Любовь - это магия

Пинки случайно выпивает загадочное зелье в хижине Зекоры, от которого с ней начинают происходить крайне странные вещи...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Зекора

My Little Sapper.

История повествует о сапере, которого взрывом вынесло в Эквестрию. Вполне нестандартная ситуация, согласитесь.

Спутник

Холодная война. Сталлионград вырывается вперёд в космической гонке, запустив первый искусственный спутник планеты. Чем ответит Эквестрия?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Звон колокольчиков

Снежинки падают с небес, а в далеке звенят колокольчики...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Правила полёта.

Непроста жизнь пони, не владеющих магией - и пегасов это тоже касается. Скольких проблем удалось бы избежать, умей они запустить во врага файерболом или молнией.

Принцесса Селестия Другие пони

Томминокеры.

Небольшой кроссовер. В нем есть немного вархаммера, немного разной мифологии, немножко TES.И зебра.

Никто, кроме нас.

Главный герой - сотрудник широко известного в определённых кругах института НИИЧаВо, отправляется в Эквестрию, дабы расследовать таинственные происшествия, способные вызвать очень серьёзные последствия как для Эквестрии, так и для человечества.

Другие пони ОС - пони Человеки

Потускневшее серебро

Кто такая Сильвер Спун? Лишь скромный последователь или владелец собственной воли? А что, если она хочет большего, чем следовать за другими, более злыми пони? Что, если глубоко внутри она хочет быть целью их жестокости и насилия? Эта история о маленькой испорченной кобылке, влюбившейся в монстра, единственного достаточно порочного, чтобы исполнить её сокровенные мечты.

Рэрити Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун

Контрольная точка

Два друга Макс и Андрей, два простых парня - пилоты самолета, пресекают воздушное пространство так называемого Бермудского треугольника. Не сложно догадаться, что с ними может произойти.

Город

Ваша цель - доставить провизию и оружие в осаждаемый город. Сможете ли вы пройти все препятствия, все терзания и спокойно войти в город, отдать содержимое воза и с легким сердцем отправиться домой?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 4. Любовь, как-нибудь Глава 6. Быстро сгорая

Глава 5. Отель Корнифорния

Глава 5. Отель Корнифорния.

Я сидел в комнате, меня заперли ещё вчера вечером. После того, как другие рабы искупали меня в горячей ванне, меня так и оставили сидеть здесь. Окон не было, была лишь кровать, стол с подсвечниками, которые освещали мою комнату и туалет. Мне даже заняться нечем было, поэтому после моей сотой попытки выбраться отсюда, я просто лёг на кровать и прикрыл глаза. Интересно, что стало со всеми другими? Отвезли ли Рейнбоу к её отцу, или оставили тут? Что сделают с Ватер, Либерти и Шарко? С Джонни? Может, хотя бы его они отпустят? Чёрт, как же меня бесила моя беспомощность, почему я не могу быть единорогом, который просто вышибет эту дверь… я хлопнул себя по лбу копытом. Я искал лазейки, пытался взломать замок, в конце концов, выбить эту дверь с плеча, всё это я делал, будучи земным пони раньше, но теперь я единорог, и у меня есть магия. Вот только я ей не умею пользоваться. Но ведь тогда получилось, может и сейчас получится? Я встал напротив двери и направил на неё свой рог, затем я попытался сконцентрироваться на нём, ничего не происходило.

— Чёрт, и как я сделал это в прошлый раз?

«Это как рефлекс, непроизвольно получается».

— Может, если я смогу заставить себя чихнуть, это снова вызовет то заклинание?

Я прислушался к своим ощущениям. Ничего, ни малейшего намёка на то, что мне хотелось бы чихнуть. Может, есть другой способ? Я подошел к столу и посмотрел на единственную горящую свечу. Скоро и она потухнет, а оставаться тут в полной темноте не охота. Стоп… идея! Может, она немного идиотская, но я всё же взял свечу в своё копыто и, направив рог на дверь, прижег себе левую ногу. Я зажмурился от боли, однако красно-чёрное свечение заставило меня открыть глаза. Ледяная стрела вырвалась из моего рога, и ударилась в дверь, прошивая её насквозь.

— Надо будет запомнить, – хмуро сказал сам себе я, отбросив свечу, и потерев место ожога.

Лёд почти моментально испарился. Я посмотрел на зияющую в двери дыру. Затем я просунул в неё копыто, после голову, ну, а потом начал пролезать телом. Она была довольно большой, достаточно, что бы я вылез, не застряв в ней.

— Это было… самое идиотское заклинание, которое можно было бы применить на дверь! – я резко вздрогнул, когда голос какого-то жеребца раздался всего в паре метров от меня.

— Что? – я удивлённо смотрел на фиолетового единорога, который уставился на меня, как на дурака.

Затем его рог засветился, и рядом с ним появился Люпоник и его дочь. Кажется, до того, как их призвали, они ели. Люпоник начал откашливаться, а затем зло посмотрел на единорога.

— Почему это происходит почти всегда во время трапезы?

Может потому что ты постоянно жрёшь?

— Извините, но вы приказали призвать вас, как только он выйдет из комнаты.

— Да, я помню, – Люпоник отмахнулся от него, а затем переключился на меня. – Что-то долго, я ожидал большего.

— Позвольте сказать, – единорог слегка отошел от толстого пони.

— Говори.

— Он воспользовался самым глупым заклинанием, которое можно было бы применить на двери.

— Тогда как он вылез? – Люпоник смерил меня хмурым взглядом.

— В том то и дело, несмотря на глупость заклинания, мощь его магий поистине велика, ледяная стрела, обычно, не превышает размеров трёх обычных стрел, тут это было скорее ледяное копьё.

Единорог издал смешок.

— Может это просто другое заклинание? – подняв бровь, спросил Люпоник.

— Нет, я могу различать заклинания, – кажется, единорога задело такое отношение к его персоне.

— И что мне с ним делать?

— Я, между прочим, тут, – я уже вылез из комнаты, и гневно смотрел на них.

— Я не с тобой говорю, – шикнул на меня Люпоник, – Вондер, что мне делать с этим единорогом?

— Советую заблокировать его магию, она может… снести ваш замок к чертям.

— Что? – толстый пони выпучил глаза на своего придворного мага (если я не ошибаюсь в значении этого единорога).

— Не беспокойтесь, – Вондер покачал головой, ухмыльнувшись. – Не похоже, что бы он создавал эти заклинания по своей воле, это получается, скорее, случайно.

— Это как? – кобылка слегка подошла ко мне, разглядывая меня со всех ракурсов.

— Ну, я точно не знаю, – единорог почесал затылок. – Либо его не обучали магии, либо…

— Я стал единорогом всего пару дней назад, – я фыркнул. – Вы тут от меня ещё что-то требуете.

— ЧТО? – Вондер посмотрел на меня, как на сумасшедшего. – Прости, ты сказал «Стал единорогом»?

— Да.

— Но…

— О, он просто шутит, – кобылка, хихикнув, подошла почти вплотную ко мне. – Это ведь так?

— Нет, – я помотал головой.

— Вондер, возможно ли стать единорогом?

— Я… точно не знаю, – придворный маг начал колебаться. – Никогда не задумывался об этом.

— В любом случае, пора отвести нашего друга в другое место, – Люпоник сверкнул глазами, и, развернувшись, пошел по коридору.

— Пап, я уже хочу жениться на нём! – кобылка топнула ногой.

— Я не могу выдать тебя за первого встречного, – хмыкнул Люпоник. – Он должен доказать, что не так прост.

— А я могу отказаться от всего этого? – я вопросительно посмотрел на толстого пони.

— Если ты не оправдаешь моих ожиданий, то останешься без головы, – он злобно ухмыльнулся. – Поэтому уж постарайся, а то Ред Блад долго не сможет меня простить.

— Зачем все эти испытания? – кобылка обняла меня. – Мне не нужно доказывать ничего, я и так его полюблю.

— Я не хочу, что бы ваши дети были дефектными полукровками, – Прошипел Люпоник. – Только не мои внуки.

Он что?! ДЕТИ? У МЕНЯ С НЕЙ?! ДА ОНА ПОЧТИ В ДВА РАЗА МЛАДШЕ МЕНЯ! КАКОГО ЧЕРТА?!

— Вы это серьёзно? – я, сглатывая, посмотрел на жеребца. – Ничего не хочу говорить, но она же... сколько ей лет?

— Мне 14! – кобылка сердито посмотрела на меня.

Я удивлённо уставился на неё. 14? Я бы дал ей максимум 12!

— Ред Блад, только скажи, и он лишится головы, – Люпоник зловеще улыбнулся, глядя на меня.

— Нет! – кобылка замотала головой. – Не нужно, просто оставь его мне, я… сама его накажу.

От её взгляда меня аж передёрнуло. Как же я хочу сейчас оказаться рядом с Ватер, эта кобыла, кажется, ещё более извращённой, несмотря на её молодой возраст.

— Только на один день, потом испытания возобновятся, –толстый пони вздохнул и, отвернувшись, пошел дальше. — И да, поосторожней с ним.

Как же меня бесят они все. Почему, почему все так помешаны на сексе?! Из одних копыт, да в другие!

— Вондер Тейлс, помогли, пожалуйста, сопроводить его в мои покои. – Ред Блад игриво посмотрела на меня.

— Да, миледи.

Миледи? Я фыркнул, а затем почувствовал, как исчезаю из этого мира. Раздался хлопок и фиолетовая вспышка окутала меня и всё вокруг меня…


Покои Ред Блад были не просто большими, они были гигантскими. Да тут бы дракон целый поместился!

— Ну, что же, – красная кобылка подошла ко мне, и начала тереться своей гривой о мою грудь. – Начнём?

— Почему я? – я слегка отшатнулся от неё, осматривая помещение вокруг себя.

— Что значит почему? – она удивлённо посмотрела на меня. – Ты себя в зеркале видел? Ты же чистое воплощение принца! О таком как ты многие мечтают…

— Почему ты считаешь, что так выглядят принцы?

— Потому что так впервые нарисовали змеиного короля, он был необычайно красив, – кобылка улыбнулась, и, подойдя к книжной полке, достала книгу. – Вот, смотри.

