Мраморное сердце

Кто знает, что может хранить в себе каменное сердечко?

ОС - пони Марбл Пай

Нерыцарственные рыцари

Рыцарь-грифон, это вам не сияющий герой в доспехах. Рыцарь-грифон это то, что и рыцарем назвать трудно, но как назвались, так и живут. У них нет мыслей о великих подвигах, а лишь жажда приключений и наживы. За ваши деньги, они делают работу, где годятся мышцы, крылья, клюв, сталь и смекалка. Но вам стоит помнить: где грифоны там проблемы.

Гильда Диамонд Тиара

Голодная пустота

Быть шефом службы безопасности станции — большая ответственность. Шеф должен быть готовым решать проблемы, направлять подчиненных, спасать жизни... даже если все дела переданы заместителю, а сам шеф уже в отпуске.

ОС - пони

Трудно быть Пинкордом!

О том как Пинки Пай докучает Пинкорду(Дискорду), а он пытается избавится от её назойливого общества.

Пинки Пай Дискорд Человеки

Последний фанфик

Нарастающее безумие

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Человеки

Сегодня я Санни Скайс!

Принцесса Селестия устала постоянно быть окружённой подобострастием, излишним уважением и вниманием. Поэтому она решает взять себе отпуск на один день и отправиться инкогнито в Понивилль. Но это оказывается не так легко, как казалось. Сможет ли она вписаться в общество пони и завести друзей, не выдав себя?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Найтмер Найт.Блуждающая во тьме

Продолжение рассказа «Найтмер Найт. Мунлайр.» Год спустя и мирная жизнь. Если бы всё так и было — мирная жизнь уходит на задний план после гибели Флаттершай. Печаль сковала всю Эквестрию и есть та, кто воспользуется этим ради своих корыстных целей. Кто её остановит? Та, которую похоронили.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Ученик и Мастер. Акт второй: "Волк в овечьей шкуре"

Появление гостей из далёких таинственных земель Востока нарушило привычную мирскую жизнь столицы Эквестрии. Радостное торжество в одночасье обратилось в ужасную трагедию, и в эпицентре непредвиденных событий оказалась Твайлайт Спаркл, новая Принцесса Кантерлота. Уроки постижения политики и дипломатии сменились суровым испытанием воли и духа, но Твайлайт без сомнений вступила на этот путь, ибо знала, что не одинока. Вместе с друзьями, как старыми, так и новыми, Принцесса полна решимости пройти все испытания Переменчивой Судьбы и разоблачить зло, что угрожает её дому.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Стража Дворца

За шестьдесят девятой параллелью

Стабильная жизнь в стабильном переплетении двух почти стабильных миров.

Октавия Человеки

Жаль, нет плаща...

Что же... Дерьмовое место, это наша любимая Эквестрия... За последние пару лет всю укатилось далеко химере под хвост... И нынче ты начинаешь ценить свою шкуру, напрочь эгоистичную и продажную. Но очень способную к тем делам, которые не приветствуются нормальными пони...

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 4. Глава 6.

Глава 5.

ГЛАВА 5

Которая могла бы стать последней, но что-то не срослось

Аликорн настороженно оглядывалась, готовая в любой момент дать отпор неожиданной угрозе. Селестия уверяла, что она будет в полной безопасности, однако советовала быть начеку, и Твайлайт заранее вспомнила все защитные и атакующие заклинания, так что в экстренном случае врага ждёт несколько очень неприятных сюрпризов. Однако то зрелище, что предстало перед её глазами, было настолько неожиданным, что волшебница впала в совершенный ступор: Брейбёрн, склонивший голову так, что свисающая грива полностью заслонила его лицо, и жирный парень, застывший на пороге комнаты со здоровенным подносом в руках. А ещё и пони, и человек были в цветастых кулинарных фартуках. Твайлайт несколько раз сморгнула, однако натюрморт ни на йоту не поменялся, и аликорн крепко задумалась: ей приходилось вытаскивать пони из рук всяческих извращенцев, которые заставляли несчастных напяливать на себя самое невероятное барахло (в основном, конечно, лакированную кожу), однако такой фетиш она видела впервые. Собравшись с мыслями, принцесса, тщательно подбирая слова, начала говорить:

— Здравствуй, Брейбёрн. Можешь подняться – одновременно с этим волшебница краем глаза следила за застывшим в дверном проёме человеком.

