Автор рисунка: aJVL
Глава первая, в которой Кола натыкается на сюжет

Глава вторая, в которой Кола старательно изображает поезд

Ну вот и недолгожданное недопродолжение! Вы уже потеряли возможность читать Колу до того, как он продался и исписался. Ну что же.

Я ждал Феалка у порога отеля. Конечно, все пойдет хуже некуда, но я уже встречался с рельсами; в конце концов все разрешится, все выучат урок, все разойдутся по домам — надеюсь, по разным. Раз уж я нахожусь в центре столь веселой истории, почему бы не отдаться потоку? Шучу, шучу. Как только я встречу этого жеребца с наклонностями, я объясню ему все без единого пропуска, он странно на меня посмотрит, и наши дороги больше не пересекутся. Ну конечно.

Автору, конечно, невдомек, что иногда стоит обозначать место действия. Эта полезная привычка иногда может спасти вашего читателя, например, от осознания того, что история имеет место посередине Викторианского Клондона, а не Сталлионграда. Так что давайте я в паре слов набросаю декорации; отель под гордым названием «Копыто следопыта» располагался совсем недалеко от Сахарного Уголка и Понивилльского парка. Не обязательно было выходить из номера, что бы это понять — об одном свидетельствовало постоянное чириканье птичек, а о втором — выкрики из разряда «Пинки, крем наносится не туда!» с завидным постоянством. Парк был отличном местом для прогулок — зеленеющая листва и множество влюбленных парочек было отличным источником сцен различных романов, героем которых я не являюсь. Про Уголок ничего, кроме плохой звукоизоляции, я сказать не могу, но не случайно же я его упомянул.

Из весьма съедобного на вид здания вприпрыжку выбежал серошерстный земнопонь с ярко-оранжевой гривой. Кто бы это мог быть, да. Он направлялся к отелю, притом в темпе. В зубах он держал корзинку со сладостями... хмм, к чему бы это?
Кола внимательно всматривался в приближающуюся фигуру. Конечно, красный пегас не сильно интересовался жеребцами, но не мог не отметить, что эта особь была достойным их представителем. Он чем-то походил на свою сестру; мордочка у него была несвойственно гладкой, и выглядел он стройнее, чем среднестатистический пони. Кьютимарка на его весьма впечатляющем крупе — два пересеченных кружка со стрелками — не могла быть двусмысленно истрактована. Когда Кола закончил осмотр, жеребец был совсем близко. Чем ближе он подходил к «Копыту», тем сильнее замедлялся его шаг. Наконец, он остановился у крыльца и присел рядом с нашим героем, тяжело вздохнув.

Я уже собрался начать говорить, в два-три предложения избавив себя и тебя, дорогой читатель, от двух-трех страниц непечатного и нечитабельного текста. Конечно же, такой возможности мне не представилось: это было бы слишком просто. Жеребец заговорил...
-Эххх... жизнь моя жестянка. Сестра меня убьет... — вздыхал он явно в мою сторону.
-Знаешь, а мне совсем неинтересно, за что. Вот совсем. Посмотри, какая симпатичная пара гуляет по парку, может пойдешь изливать душу им?
-Знаешь... она-то думает, что я того, ну... предпочитаю жеребцов. А у меня свидание с девушкой, эх. А сестренка моя такая болтушка, ну просто...
-Знаешь, что самое интресное в твоих проблемах? Они твои.
-Спасибо за понимание, эхх. Хочешь конфетку? Так вот, кто же знал, что Октавия остановилась именно здесь. — Феалк снова вздохнул с видом пони, который только что узнал, что все его близкие мертвы, он болен раком, и сегодня утро понедельника.
-Шнаешь, што ты шпишь с Октафией...
-... Да я с ней даже не сплю!
-Что ты не спишь с Октавией, — сказал я, дожевав конфету, — нисколько не меняет курс дела. Так вот, мне надо тебе кое-что сказать. Если коротко, то я сказал твоей сестре, что я твой парень. Лучше уж ты узнаешь это от меня, чем от нее. Так вот, прости, мы не подходим другу, давай останемся друзьями и все такое...

Лицо несчастного любовника засияло, и мне было несложно предугадать, что он сейчас скажет. Ну конечно, надо было думать на шаг вперед! «Так это же отл...»

-Так это же отлично! Я скажу Фиалке, что ты и правда мой парень, и мы решили снять отдельный номер, чтобы ей не мешать. — Феалк улыбался улыбкой умалишенного. Такой счастливой и безмозглой, что меня сейчас стошнит...

Кола, блаженно смотрящий на что-то позади затылка серого жеребца, неловко улыбнулся. Феалк нравился ему все больше и больше, и грех было ему не помочь с Октавией. Как не порадоваться за товарища: прославленная музыкантка, известная своей скрытностью и стеснительностью, и девушка такого парня! Красный пегас даже немного завидовал.

-А это отличная идея! Заодно отплачу тебе за этот неловкий случай с Фиалкой. Ну, так чего же мы ждем?
-Эмм... знаешь, я понимаю, что это звучит странно, но для убедительности тебе придется меня, того, обнять. — чуть не умерев от стыда, промямлил Феалк.
-С удово... то есть, ну раз так надо. — в последнюю секунду поправил себя Кола.

Шерстка жеребца была теплой и приятной на ощупь. Он явно за ней ухаживал, ну или природа поддерживала ее гладкой и немного пушистой сама, что очень маловероятно.

Пара переступила через порог, отводя взгляд, миновала ресепшн(кобылка на нем явно сказала в зубы «бабник»), поднялась по лестнице и остановилась около номера 34. Тут, как вспомнил Кола, и живет Фиалка... да, сейчас ему придется очень активно изображать свою любовь к ее братику. Хотя, подумал он, большая часть этой актерской игры будет очень даже искренний.

Тут я хочу немного отступить от основного хода истории и вспомнить одну историю, произошедшую со мной давным-давно. Тогда, по причинам связанным или не связанным с почему-то забеременевшей дочкой вождя одного племени, я скитался по джунглям крайне недружелюбной страны. Так вот, каждый божий день я натыкался то на руины, то на каких-то таинственных духов, то на понизонок(что-то среднее между обученными воинами и колонией нудистов). Я удивлялся, как так я умудряюсь вляпываться в различные ситуации посередине джунглей с плотностью населения ковбоев в Кантерлоте. Пока я не посмотрел под копыта. И там были... барабанная дробь... рельсы.

Автор, ты понимаешь, куда я клоню?

Продолжение следует...