Автор рисунка: MurDareik
Глава I - Вдовы не ходят на рандеву Глава III - Подземелье и псы

Глава II - Алмаз алмазом режется

Глава II

Алмаз алмазом режется

Мэйнхеттен. 14 улица Симмер-стрит. Ювелирный магазин. 5 октября. Среда. Утро. 09:29.

Утренний магазин изобиловал посетителями. Новость об Алмазе Стихий возбудил интерес к драгоценностям, и теперь каждый обеспеченный житель Мэйнхеттена желал приобрести для себя или для своего спутника украшение с дорогим самоцветом.

Добрый швейцар в элегантном красном камзоле открывал двери всем гостям магазина с улыбкой и пожеланием найти нужный товар. Но его смутили странно одетые молодые жеребцы.

Пони в белых обтягивающих рубашках и черных шляпах толпой ворвались в магазин. Один из них нес на спине граммофон. Вид молодежи вызывал непонимание, а подозрительное поведение возмущение.

Бежевый пегас с подчеркнутым тушью левым глазом вошел в магазин последним и с улыбкой поздоровался со швейцаром. Под крылом он держал трость с декоративным круглым набалдашником.

— Могу чем-нибудь помочь, сэр? – спросил швейцар.

— Да, можете, – коварно сказал пегас. – Видите ли, мне нужна ваша боль!

— Что?

Трость вылетела из-под крыла пегаса и приземлилась на его поднятом копыте. Мгновение и пегас нанес три быстрых удара по швейцару и повалил его на пол.

Через секунду двери магазина заняли двое бандитов, а молодой главарь вспорхнул над удивленными и испуганными посетителями и остановился на стеклянной витрине. Поднявшись на задние ноги и расправив крылья, он произнес:

-Дамы и господа прошу минутку вашего внимания! Сегодня вы станете свидетелями и одновременно участниками грандиозного мероприятия: вашего ограбления с нашим участием! Маэстро — музыку!

Бандит с граммофоном включил пластинку, и главарь запел, пританцовывая на витрине:

— А мы вас грабим!

Распакуйте кошельки, гоните бабки.

А мы вас грабим!

И не пытайтесь играть деньгами в прятки.

Хотите синяк? Нет-нет-нет!

Хотите домой? Да-да-да!

Так не упрямьтесь тогда,

Так не спорьте тогда!

А гоните деньги сю-да-а!

В такт музыки и песни, бандиты начали ловко забирать деньги и купленные товары у посетителей. Некоторые пони пытались возразить грабителям, но вспомнив учесть бедного швейцара, они поняли, что под веселой музыкой висла настоящая угроза.

Из страха посетители просто начали отдавать свое богатство одним бандитам, пока другие взламывали витрины с дорогими украшениями. Главарь же продолжал петь и танцевать:

— А мы вас грабим!

Не бьем, не похищаем, а развлекаем.

А мы вас грабим!

Простой очень вариант мы предлагаем.

Видите шапку? Да-да-да!

Знаете что делать? Нет-нет-нет.

Так я скажу вам ответ!

Произнесу вам ответ!

Кладите деньги сюда вместо конфе-ет!

А мы вас грабим!

И готовы заниматься этим постоянно.

А мы грабим!

Если вы даете деньги, то очень славно.

А мы грабим! А мы грабим! А мы грабим!

А мы вас грабим!


Мэйнхеттен. 14 улица Хуфтаун. Участок Городской Стражи. 5 октября. Среда. Утро. 11:18

Седой черношерстный единорог с эмблемой Стража на Метке проглотил еще таблетку аспирина, получив новые отчеты об ограблении. За тридцать минут несколько районов Мэйнхеттена подверглись нападению грабителей. Отчеты от Стражей уже заполони стол его кабинета, а головная боль подвергала терпение капитана Ордера испытанию. Молодой офицер принес еще один отчет:

— Сообщают о нападении на банк «Мелоди Олд», сэр. Так же из главного городского вокзала пропали все локомотивы. Преступники напали внезапно.

— О Селестия, — вздохнул капитан и погладил лоб. – Что вы предприняли в данный момент?

— Два отряда отправлены на расследования недавно атакованного района Симмер-стрит и вокзала. Осадой «Мелоди Олд» занимается спецназ. Сообщают, что в банке засели те же бандиты, что атаковали Симмер-стрит этим утром.

Капитан поднялся и направился к выходу из кабинета.

— Пришлите спецназу еще взвод. Пусть выпрут этих отбросов из моего города любой ценой!

Капитан Ордер вышел из кабинета. Страж пошел за ним, продолжая разговор. Капитан остановился, увидев вдали Орсона Невервронга и Дефта Страйка. Агенты стояли у самой входной двери и переговаривались с другими сержантами Стражи.

— А они что тут делают? – спросил Ордер.

— Агенты пришил помочь. По Закону они должны участвовать в расследовании и…

— Я знаю Закон, знаю! Вот только их еще не хватало.

Капитан Ордер не очень любил агентов Королевского Контроля. По мнению Ордера, многие агенты превышали свою власть вопреки его принципов. Конечно, Орсон и Дефт редко обращались в участок за отрядом Стражи, но их разногласия с мэром Вейнесом Силком и личная неприязнь капитана снискали агентам не лучшее впечатление.

Но сегодняшняя ситуация требовала любой помощи. Поэтому Ордер тяжело вздохнул и пригласил агентов в свой кабинет.

— Капитан! – Поздоровались агенты

— Агенты, – поздоровался Ордер и сел за стол. – Решили отправиться в поход на самую бурю?

— Так точно! – Ответил Дефт. – Слышали, у вас банк грабят!

— И кроме того разворовали целый район и вокзал, – добавил Орсон.

— Все верно и вам следует немедленно начать свое расследование, – капитан начал разбирать бумаги. – Можете поискать помочь поискам улик в районе, или помочь спецназу в осаде банка, но только, пожалуйста, постарайтесь обойтись без разрушений.

— Тогда это было просто неудачей.

— Знаем-знаем. К вечеру нужно составить отчет по нынешней ситуации, займетесь этим.

— Мы разделимся, – сказал Орсон. – Я проверю район Симмер-стрит, а позже вокзал.

— А я надеру морды в «Мелоди Олд», – сказал Дефт.

— Валяйте. Только уходите!

— Доброй чести сэр! – Агенты с поклоном ушли.

Капитан посмотрел на фотографию своей семьи, скрытую под листами отчетов и выпил еще аспирин.


Мэйнхеттен. Район Симмер-стрит. 14 и 13 улица. 5 октября. Среда. Утро. 11:52

Район, ограбленный бандитами, выглядел ужасно, словно переживший внутреннюю войну. Витрины магазинов, стоящие в ряд, были разбиты и опустошены. Улицы и тротуар заполнил мусор и осколки стекла.

Городские Стражи охватили периметр и начали обыск. Орсон посмотрел на три магазина, стоящие в ряд.

— Они были обокрадены в одно время, – сообщил агенту один из Стражей.

— Банды были разные? – спросил Орсон.

— Да, но действовали вместе.

Орсон подошел к первому магазину — ювелирному. Внутри он нашел разбитую пластинку с танцевальной музыкой.

— Реквиемы! – Сказал Орсон. – Банда молодых меломанов, любящих устраивать жестокие розыгрыши и ограбления под любимые пластинки.

— Странно, что есть такие, – сказал Страж.

— Пути криминала неисповедимы.

Следующий магазин пережил еще большие побои. От витрин и стендов не осталось и следа. Мусор и осколки выходили из магазина на улицу.

— Ничего целого, – Орсон задумался. – Похоже на почерк Красных Бандан.

— Красные Банданы? Эти жалкие хулиганы?!

— Жалкие не жалкие, но опасные. Сложно назвать хулиганами тех, кто любит использовать в качестве орудия тяжелые дубины и молотки.

Орсон подошел к третьему магазину. В нем все осталось целым, грабители действовали деликатно. Даже чересчур.

— Гости сообщали, что ничего не понимали, когда происходило ограбление, – сообщил Страж. – Говорили, что все вокруг стало напоминать цирк. Везде был дым, их завязывали разноцветные ленты, товары сами улетали или…

— Или превращались в цветы? – тут же спросил Орсон.

— Верно!

— Иллюзионисты! Группа единорогов, которые решили использовать свою магию для совершения преступлений. В качестве визитной карточки они используют фокусы цирковых кудесников. Они считают, что тем самым поднимают статус иллюзионистов выше чародеев.

— Вы правы, пути криминала неисповедимы

Орсон вышел к центру улицы и снова посмотрел на магазины. Три самые разыскиваемые банды в одно и то же время атаковали район. Действовали явно сообща, но зная природу преступников, Орсон решил, что для этого дела нужен сильный и харизматичный лидер.

Он вспомнил последнее дело – помощь леди Силк. Во время расследования они столкнулись с приспешниками Чао Йена. Орсон решил, что знаменитый Дракон Хитрости окончательно решил завоевать эту территорию. Этого агент и боялся.

Орсон сделал шаг и наступил на стекло. Агент бы решил, что это просто осколок от витринного стекла, но резкий терпкий запах остановил его. Орсон посмотрел вниз. Осколки, на которые он наступил, были из зеленого стекла. Края некоторых были влажными и издавали тот самый неприятный запах.

Орсон быстро осмотрелся вокруг. Его взгляд уловил еще несколько осколков зеленого стекла. Подойдя к каждой из них, он ощущал все тот же запах. Агент начал рыться в заполонившем улицу мусоре.

— Вы что-то потеряли? – спросили его Стражи.

— Скорее хочу что-то найти.

— Это просто мусор!

— Даже мусор может многое рассказать.

Орсон копался в мусоре, пока его поиски е увенчались успехом. Из недр газетных отбросов и фантиков он вытащил пузатую зеленую бутыль. На ней не было этикетки, но на самом стекле Орсон заметил высеченное название фирмы: «Эль Кактус» С этой бутылкой он подошел к Городской Страже.

— Лейтенант, кто-нибудь из вас это пил?

— Нет, а что это?

— Судя по запаху алкоголь.

— Алкоголь? – Страж посмотрел на бутылку повнимательней. – Из Сантцилии?

— Скорее из Эль Мортиферо. Возможно, за нашими бандитами стоит кто-то из бандитов пустынь Сан Паломино.

— Но кто это может быть?

— Не знаю, но у меня есть друг, который наверняка узнает эту бутылочку!


Мэйнхеттен. Рич-стрит 09. Главный городской банк «Мелоди Олд. 5 октября. Среда. Утро. 11:53

Дефт прибил к банку в самый разгар ограбления. Городские Стражи стеной выстроились около входа мраморного дворца, коим и был первый городской банк. В воздухе парили Стражи-пегасы. Жаркое солнце и окружающая обстановка осады напомнили Дефту былую молодость в роли охотника-козадора.