Рыжий пони помотал головой, не изменив коленопреклонённой позы:

— Я не смею, принцесса.

— Ну что ты, Брейбёрн, мы же друзья! Называй меня просто “Твайлайт”! Помнишь, как я с подругами приезжала к тебе в Эппллузу? Кстати, Эпплджек очень волнуется. Давай, поднимайся!

— Не-а. Я не могу. – Брейбёрн помотал головой.

Твайлайт внимательно поглядела на рыжего пони, и поняла, в чём дело: похоже, этот маньяк совершил с несчастным что-то ужасное, и она с яростью поглядела на Вову:

— Что ты с ним сделал?

Парень выронил поднос, который с грохотом упал на пол и, подпрыгивая и звеня, уехал под шкаф.

— ЧТО?! ТЫ?! С НИМ?! СДЕЛАЛ?! – завопила Твайлайт; её рог начал наливаться синим цветом; Аликорн наклонила голову, собираясь атаковать человека болевым заклинанием.

— Подожди, Твайлайт, перестань! Я в порядке! – крикнул Брейбёрн, спрятав лицо под чёлкой, когда лавандовая пони повернулась в его сторону.

— Почему ты не можешь встать? Зачем тебя нарядили в эти ужасные тряпки? Что с тобой сотворил этот человек?! Если окажется, что…

— Не кипятись, со мной всё в порядке – повторил Брейбёрн. – Вова, будь так добр: подними поднос, угости нашу гостью. И проверь, готов ли мой чай.

Вова, уже давно от ужаса обливавшийся холодным потом, встал на четвереньки и начал шарить под шкафом; найдя уроненную посуду, он тихо шмыгнул на кухню. – ОГО! ЭТО ЖЕ САМА ТВАЙЛАЙТ! МНЕ ПРОСТО НЕ ВЕРИТСЯ, ЭТОГО БЫТЬ НЕ МОЖЕТ!!! У-ХУУУ!!! – раздался с кухни пронзительный вопль, сменившийся грохотом битого стекла и сдавленной руганью: видимо, Вова в порыве счастья подпрыгнул около двери кухни, забыв, что аккурат над притолокой располагается посудная полка. Твайлайт с удивлением поглядела на пони:

— Ого. Так это ты тут, что ли, командуешь?

— Ну, относительно. Мы, можно сказать, равноправны. А в эти тряпки мы нарядились, потому что делаем маффины. -
Твайлайт носом потянула воздух: в самом деле, пахло сладкой выпечкой.

— В этой комнате я живу – пони копытом обвёл пространство вокруг — Вот моя кровать, вот мой ноутбук, а вот моя личная кружка. Сам он теперь спит на полу на кухне. Не подумай ничего плохого – ему полезно спать на жёстком, при его образе жизни это даже необходимо. -

— Так ты тут и правда не в плену… Неплохо ты устроился, я так смотрю — заметила аликорн, оглядывая комнату.

-Не жалуюсь. Ну что, пойдём пить чай?-

-Хм. Времени ещё много, почему бы и нет. Как минимум, полчаса у нас есть точно.

— И не стоило так орать на Вову, он совершенно безобидный малый. –

— Ну, если ты так в этом уверен… — лавандовая пони всё-таки была несколько смущена своей несдержанной реакцией, однако Брейбёрн до сих пор шёл, низко опустив голову, что выглядело довольно странно.

На кухне уже был приготовлен стол, уставленный дымящимися чашками с чаем; в центре стоял поднос, на котором стопкой были сложены обжигающе горячие маффины, в воздухе витал аромат свежей выпечки и гари. “Интересное сочетание” – подумала Твайлайт, принюхиваясь. Вообще атмосфера здорово смахивала на таковую в домике Флаттершай: аромат всяких вкусняшек, смешанный с характерным запахом хлева. Тут, правда, пахло скорее не хлевом, а… Аликорн задумалась, подбирая аналогию. Запах мужчины, вот. Холостяцкое жилище.

Троица села за стол и взяла по маффину. Пережёвывая сдобу, Брейбёрн повернулся к принцессе:

— Твайлайт, познакомься: это Вова – жёлтый пони ткнул копытцем в сторону парня, сжавшегося, как от удара.

— Здравствуйте, Вова. Я – принцесса Твайлайт Спаркл. Можете называть меня просто Твайлайт – аликорн приветливо улыбнулась.