Я осторожно подошел к ней, пока она листала страницы книги. Затем она ткнула ей мне в лицо, я недовольно взял книгу из её копыт, и уставился в неё. Из неё на меня грустным взглядом смотрел… я? Нет, жеребец на картинке был меньше меня, как мне показалось, а ещё у него был другой цвет глаз, синий.

— Почему он так похож на меня? – я тихонько дотронулся до картинки копытом. – Кто это?

— Это змеиный король, по край ней мере, так написано в книге. — Она обняла меня сзади. – Ну так что?

— Извини, – я захлопнул книгу, и, положив её обратно на полку, слегка отодвинул от себя кобылку. – Я честно не могу.

— Почему? – она растерянно посмотрела на меня. – Что не так?

— Я уже занят…

— Кем же? – её взгляд сменился на более сердитый.

— Неважно кем, я занят.

— Той шлюхой из клетки? – она фыркнула.

— Не смей её так называть, – процедил я сквозь зубы.

— Ты тут не в праве так со мной разговаривать, – она усмехнулась. – В конце концов, ты лишь раб. Я могу даже не спрашивать твоего разрешения.

Я гневно посмотрел на неё, а затем поднялся на ноги.

— Твоим друзьям будет лучше, если ты не станешь сейчас сопротивляться, – она тоже поднялась, делая шаг навстречу мне.

По моей шкуре пробежали мурашки.

— Что с ними?

— О, это ты узнаешь, только если будешь хорошо себя вести, – она развернулась и пошла на второй этаж.

Да, её комната состояла из двух этажей.

— Иди за мной.

Я вздохнул и пошел за ней. Я поднимался по мраморной лестнице, вслед за ней. Чёрт, да сколько стоит лишь одна её комната? Почти вся мебель в ней была украшена либо золотом, либо драгоценными камнями. Диваны украшены всевозможными шкурами животных, невиданной красы, а столы сделаны из странного зелёного дерева, которое выглядело просто прекрасно. Я поднялся на второй этаж, и мне сразу захотелось спуститься вниз. Ред Блад лежала на большой красной кровати, и манила меня своим копытом.

— Ну же, ты знаешь, что я от тебя хочу, – она хохотнула, а затем добавилаЭ – Помни, от этого зависит судьба твоих друзей.

Всё бы отдал сейчас за нож, ну или хотя бы за умение его наколдовать…


Я удивлённо смотрел на онемевшую Ред Блад, на лице которой застыло удивление. Во время нашего соития, когда я достиг предела, из моего рога (НЕТ, РОГА, КОТОРЫЙ НА ГОЛОВЕ!) вырвалось чёрно-красное сияние и поразило Ред Блад, после чего она просто бревном упала на кровать, не производя никаких движений. Если мы сможем отсюда сбежать, то надо будет предупредить Ватер о такой штуке. А ещё надо научиться контролировать свою магию, стоп, а если меня Шарко щекотать начнёт? Я ужаснулся от картины того, как ледяная стрела протыкает Шарко насквозь, а она удивлённо смотрит на меня своим стеклянным взглядом…

— Брр, – я встряхнулся, и решил осмотреть комнату Ред Блад.

Не знаю, радовал ли меня тот факт, что под кроватью Ред Блад я обнаружил кинжал из красной стали, или пугал. Зачем кобылке кинжал под кроватью? Ладно, хорошо, что у меня сейчас появилось оружие. Задавать вопросы буду потом. Я вышел из комнаты, озираясь по сторонам. Стражников не было, странно это всё. Завернув за угол, я столкнулся с кем-то. Я испуганно подпрыгнул и моментально отошел к стене.

— Это невозможно, просто невозможно…

— БЛЭК? – синий жеребец недоверчиво смотрел на меня, сняв свой капюшон. – Это ты?

— Стар? – я сейчас был готов расцеловать его, но воздержался от своего порыва. – Что ты тут делаешь?

— Блэк, какого чёрта? – он удивлённо осматривал меня с ног до головы. – ТЫ ЕДИНОРОГ?

— Д…да – я слегка замялся, а затем опомнился. – СТАР!

Я налетел на него, сжимая в объятиях, он слегка сопротивлялся, но было видно, что он тоже был рад меня видеть.

— Да, друг, это я, – я отошел от него, и с улыбкой посмотрел на него. – Подожди, я сейчас.

Он прошел мимо меня, я удивлённо посмотрел ему вслед, а затем пошел за ним.

— Ого, – он присвистнул, когда зашел на второй этаж, а затем толкнул меня в плечо. – Я тут значит, сюда за тридевять земель приплываю что бы спасти тебя, а ты с принцессами развлекаешься? Ватер не против?

— Заткнись, – шикнул я, отворачиваясь от Ред Блад.

— Это ты её до смерти? – он продолжал глумиться. – И, кстати, ты теперь с жеребятами спишь?

— НЕТ! – я топнул ногой, зло, посмотрев на него.

Он улыбнулся его привычной улыбкой, отчего мне захотелось пустить слезу. Это был Стар, мой лучший друг, которого я больше не надеялся увидеть. Здесь, в такой ситуации!

— Подожди секунду, – он начал осматриваться, и причитать. – Где же это…

— Что тебе надо?

— Я сюда не только за тобой приехал, – он пододвинул стол к книжной полке, и взобрался на него. – Кстати, обещай, что расскажешь, какого хрена ты выглядишь как какой-то зажравшийся аристократ, и почему ты, мать его, единорог.

— Не только я один стал единорогом, – я мрачно посмотрел на него, пока он искал что-то среди книг.

— А кто ещё?

— Биг.

Он упал со стола, и больно приложился о каменную плитку на полу.

— ЧЕГО? – выдохнул он, смотря на меня, как на слабоумного. – ЧЕГО?

— Он был не тем, кем казался, – я опустился на круп, грустно рассматривая своё отражение в плитке.

— Что ты несёшь? – Стар подошел ко мне, продолжая, таращится на меня. – Это он сказал мне, что ты в опасности, буквально позавчера он явился ко мне и сказал, что тебе нужна помощь. Он не был никаким единорогом...

 — Что? – теперь уже я смотрел на него, как на слабоумного. – Позавчера он плыл со мной на корабле и сделал меня рабом, а потом пытался выторговать меня у Люпоника…

— Мы точно об одно Кэррот Биге говорим? – он приподнял бровь. – Потому что путь отсюда до ТейлсТауна день по воде, и день по суше топать. Он не мог так быстро пройти так много, чёрт, да я сам в тот же день выбежал к каравану Стоуна…

— Стоун? – я удивлённо посмотрел на него. – Он тут при чём?

— Он тут, на острове, приехал на свадьбу своей дочери.

— Твою мать, – я выругался, а затем поднялся на ноги. – Пошли, нам пора.

— Мне нужно ещё кое-что найти, Биг попросил…

— Биг нам не друг.

— Тогда зачем он сказал мне помочь тебе?

— Не знаю, но он тот, кто схватил нас и довёз сюда. Он… враг.

— Ты точно в этом уверен? – Стар прищурился, смотря на меня. – А ты точно Блэк?

— Да, чёрт возьми! – я топнул ногой. – И я говорю, что Биг всё то время, пока мы его знали, притворялся дураком!

— С трудом верится, – Стар вздохнул, а затем пошел в сторону выхода. – Пошли, стражников на входе нет.

— Почему?

— Ну, я над этим поработал, – он мне подмигнул, а затем я покачал головой.

Воровать это одно, а убивать ради того, что бы своровать, это уже другое…


Мы рысью бежали по длинным коридорам замка. Стража то и дело встречалась нам на пути, но чаще всего мы её миновали без конфликтов. Лишь один раз стражник заметил нас, но Стар был быстр, как никогда.

— Почти пришли, – он толкнул дверь перед собой, и перед нами предстала лестница, которая уводила нас вниз.

— Откуда ты знаешь, куда идти? – я хмуро посмотрел на него.

Он достал из сумки карту, которую кто-то нарисовал вкопытную.

— У стражника нашел, – коротко пояснил он, а затем пошел по лестнице вниз.

— И что там внизу?

— Тюрьма, и я почти уверен, что там сидит Ватер.

— Да, наверное, ты прав…

Мы услышали голоса доносящиеся снизу.

— Эта кобыла чокнутая, – голос звучал слегка напугано. – Как можно орать и бить клетку в течение целого дня?

Стар лишь слегка подтолкнул меня, ухмыльнувшись, я, покачав головой, скептически посмотрел на него, но тоже улыбнулся. Мы прекрасно знали, о ком они говорят…

— У меня голова устала от её криков, хорошо, хоть сейчас она успокоилась.

— Да, у меня тоже, чёрт, да я её готов убить был, если бы не хренов приказ, – жеребец вздохнул. – Зачем она вообще сдалась Жирпонику?

Мне захотелось засмеяться, но я сдержал свой смех. Вот значит, как стража относится к своему повелителю…

— Не знаю, – кобыла фыркнула. – Может он оттрахать её хочет, тебе какое дело. Было сказано не выпускать её из-под стражи, значит не упускать её из виду, и не давать шанса сбежать.

— Да-да, – жеребец проворчал. – Просто я уже хочу домой, к своей девочке…

— Это ты про Зефирку, или про вашу дочь? – кобыла издала смешок.

— Дочь, – мрачно ответил жеребец. – У нас с Зефи не было уже около… года, наверное.

— Так ты на дочери отыгрываешься? – раздался ещё один смешок, кажется, её собеседник не оценил шутки.

Кобыла виноватым тоном извинилась.

— Прости, просто, сам понимаешь, сидеть тут целый день…

— Да, бывает, – жеребец вздохнул. – Протянуть до утра, а там смена подойдёт. Это только на неделю такое расписание, потом будет как раньше.

— А что там случилось-то?

Мы со Старом уже почти спустились вниз, когда я увидел их. Жеребец и кобыла сидели за столом, в расслабленных позах, и болтали о том, о сём. Стражница сидела к нам вполоборота, и поэтому могла заметить нас краем глаза, а вот жеребец сидел к нам спиной. Стар движением копыта показал мне двигаться в сторону кухни. Я медленно кивнул, и припал к земле.