Сейчас бы он все отдал за широкополую шляпу, лассо и бумеранг – лучшее оружие против преступников в Эль Мортиферо.

Дефт подошел к сержанту наземного отряда – рослому пегасу, одетый в толстый бронежилет и закрытый шлем.

— Ну как дела? – спросил агент.

— Как видите сами.

— Да! Хоть кино снимай!

Со стороны левого окна послышались звуки боя. Через секунду на верхних этажах заиграла веселая музыка, а все окна левой стороны заискрились вспышками магии.

Прошла минута, и бандиты выбросили на улицу схваченный спецназ через входную дверь. Первый отряд был завязан веревками и покрыт синяками – им не посчастливилось встретиться с бандой Красных Бандан. Другой отряд был запакован в поролон, украшенный музыкальными нотами – явные выходки Реквиемов. Третий отряд, после встречи с Иллюзионистами, превратился в кроликов, спрятанные в целый ящик с цилиндрами.

— Они бьют с трех сторон, – сообщил командир спецназа.

Дефт прищурился и внимательно осмотрел каждое окно.

— Реквиемы, Красные Банданы и Иллюзионисты, – сказал агент. — Целых три оголтелых банды в одном месте.

— Вы с ними сталкивались?

— Пару раз, – Дефт цокнул копытом. – Нам нужно их обезвредить!

— А мы что, по-вашему, пытаемся сделать? Как только мы начинаем обезвреживание одной банды, как сразу на их помощь приходит другая!

— Их следует остановить одновременно, – Дефт снова посмотрел на окна. – Нам нужная пожарная часть! Пусть заполнит водой этажи водой и пеной. Бандиты отвлекутся, а мы сможем ударить по центру, под прикрытием дымовых шашек.

— Хм! Звучит бессмысленно, но может сработать.

Пожарная часть прибыла быстро и через минуту Городская Стража, и пожарники были готовы к выполнению плана агента. Дефт надел на себя противогаз, и присоединился к ударному взводу спецназа. Он почувствовал скорый вкус битвы. Орсон конечно не одобрил бы его энтузиазма, но сейчас коллеги рядом нет, поэтому Дефт решил размять копыта на полную.

Командир дал приказ. Подобно артиллерии пожарные шланги ударили струями ледяной воды по верхним окнам банка, и пеной по нижней стороне. Командир отдал еще приказ, и в окна полетела кавалькада из дымовых шашек.

Ударный взвод, вместе с Дефтом, тяжелым тараном обрушался на входные двери и выломал их. Бандиты из Красных Бандан, одетые в шипастые куртки с кашлем выходили из своих убежищ. Пена и дым мешал им биться и поэтому бандиты быстро пали под ударами спецназа.

— Чисто!

Дефт побежал в левую сторону банка, чтобы помочь обезвредить Иллюзионистов, самую коварную банду из грабителей.

Зал и коридоры банка заполнила вода из верхних этажей. Пена айсбергами плавала по мелководным лужам. Дым туманом простирался по зданию. Спецназ и Дефт торопились, чтобы не дать противнику время на отдышку. Но как только первые Стражи вбежали в комнату, где находились Иллюзионисты, как их копта тут же связала веревка. Еще миг и другой отряд попался в сеть.

Дефт пытался вырваться, но сеть сузилась, когда атакующие скрутили вокруг него и Стражей веревку. Дефт успел заметить промелькнувшие среди дыма тени. Они двигались быстро и тихо – вода не отражалась под их шагами.

Тени резко появились около спецназа и ловко сняли с них противогазы, оставив самих Стражей в сети. Дым вошел в легкие и вскоре Дефт и спецназ начали кашлять. Тени столкнули их в коридор и бросили другую дымовую шашку, явно схваченную во время атаки Стражи. Враги запечатали дверь, и Дефт почувствовал, как теряет сознание.

— А день так хорошо начинался, – хотел сказать Дефт, и отрубился.


Мэйнхеттен. Полька-стрит 209b. Кафе «БигЛопТоп». 5 октября. Среда. День. 12:45.

В кафе Дефт и Орсон соединяли найденное и делились пережитым. На столе стоял их любимый сметанный пирог и два стакана холодного чая с лимоном.

— Ну, в общем, идея была хорошая, но, к сожалению провальная, – рассказывал Дефт в перекуску с пирогом. – Бандиты сбежали, но зато не успели забрать с собой золотую добычу. Мы их здорово напугали, – Дефт съел большой кусок и сказал с набитым ртом: – Правда придется банк долгое время высушивать! М-м! Вкусно!

— Значит Иллюзионисты, Красные Банданы и Реквиемы решили действовать вместе, – Орсон задумался. – Ограбление магазинов, банка и вокзала. Хм! Обычно бандиты не большие любители складываться в коллективные содружества. Ведь тогда на общий план будет выставлен дележ добычи.

— Каждый хочет прихватить себе самый большой кусок пирога, – сказал Дефт, забирая себе всю миску с пирогом.

— Верно, и без сильного лидера будет сложно удержать мир в этой агрессивной стае.

— В банке на нас напали так внезапно, что сложно было узнать в этом хоть какой-то почерк из вышеописанных банд. Думаю, это были ниндзя Чао Йена.

— Я тоже думал о нем, когда произошло нападение.

— Жаль что те ниндзя, которых мы арестовали на прошлой неделе, сбежали.

— Они все равно ничего дельного бы не сказали и не скажут. Чао Йен умеет приручать своих ребят к молчанию.

— И к побегам.

— Верно, – Орсон вздохнул. – Чао Йен. Значит, он решил задержаться.

— По идее в этом есть логика: он не получил деньги из-за нашего раскрытия аферы с лордом Аланом Седар Бранчем и Донатори Булисщем, и поэтому объединил три банды, чтобы обокрасть магазины, банк и уехать из города на украденных поездах. В целом я его могу понять — всегда мечтал иметь свой собственный локомотив.

— А вот интересно, любит ли Чао Йен продукцию Эль Мортиферо?

— О чем это ты?

Орсон вытащил из внутреннего кармана пальто зеленую бутылку. Он заметил удивление в глазах Дефта, когда он увидел ее.

— Узнаешь?

Дефт взял бутылку и начал внимательно ее рассматривать. Словно ища в ее отражении и формах некое послание. Он ухмыльнулся.

— Давно я это не видел. «Эль Кактус». Кактусовая водка. Главный источник доходов и проблем плантации семейства Кактациес!

— Давние знакомые?

— Целое семейство, состоящее из одних только преступников. Главы семейства обогатились, спаивая добрую половину Эль Мортиферо этой отравой. Затем они стали присылать специальный тираж, со снотворным эффектом, благодаря которым Кактациесы смогли ограбить сразу несколько городов, банков и поездов. Самыми дерзкими и опасными были братья Кактациесы — Мордер и Рейз. Они были лучшими. Кстати поимкой Рейза я обязан своей карьерой агента Контроля.

— А, знаю! Это ты спас от него командира Королевской Стражи, после чего тот тебя пригласил в Академию.

— Si, amigo! Мне еще тогда повезло! Рейз конечно скользкий тип, но не такой как его брат. Против Мордера я бы не устоял.

— Но разве ты не лучший козадор?

— Конечно лучший! Но Мордер это чистый дьявол! Когда он процветал как преступник, весь Эль Мортиферо стал оплотом криминала. Он неуловим и опасен в бою. Сравнится с ним мог только разве легендарный Диабло Мариачи. Кстати говорят, по легенде, Мордер был его учеником, но я этому не верю, – Дефт снова посмотрел на бутылку. – После победы козадоров над преступниками бизнес Кактациесов пошел ко дну и если кто-то по-прежнему и употребляет «Эль Кактус», так это сами Кактациесы.

— Значит кто-то из них здесь? Думаешь это Рейз или Мордер?

— Рейз уже пять лет как не занимается преступностью. После тюремной работы в угольных шахтах он изменился и стал…более прилежным, что оскорбляет преступный братский кодекс. Его семейка так же давно не безобразничает.

— Остается только Мордер.

— На момент когда мы, козадоры, сумели остановить бандитов, Мордера давно не было в Сан Паломино. Говорят, он ушел в наемники и в каждой стране его называют разными именами. Кто-то «Киллером», кто-то «Мачете». В Южных джунглях его прозвали «Тайгер Фэйс», после того как тигр оставил на его лице шрам. В целом, среди преступников он является авторитетом и возможно он и стоит за этими преступлениями. По сути, почерк его: объединить всех ради единого зла.

— Значит либо Чао Йен, либо наемник Мордер, – сказал Орсон, забирая бутылку. – А быть может и оба вместе.

— Беда не приходит одна.

Агенты расплатились за обед, и вышли из кафе под жаркое солнце. Агенты шли по тротуару в сторону стоянки такси. На их пути не было жителей, что очень редко для Мэйнхеттена.

— Итак, для такого многочисленного собрания преступников требуется укрытие, – сказал Орсон по пути. – Думаю, они украли локомотивы как раз для этого. Предлагаю проверить вокзал на улики.

— Ты говоришь так, словно ты жалуешься, – ответил Дефт. — Тебя не поймешь, то хочешь хорошее задание, то не хочешь.

— Дело не в том хочу или не хочу я задание. Я не хочу, чтобы наша очередная погоня за опасными бандитами окончилась очередным денежным счетом за разрушения города.

— Не беспокойся. Нам просто нужен фундамент, с которого мы можем начать строить наши заключения.

— И найти его нужно к вечеру, для отчета. Может Мистер И проверит бутылку? Вдруг какие-нибудь опечатки подскажут нам если мы ничего не найдем на вокзале. Ты что думаешь?

— Я думаю, что за крысиными действиями лучше всего следят сами крысы.

— Ты что, опять хочешь расспросить подпольщиков в Крысином районе? Я же тебе говорил Дефт, что не одобряю это! У нас и так репутация не лучше!

— Ты о репутации думаешь? Или о городе! К тому же вспомни, как я выяснил, где нам искать потерянные золотые часы Джофри?

— Вообще я сам это узнал, когда дважды проверил комод, где они лежали.

— А про поддельное масло и сметану кто узнал?

— Я сам организовал липовую подставку.

— А как я, по-твоему, сумел вызвать Бомбометателей на Центральную площадь, где мы их схватили?

— И из-за этого мы по сей день в долгах. Вот что давай посмотрим поезда, а потом разберемся.

— Ладно, amigo. Но мое предложение в силе!

— У тебя все через силу.


Мэйнхеттен. Главное железнодорожное депо. 5 октября. Среда. День. 16:55.