— З-з-з-здравствуйте… — заикаясь, проговорил Вова, широко раскрытыми глазами пожирая фигурку Твайлайт.

Лавандовая пони наклонилась к Брейбёрну и шепнула:

— Что это с ним? Я его пугаю?

— Вообще-то, да – Брейбёрн несколько смутился – Я сказал ему, что вы его испепелите на месте, если увидите, он сделал с моим лицом.

Принцесса с подозрением уставилась в мордочку пони, закрытую длинной чёлкой так, что её совершенно не было не видно.

— Брейбёрн, покажи мне своё лицо.

Вова икнул и сгорбился за столом.

— Принцесса… — Брейбёрн протестующе поднял копыто.

— Я приказываю – железным тоном отчеканила Твайлайт, и пони со вздохом откинул гриву.

Парень с посеревшим лицом уполз под стол, ожидая страшной кары, и тут Твайлайт безудержно захохотала. Она всё смеялась и смеялась, да так, что Брейбёрн даже немного обиделся.

— Великого спасителя дилижансов и лучшего стрелка Эппллузы во сне разрисовали фломастером! Самого Брейбёрна! Великая Селестия! Расскажу кому – не поверят, хотя нет: пускай они сами всё увидят на фестивале! Хотя подожди – она, прищурившись, вгляделась в каракули на мордочке Брейбёрна — А что это у тебя написано? –

Вылезший было из-под стола Вова мгновенно нырнул обратно.

— Хотя нет, не говори. Это явно какая-то шарада… Очень похоже на древнегрифонские письмена, но я не уверена. Ведь это ты писал, Вова? – она повернулась в его сторону, но увидела лишь пустой стул. – Хм… Откуда ему знать грифоний? Хотя, похоже, я знаю, что делать! – её рог засветился, и на стол грохнулся здоровенный хрустальный шар, в центре которого шевелилась странная субстанция, при взгляде на которую у Брейбёрна возникли живые параллели с рисуночками на его лбу. Принцесса, обоими копытцами схватив шар, наморщила лобик, вспоминая инструкции. – Ай-шар пять-вэ!- с гордостью сообщила она, увидев взгляд рыжего пони. – Последний! В Кантерлоте теперь у всех такие. На полпроцента круглее, чем предыдущая модель! Инновация! Теперь хочу чехольчик для него купить, смешной такой, с заячьими ушками… — бормотала она, постукивая шаром по столу. Тот вспыхивал разными цветами, а болтающаяся в его центре белёсая субстанция клубилась, постоянно меняя свою форму. Наконец, она расползлась по всему объёму, и внезапно на ней проявилось строгое сосредоточенное человеческое лицо в тёмных очках. В данный момент лицо подносило к губам кружку с чаем, на краю которой кокетливо торчала долька лимона.

— Агент Смит? – воскликнула Твайлайт – Север сказал мне вызывать вас в случае проблем с людьми.

— Здравствуйте, принцесса. Я к вашим услугам – хрипло донеслось из шара.

— Здравствуйте. Мне нужна помощь с разгадкой одной шарады.

— Я слушаю.

 — Вот, смотрите, на лице этого пони нарисованы странные знаки. Как думете – Твайлайт развернула шар в сторону Брейбёрна – Что они значат?

Смит взглянул на пони и подавился чаем. Откашлявшись, он ответил:

— Принцесса Твайлайт, вы, вероятно, шутите?

— Я абсолютно серьёзна! Я подозреваю, что это какая-то шарада.

— Думаю – человек в костюме тщательно подбирал слова – что Вам лучше обратиться к кому-нибудь другому. Боюсь, в этом вопросе я недостаточно компетентен, и то, что вижу я, на самом деле может иметь совершенно другое значение…

— Хорошо, Смит, до свидания! Извините за беспокойство – Твайлат хорошенько треснула шаром о стол, и он с хлопком исчез в воздухе.

— Не стоило спрашивать об этом Агента. Они вообще мало что знают, за исключением вопросов безопасности – вздохнула волшебница.

— Твайлайт, пожалуйста, можешь стереть это с моего лица? – взмолился Брейбёрн, представивший, как она показывает его всем знакомым и требует у них объяснить значение таинственных пиктограмм.

— Почему? – удивилась аликорн – Я ещё не спросила об этом принцессу…

— Прошу тебя как друг: убери их, Селестии ради! –

— Ну, хорошо – недовольно буркнула она, и, повинуясь магическому воздействию, чернила постепенно исчезли с лица пони, который тут же помчался в ванную комнату изучить результат в зеркале.