— Да фиг его знает, – жеребец сплюнул на пол. – Вроде, кто-то на город собирается напасть, поэтому половину стражи из замка направили на защиту стен.

— Тоже чё-то подобное слышала, – кобыла кивнула, затем потянула свои копыта вверх, и зевнула. – Слушай, прикроешь меня? А то я спать жуть как хочу.

— Угу, давай, – жеребец кивнул. – Только не долго, утром сам Люжирик может прийти, если спалит, то… ты понимаешь.

— Да-да, – проворчала кобыла, а затем встала из-за стола.

Чёрт, я чуть опять не сорвался из-за очередного прозвища, которое Люжи… Люпонику дал этот стражник. Но сейчас гораздо важнее был другой момент. Стражница сейчас разворачивалась в мою сторону…

— И ещё, – стражница остановилась на секунду, повернувшись к стражнику. – Попробуй отдать дочь бабушке, а Зефи сделать сюрприз, обязательно со свечами и со всей романтикой.

— Угу, спасибо, – стражник благодарно кивнул, а затем рыжая кобыла стражница пошла в мою сторону.

Благо я уже успел сигануть в сундук, который был забит кучей помоев. Как только крышка сундука закрылась, мне сразу же стало плохо. Жуткая вонь ударила в нос, а мои глаза начали слезиться.

— Фу, кто открывал ящик с помоями? – я не мог этого видеть, но я был почти уверен, что кобыла поморщилась, говоря эти слова. – Пусть завтрашняя смена вынесет его.

— Да я сам сейчас вынесу, не беспокойся, – раздались шаги, и кобыла удалилась в другую комнату.

Стоп, а где сейчас Стар… нет. Раздался едва слышный глухой стук.

— Фаер? – стражник обеспокоенно позвал стражницу. – Фаер?

Я услышал шарканье со стороны стражника, а затем его шаги. Вслед за этим ещё один глухой стук.

-Чёрт.

Я откинул крышку сундука и выпрыгнул из своей вонючей темницы. Передо мной лежал стражник с перерезанным горлом.

— Стар… — я, совершенно забыв о вони, с болью посмотрел на два трупа, лежащих неподалёку друг от друга. – Зачем?

— Они нам мешали, – пожал копытами синий жеребец, оттаскивая стражника в ту же комнату, что и стражницу. – Либо они нас, либо мы их.

Мне это не нравилось, но другого выхода я не видел. Разве что, парализовать их, или оглушить…

— Ты не пробовал покупать яд паралича? – я вопросительно посмотрел на Стара.

— Не-а.

— Почему?

— Дорого, и слишком много мороки, – он улыбнулся, а затем поймал на себе мой неодобрительный взгляд. –Чего? Только не говори, что та ст… кобыла изменила тебя настолько, что ты теперь против убийств своего врага.

— Я стараюсь избегать убийств, это неправильно.

— С чего вдруг?

— Ты бы хотел умереть? – я смерил его презрительным взглядом.

— Нет, конечно, – он лишь закатил глаза. – Что за глупые вопросы.

— Тогда зачем ты убиваешь этих пони? Они тоже не хотели умирать. У них же была семья, чёрт, да этот жеребец только и хотел того, что бы вернуться к своей дочке! Он не хотел нам зла!

— Он оказался слаб, – безразлично ответил Стар. – Выживает сильнейший.

— Смысл жить, если все вокруг мертвы? – прошипел я. — В холодной пустыне не снять урожай, без любви всё застынет, сколько не убивай.

— Послушай, – он прищурился, смотря мне в глаза. – Иной раз, я, может, и задумываюсь над тем, зачем я столько убиваю, но не во время задания. Тут не стоит лишний раз думать. Делай то, что тебе говорят твои инстинкты. Мои говорят убивать врагов, не знаю, что говорят тебе твои…

— Ты… — у меня просто не было слов.

Что происходит? Это я становлюсь настолько мягкотелым, или Стар излишне жестоким?

— Лови, давай забудем об этом, хорошо? – Стар кинул мне связку ключей. – Всё же она твоя принцесса, не мне её спасать.

— Да, выпало счастье, – усмехнулся я, хватая ключи ртом.

Поблагодарив Стара, я вышел в комнату с камерами.

«Он с детства был слаб,

Он познал униженье,

Изгой среди жаб.

Тёмной силы познал влеченье.

О, он тёмный маг.

Он уже обречён.

Он чёрный маг.

Его дух уже побеждён»

Знакомый голос Джонни раздавался из дальней клетки. Я медленно пошел в его сторону.

«В книгах волшебных,

Он нашел утешенье,

Но не учёл он духов злых.

Дружба с ними отнюдь не варенье.

И вот он хозяин своих заклинаний,

И солнечный день обратить может в ночь,

Но время пришло, и нет больше желаний.

И магия больше не в силах помочь.

Ты тёмный маг, ты обречён.

Можешь снять свой балахон»

— Папа! – Шарко, увидев меня, тут же поднялась и подпрыгнула к клетке.

Джонни сидел на ящике и, прижавшись спиной к стене, насвистывал себе мелодию, увидев меня, он чуть не упал с ящика. Либерти лежала рядом с Шарко, и с улыбкой посмотрела на кобылку.

— Где Ватер? – спросил я, открывая двери ключом.

— Папочка! – Шарко прижалась ко мне, обхватив мою шею. – Я скучала…

— Папочка?! – Стар растерянно посмотрел на меня. – Когда ты успел, мать твою…

— Потом, – я повернулся к Либерти. – Где Ватер?

— Её отвели в карцер, – со вздохом ответила пегаска.

— Блэк… — Джонни смахнул слезу, вставая на ноги. – Я уж думал, что нам конец.

— Стоп, где Ролл?

— Я тут, – голос единорога раздался у меня за спиной, и я развернулся.

Он сидел в одной клетке с кобылой коричневого цвета и розовой гривой. У неё была кьютимарка в виде поющей птицы. Какой именно? Это не ко мне, я не разбираюсь в птицах…

— Сейчас, – я подошел к клетке Ролла, и начал открывать двери.

— Спасибо, – Ролл благодарно кивнул, а затем помог кобыле выйти из клетки, она выглядела истощённо.

— Что с этими рабами?

— Это пушечное мясо, – грустно ответил Джонни. – Кормят ужасно и мало. Держат только ради того, что бы потом сделать кого-то одного из них шутом, или дояркой. Резерв, так сказать.

— Понятно, – я хмуро оглядел своих друзей. – Где карцер?

— Там, – Либерти ткнула в сторону дальней стены, в которой виднелась запертая дверь. – Только будь осторожней, Ватер… она…

— Свихнулась, – кашлянув, продолжил за неё Ролл.

Я удивлённо посмотрел на него.

— Она такое тут кричала, – покачал головой Джонни. – Надеюсь, что Шарко не слышала хотя бы половины…

— Слышала, – едва слышно пискнула малышка. – Но я до сих пор не понимаю значение некоторых слов…

— И не нужно, – я вздохнул, а затем направился к стене. – Это всё? Она свихнулась, потому что орала матом на всю тюрьму?

— Нет, она чуть не убила себя, когда пыталась пробить прутья, в конце концов, она начала их жевать.

Я недоверчиво посмотрел на Ролла, тот лишь отвёл глаза. Сглотнув, я подошел к двери, и вставил нужный ключ. Затем раздался щелчок и дверь распахнулась. Я осторожно зашел внутрь. Она ударила мне по носу своим копытом, и придавила цепью от кандалов.

— ВАТЕР! – Стар подпрыгнул к ней, хватая за гриву. – ЭТО БЛЭК, ОПОМНИСЬ!

— МОЛЧАТЬ! – она очень быстро ударила его, синий жеребец просто отлетел в стену.

Она снова начала меня душить, через секунду в её глазах вместо гнева появилось удивление. А вслед за ним и страх

— О пресвятой…

Она одёрнула свои копыта, и встала с меня.

— Я… я, – она начала пятиться обратно к карцеру, после чего закрыла за собой дверь.

— Ватер, – хрипло позвал её я, пытаясь подняться на копыта.

— Повезло, что не убила, – хмыкнул Стар, потирая ушиб на лице.

— Ватер, – я побрёл в сторону карцера. – Ватер, выйди, это я…

Молчание. Я зашел внутрь, первым, что я услышал был плачь.

— Я… не хотела, честно, – когда мои глаза более или менее привыкли к темноте, я смог различить её контуры в углу.

Она лежала, свернувшись калачиком, и плакала.

— Ватер, – я побрёл к ней. – Ты моя Ватер, с тобой всё в порядке…

Я прилег рядом с ней и обнял её, прижимая к себе, нежно поглаживая её гриву.

— Пожалуйста, прости меня, – она уткнулась в мою гриву, почти моментально намочив её. – Я не хотела…

— Я знаю, мне не больно, – я продолжал сжимать её в объятиях.

— Может нам закрыть их там, на часок? – хохотнув, предложила Либерти. – Хотя Ватер потребуется гораздо больше.

— Зачем? – испуганно спросила Шарко. – Она же чуть его не убила…

— Так, я вообще никого из вас не знаю, поэтому… помолчите, Блэк, всё в порядке? – Стар подошел к двери, и заглянул внутрь.

— Да, – хрипло ответил я, продолжая прижимать к себе несчастную пегаску. – Мы сейчас, дайте нам немного времени.

— Хорошо, а то скоро сюда прибудет смена, – синий жеребец кивнул, и скрылся из виду.

Я поднял мордочку Ватер, наши взгляды пересеклись. Её красные, от слёз, глаза радостно смотрели на меня, она подняла копыто и приложила к моей ноге.

— Я так счастлива, что ты тут, что ты не в копытах той маленькой суки…

— Аккуратней с выражениями…

— Пошел на…

— Не надо, – я приложил копыто к её рту. – Там Шарко…

— Поверь, она слышала и не такое, – Ватер попыталась усмехнуться, но вместо этого лишь всхлипнула. – Я излила весь свой матерный запас на этих подонков.

