете привычку сжигать неугодных на костре. Почему же? Да-да. Боже, я попал в самый такой натуральный клопфик! Ну, то есть, не то что бы персонально, хе-хе, попал... Так, тут нужно немного предыстории.

Я очень много странствую по миру в поисках одной вещи, но это долгая, неинтересная и во многом зависящая от двадцатигранника история. В результате этих путешествий я попадал во много таких ситуаций, что их постыдился бы автор типичного бульварного романа. Я встречал и аргонианских дев, но я не сильно-то жалую ящериц, и первобытные племена понизонок, но мой словарный запас помог понять, что «сну-сну» хорошо в меру. Но в вот такую... передрягу... никогда. А начиналось все тихо, мирно...

Я попеременно устаю то от цивилизации, то от отсутствия таковой. Старательно ища гибрид, я набрел на небезызвестный городок Понивилль. Нет, нет, я не начал рисовать местные озера, да и вообще, Флаттершай ко всей этой заварухе и близко не подходила. Для начала я даже не познакомился Элементами. Честно говоря, я снял место в отеле, принял ванну и хорошенько поспал. С шестеркой мне знакомится не то что бы хотелось — слышал я, что к ним будто притягиваются приключения, а мне приключения на свой круп были не то что нужны. Говоря про круп, кстати, самое время упомянуть виновника торжества.

Как известно, если автор хочет описать любовный интерес главного героя, то он пишет о нем(ней), как если бы сам смотрел на него(нее). Если цель сей персоны — предоставить моральную поддержку, стат настоящим другом и в конце тихо-мирно поцеловаться, то описание будет звучать как-то так: «Ее рыжая грива гордо развевалась по ветру, а блеск в ярко-зеленых глазах сражал наповал. Даже в такой мирной ситуации, она была напряжена и готова к атаке; шерстка была чуть вздыблена...». Можете сами догадаться, какова роль кобылки в произведении, если ее автор встречает, начиная с «Плавные линии ее тела...»...

Плавные линии ее тела вселили бы страсть и в последнего мула. Серая, но вместе с тем красноватая шерстка на ее спине симпатично топорщилась, а бедра заманчиво повиливали при ходьбе. Кола и сам не заметил, как в нее врезался; как всегда, рассеянный черногривый пегас думал о чем-то за пределами нашего мира. Столкнувшись с кобылкой, он тут же опомнился и рассмотрел симпатичную поняшку. Она была мокрой — видимо, только что приняла душ. К тому же, она смотрела на него своими зелеными глазами, посмеиваясь.

-Что же вы такой неловкий! Вы чуть не забрели в мой номер. Витаете в облаках, да? — хихикнула она.

... Я действительно витал в облаках. Поспав как следует, я уже собрался выходить из отеля, но тут заметил, что автор как-то молчит о моем окружении. Не «приятной, семейной атмосферы», и даже владельца отеля с какой-нибудь характерной чертой характера не было замечено; все это осталось где-то между строчек. Неудивительно, что я напряженно думал. Но вот врезаться в случайных кобыл и осматривать их взглядом, за который в приличном обществе меня бы уже давно побили копытами, в мои планы не входило. Я быстро смекнул, в чем дело.

-Да, да. Все думаю о одном знакомом мне жеребце, замечтался... — многозначительно подмигнул я.

-Ой, это так мило! — махнула она копытцем, — А как зовут вашего... жеребца?

Так, если бы это был гет, то сейчас бы на меня посыпался поток непонимания. Я взглянул на потолок, пытаясь найти там решение... потолок был деревянный, крайне безвкусный и ответа мне не дал. Пришлось импровизировать.

-Феа... его зовут Феалка. Не правда ли, забавное имя? — шаркнул я копытом по полу в характерном жесте «вы меня смущаете».

-Феалка! Какое совпадение! Это же мой братик... он тебе о мне не рассказывал? Меня зовут Фиалка, если что. — она улыбнулась мне, дожидаясь ответа.

Так, все понятно. Это очередной фанфик с дурацкими совпадениями, неловкими ситуациями и прочей чухней, свойственной для посредственных ситкомов. Не хватает разве что дорожки со смехом... не совсем понятно, как вставить ее в письменный текст, но кого это сейчас остановит? Теперь понятно, что надо делать: не лгать, ибо ложь создает новую ложь, а быстро сказать всю правду и уйти куда-нибудь подальше. Главное, чтобы автор не понял моего коварного пла... вот черт.

Кола неловко улыбнулся и неуверенно ответил, явно смущаясь.
-Ну, он говорил, что вы очень милая сестричка, что вы умная и красивая, что я, впрочем, и сам вижу... — протянул он.
-Ой, это так мило!... со стороны моего братика. Странно, что он про тебя молчал. не свойственно это ему.
-Понимаете, мы встретились очень ненадолго... — красная шерстка пегаса каким-то феноменальным образом стала еще краснее.
-А, я поняла. — разочарованна протянула Фиалка, тряхнув огненной гривой. — Значит, на одну ночь? Эх, Феалка у меня такой.
-Нет, нет, это было не на одну но... черт, я хотел сказать, что сгораю от желания снова с ним встретится.
-За этим вы и приехали в Понивилль? — предложила она.
-Да, да, конечно. А где он живет? — схватился Кола за соломинку.
-Здесь же, со мной в номере. Он будет вечером... если будет надо, я оставлю вас одних! — она звонко расхохоталась.

Кола понял, что вот он — его шанс. Надо перехватить Феалка.

Я понял, что мне надо как-нибудь уйти из этого мерзкого бреда тринадцатилетней школьницы.