Аликорн потянулась за маффином, но выронила неудобную человеческую вилку и полезла за ней под стол, где встретилась взглядом с Вовой.

— Эмм… А вам там удобно? – вежливо поинтересовалась Твайлайт.

— Не очень – признался он. – А вы меня не испепелите, принцесса?

— Дайте подумать… — аликорн изобразила глубокое раздумье – Пожалуй, пока в этом нет необходимости. Но я ещё подумаю. Садитесь за стол, пожалуйста. –

Пыхтя, парень вылез из-под стола и взял себе маффин. Тем временем вернулся Брейбёрн, и они продолжили чаепитие, периодически хрустя попадающимися в пирожных скорлупками – первый опыт готовки давал о себе знать, хоть и не критично. – Вот я не понимаю – болтала с набитым ртом принцесса – Почему люди не могут вот так просто сидеть, кушать всякие вкусные штуки и наслаждаться общением? Как только они увидят пони, они тут же пытаются завязать с ней романтические отношения. Он к тебе не приставал? – поинтересовалась она у Брейбёрна. Того передёрнуло от отвращения при одной лишь мысли об этом: — Нет, конечно! Я ж не пид…- хором начали Вова и пони, но Твайлайт их перебила: — Да я шучу! Вы же оба мужчины, с чего вдруг вы будете таким заниматься?

— Кого-то это не останавливает – пробормотал под нос Брейбёрн, вспомнив фанфики со своим участием.

— В общем, Селестия будет довольна! – радостно сказала аликон, допивая чай. – Кстати, похоже, что вы сумели поладить. Это определённо стоит очередного письма. Брейбёрн, не забудь свои вещи, мы скоро отправляемся. –

— Так я успею попасть на фестиваль? – радостно спросил Брейбёрн.

— Конечно – улыбнулась аликорн – Эпплджек вся извелась, я с трудом уговорила её остаться, так она рвалась выручать тебя.

— Ву-хуу!!! – завопил рыжий пони, подпрыгнув на метр от стула.

Вова с облегчением выдохнул: наконец-то все проблемы разрешились, Брейбёрн вернётся в Эквестрию к семье, и даже успеет на фестиваль, а Вова сможет сбросить с себя бремя ответственности и снова сможет заниматься своими обычными делами… То есть, ничем. Он глотнул чая, чтобы смыть странную внезапно возникшую горечь во рту, однако лишь обжёг язык.

— Тебе постучать по спине? – заботливо поинтересовался Брейбёрн, глядя на закашлившегося парня.

— Н-н-нет, спасибо, я в порядке – прохрипел Вова – Поздравляю… Вовремя тебя Твайлайт нашла.

— Вообще-то мы его сразу нашли – несколько обиженно заметила Твайлайт – Проблема только в том, что нам его не давало забрать ваше правительство, так-то мы бы его вернули за сутки.

— Ясно… — Вова замолчал, постукивая пальцами по столу. Молчал и Брейбёрн, задумавшийся о чём-то, и глядящий в полупустую чашку. Твайлайт с аппетитом уплетала маффины и пила уже четвёртую порцию чая, не переставая болтать:

— Эти Переходы требуют просто уйму сил. Спасибо за угощение, после них есть хочется просто невероятно. Кстати, неплохие пироженки у вас получились. С “Сахарным уголком”, конечно, не сравнить, но они-то профессионалы! Ммм, просто прелесть. Можно ещё один?

— Конечно, угощайся – хором сказали Брейбёрн и Вова.

Некоторое время, пока Твайлайт грызла маффин, на кухне была полная тишина, однако уже через минуту аликорн снова её нарушила, хитро поглядев на подкиснувших

— Хм… А я кажется, поняла, почему не произошло тульпирования.

— Туль… чего? – не понял Вова.

— Мы с принцессой Селестией разработали специальное заклятие – если кто-то из Эквестрии переносится в ваш мир, то человек, к которому он попал, вместо настоящего пони начинает видеть воображаемого, так что попаданцу ничего не угрожает. Очень удобная штука. Когда к тебе попал Брейбёрн, то у тебя в голове должен был создаться его виртуальный образ, который ты бы воспринимал как совершенно реальный, однако этого не произошло. –

— А вам не кажется, что это нехорошо – так обманывать людей? – поинтересовался Вова: ему не понравилось, что ему собирались влезть в мозги и грубо взломать сознание.