— Зря…

— Ты сказал, что мы больше никогда не увидимся, я была… сломана. Я не хотела жить без тебя, – она снова начала плакать. – Ты сказал мне «прощай». Мой сердце… оно, по-моему, разбилось в тот момент.

— Тише, – я притянул её голову к своей груди, и начал легонько поглаживать её гриву. – Я понимаю, всё так получилось, прости меня.

— Я хотела повеситься, но у меня не было ничего под копытом, я билась об решётку, что бы не чувствовать ту боль. – Она поднесла моё копыто к своей груди – теперь ты со мной, я тебя больше никогда не отпущу…

— Нам нужно двигаться, и да…

— Что? – она подняла свои глаза на меня.

— Тут Стар, если ты ещё не поняла…

— Что? – она удивлённо посмотрела на меня. – Откуда…

— И да, помнишь, я хотел дать тебе второе имя «Плакса»?

— Да…

— Уж поверь, Стар любит поглумиться, не думаю, что тебе понравится находиться рядом с ним в ближайшие пять дней, – я хохотнул, а потом поднялся на ноги. – Пошли, моя принцесса.

— Дрянная у вас принцесса, сударь, – голова Стара смотрела на меня из-за угла. – А ещё ужасно плаксивая, где вы такую подобрали?

— Пошел... — Ватер улыбалась, несмотря на подколы Стара, она улыбалась. – Убью…

— Пошли, – я протянул ей копыто. – Прошу, у нас мало времени.

— Хорошо-хорошо, уже встаю, – она взялась за мою ногу, и, оперившись на меня, поднялась на ноги.

А потом она крепко обняла меня, и, в обнимку, мы вышли из карцера. В меня сразу же влетела Шарко, и начала обнимать. За ней, улыбаясь, подошел и Джонни. Вслед за ним Либерти. Я вопросительно посмотрел на Ролла, он слегка смутился, но тоже подошел на всеобщие обнимашки. А затем мой взгляд упал на Стара. Тот лишь фыркнул в ответ.

— Ловите его, – выкрикнул я, и мы всей толпой навалились на синего жеребца.


Рабы отказались идти дальше порога своей клетки. Они были настолько испуганы и истощены, что уже просто не верили в хороший финал. Если честно, то я тоже не особо в него верил. Я и Стар пробирались через кусты. Все остальные ждали в леску около деревни. К счастью, на карте, которую Стар украл у капитана стражи, были отмечены все тайные проходы, что позволило нам незаметно выйти из замка. А теперь нам предстояло спасти Лазури и Рейнбоу.

— Каков план? – синий жеребец смотрел на главную площадь замка.

— Нам всего-то нужно выкрасть невесту на свадьбе, что тут такого? – я пожал копытами.

Стар фыркнул, но всё же я уловил на его лице едва заметную улыбку.

— То есть свадьбы не будет? – я испуганно повернул голову на голос кобылы, которая проходила мимо кустов.

— Её переносят, дочь Люпоника тяжело ранена, и пока она не поправится, свадьбы не будет. К тому же Люпоник боится нос за порог высунуть, до тех пор пока не найдут того пони, что ранил его дочь.

Я едва слышно выдохнул.

— Слышала, что он ещё рабов увёл у Люпоника вчера ночью.

— Да, я одного не понимаю, как он это провернул, – они прошли мимо кустов, в которых мы прятались, и я уже не мог слышать их разговор.

Посмотрев им вслед, я повернулся на Стара.

— Как думаешь, долго мы сможем тут отсиживаться? – я вопросительно посмотрел на него.

— Пока не захотим выйти, – Стар пожал копытами. – Ты их слышал, свадьбы не будет, пока тебя не поймают, и пока кто-то там не поправится.

— Тогда нам нужно найти… — и тут я почувствовал дикую боль в голове.

Я заорал, выпрыгивая из кустов, хватаясь за свою голову. Стар последовал моему примеру, но выпрыгнул в другую сторону. Перед нами стояло пять стражников и Вондер со светящимся рогом. Он улыбался.

— Думаю, что тебе не знакомо заклинание пронзающей боли, не так ли? – он подошел ко мне, и его рог засветился сильнее.

Вместе с этим моя голова начала просто раскалываться. Если бы только достать его…

— Тебе повезло, что Люпоник хочет тебя казнить на площади, иначе я бы уже прикончил тебя, – он хмыкнул, а затем свет вокруг его рога погас.

Боль моментально стихла, и на меня навалилось два стражника…


— Я хочу казнить его на свадьбе.

— Хорошо, будет сделано милорд…

— Ты можешь помучить его побольше?

— О, я уже подготовил для него поход в Джексон.

— Что это такое?

— Ужасное место.

— Если он там будет мучатся, то пускай идёт в этот… Джексон.

Мои глаза были завязаны, и я ничего не видел. Только мог слышать разговор Вондера и Люпоника, послышался звук удаляющихся копыт, а затем придворный маг подошел ко мне. Мои копыта были намертво связаны, я даже кончиком копытца не мог пошевелить…

— Добро пожаловать в отель Корнифорния, это такое замечательное место, – он злобно хихикнул, а затем я провалился в сон…


Что это за место? Где я?

— Добро пожаловать в отель Корнифорния, мы всегда рады вас видеть, – передо мной стоял жеребец, одетый в костюм дворецкого. – Вы можете занять свободный номер.

Я медленно прошел мимо него, наблюдая за его действиями.

— Что это за место?

Вокруг меня была вымощенная золотом большая центральная площадь. Фонтан в центре, кажется, вместо воды использовал… вино?

— Это вино в фонтане? – я удивлённо ткнул копытом в ту сторону.

— О, нет-нет, – жеребец рассмеялся. – Мы не подаём вино с тысяча девятьсот шестьдесят девятого года.

— Что? – я недоумевающе моргнул.

Какой тысяча девятьсот шестьдесят девятый? Сейчас же идёт 1257 год северного ветра…

— Вы… точно в здравом уме? – я слегка отступил назад. – Какой сейчас год?

— Я не знаю, – жеребец рассмеялся. – В отеле Корнифорния не обращают внимания на время.

По моей шкуре пробежали мурашки. Что это за место? Джексон… Джонни говорил о нём, неужели теперь и я попал сюда? Джонни сказал, что это место очень далеко. Неужели его тоже отправляли сюда? Я рванулся с места, убегая подальше от странного дворецкого. Передо мной появилось длинное двухэтажное здание. Я подошел к лесенке и начал подниматься на второй этаж.

— Здравствуйте, вы наш новый сосед? – я повернул голову на звук, и перед моими глазами предстала прекраснейшее создание, из всех, что я видел.

Казалось, что глаза этой пегаски делали Ангелы. Чёрт, да она сама была ангелом. Её нежнейшая белоснежная шкурка так и манила. Её грива развевалась по ветру, то и дело, скрывая её лицо.

— Кто… вы? – я ошарашенно остановился на лестничной площадке.

Она стояла чуть выше меня, на втором этаже.

— Дилья, приятно познакомится, – она улыбнулась.

В момент моё сердце ёкнуло, а по моей коже вновь пробежал противный холодок

— Дилья? – я удивлённо посмотрел на неё. – Вы… жена Джонни?

Её глаза расширились, и она отшатнулась от меня.

— Н… нет, я не знаю никакого Джонни, – она покачала головой и отвернулась от меня. – Приятно было познакомиться, но мне уже пора…

— Подождите… — я протянул к ней копыто, но она уже взлетела.

Что за чёрт? Где я нахожусь, что это за место?

Поднявшись на второй этаж, я увидел прекраснейшую картину. Со второго этажа открывался просто великолепный вид на море. Пляж прямо около этого здания искрился и светился сотней огоньков. Мои глаза тонули в этой красоте, мне хотелось туда…

— Здравствуйте, вы наш новый сосед? – рядом со мной прошла единорожка с лиловой гривой, которая была похожа на джем, так же она имела жёлтую шкурку. – Приятно познакомится, я Лилли Панч.

— Да, привет, наверное, – я неохотно отвернулся от чудесной картины пляжа. – Что это за место?

— Вы приехали в отель Корнифорния, и не знаете, что это за место? – она рассмеялась. – Вы странный жеребец, но, должна признать, довольно красивый.

Она пошла дальше, отвернув от меня голову. Это я странный? Чёрт, да это место просто кишит какими-то ненормальными пони. Я снова посмотрел на пляж. Если бы не врезавшийся в меня жеребёнок, то я бы так и продолжил смотреть на него.

— Ау, чего на дороге встал! – маленький коричневый жеребёнок сердито посмотрел на меня. – С дороги!

Я улыбнулся, и отошел в сторону, пропуская его. Он, развернувшись, побежал назад. Я удивлённо посмотрел ему вслед, а затем сплюнул на пол. Что за хрень тут творится?

— Что это за место, куда я попал? – я покачал головой, собираясь с мыслями. – И как отсюда выйти?

— О, это отель Корнифорния, – рядом со мной сел синий жеребец с соломенной шляпой. – Глупо приходить сюда, не зная этого места.

— Что? – я удивлённо уставился на него. – Кто… впрочем, не важно, что это за место?

«Добро пожаловать в отель Корнифорния!

Это такое прекрасное место!

Вам всегда рады в отеле Корнифорния!

Здесь, в номерах, всегда чисто!»

Знакомый голос Джонни раздался, казалось, на весь мир. Он крутился в моей голове, как бы я не хотел увидеть оранжевого пегаса и как бы я не вертел головой, что бы его найти, это мне не удавалось. А голоса в голове продолжали напевать грустную, но расслабляющую мелодию…

«Они попали сюда,

Это место хуже ада,

Оно так чудесно,

Говорили они.

Но я знаю, что тут всё не так прелестно.

Меня тянули эти огни…»

Я повернул голову на синего жеребца и… обомлел. Его нигде не было. Что за чертовщина?

«Добро пожаловать в отель Корнифорния!

Это такое чудесное место!

Вам всегда рады в отеле Корнифорния!

Вот это сюрприз, тут никогда не играют честно.

Она всегда выглядела прекрасно.

Ох, нет, я влюбился в неё.

Но не в это место.