Ближе к вечеру жаркая погода резко переменилась. Небо вновь стало серым, предшествуя надвигающимися дождевыми тучами. Главное железнодорожное депо города пустовало. Лишь несколько Стражей мельтешили среди площадок вокзала и дорог, в поисках улик.

Орсон расплатился за такси и догнал Дефта у самого входа в вокзал. Минуя двери, украшенными мраморными колоннами, агенты оказались в огромном пустом зале состоящим из кафельного пола и все тех же мраморных колонн.

— Тебе бы бежать научится, – сказал Дефт Орсону когда тот его догнал.

— А тебе научится платить вознице, – угрюмо ответил Орсон.

— Я считаю, что нам как представителям Закона давно пора давать тарифы на бесплатные проезды.

— Заработай сам — дай заработать другому.

— Тогда ты и отдавай свою зарплату. Нам тоже кушать надо.

Агенты миновали зал, и дошли до самого депо, где находилась стоянка для городских поездов. Вагоны оставались на месте, украдены были сами локомотивы.

Вскоре к стоянке подлетела вместительная колесница, запряженная пегасами-возницами в броне. Из нее вышел сержант Стражи и отдал честь агентам.

— Мы проверили периметр, – сообщил он. – Украдены все десять локомотивов Мэйнхеттена.

— Десять? Я думал их больше, – сказал Дефт.

— Внутри города ведь тоже проходит железная дорога? – спросил Орсон.

— Все верно, но они используют свое внутреннее депо, поэтому их не тронули.

— Как щедро со стороны грабителей оставить горожанам хоть какой-то общественный транспорт, – сказал Дефт.

— Это не щедрость, а скорее план, им нужны были локомотивы именно основных магистралей, – ответил Орсон и обратился к сержанту. – Что-нибудь нашли?

— Да, мы нашли сами локомотивы. Преступники их бросили у самой западной дорогие, где проводится соединения с магистралями других городов.

— Бандиты оставили поезда? – Дефт задумался. – Либо они торопились, либо оставили для побега, либо это ловушка.

— В любом случае стоит это проверить, – Орсон снова обратился к сержанту, – в момент преступления был свидетель?

— Когда бандиты напали, они обезвредили всех охранников, – ответил сержант. – Но самый молодой из них, Роллер, был в это время в одном из вагонов, для проверки. Бандиты его не заметили. Думаю, он может рассказать вам многое. Правда, после нападения он, говорят, стал немного странным.

— Возможно, просто шок, – сказал Орсон. – Вот что, Дефт, давай разделимся. Ты проверь поезда, а я расспрошу мистера Роллера и поищу что-нибудь.

— Разделяй и властвуй!

— Как хочешь.

Дефт зашел в колесницу и вскоре уже был в воздухе с остальным отрядом Стражи. Орсон остался один. Он не знал с чего начать и поэтому решил допросить свидетеля.

Охранник Роллер оказался молодой жеребец с отупленным взглядом. Говорил он медленно, почти что сонно, но разборчиво:

— Меня зовут Роллер. Я работаю на вокзале. Охранником.

— Привет Роллер, а я агент Орсон, – агент не смотрел на молодого охранника, осматривая помещение.

— Вы здесь по поводу пропавших паровозиков? Я видел, кто их украл. Я все расскажу.

— Замечательно, – Орсон вздохнул. – Думаю, это будет очень интересный разговор.

— Да, – почти беззаботно ответил Роллер, покачивая головой.


Окраина Мэйнхеттена. Главная железнодорожная магистраль. 5 октября. Среда. День. 17:18

Дефт со Стражами внимательно смотрел на баррикаду из разбитых локомотивов. Стена из металла и дерева преградила главную магистраль, соединяющую железные пути Мэнхеттена с другими дорогами.

— Значит, они украли поезда, чтобы построить из них стену, – подытожил Дефт.

— Они все разрушили, – сказал Страж.

— Разрушили и построили, amigo! Обратите внимание на соединения: они сварены. Здесь поработали магией и инструментами одновременно.

— Все равно за это и нужно посадить в тюрьму!

— Не отрицаю и уважаю.

Ветер шелохнул листьями ближайших деревьев. Дефт заметил это и посмотрел в сторону соседней горы и выходящего из нее тоннеля. Дефт повернулся в другую сторону, откуда был виден большой лиственный участок леса. Он ухмыльнулся и сказал:

— А ведь красиво!

— Что! – спросил Страж.

— Природа, amigo. Я ведь уже давно не выходил за пределы города и уже позабыл как все-таки здесь красиво. А вы часто работали вне Мэйнхеттена?

— Нет, но помню я проходил практику охранником в Понивиле. Вот там просто невероятно красиво.

— А какие там пироги, – улыбнулся другой Страж.

— И яблоки!

— Понивиль? – Дефт улыбнулся. – Хм! Звучит интересно. Стоит как-нибудь заехать. Когда будет отпуск.

Дефт снова посмотрел на разрушенные поезда и понял, что до отдыха еще далеко. Даже сейчас на его пути встают эти несколько поездов.

Дефта вдруг пронзило странное ощущение. Орсон говорил об этом – это было своего рода шестым чувством для агента. Дефт снова посмотрел на баррикаду из поездов, но на этот раз внимательней.

— Их всего девять! – Сказал Дефт.

— Что!

— В этой стене соединены части девяти локомотивов. Где же десятый?

— Может он на другой стороне?

— Возможно, а может его спрятали неподалеку, – Дефт осмотрелся. – Но где?

Дефт посмотрел в сторону тоннеля с подозрением и неприятным предчувствием. Он кивнул в его сторону Стражам.

— Стоит проверить. Но осторожно, – сказал агент.

— Думаете ловушка?

— Не исключено.

Стражи немедленно подошли ближе к тоннелю и окружили его вход. Несколько пегасов по приказу сержанта полетели на другую сторону, чтобы перекрыть другой выход.

Дефт осторожно направился внутрь тоннеля. Тьма окружила его, и что-то зловещее нашептывало ему на ухо. Дефт уже решил вернуться, как вдруг яркий свет фонарей поезда ослепил его. Еще секунда и громкий гул эхом пронесся по тоннелю. Локомотив направился к Дефту, набирая скорость с дьявольской быстротой.

Агент выбежал из тоннеля и тут же прыгнул в сторону, прежде чем поезд настиг его. Но как только машина вышла на свет, она взорвалась, оглушив всех близнаходящихся Стражей.

Звон и гул невыносимой какофонией захватил разум Дефта. Агент лежал на пыльной земле, старясь придти в себя. Он повернул в сторону горящих железных обломков – всего, что осталось от локомотива. Когда звон в ушах прекратился, он услышал зловещий голос со знакомым родным акцентом.

— Глупые comandante! Ваши потуги сродни противостоянию песчаной дюны и бури!

Рослая фигура темно-красного земного пони вышла из дыма горящего локомотива. Длинные черные волосы развивались на ветру, словно горящий смог. Некрасивое и квадратное лицо уродовали три линии одного шрама. Дефт сразу узнал его – грозу Эль Мортиферо, Мордера Кактацеаса. Тайгер Фэйса. Он сказал:

— Не пытайтесь остановить бурю. Стихия будет принадлежать нам. Вам же остается только укрыться поглубже в песок. Если успеете.


Мэйнхеттен. Главное железнодорожное депо. 5 октября. Среда. День. 13:32.

Орсон копался в бумагах вокзала, старясь найти хоть что-нибудь, что могло, было помочь расследованию. Но все данные об остановках и путях, словно назло были перемешаны, растеряны или несли в себе непонятную и ненужную информацию. Агент часто бродил по пустующему вокзалу, проверяя вагоны и зал на улики.

Поиски не принесли результатов и Орсон начал злиться. Бандиты опережают их на шаг и если сегодня он и Дефт или еще кто ничего не найдет – завтра бандиты нанесут новый удар и посильнее. Все что они имеют – сплошные гипотезы. Это раздражало.

Охранник Роллер, к сожалению агента, не смог дать нужных ответов над нависающими вопросами. Юноша с отупленным взглядом три раза медленно повторял как он проводил проверку в локомотивах, как было тихо и как нечто вырубило его не оставив никаких намеков на распознавание похитителей. При этом Роллер не мешало несколько раз повторять весь малоинформативный сценарий вчерашнего вечера,

— Я прошел около третьего поезда, – рассказывал он, его голос больше походил на очень длинный зевок. – Было тихо. Затем мне показалось, что кто-то прошел между четвертой и пятой машиной. Я подумал крыса. Я…

— Роллер, прошу тебя, хватит! – Вымолвил уставший Орсон. – Ты уже четыре раза говоришь мне это и толку от этого все равно никакого!

— …я проверил. Ничего не было. Затем меня ударили. Я вырубился. Когда проснулся — поездов не было.

— Я знаю, Роллер.

— Я Роллер, я знаю. Я вчера был здесь. Я бы около третьего поезда…

Орсон дал ему монетку и произнес с фальшивой добротой:

— Вот что, дружок, вот тебе монетка и будь добр, покажи мне место, где ты был в момент преступления. Не рассказывай, а показывай!

— Да я знаю.

— Я знаю, что ты знаешь, свет ума Эквестрии!

— Что?

— Просто приведи меня к поездам.

Орсон несколько раз проверил место нападения на Роллера, но, к сожалению, обыск не дало никаких улик, что не мешало Роллер вновь повторить вчерашний день.

— Что я упустил? – пробурчал он.

— Я тут был! – сказал ему Роллер.

— Я знаю, но мне нужно больше данных, – Орсон погладил подбородок. – Современные локомотивы требуют снабжения водой, при выходе. Роллер, где тут у вас башня водоснабжения?

— Я не знаю.

— Как так, не знаешь? Ты же тут работаешь!

— В ту смену я был у первого и второго поезда. Я прошел около третьего поезда. Было тихо. Затем мне показалось…

Орсон дал Роллеру еще монетку и сказал сквозь зубы с раздражением:

— Вот тебе, Роллер, еще монетка и будь умницей, покажи дяде-агенту где тут у вас башня с водичкой для паровозиков?

— А это башня! Да, я знаю, где она!

— Деньги творят чудеса над блеклым разумом

— Что?

— Ничего. Веди меня, гигант мысли и эрудиции.

Орсон прошел мимо водонапорной башни для заправки локомотивов. Под заправочным рычагом стояла бочка, в которую стекала ледяная вода – недавно заправляли поезда, решил агент. Орсон прошел мимо бочки и осмотрелся.

Агент услышал плеск. Обернувшись, он заметил, что вода в бочке двигалась, пуская круги на поверхности. В бочку что-то упало. Орсон прищурил глаза и подошел к бочке ближе.

Подняв голову верх, чтобы осмотреть цистерны, его лицо тут же встретилось с комком грязи. Стерев с себя грязь, Орсон заметил, что весь низ цистерны был испачкан. Грязь прицепилась равномерно, словно по цистерне кто-то ходил.