— Обманывать – нехорошо?! А заставлять разумное существо делать… — Твайлайт осеклась, и, сделав небольшую паузу, продолжила тихим голосом, резко контрастировавшим с её недавним весёлым настроением: — Я была самой первой пони, которая оказалась в вашем мире, и угораздило меня попасть в руки именно сумасшедшего маньяка. О таких большинство из вас и не подозревает, их – единицы на многие тысячи, если не миллионы. То, что он хотел совершить со мной, даже и в голову бы не пришло обычному человеку вроде тебя. Он привязал меня к крестовине… и… — Твайлайт сглотнула. – Когда я поняла, что он собирается делать, я невероятно перепугалась. Пожалуй, никогда в жизни я не испытывала такого ужаса, и я шарахнула его магической комбинацией, совершенно импровизированной – я не могла вспомнить ничего конкретного. Эффект был очень необычный: он перестал меня видеть, однако не остановился, и начал орудовать своими инструментами в считанных сантиметрах от моего привязанного тела. Он будто резал и пилил, колол и выкручивал, и всё это с выражением бесконечного удовольствия на лице, а я смотрела в его лицо и боялась пошевелиться, и с ужасом думала о том, что будет, когда закончится действие заклинания?.. Я вырвалась из пут только тогда, когда он устал и ушёл куда-то, и тут же телепортировалась в Эквестрию, несмотря на усталость и испуг. Потом мы с Принцессой Селестией на основе той моей импровизации разработали заклятие Тульпирования, являющегося комбинацией Забвения, Управления, Морока и… не важно, там целая куча всякого. Но до того как мы придумали это заклинание, мне не раз приходилось вытаскивать своих подруг в самом ужасном виде. Конечно, их не пытались как-то ранить, или как-то обидеть – люди в основном вели себя с ними довольно деликатно — но ситуации иногда были ужасно неловкие. Однажды Рэрити перенесло в квартиру одного… эмм, как его… брони, вот. Так он, оказывается, в этот момент куда-то ушёл из дому, и там осталась только его престарелая мать, которая, увидев внезапно появившуюся посреди комнаты пони, жутко перепугалась и стала гоняться за ней с ружьём. В итоге Рэр, сама бывшая в панике, вырубила приёмом пони-тэ несчастную старушку, за что не может простить себя до сих пор. Рэйнбоу попала к одному парню вроде тебя, и просто начала над ним издеваться, да так, что он попытался выпрыгнуть из окна. Кстати, Рэйнбоу до сих пор вспоминает этот случай, но только для того, чтобы похвастаться тем, как она поймала несчастного в метре от земли, из-за чего у того сломалось половина рёбер, так и не поняв, что это не повод для гордости. Троица Меткоискателей попала к одному из своих фанатов, и так его измучили приставаниями, вопросами и неуёмной энергией, что тот в буквальном смысле плакал от счастья, когда я забирала сорванцов из разорённой квартиры. Все, к кому попадала Пинки, уже через несколько часов после её появления мучились ужасной мигренью. И так далее. Так что лучше не давать общаться пони и человеку и не рисковать их здоровьем, ну а заклинание рассеивается вскоре того, как эквестрийца возвращают на родину. Флаттершай направо и налево применяла свой Взгляд, на который у людей очень странная реакция – они на время теряют связь с реальностью и бесцельно бродят туда-сюда, пытаясь укусить любого, на кого наткнуться. Так что тульпирование – очень полезное заклинание. Правда, было несколько случаев, когда, хоть волшебство и рассеивалось, тульпа оставалась, но это происходило лишь из-за нестабильности психики этих людей.

— А почему этого не произошло со мной?

— Дело в том, что это заклинание активируется сильными эмоциями, направленными на объект его защиты – это гнев, любовь, ненависть, похоть, страх, и прочее. А ты, судя по всему, не испытывал к Брейбёрну ничего из вышеперечисленного, и волшебство просто не активировалось.

— А по-моему, он очень даже активно реагировал, когда меня увидел! – заметил рыжий пони.

— Я думал, что ты – Эпплджек… — покраснел Вова. — Может, это заклятье и запуталось, действовать ему, или нет?

— Скорее всего, так оно и было – согласилась Твайлайт, крутя в копытцах чашку.