Нужно просто отпустить её.

Это такое прекрасное место!

Говорили они,

Но я знаю, тут не играют честно.

Ох, как меня будоражат эти огни»

Голос Джонни пропал, но остальные голоса продолжали петь. Множество, мириады тихих голосов сплетались в один, звучавший в моей голове.

«Добро пожаловать в отель Корнифорния,

Это такое чудное место!

Вам всегда рады в отеле Корнифорния,

Тут не умирают, честно»

Я не знаю, что это за инструменты играли сейчас в моей голове, но от этой мелодии мне хотелось плакать. Мне хотелось забыть всё, с чем я был связан, и просто остаться здесь… внезапно голос Джонни снова вернулся, заткнув мириады голосов, звучавших до этого.

«Я шел по коридору, в полной темноте.

Я услышал звон колокола,

А затем моя душа оказалась в пустоте.

На пороге стояла она.

И тогда я подумал:

«Это либо рай, либо ад»

Всю ночь я орал:

«Впустите меня в ваш сад»

И они впустили…

Добро пожаловать в отель Корнифорния!

Здесь рады вам всегда!

Вы знаете, в отеле Корнифорния,

Всегда есть свободные номера»

Голос Джонни звучал подавленно. Кажется, он плакал во время песни. Чёрт, где я нахожусь?! Джонни где-то тут, или это всего лишь его воспоминания?

«Мой бокал шампанского был идеально промыт.

Мы лежали в одной ложе, и она мне шепнула:

«Мы все просто узники, и это дело наших собственных копыт»

А затем она просто пропала»

Я уже не узнавал в этом голосе Джонни. Он звучал, как те голоса, он был похож на них, нет… он стал одним из них.

«Последнее что я помню,

Это как я побежал к выходу.

Я хотел уйти отсюда, что бы больше не бредить ею,

Я подошел к сторожу, и сказал «Ухожу»

Мимо меня пробежал черный кот,

И сторож ответил:

«Что бы найти выход, сначала найди вход»

И тут я заметил…

Табличку над ним.

«Мы не стоим на пути»

Но сразу под ней:

«Номер можно освободить, но невозможно уйти!»

Добро пожаловать в отель Корнифорния!

Это такое замечательное место!

Мы всегда рады вам в отеле Корнифорния!

Здесь никогда не умирают, честно!»

Голоса и музыка стихли, но песня крутилась у меня в голове ещё некоторое время. Мои копыта опустились, вместе с моей головой. Что это за место? Это точно не рай. Мне нужно поскорее выбраться отсюда.

— Здравствуйте, вы наш новый сосед? – честно, меня уже заколебала эта фраза… — Приятно познакомится, я Оуэн.

Чёрный единорог с бело-красной гривой протянул мне копыто. Я отстранённо посмотрел на него, но стукнул о его ногу своё копыто. Он уселся рядом со мной.

— Смотришь на пляж? – он усмехнулся, проследив за моим взглядом. – Ты уже видел его во время заката?

— Оуэн, как ты попал в отель Корнифорния?

— О, это очень забавная история, – он откинул голову на перила, и начал смотреть в потолок. – Моя жена захотела поехать сюда. Она слышала об этом чудесном месте…

Да, чудесном, как же…

— Мне не нравилась эта идея, но… — он улыбнулся. – Я всё же приехал сюда с ней.

— Где сейчас твоя жена? – я отвернулся от него, и снова начал смотреть на море.

Я моргнул, и внезапно наступил вечер. Я удивлённо уставился на небо. Оно в мгновение ока окрасилось в оранжевые тона. И я увидел закат.

— Оуэн, ты был прав, – я завороженно смотрел на искрящуюся в лучах заходящего солнца воду. – Это действительно прекрасно…

Я повернул голову на чёрного единорога и тут по моей шкуре пробежали очередные мурашки. Его не было. Внизу, на площади, ходило огромное количество пони. Они смеялись и танцевали. Казалось, что это был действительно рай. Но мне нужно было выйти отсюда. Я спустился с первого этажа и начал идти через толпу. Тут были все. Бродяги и интеллигенты, глупые и умные, добрые и злые. Откуда я это знаю? Ответить на этот вопрос я не смогу никогда. Я просто видел пони, и видел их насквозь. У каждого были свои грехи, за которые он попадал в это чудесное место под названием «отель Корнифорния». Я шел по пляжу. Молодые и привлекательные кобылы загорали на нём, обнажив свои самые сокровенные места. Но мне было наплевать на них. Мне нужно было найти выход. Я шел вдоль моря, туда, куда глядели мои глаза. Так продолжалось всю ночь. Мои глаза слипались, и когда я в изнеможении упал на песок, я грустно посмотрел на луну.

— Что за дьявол создал это место?


— Добро пожаловать в отель Корнифорния! Вам здесь всегда рады! – я удивлённо открыл глаза, и обнаружил себя на знакомой площади.

Что? Я же…

— У нас здесь всегда есть свободные номера, – знакомый пони в одежде дворецкого стоял передо мной, и улыбался, представляя мне отель Корнифорния.

Я молча встал и посмотрел себе за спину. Всё было так же, как и вчера… или год назад? Сколько времени я тут уже провёл? Сколько?

— Здесь никогда не умирают, честно!

— Да? Стоп, выход там же, где и вход, может тогда…

Я ринулся на второй этаж, отталкивая чудесную пегаску с именем Дилья.

— Здравствуйте, вы наш новый…

— Нет, – я побежал на второй этаж, и залез на перила.

Земля была примерно в семи метрах подо мной, и я прыгнул. Может, если я умру, то уйду из этого места? Моё тело упало на землю, кажется, я слышал, как хрустнул мой позвоночник. Дворецкий лишь покачал головой. Я умер, я чувствовал, как умираю. Толпы пони даже внимания не обратили на меня. Они просто ходили мимо меня…


— Здравствуйте, добро пожаловать в отель Корнифорния!

Нет…

— Здесь вам всегда рады!

НЕТ!

— У нас всегда есть свободные номера!

— НЕТ! – проорал я, вставая на ноги.

Это была та же самая площадь. С тем же самым пони в одежде дворецкого.

— КТО ПРИДУМАЛ ЭТУ ЛОВУШКУ!? – я в сердцах топнул копытом, и зажмурился. – Кто?

Мой голос оборвался, и я просто упал на землю, уткнувшись в свои копыта. Знакомая мелодия начала играть в моей голове.

«Добро пожаловать в отель Корнифорния!

Здесь рады всем и всегда!

Вы знаете, в отеле Корнифорния,

Всегда есть свободные номера»

Я бил копытом землю, и плакал. А затем резко вскочил и побежал к пляжу. После я побежал вдоль берега. Нет, в этот раз я не усну…


Я брёл по берегу, мои глаза слипались ото сна, но я шел.

— Я… должен… дойти, — я поднял голову, что бы взглянуть на солнце, и волна ужаса хлынула на меня. — Нет…

В далеке виденлись очертания знакомого двухэтажного здания.

— НЕТ! — проорал я, и упал в изнеможении.

Солёная морская вода слегка ласкала мои уставшие от ночного похода ноги, а я засыпал, продолжая шептать слово “нет”...


— Здравствуйте, добро пожаловать в отель Корнифорния!

Нет…

— Здесь вам всегда рады!

НЕТ!

— У нас всегда есть свободные номера!

— НЕТ! – проорал я, поднимаясь на ноги.

Я упал на землю, уткнувшись в свои копыта, рыдая и повторяя слово “нет”. Затем я поднял глаза и посмотрел на небо. Оно было чистым. На нём не было ни облачка.

— Нет…

Это не рай. Это не ад. Это рай в аду. Гениальная ловушка какого-то гения. Это место, в котором нет понятия времени. Это место, в котором нет понятий «Добро» и «Зло». Это… отель Корнифорния…


— Что с ним? – голос Люпоника раздался неожиданно.

— Это обычные последствия после посещения отеля Корнифорния, – Вондер усмехнулся.

При упоминании злосчастного отеля, я дёрнулся. Я всё ещё был связан, а на моих глазах была повязка.

— Он даже не пытался сбежать? – удивлённо спросил Люпоник.

— О, мой лорд, – Вондер рассмеялся. – Оттуда невозможно сбежать! Только одному пони это удалось, и после его побега выход закрылся навсегда.

— Нет, выход там же где и вход, – хрипло произнёс я.

— Уже очухался? – с меня сняли повязку, и я увидел злорадную ухмылку придворного мага. – Ну что, как тебе понравилось отдыхать там?

— Отдых? – я усмехнулся, а затем заорал. – Я УБЬЮ ТЕБЯ, Я УБЬЮ ТОГО, КТО ПРИДУМАЛ ЭТО МЕСТО!

— Это место творение наших собственных копыт, – сухо ответил Вондер. – Ты сам виноват в его создании.

Я гневно смотрел на него, пока Люпоник не встал между нами.

— Можно без этой магической заумной фигни, – он фыркнул. – Ведите его на плаху, время пришло.

Только сейчас я обратил внимание на то, что Люпоник одет в традиционный костюм. Я такие видел лишь однажды, на празднике в нашем городе, кажется, тогда это и был Люпоник.

— Да мой лорд, – ко мне сразу же подбежали стражники, и подняли со стола.

Вскоре меня повели по длинному коридору…


Я стоял на деревянной платформе. Передо мной стоял пони в чёрной маске, и с топором во рту. Он ухмылялся, глядя на меня. Стар стоял рядом со мной, и грустно смотрел на плаху. Внизу было пиршество. Толпы пони не обращали на нас никакого внимания, они ели и праздновали. И лишь вдалеке я видел заплаканную мордочку Лазури, которая с болью смотрела на меня. За ней стояло два стражника, а рядом был Люпоник, который набивал своё брюхо. Лазури была прекрасна, её одели в самое прекрасное свадебное платье, которое я только видел, ладно, это было первое свадебное платье, которое я видел, но всё же, оно прекрасно смотрелось на ней. Когда Люпоник закончил, он встал на ноги и топнул.

— Прошу внимания!

Гомон и шум сразу же стихли. Все уставились на виновника торжества. Толстый пони улыбнулся, и кивнул палачу.