— Вот оно что! – прошептал Орсон.

По следам агент понял, что грабители, вероятно, были пегасами, удерживаемые крыльями они легко могли пройтись по низу цистерны, чтобы дойти до рычага. Но зачем нужно было так изворачиваться, если до рычага можно спокойно дотянуться?

— Похоже, грабители не признают стандартных методов для действия, – сказал Орсон.

— О чем это вы, сэр? – спросил Роллер.

— До рычага можно добраться, а они прошлись по низу цистерны, словно это показалось им забавно.

— Я не знаю. Я был у первого и второго поезда, я…

— Знаю. Просто мысли вслух. Я люблю, когда мои рассуждения слушают, поэтому можешь не отвечать.

Орсон присмотрелся к следам и сказал:

— Возможно, это сделали Реквиемы. Они пегасы, их действия всегда отличаются ловкостью, и они любят все делать с пафосом.

— Может быть, я не знаю.

— С одной стороны так, но насколько я знаю Реквиемов, не очень любят пачкать свои копыта. К тому же по времени Реквиемы не могли похитить локомотивы, одновременно устраивая погром в Симмер-стрите.

— Может быть и да, а может быть, и нет. Я не знаю.

— А быть может, это сделали ниндзя?

Орсону показалось, что Роллер вздрогнул. Агент продолжил:

— Ты ведь слышал про ниндзя Чао Йена? Быстрые и ловкие мастера кражи и шпионства. Их уровень мастерства может состязаться только разве их хвастовство. Если бы не их лидер, Чао Йен, ниндзя бы давно погрязли в бесполезных для них соревнованиях в мастерстве.

— Наверно. Я не знаю.

— Чао Йен может заставить любого дуралея подчинится приказу, – Орсон медленно начал подходить к Роллеру. – Несмотря на то, что он пегас, в древних познаниях культуры Понь-тая он научился внушать свои идеи другим пони, путем гипноза. Ты ведь слышал о гипнозе, Роллер?

— Наверно. Я не знаю, – Роллер отступил на шаг.

— Полное внушение своих действий в чужую личность. Можешь себе это представить? Вот ты гуляешь, допустим, между вторым и третьим поездом, а тут на тебя набрасываются ниндзя. И вот ты уже во власти их лидера. Он смотрит в твои глаза и произносит особое заклинание, после которых ты начинаешь повторять то, что ему нужно, не подозревая о том, что ты делаешь, ведь твои мысли уже не принадлежат тебе

— Я не знаю. Я просто ходил между поездами, я... я Роллер!

Орсон схватил юношу и с головой опустил в бочку. Удержав его в воде пару секунд, агент опрокинул бочку и помог Роллер встать. Юноша кашлял и старался удержаться на ногах.

— Где я? – Роллер говорил так, словно пробудился от долгого сна.

— Известно где, на вокзале, – ответил Орсон с улыбкой.

— Ох, голова! Что случилось?

— Ты помнишь меня?

— Нет! Я помню…– Роллер вдруг вздрогнул. – Минутку! Я же был у второго и третьего поезда. Потом напали эти…в черном! Потом появился другой…тоже в черном и…– Роллер забеспокоился. – Где я? Кто вы?

— Спокойно Роллер! На тебя напали ниндзя, и ты подвергся гипнозу.

— О, Селестия! Я ведь ничего страшного не сделал.

— Только действовал мне на нервы.

— О, ужас!

— Ничего страшного ты сможешь вернуть долг обществу, если дашь показания и опишешь того пони, что загипнотизировал его.

— Да конечно. Я его опишу. Подробно как следует.

— Молодец Роллер. Ты прямо гордость Стражи.

— Извините сэр, но почему у вас лицо в грязи? И почему я весь мокрый?

— Ничего, просто чтобы освободить разум от гипноза, тебя пришлось окунуть в бочку с водой, –

Орсон достал деньги. – Вот тебе еще монетка и будет лучше, если ты не станешь говорить, что я пробудил тебя таким вот способом. Тебе-то нечего, а мне могут зачесть это как нападение.

— Еще монетка? А понял! Я скажу, что действие само прошло.

— Молодец, ты гигант мысли.

— Спасибо сэр!

Орсон снова посмотрел на грязь на цистернах.

— Да уж, тебе спасибо.


Мэйнхеттен. 14 улица Хуфтаун. Участок Городской Стражи. 5 октября. Среда. Вечер. 19:03.

Собрание отдела Защиты происходило в просторной кафедре участка Городской Стражи. Капитаны, офицеры и представители городской защиты ждали отчета агентов, рассевшись по лестничным партам. Орсон посмотрел на присутствующих через полуоткрытую дверь и сказал Дефту, держащий папки:

— Не люблю давать отчеты.

— Спокойно, amigo, – ответил Дефт. – Главное объясняй медленно, плавно и с харизмой.

— С тех самых пор, как из-за нас взорвалась целая площадь, отчеты больше напоминают пытки.

— Городской страже еще нужно привыкнуть к нашему отделу.

— Выступление не лучший способ кому-нибудь понравится, – Орсон подправил пальто и забрал у Дефта папки. – Хорошо. Пошли.

Агенты вошли в кафедру и отдали честь офицерам. Капитан Ордер сидел ближе к доске, поэтому первый начал вопрос:

— Господа агенты. Вы здесь чтобы отчитаться перед нами по поводу недавних ограблений и нападений на город. У вас есть, что нам сообщить?

— Так точно сэр, – ответил Орсон, сохраняя спокойствие. — С вашего позволения я начну!

Орсон разложил папки и продолжил:

— Мы имеем дело с организованной преступностью. В истории борьбы Стражей с криминалом еще не было случая объедения нескольких банд. Если не считать печально известную историю захвата бандитов в Эль Мортиферо шесть лет назад.

— Это верно, но почему вы уверены, что это именно организованная преступность? – Спросил один из капитанов.

— Их действия, стратегия и стиль говорит об этом, – ответил Орсон. – Обычное сборище бандитов не могут действовать так точно и организованно.

— Для такой крупной банды нужен лидер. В данном случае мы подозреваем, двоих. Не исключено содействие обоих, – добавил Дефт.

Орсон прикрепил к доске фотографию черношерстного пегаса с узкими глазами и прямой короткой гривой. Он был одет в черное кимоно и бардовую мантию. Его грудь украшала брошь в виде змееподобного дракона. Орсон представил его:

— Чао Йен, известный так же как Дракон Хитрости, или Мастер Дракон. Бывший губернатор Понь-тая и директор крупной чайной фирмы. В последние годы своей политической деятельности стал превышать свои полномочия, требуя от Эквестрии изменить статус Понь-тая с области на отдельную империю, где он понятным образом был бы правителем.

— Подробнее об этом вы найдете в его досье, – сказал Дефт.

Орсон продолжил:

 — После весьма долгих судебных исков, был обвинен в незаконных махинациях и вскоре лишился поста губернатора. После этого он вбил в себе голову идею, что его область захватили и начал крупномасштабную деятельность против Закона Эквестрии. Он потратил все свои деньги на создание личного культа ниндзя, где его считают великим драконом во плоти обычного пегаса.

— Типичная мания величия, – добавил Дефт.

— В дальнейшем часто замечался в кражах, угрозах и попытках захватить власть в Понь-тае. Последняя деятельность была в Южных джунглях, где его ниндзя обкрадывали алмазные шахты. В архивах считается особо опасным преступником.

Агенты передали папки офицерам. Капитан Ордер быстро проверил бумаги и спросил:

— Здесь написано, что в вашем последнем деле вы встречались с ниндзя и тем самым посчитали содействие в этом Чао Йена? Это так?

— Все верно. Но в данном моменте мы считаем, что кроме него за всей этой цепочкой ограбления стоит еще один преступный индивид!

Орсон показал капитанам фотографию уродливого земного пони в сомбреро – Мордера. Фотография явно была взята из старых приказов на поимку.

— Мордер Хуан Рамирез Кактациес, известный так же как Тайгер Фэйс, Мачете, Киллер, Скорпион, Червивый кактус, Эль Бруто, Эль Бруто Кактациес, Эль Кактус Бруто, Эль…

— Мы поняли, – сказал один из капитанов.

— Сын крупнейшего поставщика запрещенных напитков в Эль Мортиферо. После известный во всем Сан Паломино главарь преступных банд, – продолжил Орсон.

— Шесть лет назад его шайка, организованная из всех бандитов Сан Паломино, захватила всю область Эль Мортиферо и создала там свою анархичное царство, – добавил Дефт.

— Но встретив сопротивление нескольких отрядах местных законников-козадоров, шайка распалась, а сам Мордер бежал в Южные джунгли, где подрабатывал наемником. Доказательства его содействий в этом деле указаны в показаниях Стражей, попавшие под взрыв во время поиска украденных локомотивов, у главной магистрали Эквестрии.

Капитаны начали перечитывать отчеты, что-то бурча себе под нос. Агенты поняли, что их доклад не получился. Один из представителей отдела Защиты, худой одетый в строгий костюм единорог, спросил:

— Итак. Значит, вы думаете, что кто-то из этих неприятных личностей ответственен за этот беспорядок?

— Почти, сэр. Вполне вероятно, что Чао Йен и Мордер действуют вместе — они оба работали в Южных джунглях, именно там они и познакомились, – ответил Дефт – Два криминальных авторитета способны сколотить армию из любой банды, стоит им только захотеть.

— Так-так-так! – сказал единорог. – Значит, два криминальных авторитета управляют целой армией из трех банд? Хм! И что же они, по-вашему, тут делают?

Орсон ответил:

— Мы считаем, что Чао Йен и Мордер пришли в наш город, чтобы начать крупномасштабную криминальную операцию. Поэтому мы посчитали, что будет правильно, предупредить всех о возможной опасности.

— Крупномасштабную криминальную операцию? – Ордер усмехнулся. – И какова же цель этой операции? Как вы считаете агенты?

— Мы считаем, что целью преступников является Алмаз Стихий, – ответил Орсон.

— Мордер сказал, что вскоре они получат власть над стихией, – добавил Дефт.

— По легенде Алмаз обладал силой повелевать погодой. Возможно, преступники не хотят обладать такой силой, и они понимают, что Алмаз это просто камень.

— Но они понимают его ценность, и именно это может заставить их сделать своей следующей целью Городской музей!

Капитаны засуетились.

— И значит, вы считаете, что мы должны в первую очередь защитить наш музей? – лениво спросил один из офицеров.

— Не будет ли логичнее начать защиту всего города, а не отдельных его участков? – сказал другой капитан.