— Сейчас тут появится Морган Фриман – усмехнулся Вова.

— Кто-кто?

— Он всегда появляется, когда что-то нужно объяснить.

— Это какой-то волшебник, что ли? – не поняла аликорн.

— Нет, он… Ладно, проехали – Вова оставил попытки тонко пошутить, и стал допивать чай. Твайлайт недоумённо посмотрела на Брейбёрна, который в ответ скорчил рожицу – ни про какого Моргана Фримана он тоже не знал. Дальнейшее время они провели в молчании, каждый думал о своём – Твайлайт о своём задании и модернизации формулы заклинания тульпирования; Брейбёрн – о предстоящем фестивале; Вова – о том, чем же он займётся с уходом пони. Наконец, лавандовая аликорн встала из-за стола, и, потянувшись, радостно сказала:

— Ну что, Брейбёрн, собирайся! Бери шляпу – Эпплджек сказала, что ты был в ней. Жилетка твоя на сеновале осталась, за неё не беспокойся.

— Я мигом! – пони метнулся в комнату, и через несколько секунд вернулся со шляпой.

— Так, подходи сюда, сейчас начнём телепортацию.

— Можно, я попрощаюсь с Вовой? – спросил Брейбёрн.

Аликорн удивлённо распахнула глаза: — Конечно, можешь, какие вопросы?

Брейбёрн подошёл к парню и протянул ему копыто: — Пока, Вова. Думаю, мы неплохо провели время. Не выкидывай абонемент в спортзал, мойся почаще… — пони помолчал – Не забудь поливать фикус.

— Фикус? У меня нет фикуса!

— Ну, значит купи. И поливай.

Губы Вовы задрожали: — Брейбёрн! – он шумно всхлипнул, вцепившись в протянутое копыто – Ты будешь мне писать?!

— Конечно, буду — пони старательно избегал встретиться взглядом с парнем – Дёрпи как раз по четвергам носит почту между мирами.

Твайлайт с умилением смотрела, как всхлипывающий Вова висит на Брейбёрне, и смахнула набежавшую слезу, уже сочинив в голове очередное письмо Селестии. Наконец рыжий пони смог стряхнуть с себя парня, и, украдкой вытерев копыто о скатерть, повернулся к Твайлайт:

— Ну что, отправляемся?

— Да-да. Ты ничего не забыл?

— Не-а – пони поглубже надвинул шляпу на лоб и, подойдя ближе к аликорну, приготовился к Переходу. Твайлайт сосредоточенно зажмурилась, её рог испустил белые лучи, и оба пони пропали в ослепительной вспышке.


Вова несколько раз сморгнул – он не ожидал, что свет будет таким ярким, и перед его глазами скакали тёмные пятна. Вскоре он смог что-то различать, и тяжело сел на стул, пытаясь собраться с мыслями, которые так и норовили расползтись в разные стороны. Надо было что-то делать, а вот что – непонятно. Нос был заложен, и он, недолго думая, с шумом высморкался в скатерть, после чего, оглядевшись, решил начать с приборки кухни, и начал складывать грязную посуду в раковину. Всё-таки помыв её, он приступил к сметанию крошек, и, закончив с хлопотами, чувствовал себя невероятно уставшим. Взяв пакетик с чипсами, он с удовольствием плюхнулся в кресло перед компьютером, и, врубив его, приготовился было к очередной сессии в DnoTa, как вдруг…
“БУММ!!!” – раздалось на кухне, и Вова, по пути теряя тапочки и оставляя след из чипсов, понёсся на кухню, с ужасом думая о том, что забыл перекрыть газ на кухне, что всегда велела делать его мама. Однако шум был вызван не взрывом, а всего лишь появлением взъерошенной Твайлайт и Брейбёрна, глаза которого вращались независимо друг от друга, точь-в-точь как у понивилльской почтальонши.

Твайлайт подняла на Вову полные слёз глаза:

— Я… я не могу совершить Переход, что-то выталкивает меня.

Парень тяжело опёрся на косяк.

— Ни с Селестией, ни с агентами связи нет… Я едва выбралась из пространства Тамбурного мира.

— Вашу ж… Что же мне с вами делать? – простонал Вова.

— Пока не выяснится ситуация, мне, похоже, и Брейбёрну придётся пожить у Вас.

Вова с хлопком закрыл лицо ладонью.