— Перед церемонией венчания, я хотел бы посмотреть на казнь двух изменников! Пони, которому предложили жениться на моей чудесной дочери! Но он отказался! – раздался массовый «Ах», после чего Люпоник продолжил. – И больше того, он травмировал мою дочь! Ввёл её в вечную кому! За что он поплатится жизнью! Но сначала, я хочу, что бы он видел, как умирает его друг!

— Нет! – Лазури попыталась врезаться в Люпоника, но её тут же схватила стража.

Я грустно посмотрел на неё и покачал головой. Стражница толкнул Стара вперёд.

— Эй, я не люблю, когда кобылы заходят сзади, – он усмехнулся. – Это обычно плохо для меня кончается.

Такая ирония заставила меня слегка улыбнуться. Стражница, хмыкнув, толчком уложила Стара на плаху. Он смотрел на меня.

— Блэк, видишь, до чего доводит благородство? – моё сердце ёкнуло, а в глазах появились слёзы. – Ладно, всё равно ты был хорошим другом.

Он мне подмигнул, и зажмурился. Палач подошел к нему и поднял топор на изготовку.

— НЕ ПОЗВОЛЮ! – в палача врезалась Ватер, опрокидывая его в толпу.

Моментально пегаску окружило магическое сияние, и она упала на платформу, схватившись за голову. Знакомый единорог появился рядом с ней.

— Последняя, – он ухмыльнулся. – Похоже, у тебя больше не осталось спасителей, ведь так?

Рядом с ним тут же появилась отрубленная голова Джонни, бездыханное тело Ролла и сильно побитая Либерти. Шарко выглядела нетронутой. Но она спала. Надеюсь, что хоть она выживет, они не могут убить жеребёнка… нет…

— Добро пожаловать в отель Корнифорния, – шепнул мне на ухо Вондер, а затем отошел в сторону. – Извините за заминку, мы продолжаем!

— Иди к черту, – выдохнул я.

Слёзы текли по моим щёкам. Все они, все мои друзья… они все… мертвы. Или будут мертвы. Почему? Где я совершил ошибку? Может, Стар действительно прав, и благородство никому не нужно? Чёрт, да я же так и не сказал Лазури о своих настоящих чувствах, я так и не отплатил Ватер за её обещание. Я не смог позаботится о Шарко, и из-за меня сейчас умрёт Стар. Нет, не только он. Из-за меня уже умер Джонни и Ролл. Все они умрут из-за меня. Из-за моей ошибки, которую я даже не вижу, но понимаю, что она есть.

«Добро пожаловать в отель Корнифорния,

Это такое чудесное место»

Палач поднялся на платформу, и, ударив ногой Ватер, плюнул ей на круп. Она не произнесла ни слова. Кажется, она была в отключке. Палач, подняв свой топор с пола, снова подошел к Стару. Синий жеребец с тоской посмотрел на меня.

— Я был не прав, – он вздохнул. – Я всегда был один. У меня не было друзей, кроме тебя. Может это и глупо, но… помни. Благородство помогает тебе находить хороших пони, как ты.

Я со слезами смотрел на него, он… не шутит?

— Они борются за тебя, за меня никто и никогда бы не отдал жизнь. А такие как я, плохие пони, должны умирать. Как жаль, что…

Удар топора. И удивление навсегда застыло на лице Стара. Голова покатилась, и остановилась около моих ног. Время застыло, всё застыло. Только голова Стара продолжала движение, вместе с его словами.

— Иди, твоя очередь.

Я ошарашено посмотрел на стражницу, и, переступив голову Стара, пошел к плахе. Сбоку от меня плакала проснувшаяся Шарко. Плакала Ватер. Плакала Либерти. Где-то вдалеке плакала Лазури. И, наконец, плакал я. Меня, толчком, повалили на плаху, и мой взгляд упал на Ватер, которая тянуло своё копыто ко мне.

— Нет… — я не слышал её, лишь мог видеть, что шепчут её губы. – Нет…

Как жаль, что я больше не смогу никогда почувствовать вкус её губ. Никогда…

«Добро пожаловать в отель Корнифорния!» — пронеслось у меня в голове.

И тут, среди ясного неба, прогремела молния.

— Стоп, – передо мной появился чёрный единорог с чёрной, как он сам, гривой, в которой виднелись красные полоски. У него была кьютимарка в виде… свитка, который пожирала змея?

— Кто ещё? – перед ним тут же появился Вондер, который зло смотрел на него. – Ну, сколько можно? Сколько ещё твоих друзей мы сегодня...

Из рога придворного мага вырвался знакомый луч магии, и встретился с чисто чёрным лучом единорога, который удивительно был похож на меня.

— Что?! – Вондер испуганно смотрел на своего оппонента. – Кто ты такой?

Единорог молча смотрел на него, а затем голова придворного мага взорвалась, и забрызгала меня своим содержимым. Палач удивлённо смотрел на всё это, и, опомнившись, с криком побежал на единорога, вместе со стражей. Чёрный пони лишь ухмыльнулся, а затем время остановилось, в этот раз действительно остановилось, мне это не казалось. Я видел застывшего в воздухе Палача, который уже прыгал на единорога.

— Блэк, ты хочешь спастись? – единорог посмотрел на меня своими коричневыми глазами.

— Я не важен, – я покосился на своих друзей. – Спаси их, а не меня.

Чёрный пони улыбнулся, глядя на меня, а затем покачал головой.

— Это именно то, что я хотел от тебя услышать.

Затем время начало возвращаться на круги своя, и палач полетел дальше. Единорог исчез, и топор красногривого палача ударился в доску. Он удивлённо посмотрел на то место, где секунду назад был его противник, раздался гром, и в него ударила молния, оставив от него лишь чёрное пятно и скелет. Стражники испуганно переглянулись, и спрыгнули с платформы. Черный пони появился рядом со мной, разрубая мои оковы магическим мечом.

— Кто ты? – я удивлённо смотрел на него.

— Ты меня не узнаешь? – он улыбнулся. – Я твой отец, да, наверное, ты меня не помнишь.

ЧТО!?

— Ой, да не удивляйся ты так, – он хихикнул. – Сейчас спасём тебя и твоих друзей.

— Ты…

— Потом, – он толкнул меня, опрокидывая на пол.

Арбалетный болт врезался в плаху и пони, представившийся моим отцом, исчез. Внезапный крик Люпоника заставил стражу повернуться в другую сторону. Чёрный единорог стоял рядом с Лазури, и обхватил её за шею. После чего отхлебнул из бокала Вино, и они вместе с пегаской исчезли. Люпоник смотрел на то место, где они стояли, ошарашенным взглядом. Раздался хлопок, и черный пони оказался рядом с Ватер и моими друзьями, Лазури с ним уже не было. Ещё одна вспышка, и их тоже не стало. Я не успевал следить за его действиями. Стражники кричали и матерились со всех сторон. Больше половины уже было мертво.

— Какого… — выдохнул я, но не успел договорить, он появился рядом со мной.

— Было нелегко найти Рейнбоу в этой толпе, но стражники выдали её месторасположение, – он улыбнулся, и протянул мне копыто. – Хватай, нам пора уходить с этой свадьбы, я уже выпил бокал, и могу со спокойной душой уйти.

Я ошарашенно смотрел на него, казалось, что передо мной стоит какое-то божество, которое просто приняло форму пони. Не мог никто двигаться настолько быстро, и настолько искусно владеть магией…

— Я жду, – проворчал он, болтая копытом передо мной.

Я кивнул, и дотронулся до его ноги…


Вспышка, и я уже лежу на каменной плитке, а не на деревянном полу. Не успел я открыть глаза, как на меня тут же налетела Ватер.

— Почему я тебя отпустила, я же обещала никогда не отпускать тебя, – она бормотала себе под нос, прижимая меня к себе.

— Кажется, все целы, – чёрный пони встал передо мной, улыбаясь, смотря на нас с Ватер. – Как скоро мне рассчитывать на внуков?

— Ты! – я резко встал на ноги, отстраняя Ватер.

— Да, что ты хотел спросить? – он вздохнул, а затем с грустью посмотрел на меня.

— Что? — я недоумевающе посмотрел на него. — ЧТО? ДА ВСЁ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖНО!

— Понимаю, у тебя, должно быть, много вопросов.

— ДА!

— Задавай, но не гарантирую тебе...

— Если ты действительно мой отец, – я сделал шаг. – То, как ты мог так со мной поступить?!

Я сделал ещё один шаг. Единорог не шелохнулся, он лишь с тоской смотрел на меня своими коричневыми глазами.

— Ты… ты… монстр! – я был вне себя от ярости. – Где ты был всё это время?!

Я делал шаг за шагом, приближаясь к единорогу.

— Ты хоть представляешь... как сложно жеребёнку выжить на улицах, – я, зажмурив глаза, прижался к нему.

Он осторожно положил свою ногу на мою гриву, и поднял мою мордочку.

— Это было необходимо, – наши глаза встретились. – Мне жаль.

— ЧТО БЫЛО НЕОБХОДИМО?! – я оттолкнул его. – ОСТАВЛЯТЬ ЖЕРЕБЁНКА НА ПРОИЗВОЛ СУДЬБЫ!?

— Мне было необходимо понять, сможешь ли ты выполнить предначертанное тебе.

— КАКОЕ, К ЧЁРТУ ПРЕДНАЧЕРТАННОЕ, – я сплюнул на пол. – ЭТИ СКАЗКИ О ЭЛЕМЕНТАХ ГАРМОНИИ?!

— Это не сказки, – голос единорога изменился.

Я отшатнулся от него.

— Ты понятия не имеешь, в какую игру играешь, – мой отец отвернулся от меня, и грустно посмотрел на картину сбоку от нас. – Ты не представляешь, сколько я отдал за то, что бы сохранить этот мир, и тебя.

Повернув голову, я обомлел. На картине была моя мама. Желтая пегасочка, которая улыбаясь, смотрела на нас из картины.

— Почему… почему ты так сделал? – слёзы текли из моих глаз, и я не мог это остановить.