— К тому же то, что сказал этот…Мордер нельзя считать за истину, – добавил единорог из отдела Защиты. – Быть может они, и знать не знают не о каком алмазе? Быть может, будет лучше, если вы начнете искать преступников, чем вы и должны заниматься

Офицеры согласились. Орсон ответил:

— Мы как раз занимаемся поиском убежища преступников. Для такой банды нужен большой периметр для базы. На месте похищения локомотивов были найдены следы грязи. По их частицам Магический отдел Контроля выяснил, что вероятно бандиты скрываются в ближайших руинах Старого города. Раньше там были пограничные крепости, в доэквестрийские времена, и я думаю, что преступники могут использовать эти руины в качестве логова.

Все начали перешептываться и советоваться с представителями Защиты. Худой единорог что-то сказал капитану Ордеру, затем забрал у него папку и быстро прочитал последние страницы. Он сказал:

— Извините, господа агенты, ваш отчет конечно очень интересный, но в нем есть пара моментов, которые нас очень смущают. Вот, например, мистер Невервронг: Вы делаете выводы исходя из кусочков грязи и описаний охранника вокзала, которого как я понял, Вы утопили в бочке с водой, агент Невервронг.

— Он был под гипнозом. Охлаждение это один из самых простых способов снять его действие, – ответил Орсон.

— И после этого вы сразу поверили охраннику, что на него напал сам Чао Йен?

— В момент описания преступника он вел себя естественно, чем в момент допроса на вокзале, когда он был под гипнозом.

— Очень интересно, – единорог снова прочитал отчет. – А теперь мистер Дефт, извольте объяснить вот что: на месте взрыва локомотива никто из Стражей, кроме Вас агент Страйк, не видел этого самого «Мордера». С какой стати вы решили, что это был именно он?

— Наверно потому что я его видел собственными глазами, разве не так?

— Верно, но при этом другие его не видели? Почему?

— Потому что были оглушены взрывом!

— А как же вы?

— Я был неподалеку и за время своей службы как бы привык к такому роду оглушениям.

— Агент Страйк, извольте говорить серьезно! – приказал капитан Ордер.

— Я не вру! Это был Мордер! – Дефт повысил голос. – Спросите Стражей на месте, и они ответят, что слышали его!

— Это не доказывает, что они слышали именно Мордера!

— Они слышали голос с акцентом жителя Эль Мортиферо.

— Простите агент, но Вы тоже имеете этот акцент.

— Вы обвиняете меня?

— Нет. Мы считаем, что в этом деле нет никаких доказательств причастия двух опасных преступников.

Офицеры снова согласились и начали перешептываться. Агенты устало вздохнули, посмотрев на часы.

Они хотели, чтобы все это закончилось. Спустя минуту, представитель Защиты сказал:

— Позвольте сказать, что мы имеем: три лиходейские банды терроризируют город. Вся ответственность за безопасность Мэйнхеттена конечно стоит на Городскую Стражу, и поэтому следует немедленно начать защиту нашего города.

— Мы будем охранять каждый район города, – сказал капитан Ордер. – Патрули будут прочесывать улицы день и ночь и, в конце концов, бандиты сами дадут о себе знать и тем самым попадут в ловушку.

— А ваши слабые гипотезы, – продолжил представитель, – что это организованная преступность что за этим стоит Чао Йен и Мордер может создать лишь лишние действия и трату времени, пока жители города подвергается опасности!

Агенты переглянулись. Дефт вышел вперед и сказал:

— Но ведь если они действительно управляют бандой, то опасность может быть еще выше! Нельзя просто так взять и защититься от тактик сразу двух криминальных гениев!

Офицеры что-то возмущенно ответили, но капитан Ордер прервал их и ответил

— Я бы хотел вам поверить. Но ваша последняя деятельность создает весьма сомнительное впечатление. Слабые улики, показания, гипотезы. А уж если ссылаться на ваши пошлые подвиги, тут уж простите.

— Причем тут наши прошлые подвиги? – дерзко спросил Дефт.

— За пять лет работы в нашем городе вы уже встречали с представителями этих банд, не так ли? – спросил за Ордера один из офицеров.

— Встречались. По отдельности.

— Вы их поймали? – спросил единорог из Защиты.

Агенты помолчали. Представитель Защиты сухо ухмыльнулся и ответил:

— Так я и думал. И как мы после этого можем поверить в вашу теорию организованной преступности и уж тем более в то, что вы знаете способ борьбы с ним, если вы даже по отдельности не смогли поймать этих преступников? – он постучал по папке. –Представьте, если я это покажу сэру Ланцекольту! Он же ведь не поверит в это.

— Конечно, потому что он идиот! – ответил Дефт, вызвав возмущение офицеров.

— Сэр Ланцекольт прямолинеен и честен, что делает его отличным Городским Защитником, агент, – сказал единорог. – А ваши же действия, как я понял, часто заканчивались провалом.

— Не все наши дела заканчивались провалом, – заступился Орсон. – Вспомните, к примеру, банду Бомбометателей! Они считаются одними из самых опасных банд в мире, и мы смогли их остановить!

— Конечно, мы все помним этот инцидент на Центральной площади, где вы нанесли больше вреда городу, чем сами бандиты, – сказал один из офицеров и все согласились.

Единорог из Защиты снова что-то переговорил с капитаном Ордером и обратился к агентам:

— Простите агенты, вы конечно по Закону имеете право на деятельность и содействие, но в данном случае ситуация несколько необычная.

Он поднялся и обратился к остальным офицерам в кафедре:

— Три банды одновременно атакуют город и наша задача остановить их. Именно это является приоритетом, а не поиском доказательств участий в этом двух опасных преступников из других краев мира, – он закрыл папку и при помощи магии отдал ее агентам. – Это все.

Капитаны ушли. Агенты вышли из зала и остановились у дверей. Дефт заметил, как у Орсона дрогнула губа, обычно это означало, что агент не просто рассержен, а еле сдерживает гнев. За пятилетнюю карьеру с Орсоном, Дефт видел его в таком состоянии только один раз.

— Мда. Не повезло, – сказал Дефт.

— Глупые надутые мешки пафоса, – с досадой прошипел Орсон. – Зачем тогда вообще организовывать такие отчеты?

— Ты же знаешь, все ведь ждут, что мы за один присест дадим все улики и ответы. Им ведь тоже отчитываться перед мэром, Ланцекольтом, отделом Защиты, – Дефт усмехнулся. – Мы вроде делаем за них работу, и их это одновременно и раздражает и угнетает.

— Я больше думаю, что Ордер просто решил избавить себя одновременно и от бремени создания отчетов перед этими индюками, и над нами посмеяться, за действия трехлетней давности. Ведь для всех них мы как назойливые мухи.

— Они нам не верят. Как и все. Грехи прошлого стоят над нашей душой, вот нам и приходится отдуваться.

Орсон с досадой топнул копытом и сказал:

— Пока они пускают все отряды на улицах, Чао Йен и Мордер наверняка уже на подходе к музею.

— Нужно остановить их пока не поздно.

— Они не дадут нам даже самого маленького отряда, чтобы проверить крепости.

— Тогда мы пойдем без него. Если гора не к Старсвирлу, Старсвирл сам колдует себе гору.

— Что-то я не понимаю твоей цитаты, Дефт.

— Пойдем со мной.

Дефт привел Орсона в раздевалку Стражей. Открывая самый дальний шкафчик, где хранились запасные вещи, он рассказывал:

— Я тут решился и спросил кое-кого в Крысином районе.

— Ты был в Крысином районе! Я же тебе сказал что…

— Погоди строить из себя мою маму и выслушай: мне сказали, что Мордер собирает каждого бандита в районе крепостей. Обещает пиццу и приличный куш.

— И ты думаешь, что тебе сказали правду? В Крысином районе? Да еще и агенту Контроля?

— В Крысином районе иная система дружбы. Чем больше ты угощал местных — тем больше к тебе доверия.

Орсон нахмурил брови и спросил:

— И на какие же деньги ты успел угостить столько пони?

— На деньги, выигранные в борьбе без правил, конечно!

— Ты что опять участвовал в этих боях? Я же тебе сказал…

— Да-да! Хватит строить из себя мою маму, amigo!

Дефт подошел к Орсону с охапкой одежды на спине и продолжил:

— Так или иначе, теперь мы точно знаем, где бандиты.

— И как ты предлагаешь остановить их, если все отряды Стражи заняты патрулем? – Орсон покачал головой. – Известить Центр мы не успеем — к тому моменту бандиты успеют обокрасть полгорода! И что это за вещи у тебя?

— Как я уже сказал: если гора не к Старсвирлу, Старсвирл сам колдует себе гору!

Дефт сбросил одежду на соседнюю скамейку и начал что-то искать среди них:

— И что это значит? – спросил Орсон.

— Santa Селестия, Орсон! Когда это ты успел отупеть, выпускник двух академий?

— Наверно на меня повиляла аура охранника Роллера.

Дефт ловким движением копыт снял с Орсона его фетровую шляпу и надел вместо нее черную зимнюю шапку.

— Мы войдем в эту банду под прикрытием! – сказал он с улыбкой.

— Я пас! – Резко ответил Орсон.

— Да ладно тебе! Мы не так известны, чтобы нас раскрыли. К тому же ты и в своем пальто вылитый гангстер!

— Помнишь, чем окончилась наша последняя выходка под прикрытием?

— Да! Мы оказались в тюрьме.

— Я оказался в тюрьме!

— Но мы же поймали преступников! Давай все будет хорошо!

— Нет, я более не соглашусь на это! – Орсон говорил громко и строго. – И ты не сможешь меня уговорить! Ни за какие коврижки! Нет!


Окраина Мэйнхеттена. Старая крепость. 5 октября. Среда. Вечер. 22:55

Голые камни, которые раньше были могучими крепостными стенами, охватывали небольшой участок леса при свете луны и костров. Земли на западной окраине Мэйнхеттена изобиловали руинами крепостей, оставленных с самых древних войн Эквестрии. Именно здесь и состоялась встреча бандитов.

Культурное достояние, напоминание о прошлом, теперь было испорчено музыкой, граффити и мусором. Орсон волновался. Он и Дефт, переодетые в невзрачную грубую одежду и темные очки, медленно приближались к центру высоких руин донжона.

— Поверить не могу, что я согласился! – бранил себя Орсон.

— Да не бойся. Считай что это диверсия, – ответил Дефт.

— Это не диверсия. Это безумие.

Орсон и Дефт медленно направились к донжону. Они осторожно обходили костры, вокруг которых собирались бандиты из разных группировок. Реквиемы слушали музыку и танцевали, Красные Банданы разбивали об свои головы кирпичи и бутылки, демонстрируя свою силу, Иллюзионисты готовили свои трюки для будущих преступлений.

Все ели пиццу. Исходя из аромата, который улавливал в себе лучшие продукты и сыр, Орсон решил, что угощенье явно дорогое. Преступники не поскупились обеспечить собрание приличной пиццей. Дефт же, когда почуял приятный запах, постарался воздержать себя от похищения маленького кусочка, дабы не выдать себя.

Агенты дошли до деревянной каморки, недавно построенной в дыре каменной башни. Из ее окон горел свет – Орсон решил, что это головной пункт Чао Йена. Дойдя до окна каморки, Орсон поднялся на спину Дефта, чтобы посмотреть, что было внутри.

— Ну что там? – спросил Дефт, удерживая Орсона.

— Плохо видно, – ответил Орсон, стараясь дотянуться до окна.

— Давай быстрее ты толстый и тяжелый!

Дефт пошатнулся.

— Орсон, я падаю!

— Погоди!

— Падаю!

Дефт снова пошатнулся и не удержал Орсона. Агенты свалились на ближайшую кочку и с нее скатились в терновый куст. Сдержав боль, они вышли из куста, быстро стряхивая с себя иголки.

— Орсон, ты явно много кушаешь, – сказал Дефт.

— Это была твоя идея, и теперь ты жалуешься, – Орсон вдруг затих и прислушался. – Похоже у них сбор.

— Если это обед, то сразу скажу: тебе нельзя. Ты и так толстый!

— Я не толстый. Просто ты ослаб.

— Конечно, я ведь мало ем. Это ты у нас обжора, от того и толстый!

Словно по неведомому зову бандиты стали собираться на другой стороне донжона. Агенты присоединились к остальным.

Разноцветная толпа агрессивных бандитов ожидали своих лидеров около деревянной площадки.

Наступила тишина, все собрались. Первым из каморки вышел Мордер. За ним медленно вышел Чао Йен с эскортом ниндзя. Преступные главари дошли до центра площадки.

— Чао Йен! – сказал Орсон.

— И Мордер! – сказал Дефт.

— Мы все-таки были правы.

Чао Йен утихомирил толпу и произнес громким и властным голосом лидера:

— Мои братья! За этот день вы показали себя истинными джентлькольтами удачи, показав всему городу, что ваш союз гораздо сильнее их разбитой и ослабленной армии правопорядка.

Все похлопали, Чао Йен продолжил:

— Но это только вершина того айсберга, на которой идет корабль под названием «Мэйнхеттен». Большой куш еще ждет нас, братья. Сегодня ночью, мы посягнем на главную причину самолюбование местных богачей. Первый Городской Музей!

Бандиты ответили овациями и аплодисментами, Чао Йен продолжил:

— Ограбив его, мы покажем самодовольным богачам с Рич-стрит и глупой Городской Страже, что их, так называемый, Закон не сможет противостоять настоящим заповедям жизни! Бери все!

— И не отдавай ничего! – разом ответили все бандиты.

— Собирайтесь, мои братья! Сегодня каждый из вас станет богаче любого жителя этого города, и даже это будет еще не предел. Сегодня Мэйнхеттен, завтра вся восточная сторона Эквестрии, а послезавтра и все богатство страны!

Бандиты с улюлюканьем и кличами разбежались каждый по своим точкам, для подготовки. Орсон и Дефт скрылись в тени стены, чтобы обсудить дальнейшие действия:

— А он умеет заводить толпу, – сказал Дефт.

— Это странно, – задумался Орсон. – Если они начнут ограбление сейчас, то рискуют попасться Стражам. Какими бы силами они не владели, они сами создали себе ловушку.

— Ты же его слышал, они не считают Городскую Стражу угрозой.

— Если так, то почему Мордер намекнул перед свидетелями об их планах насчет Алмаза? Они сами сделали себе ловушку. Здесь что-то не так, Дефт!

— Раз так, то нам нужно выяснить, что имен!

Дефт двинулся вперед, но Орсон остановил его.

— Погоди! Мы и так все узнали. Отряды Стражи уже их ждут — зачем нам все это делать!

— Ты же сам сказал, что тебе что-то не нравится. А вдруг они замышляют нечто большее, чем простое ограбление? Наш долг помешать этому, а мы как раз в лучшем положении.

— В лучшем положении?! Да мы внутри осиного гнезда!

— Не жалуйся! Когда ты в последний раз работал внутри осиного гнезда?

— Прошлым летом! Притом в настоящем гнезде! И как всегда по твоей вине!

— Я не виноват что ты…

— Эй вы! – прервал их грубый голос.

К ним подошел рослый серый жеребец одетый в красную бандану и заплатанную тельняшку. Он крикнул агентам басистым голосом:

— Что стоите? Слышали что сказал Мастер Дракон? А ну живо собирайтесь!

Агенты кивнули и направились за бандитом.

— Теперь доволен? – прошептал Орсон. – Теперь нам точно просто так не уйти!

— Успокойся, все будет в порядке, – ответил Дефт.

— Сколько раз я это слышал!


Мэйнхеттен. Центр-стрит 7. Городской музей. 5 октября. Среда. Ночь. 01:25

Охранники мирно патрулировали зону, оберегая сокровища музея. Дождь барабанил в окна, навевая на всех скуку.

— Эх! Скучно, – с зевком сказал один охранник.

— Ага, – беззвучно ответил другой.

— А ведь вроде музей, столько штук интересных рядом. А все равно скучно! – продолжил первый.

— Ага, – все так же подтвердил второй.

— И все равно не хватает остроты. Весь день сегодня сообщали об ограблениях банка, магазинов. Все патрули на уши подняли. А у нас тут просто…музей.

— Ага.

— Это конечно плохо, что я скажу, но я бы не отказался от маленького бандитского штурма. Ну, знаешь, чтобы показать свои навыки, подготовки и…

Неожиданно послышался странный звук, словно кто-то бросил банку. Пустующее здание издало эхо, все охранники музея собрались.

— Тут что-то есть! – приготовился первый охранник.

— Ага, – тихо ответил второй.

— Будь начеку!

— Ага.

— Похоже, что-то есть в конце коридора.

В здание начал проникать дым. Охранники-единороги пытались что-то сделать своей магией, но мгновенно стали уменьшатся в размерах.

— Какого сена! – пропискнул маленький охранник. – Все вокруг стало таким большим!

— Ага! – С тем же писком ответил второй охранник.

— Нужно сообщить остальным. Бежим!

Миниатюрные охранники разбежались по ковру, но тут же попались в мешок вошедших внутрь Красных Бандан в противогазах. Бандиты-пегасы рассеяли волшебный дым крыльями и впустили остальных через вентиляцию и окна. Последним в музей вошел Мордер.

— Прекрасно, – холодно и медленно сказал Мордер. – Продолжаем. Уберите остальных, обезвредьте сигнализацию. На остальное у вас десять минут.

Каждый занял свою позицию. Реквиемы, Ирокезы и Иллюзионисты начали охоту за остальными охранниками. Мордер начал расхаживать по залам, отдавая приказы на создание обороны. Чао Йен, со своими ниндзя, направился в центр музея, чтобы добыть Алмаз Стихий.

Как только охранники и сигнализация были вырублены, все принялись за разбой. Все что не успевали собрать в мешки, нещадно уничтожали. Красные Банданы не жалели сил и разрушали драгоценные мраморные статуи, разрисовывали древние картины красками и разбивали красивые чаши. Иллюзионисты в силу своей чопорности не участвовали в этом варварстве, а Реквиемы наоборот вдохновляли своих братьев из Бандан своим же примером под песню:

Выжать до предела!

Брать, хватать, забираем все!

И никому не отдаем ничего.

Вот и финиш!

Мы идем на дело!

И не в лес, ни в степь и не в глушь,

А в музей на большой вкусный куш!

Финиш!

Ничего не оставляй за собой,

Если что-то в мешок не влезло твой,

Сломай-ломай! Сломай-ломай!

Вазы, кружки и горшки все разбей!

Покажи всем, какой ты злодей!

Треск, звон, шум пусть будет здесь целым гимном!

О да!

Выжать до предела-предела-предела-а!

Мы идем на дело-на дело-на дело-о!

Орсон и Дефт последними забрались через окно. Спрятавшись в тени декоративного шкафа они обсудили свое положение:

— Итак, мы в музее, – шепотом сказал Дефт.

— Я заметил, – ответил Орсон.

— Нужно их как то задержать до подхода Стражей.

— Я вот думаю, что Мордер и Чао Йен сейчас занимаются Алмазом Стихий. Бандиты задержат Стражей во время штурма, поэтому у них будет время, чтобы сбежать.

— Тогда давай разделимся. Ты задержи кражу Алмаза, а я займусь бандами.

— Как ты с ними справишься в одиночку?

— Очень просто, amigo! Разворошу осиное гнездо!

Агенты разошлись в разные стороны. Стараясь не привлекать к себе ненужного внимания, Орсон осторожно направился в главный зал.

Чао Йен и его ниндзя уже вовсю занимались взломом. Окружив платформу, где находился постамент с алмазом, ниндзя приготовили странные инструменты. Алмаз Стихий мирно покоился в стеклянном кубе, окруженной невидимой сферой магии.

Орсон решил, что главная гордость музея наверняка защищена самой лучшей магией, и он решил, что Чао Йен тоже о ней осведомлен. Хитрый манипулятор стоял у самой ступени платформы, с уверенностью наблюдая, как его слуги выполняли работу.

Ниндзя установили небольшой кран – Орсон решил, что это для финального изъятия Алмаза из куба. Один из ниндзя быстро и ловко закрыл стальными листами вентиляционную систему зала, другой бросил небольшую дымовую шашку, аккурат рядом с платформой. Дым развеялся вокруг постамента и в его очертаниях Орсон заметил слабые колыхания воздуха – магическая сфера.

Ниндзя встали по четыре стороны платформы и вытащили овальные зеркала. Осторожно, шаг за шагом, абсолютно симметрично, они начали продвигаться к постаменту. Магия отражалась от зеркал, и сфера сужалась все ближе к постаменту, уменьшаясь в размерах.

Орсон понял всю тактику взлома: ниндзя надеялись уменьшить магическую сферу, тем самым вогнав ее с помощью зеркал в постамент. На несколько секунд это сделает стеклянный куб уязвимым и за это время ниндзя успеют с помощью крана снять его и уже при помощи своих акробатических талантов забрать алмаз и тут же бросить инструменты.

Сигнализация сработает, но к тому времени Алмаз Стихий уже будет в копытах Чао Йена. Городская Стража начнет бороться с остальными бандами, а ниндзя тем временем скроется в общей шумихе.

Ниндзя с зеркалами уже почти сузили сферу до постамента, времени осталось мало. Орсон быстро осмотрелся и заметил на потолке гигантскую декоративную люстру, поставленную точно над платформой.