Я просто смотрел на портрет моей мамы. Я знал, что это она, я видел её в своих воспоминаниях, тут она была не такой старой, как там.

— За тобой охотятся, – он вздохнул. – Но я не могу тебе рассказать кто.

— Почему?

— Ты ещё… слишком мал, что бы это знать.

Внутри меня всё кипело.

— МАЛ!? – я подошел к нему. – МАЛ?!

— Да, – он сделал шаг вперёд, и наши гривы встретились, а вслед за ними, и наши взгляды. – Поверь, то, что ты вскоре узнаешь, изменит твою жизнь. Всё, что происходило с тобой до этого невинная игра, по сравнению с тем, что тебе предстоит.

Я удивлённо посмотрел на него.

— А пока, – он улыбнулся. – Предлагаю тебе отдохнуть, твоим друзьям тоже нужен отдых.

И тут я вспомнил про своих друзей. И вообще про всё, что произошло со мной за прошедший день.

— О пресвятой понь… — прошептал я. – Джонни, Стар, Ролл…

— Ролл ещё жив, – я недоумевающе посмотрел на своего отца, который лишь мотнул головой. – Он сильно ранен, но при должной помощи он поправится.

— Стоп, ты же змеиный король, так?

— Да, вроде так меня окрестили много лет назад, — единорог задумчиво почесал подбородок.

— Воскреси их, пожалуйста, – я с болью посмотрел на него. – Ты же сильнейший маг в истории, если учебники не врут…

— Заклинание воскрешения… — он вздохнул. – Требует отнятия другой жизни.

— Что? – я удивлённо моргнул, а затем топнул ногой. – Тогда забери мою жизнь! Спаси хоть кого-то из них!

— Их души уже ушли в другой мир, даже если бы я согласился, то не успел бы этого сделать, – он отмахнулся от меня копытом, и пошел к двери. – Сейчас сюда придут лекари и осмотрят вас, постарайся не особо им мешать, хорошо?

— ЗАБЕРИ МОЮ ЧЕРТОВУ ЖИЗНЬ, И СПАСИ ХОТЯ БЫ КОГО-ТО! ТЫЖМАГ! — сорвавшись в порыве ярости, я ударил по стене копытом.

Картина с изображением моей матери качнулась.

— Твоя жизнь намного дороже их жизней.

— МНЕ ПЛЕВАТЬ!

— У каждого есть время для того что бы жить, и у каждого есть время, что бы умереть. Для них настало это время, твоё время ещё нет.

— Но…

— Поверь, если ты умрёшь сейчас, то умрёт гораздо больше пони, чем пару твоих друзей.

Я отвернулся от него и свернулся калачиком. Они мертвы… мертвы…


Наутро я проснулся не на полу, где уснул, а в большой шикарной кровати. Я находился в необычайно большой комнате, не настолько большой, как комната Ред Блад, но большой.

— Уже проснулся? – мой отец стоял в дверном проёме.

Рядом с ним, окружённый его магическим полем, летал лист бумаги и перо с чернилами.

— Да, где мои друзья?

— Твоя подружка сейчас принимает ванну в соседней комнате, – он мотнул головой в сторону белой двери. – Все остальные сейчас находятся в холле на первом этаже.

— Где мы?

— Вы в Бэдленде, столице клана Змеи.

— А поточнее? – я встал с кровати, осматривая комнату.

— В твоей вилле.

— ЧТО? – я удивлённо уставился на своего отца. – У меня есть вилла?

— Да, – он усмехнулся. – Не могу же я оставить своего сына без места жительства.

— Ты планировал моё возвращение? – я взял с полки статуэтку медведя и начал вертеть её в копытах.

— Да, сразу после того, как твоя искра зажжётся.

— Какая искра? – я удивлённо посмотрел на него, поставив статуэтку на место.

— Об этом потом, – он вздохнул. – Как же много тебе нужно рассказать.

— Откуда у меня вилла?

— Это вилла твоей матери, она… жила здесь, пока не погибла.

— А ты?

— У меня свой дворец, я не хотел селить тебя там.

— Почему?

— Там… много того, что твоя мама не одобряла.

— Например? – я сузил глаза, присматриваясь к отцу.

— Поверь, тебе не захочется этого видеть, – он вышел из комнаты, а затем остановился и повернул на меня голову. – Ах да, ещё ты записан в академию магов, желаю тебе приятного обучения.

— ЧЕГО?! – моя челюсть отвисла. – Я ЖЕ ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ НИ ОДНОГО ЗАКЛИНАНИЯ!

— Научат, – он усмехнулся, и скрылся за углом.

— Но… это же академия, а всех единорогов обучали с детства! – я выбежал за ним из комнаты.

— С тобой будут заниматься по-особому, с учётом того, что ты не знаком с магией.

— Но зачем это?

— Как зачем? – мой отец остановился и удивлённо посмотрел на меня. – Что бы ты мог защитить себя и своих друзей сам.

— Спасибо, что напомнил.

— Смотри правде в глаза, ты единорог. У тебя гигантский потенциал! – он ткнул меня в грудь копытом. – Ты мой сын, и я не позволю тебе разгуливать с рогом, которым ты не сможешь воспользоваться в случае опасности.

— Пап, можно спросить?

— Да.

Вообще, мне требовался ответ на более чем сто и один вопрос, но пока меня больше всего интересовал только один.

— Ты говорил о пони, которые охотятся за мной. Кто это?

Мой отец странно посмотрел на меня, а затем вздохнул.

— На тебя охотятся отнюдь не пони. Но есть некоторые пони, которые помогают Дрази охотиться на тебя.

— Дрази? – я удивлённо посмотрел на него. – Кто это?

— Придёт время, и ты всё узнаешь, – мой отец спешно начал удаляться от меня. – А сейчас у меня дела, я же, как-никак, глава клана, все дела…

— И да! Ты, правда, живёшь тысячу лет?

— Я… да.

— Но как?

— Придёт время, – он загадочно улыбнулся, и его рог засветился. – И ты всё узнаешь.

С этими словами он исчез во вспышке. Я в сердцах топнул ногой. Чёрт бы его побрал, у всех отцы, как отцы, а мой весь в загадках, стоп… отец. У МЕНЯ ЕСТЬ ОТЕЦ!

— Блэк?

Я улыбался от осознания, что, наконец, обрёл родителя. Настоящего папу, моего родного папу, по край ней мере, я надеюсь, что он действительно мой отец. Внезапно кто-то схватил меня за хвост, и я больно плюхнулся на пол. Я повернул голову, и зло посмотрел на Ватер.

— Чего? – она, улыбаясь, смотрела на меня. – Ты мне уже неделю должен!

НЕДЕЛЮ? Неужели прошло столько времени? Сколько я сидел в этом треклятом отеле Корнифорния.

— Ватер, может, мы немного…

— Нет, – она покачала головой, и начала тащить меня за собой.

— Но я хочу проверить их всех…

— Проверишь, но сначала я получу то, что давно хочу, – внезапно она остановилась, а её копыта задрожали. – Стой, она хоть копытом дотрагивалась до тебя?

— Кто?

— Та красная стерва! – Ватер вперилась в меня взглядом. – Признавайся, тебе было хорошо с ней!?

— Я… не знаю, не об этом думал, – я почесал подбородок. – Я думал о том, как поскорей с ней закончить и…

— Ни слова больше, – она резко рванула меня на себя, и прижала к себе. – Теперь ты будешь всегда ходить со мной, как на поводке.

— Одна поправка, – мой отец внезапно появился за спиной Ватер. – Тебя не пустят в академию, ибо ты не единорог.

— Чего? – Ватер, покраснев, отпустила меня и смущённо посмотрела на моего отца.

— И да, я, конечно, всё понимаю, молодёжи всё равно где это делать, но, прошу, не в комнате моей жены, – мрачно заметил змеиный король, и снова телепортировался куда-то.

— Он что, следит за нами? – Ватер, поборов своё смущение, вопрошающе смотрела на меня.

— Да, – ответил голос из ниоткуда.

— ЧЕГО? – бледно-синяя пегаска начала судорожно вертеть головой.

— Тебе придётся привыкнуть, – раздался смех. – Я всегда буду следить за своим сыном, в какие-бы копыта он не попал.

— Твой отец немного… сдвинутый.

— Эй, он всё же мой отец, – я вздохнул. – Хотя ты права. Чёрт, да я вообще не уверен, что ему можно доверять…

— Он спас нас от копыт смерти, – лицо Ватер приняло серьёзный вид.

— Я не знаю, смогу ли доверять кому-либо ещё, хоть когда-нибудь.

Её глаза расширились, и она испуганно подошла ко мне.

— Ты… не доверяешь мне? – она слегка дотронулась до меня ногой.

— Я не знаю, – я взял её копыто в своё, и начал слегка приглаживать его. – Ватер, я действительно не знаю. Совсем недавно из-за меня погибло два моих друга. Всё из-за меня, и моего благородства…

— Не надо, – она обняла меня. – Не вини себя.

— А кого мне винить? – я фыркнул, выбираясь из её объятий.

— Если бы не Биг, то мы бы туда не попали.

— Если бы не он, то там бы не было Стара… — я медленно провёл копытом по гриве Ватер, а затем остановил его на её лбу. – Ты права…

— Твоей вины там не было, – она прикрыла глаза. – Если бы не он, то мы бы сейчас уже были бы на полпути к облачному городу.

— Да, а теперь мы в Бэдленде, в моей вилле, и моим отцом…

— Мечта, не правда ли? – она улыбнулась, и поцеловала меня.

Я ответил ей взаимностью, а затем она увлекла меня в соседнюю комнату. Надеюсь, что папа не против, он говорил только про мамину комнату…


Когда я спустился вниз, все уже были в сборе. Лазури обнимала Шарко, которая завороженно читала книгу. Рейнбоу одиноко сидела у окна, и смотрела в него. Ролл и Либерти довольно вяло спорили друг с другом.

— Блэк, — Лазури, оставив Шарко, поднялась на ноги и, налетев на меня, обняла. – Мне так жаль, что твой друг погиб, что Джонни, все они погибли по моей вине.