Орсон нашел крепление люстры и осторожно направился к ней, надеясь, что Чао Йен его не найдет. Сюрикен молнией пронесся мимо него и вонзился в стену. Орсон остановился от страха, но сумел сдержать вздох удивления. Секунда и перед ним оказался ниндзя. Он посмотрел на Орсона сквозь свою маску зелеными глазами.

— Эй ты! – Слова ниндзя словно пригвоздили Орсона к полу. – Ты что тут делаешь?

— Я? – Орсон резко собрался и изобразил грубость в голосе. – Не твое дело! Ищу тут побрякушки для себя!

— По-моему я тебя где-то видел, – ниндзя прищурил глаза. – Ты из какой банды?

— Я? – Орсон быстро сказал первое, что пришло на ум: – Иллюзионисты!

— Твоя одежда не похожа на них.

— Я новенький.

— Хм! Если ты Иллюзионист…покажи фокус!

— Фокус?

— Фокус.

— Фокус? – Орсон осмотрелся. – Хорошо!

— Давай. Я жду!

Орсон зубами вытащил сюрикен и положил его себе на копыто.

— Смотри! Сейчас этот сюрикен исчезнет! – сказал он и бросил сюрикен.

Выученная сноровка бросания камней в Вэствинской академии сыграли свое, брошенный сюрикен полетел к веревке крепления и чуть-чуть коснулся его. Рана начала развязываться, люстра потихоньку опускается.

— Та-да! – произнес Орсон с глупой улыбкой.

В тишине зала послышался треск. Веревка не выдерживала надреза и крепление ослабилась. Люстра с грохотом обрушилась на платформу. Ниндзя успели отскочить, но задетая люстрой магическая сфера издала пронзительный гул и захватила их волшебными путами. Чао Йен и еще несколько его приспешников успели отойти, прежде чем люстра упала.

— Ух ё-ё-ё! – произнес ниндзя

Чао Йен быстро приказал ниндзя поднять статую. Ловким движением он проскользнул под ней и так же мгновенно вышел с Алмазом Стихий на спине.

— Уходим! – приказал он.

Чао Йен и остальные ниндзя скрылись в клубах дыма. Орсон спокойно вздохнул и поспешил искать Дефта.


Мэйнхеттен. Центр-стрит 7. Городской музей. 5 октября. Среда. Ночь. 01:38

Подготовка к обороне шла полным ходом. Бандиты заняли все входы и выходы и следили за окнами. Когда Городские Стражи начнут атаку – бандиты об этом узнают. Дефт спешил, против него стояли три банды, несколько других преступников и сам Мордер и ему нужно остановить их прежде, чем они начнут свои таинственные коварства.

Дефта остановили около зала с мраморными искусствами. Несколько грабителей в красных банданах решили прибрать несколько экспонатов.

— Дрянное дело, – жаловался один. – Мрамор, да картинки! Ничего ценного!

— Это потому что алмазами занимается босс, – ответил другой. – Вот тебе и весь куш.

— Аха. А еще и делиться придется.

Один из бандитов дотащил статую до стены и сел на нее, переводя дух. Сняв бандану, он вытер пот и сказал своим товарищам:

— Не говори. Вот еще, делится с этим пижонами и фокусниками!

— Но я бы не стал спорить с Тайгер Фэйсом. Сделаем, как скажет и все равно получим долю.

— Аха, если я раньше времени не расшибу этот треклятый патефон. Меня уже задолбала эта музыка!

Бандиты продолжили собирать трофеи. Дефт заметил, как один из бандитов оставил свою бандану.

У Дефта появилась идея. Незаметно забрав платок себе, и надев на свою голову, он направился искать Реквиемов. Он нашел их у самого входа музея – в небольшом помещении, с двух сторон окруженный мраморными статуями и красивыми окнами. Граммофон был рядом.

Дефт нашел дубинку и разбил ее. Деревянное покрытие треснуло, оголив механизмы. Увидев это, Реквиемы в один звонкий тенор издали возглас, похожий на рев раненной волчицы.

— Это… – не поняли бандиты.

— Что это! – Дефт отбросил дубинку и угрожающе подошел к Реквиемам. – Надоело это ваше музло, пижоны!

— Да мы же тебя за это!

Реквиемы окружили Дефта, но тут появились Банданы.

— Эй, пижоны! – Крикнули они. – Вы тут что творите? На нашего братка нарываетесь?

— Этот ваш «браток» разбил наш аппарат! – визгливо ответил главарь Реквиемов.

— Да неужели? – Банданы в один голос загоготали. – Ну молодец, че! Правильно сделал. Давно пора было заглушить эту дрянь!

— Вы тупоумные варвары, ничего не смыслите в музыке!

— Ты кого тупоумным назвал, морда вылизанная?

Банданы и Реквиемы встали друг напротив друга. Каждый старался стоять выше или поднимал грудь кулесом, словно борющиеся за территорию гориллы. Между ними взорвалась вспышка и в клубе дыма появились Иллюзионисты.

— Господа не ссорьтесь, – сообщил их главарь и вытащил из цилиндра белого голубя. – Мы все тут братья и все мы тут в мире!

Дефт тут же вошел в разговор:

— А ты не лезь со своим зверьем, пижон!

— Да! – В один голос сказали Красные банданы.

— Вы, музляры и фокусники нами на командуете, ясно! – продолжил Дефт. – Банданы сами по себе! Я прав?

— Да!

— Так что захлопните ваши цилиндры и чешите отсюда! Настоящие бандиты не якшаются с пижонами, верно говорю?

Ответа не поступило, все смотрели на Дефта, но словно вскользь. Он почувствовал за спиной тяжелое дыхание.

Агент поджал уши, медленно повернулся. Он увидел перед собой знаменитого Тайгер Фэйса. Мордер конечно не знал Дефта и никогда не видел его, но легенды об его преступной деятельности внушали в агента-козадора очень неприятное и малознакомое чувство — страх.

— Что тут происходит? – Медленно спросил он. – Почему все…

Он замолчал и посмотрел Дефта. Заметив его Метку в виде лассо вокруг пламени, он нахмурился и прошипел:

— Козадор!

Громкий гул тысячи сигнализаций пронзили музей. Дефт тут же юркнул за колонну, сняв с себя бандану. Бандиты запаниковали:

— Кто не выключил сигнализацию?

— Кто включил ее?

— Это Иллюзионисты сделали!

— Вы отвлекли нас, ломая наш граммофон!

— А нечего было музло свое включать!

Представители трех банд снова начали спорить. Это выиграл время – Дефт заметил через окна, как Стражи начали окружать здание. Мордер рявкнул на всех бандитов, его могучий голос приглушал даже сигнализацию:

— Замолчать! Все в оборону!

Подобно тренированным псам услышавших сигнальный свисток, все три банды позабыв свои распри, тут же начали защищаться. Как только спецназ Мэйнхеттана ворвался внутрь, они были готовы.

Рослые Красные Банданы бросали Стражей в стороны Иллюзионистов, которые заставляли их исчезать в шкафах и в платках. Реквиемы, насвистывая своим мелодии наизусть, ловко отслеживая тех, кто пытался выбраться из преступной системы.

Положение ухудшилось, Стражи проигрывали. Дефт немедленно осмотрелся. Должно было остаться хоть что-то, что могло, было помочь коллегам из городского отдела Защиты. Мимо него пролетел цилиндр Иллюзиониста, из которого тут же выбежал белый кролик, пара голубей и веревка, связанная из разноцветных тряпок.

Не думая, Дефт тут же схватил веревку в зубы и немедленно привязал ее конец к ближайшей мраморной статуи. Другой конец он обмотал вокруг линии обороны преступников. Дефт надеялся, что бандиты не заметят его работы, увлекшись борьбой над Стражами.

Но не успел агент дойти и до середины зала, как его остановила трость главаря Реквиемов.

— И что тут у нас?

Дефт не ответил и просто ударил главаря точно в левый глаз, украшенный рисунком. Главарь свалился в толпу бандитов, разбив их как домино. Красные Банданы опьяненные схваткой разозлились и начали биться уже со своими коллегами из других банд. Начался хаос.

Городские Стражи тут же воспользовались новым спором преступников и немедленно контратаковали. Красные Банданы тут же легли на пол, под натиском тяжеловооруженных спецназовцев, чьи шлема и доспехи были единым ударным щитом. Реквиемы не успели просвистеть хотя бы аккорд, как тут же были свячеными Стражами-пегасами. Магия единорогов сумела раскрыть бутафорские фокусы Иллюзионистов и те быстро сдались.

Дефт кивнул Стражам и побежал навстречу Орсону. Агенты встретились у западного крыла музея.

— Ну как дела? – Спросил Дефт.

— Да все хорошо, – запыхавшись ответил Орсон. – Только Алмаз…

— Мы их догоним!

— Они наверняка подготовили побег!

— Тогда поспешим!


Мэйнхеттен. Центр-стрит 7. Городской музей. 5 октября. Среда. Ночь. 01:44

Агенты вышли в пустующий зал. На и пути были колонны, образовывавшие проход на небольшую ротонду с высокими окнами. Ночной свет выходил из окна, освещая мраморные колонны. Агенты шли между ними, осматриваясь по сторонам.

— Ты их видишь? – Спросил Орсон.

— Тише, – ответил Дефт.

— Вот они!

Агенты быстро спрятались за ближайшей колонной. С другой стороны на ротонду вышли Чао Йен и ниндзя, удерживающие Алмаз Стихий. Лунный свет отразился в гранях драгоценного камня и тот засветился блеклым, но красивым светом.

Чао Йен что-то приказал ниндзя и те скрылись в клубах дыма. Он остался один с Алмазом. Дефт кивнул Орсону и агенты медленно направились к нему. Но услышав шаги вернулись в свое укрытие. К Чао Йену подошел Мордер вместе с тремя главарями банд.

— Господин, наши проигрывают, – сообщили главари.

— Разве ты не должен был обеспечить нам оборону, Тайгер Фэйс? – спокойно спросил Чао Йен Мордера.

— Эти идиоты перессорились, – Мордер сердито посмотрел на главарей. – Опять!

Главари поджали хвосты и уши и словно уменьшились в росте от взгляда Мордера. Чао Йен прервал его:

— Не важно, мы позже освободим проигравших! А пока охраняйте проходу сюда! Скоро мы уйдем отсюда.

Главари поклонились и разбежались. Агенты успели скрыться в тень колонн, когда главарь Бандан прошел мимо них. Мордер тем временем подошел к окнам и приоткрыл их, осматривая небо. Чао Йен же принялся рассматривать Алмаз Стихий.

— Настоящее произведение ювелирного искусства, – Чао Йен больше наслаждался своим голосом, чем Алмазом. – В те времена умели делать алмазы, не так ли, Тайгер Фэйс?