— Тише, – я приложил копыто к её рту. – Никто из нас не виноват. Не надо больше слёз, мне это начинает надоедать.

Я улыбнулся ей, и слегка поцеловал в щёку. Надеюсь, что Ватер не узнает об этом. Лазури удивлённо посмотрела на меня, а затем, покраснев, отвернулась.

— Не вини себя, – я прошел мимо неё. – Виноват Биг, если бы не он, то нас бы не поймали.

Опустившись рядом с Шарко, я слегка приобнял маленькую кобылку, она удивлённо посмотрела на меня, а затем рассмеялась.

— Пап! Ты проснулся! Твой брат сказал мне не заходить к тебе, потому что ты ещё не поправился, и я сидела тут и читала книгу…

— Подожди, какой брат? – я ошеломлённо смотрел на неё.

— Ну, тот пони, который нас всех спас. Он был просто потрясен!

— Эм, Шарко… — я слега смутился. – Это был мой отец.

— Что? – она удивлённо смотрела на меня. – Но он же выглядит чуть старше тебя, как это возможно?

— Ну, меня интересует тот же вопрос, – я задумчиво почесал подбородок, а затем посмотрел на книгу. – Что читаешь?

— Жизнь и приключение Флая Лайта. – гордо заявила она. – Мне Лазури посоветовала.

Я посмотрел в сторону золотистой пегаски, та лишь закатила глаза, слегка покачав головой.

— Хорошо, чтение это похвально, – я почесал за ухом Шарко, а затем она ворвалась в меня, и начала щекотать. – Эй! Так не честно!

— Ты первый начал, – она рассмеялась, и начала проигрывать, когда я добрался до её плеч. – Всё, я сдаюсь.

Она, продолжая смеяться, отстранилась от меня, и снова уставилась в книгу. Я лишь вздохнул, и поднялся на ноги. Стоп. Я быстро посмотрел на книгу, и хлопнул себя по лбу. Флай, черт, меч остался в том замке, если не перекочевал куда-либо в другое место. Флай говорил, что живёт во мне, но он так же связан с мечом. Где он останется, если я расстался с мечом? И да, чёрт, я же потерял тот посох, который он отдал мне. Откуда он его взял? И зачем тот посох вообще нужен был? Чёрт, всё это просто вылетело у меня из головы, за то время, пока я бегал по этому замку.

— Всем привет, – довольная Ватер спустилась по лесенке, и с улыбкой обошла всех взглядом.

— Да, привет, – неохотно поздоровалась с ней Лазури, которая теперь, как и Рейнбоу сидела и смотрела в окно.

На улице сейчас шел дождь, который сопровождался грозой. Либерти и Ролл тоже пожелали Ватер доброго утра, хотя добрым его назвать было сложно.

— Итак, ты теперь поступаешь в академию, да? – Ватер подошла ко мне, и уселась рядом со мной и Шарко.

— Да, – коротко ответил я, искоса поглядывая на Лазури.

— Это всё хорошо, но что мы будем делать теперь?

— В каком смысле? – я удивлённо посмотрел на неё.

— Ну, раньше мы шли к Облачному городу, что бы обезопасить Лазури и Рейнбоу от их отца, – при упоминаний злосчастного родителя, золотистая пегаска вздрогнула, и недобро посмотрела на Ватер. – А сейчас они даже в большей безопасности, чем были бы, если бы мы их довели до облачного города, потому как дойти до Бедленда сложно, да и твой отец выходит… повлиятельней их отца.

— И?

— Ну, получается, что у нас больше нет резона оставаться всем вместе. Наше путешествие оно… окончено.

Я так и думал, что она ведёт именно к этому.

— Да, ты права, – со вздохом сказал я, а затем посмотрел на окно. – Лазури, что вы с Рейнбоу собираетесь делать?

— Не знаю, не уверена, что смогу найти здесь достойную работу, – золотистая пегаска отошла от окна, и села напротив меня. – Разве что какой-нибудь свинопаской.

— А что ты хотела делать, если бы мы довели тебя до облачного города? – я вопросительно посмотрел на неё.

— Ну, я думала работать учителем, – она слегка оживилась. – Я вообще люблю работать с детьми! Только Бедленд, он… отличается от облачного города. Не уверена, что смогу ужиться в таком городе. Кроме того, я слышала, что тут нет привычных нам школ.

— Как насчёт быть няней для Шарко? – я почти сразу же пожалел о том, что это сказал, так как услышал скрип зубов Ватер Шарк.

— Это… ты серьезно? – настороженно спросила Лазури.

— Ага, если я буду учиться в академий, то буду слишком занят, и не смогу нормально следить за Шарко, а Ватер… — я посмотрел на бледно-синюю пегаскуэ – Не может работать с жеребятами.

Ватер оскорблённо отвернулась от меня, и закрыла глаза.

— Зато она прекрасно умеет надирать всем задницу, включая меня, – я почти сразу же притянул Ватер к себе, и обнял, она демонстративно хмыкнула, но не стала сопротивляться.

— Надеюсь не в кровати, – хохотнула Либерти.

— О, в кровати это моё любимое занятие, – Ватер подмигнула Либерти, та лишь прикрылась копытом и через секунду начала смеяться.

Я, покраснев, смерил бледно-голубую пегаску сердитым взглядом кивая на Шарко, но маленькая кобылка, кажется, вообще нас не слышала, она была слишком увлечена книгой.

— Так, ты предлагаешь мне работать няней для Шарко? – пропустив шутку Либерти, спросила Лазури.

— Если ты не против, я был бы рад, если ты была бы для неё ещё и учителем.

— Это… просто чудесно! – Лазури расплылась в улыбке, и попыталась дотянуться до меня, но её остановил суровый взгляд Ватер. – Я тебя не подведу, надеюсь, что не подведу.

— Ты точно в этом уверен, Блек? — Ватер недоверчиво покосилась на золотистую пегаску.

— Да.

— Быть может будет лучше…

— Нет, — я сурово посмотрел на Ватер, обрывая её на середине предложения.

Лазури, помрачнев, уставилась в пол.

— Эй, – я слегка толкнул её в плечо. – Ты меня не подводила, помнишь? Это всё Биг, он меня подвёл, не ты. Ты самая верная и умная кобыла, что я встречал.

Я почти чувствовал, как Ватер начинала возгораться.

— Эй, – я чмокнул её в щёку. – Помнишь, только ты и я, третьей нет. Лазури просто друг.

— Да, просто друг, – вздохнув, повторила за мной Ватер.

— Да, просто друг, – едва слышно пискнула Лазури, смахнув слезу своим копытом, после чего она подняла голову, и улыбнулась. – Буду рада работать с Шарко, она умная кобылка, и очень послушная.

— Рейнбоу? – я посмотрел в сторону радужной единорожки, та лишь лениво повернула на меня голову. – Что ты собираешься делать?

— Не знаю. Может, умереть, – она мрачно посмотрела на пол.

— Что ты такое говоришь, – ахнула Лазури, быстро подбежав к своей сестре. – Мы же уже это обсуждали!

Рейнбоу лишь отмахнулась от неё, и снова уставилась в окно.

— Ладно, с тобой потом разберёмся, – покачал головой я, а затем посмотрел на белого единорога. – Ролл, ты чем займёшься?

— Я очень давно хотел стать священником, – он слабо улыбнулся. – Может тут есть церковь пресвятого.

Я кивнул, и посмотрел на сидящую рядом с ним пегаску.

— Либерти?

— Я… не знаю, – она пожала копытами. – Как и раньше, я умею делать только две вещи.

 — Тогда как насчёт того, что бы устроится работать поваром где-нибудь в городе? – я вопросительно посмотрел на неё, а затем добавил. – Если что, то жить можешь здесь, вилла большая, места много. Раз уж она моя, то я совсем не против того, что бы мои друзья жили со мной в одном доме. Так даже веселей.

— Я попытаюсь найти работу, – вздохнув, пообещала мне Либерти.

— Ватер? – мой взгляд упал на пегаску, которую я прямо сейчас прижимал к себе. – Чем ты будешь заниматься?

— Никогда бы не подумала, что завяжу с воровством, – она вздохнула, а затем подняла на меня свои красные глаза. – Может, я буду просто валяться дома без дела, как это обычно делают аристократы?

— Не-а, – я чмокнул её в щёку. – Ты не будешь бездельничать, это не пойдёт на пользу тебе и твоей фигуре, ты хочешь растолстеть, а?

Надеюсь, что у всех кобыл одинаковые больные места, главное не надавить на них слишком сильно…

— Это что за намёки? – она возмущённо надула губки, и оглядела себя – Я что, толстой становлюсь?

Однозначно, у них у всех одинаковые слабые места, хе-хе.

— Нет, но станешь, если будешь валяться на кровати без дела.

— Тогда может, ты меня займёшь чем-нибудь? – шепнула она мне на ухо.

— Разве что уборкой, – я одарил её скептической улыбкой.

— Нет, я не об этом, – хмуро сказала она.

— Попробуй поискать работу, не связанную с воровством, хорошо?

— Напомни мне, ты сын одного из самых богатых пони в шести королевствах, так?

— Да.

— У тебя свой дом, и есть богатый папа.

— Да, – мне уже не нравилось, к чему она ведёт.

— Так зачем нам работать?

— Какая же ты у меня ленивая, – я покачал головой. – Я не хочу сидеть на шее у отца.

— Что ты будешь делать, когда закончишь академию?

— Не знаю, – я пожал копытами. – Может, отправлюсь в новое путешествие, буду спать с кобылами из кабака, и пить травяное пиво. А потом меня убьёт какой-нибудь монстр.

— Ха-ха, обхохочешься, – она скривила лицо, а затем грустно посмотрела на меня. – Я найду, чем заняться, даю слово.

— Без воровства.

— Да-да, – проворчала она, отстраняясь от меня. – А теперь я, пожалуй, найду это самое занятие.

Я смотрел вслед удаляющейся пегаске, а затем поймал себя на мысли, что моя жизнь потеряла какую-то очень значительную и важную часть. Приключения? Друзья? Нет, кажется, она достаточно давно потеряла кое-что другое, она потеряла... смысл?