— Нужно поспешить, – пробурчал Мордер, продолжая смотреть из окна. – Стражи наверняка заполонили небо.

— В чем дело? Боишься? – Чао Йен коварно улыбнулся.

— Тайгер Фэйс ничего не боится! – оскорбился Мордер, посмотрев на Мастера Дракона.

— Не волнуйся. Все распланировано. Умник еще ни разу не подводил.

Орсон нахмурился и шепотом сказал Дефту.

— Похоже, они ждут воздушную повозку.

— Но как? Стражи ее заметят на подлете! – удивился Дефт.

— В любом случае это им не мешает.

Мордер что-то заметил и быстро открыл окна. В ротонду влетела черная воздушная колесница, запряженная ниндзя-пегасами.

— Повозка с магией! Они могут уйти, – сказал Дефт.

— Это не совсем магия, – Орсон присмотрелся. – Это больше механизм!

— Неважно, их надо остановить! – Дефт двинулся вперед.

— Погоди Дефт!

— Не сейчас!

Дефт вошел в ротонду и остановил бандитов звонким молодецким свистомю

— Ребята, торопитесь? – сказал он.

Мордер, ниндзя и Чао Йен разом повернулись в сторону Дефта. Орсон ударил себя копытом по лбу, осуждая поступок коллеги.

— Спешу сообщить, amigo, что вы все арестованы! – сказал Дефт.

— Вот как? – Чао Йен кивнул в сторону. – Ребята разберетесь?

— С удовольствием! – послышались голоса.

Главари из Красных Бандан, Иллюзионистов и Реквиемов в одном прыжке приземлились рядом с Дефтом. Агент успел отскочить.

— Ну что, Орсон? – спросил он. – Размянем копыта?

— Боюсь не получится, я в ауте, – ответил Орсон.

Дефт повернулся и увидел, что Орсон был привязан к колонне разноцветной, но крепкой веревкой.

— Вот как? – сказал Дефт. – Ну, ничего, я справлюсь. Без тебя даже легче!

— Спасибо, за поддержку, – ответил Орсон с сарказмом.

Пока Иллюзионист вытаскивал из цилиндра новую веревку, Бандана и Реквием окружили Дефта с двух сторон и одновременно напали. Дефт подпрыгнул и приземлился на копыте Реквиема. Не давая ему, опомнится, агент тут же перебросил его через себя, ударил три раза по трем разным местам бандита и кинул его в сторону Банданы.

Словно хлыстом разноцветная веревка пронеслась над агентом. Дефт успел присесть и схватить ее конец зубами. Дефт сделал резкий и сильный рывок, тем самым забрав цилиндр у Иллюзиониста. Не прошло и секунды, как Дефт тут же связал из веревки лассо и начал угрожающие кружит петлей над своей головой.

Чао Йен наблюдал за этим представлением с ироничной улыбкой и наслаждением. Мордер же внимательно рассматривал самого Дефта. Оба не торопились уходить. Орсон постарался выбраться из силков, но все было тщетно, поэтому ему оставалось только оставаться зрителем.

Красная Бандана отбросил вырубленного Реквиема и себя и с рыком напал на Дефта. Лассо из разноцветных платков тут же схватило копыта бандита и столкнуло его на землю. Собрав в себе все силы, Дефт вновь начал кружить лассо, но на этот раз с Банданой на конце.

Ошеломленный Иллюзионист бросил в Дефта острые как бритва игральные карты, но агент успел вовремя отскочить от них и столкнуть бандита связанным Банданой. Все трое были побеждены, и Дефт, не раздумывая, ловко освободил петлю с копыт Банданы и бросил ее в сторону Чао Йена.

Петля связалась вокруг копыта Мордера, который успел прикрыть Чао Йена. Угрюмое лицо, изуродованное шрамами, фыркнуло. Мордер дернул лассо и Дефт, не сумев справиться с его силой, упал на землю. Мордер с пренебрежением отбросил веревку и вышел вперед. Дефт поднялся. Агент и преступник встретились взглядами.

— Козадор! – Тайгер Фэйс почти что рычал, произнося это слово. – Так значит это ты?

— Вы знаете его? – спросил Чао Йен.

— Эта Метка! Мне говорили, что козадор с этой Меткой арестовал моего брата, шесть лет назад! И с тех пор он стал позором нашей семьи! – Мордер подошел ближе. – Не знал, что мы встретимся здесь.

— Похоже, это личное дело, – Чао Йен потер грань Алмаза. – Вас не ждать?

— Я ненадолго.

Мордер подобно нарастающей тени начал приближаться к Дефту. Агент стоял на месте, словно вскопанный.

Дефт попытался нанести удар, но вся его сила словно улетучилась при виде Мордера. Тайгер Фэйс, не прилагая усилий, остановил копыта агента и хмыкнул.

— И это все?

Мордер схватил зубами за одежду агента и с рычанием бросил его вверх. Дефт столкнулся с потолком и упал на пол, чуть было не сломав себе челюсть и спину. Мордер пнул его и перебросил на спину. Наступив на живот, Мордер нанес сильный удар по груди и горлу агента.

— Пока достаточно! – Сказал он, отпуская Дефта. – В следующий раз добью окончательно.

— Нам пора, Тайгер Фэйс, – спокойно сказал Чао Йен.

— Я знаю!

Мордер, не теряя времени, присоединился к Чао Йену в маленькой повозке. Ниндзя-пегасы подняли ее в воздух и скрылись в клубах дыма, прежде чем их успели заметить Стражи. Дефт продолжал лежать на полу, постанывая от боли.

— Ну и что это было? – спросил его Орсон.

Дефт не ответил. Орсон тяжело вздохнул.

— Вот тебе и дело!


Мэйнхеттен. 14 улица Хуфтаун. Участок Городской Стражи.5 октября. Среда. Ночь. 03:29

Последние часы вечера агенты провели в участковом госпитале. После битвы в музее Орсон отделался покалеченным глазом, а Дефт несколькими синяками по всему телу. Врачи сделали им нужные перевязки и отпустили.

— Вот что называется отдохнуть культурно! – сказал Дефт, выходя из госпиталя. Он хотел посмеяться, но смех вызвал боль в животе. – Надо подкрепится, я думаю.

Когда они вошли в столовую к ним навстречу двинулся капитан Ордер с очень озлобленным видом.

— Похожее нас сейчас будут есть, – прошептал Дефт.

— И место как раз подходящее, – хмуро ответил Орсон.

— Не зря сегодня обещали фирменное блюдо.

Капитан приблизился к агентам на расстоянии шага и извергнул:

— И как прикажете это понимать?

— Если вы по поводу взятой без разрешения одежды для прикрытия, то могу сказать… – начал Дефт.

— Нет! Я хочу узнать, почему каждый раз, когда вы участвуете в поимке преступников, мне приходится отчитываться за нанесенный городу ущерб! То, что вы облили «Мелоди Олд» водой это еще терпимо. Но то, что вы допустили разрушение дорогих экспонатов Городского Музея, полностью демонстрирует вашу некомпетентность!

— Но ведь бандитов то вы арестовали?

— Да. Но сомневаюсь, что господин мэр и Городской Защитник простят вам ущерб музею и, конечно же пропажу его главного сокровища.

— По поводу похитителей Алмаза Стихий, – заступился Орсон. – Тут мы с уверенностью можем сказать что это были Чао Йен и…

— Меня не волнуют ваши гипотезы! Вы связали себя ответственностью за это дело. И теперь, если вы не хотите лишиться своей работы, то немедленно приступайте к поискам Алмаза. А я, так уж и быть, попрошу мэра и сэра Ланцекольта не испепелять вас, до завершения этого инцидента. На этом все.

Капитан ушел. Агенты устало дошли до столика у окна и сели. Дождь барабанил в стекло, словно убаюкивая. Дефт поборол сон и усталость и сказал Орсон:

— Что ж! Итог намечается не из лучших.

— Арестованы три банды, – ответил Орсон. – Еще одной городской собственности нанесен ущерб, якобы по нашей вине. И, конечно же, похищение главного источника гордости нашего дорого уважаемого мэра.

— И мы теперь точно знаем, кто стоит за всем этим.

Орсон прикусил губу и ответил осуждающим тоном:

— Да. И мы могли были даже найти их след, если бы кто-то не решил поиграть в храброго козадора.

— Я не удержался. Ты же знаешь, как я люблю задерживать опасных преступников.

— Правда? А тогда почему храбрый козадор неожиданно спасовал перед опасным преступником? Раньше я этого не видел.

Дефт понимающие покачал головой, быстро посмотрел в окно и ответил со вздохом:

— Тут понимаешь, Орсон. Просто, увидев Мордера, я тут же вспомнил свои первые годы. Знаешь я ведь не всегда был храбрым козадором. В юношестве меня пугали легендами о злодеяниях семейки Кактациесов. Арестовав Рейза я показал на что я способен и в первую очередь доказал самому себе, что я ничего не боюсь. И это мне помогло освободить родину от преступников. Но…

— Но…!

— Но просто с Мордером я еще ни разу не сталкивался. И когда я увидел эту тушу перед собой. Я вдруг понял, что поимка Рейза не было подвигом. Но при этом эта поимка подписала мне приговор. Ведь Мордер узнал меня и теперь захочет отомстить. И я вдруг вспомнил все те ужасы, которые ему приписывали.

Дефт поник головой. Орсон продолжал смотреть на него осуждающе. Он спросил:

— И что теперь? Ты сдашься.

— Нет, Орсон. Просто…

— Просто что, Дефт? – Орсон повысил голос. – Будешь избегать Мордера? Или стараться участвовать в других делах, не связанных с ним? Прошлое и легенды не должны тебя останавливать Дефт. Потому что на тебе лежит ответственность перед Эквестрией! Ты агент Королевского Контроля. Ты больше не козадор. Ты теперь верен закону, а не сказкам из твоего детства!

Дефт задумался и тихо ответил:

— Да пожалуй ты прав.

— Пожалуй? Или прав? Скажи мне сразу Дефт, я могу рассчитывать на тебя в этот сложный момент?

— Да, – Дефт откашлялся и ответил серьезнее, – Да конечно Орсон! Не списывай меня со счетов. Я… я справлюсь.

— Надеюсь на это.

— Нет, правда! Спасибо, что поставил меня на ноги. Я что-то... ты прав. Я агент. А он преступник. И мой долг — арестовать его, как агент преступника.

Орсон внимательно посмотрел в его глаза, словно проверяя на ложь.

— Хорошо, – сказал он. – Я тебе верю.

Агенты молча поникли головой, готовые уснуть прямо на столе. Но их разбудили Стражи из отряда спецназа.

— Хэй ребята, хорошо выступили! – весело сказали они.

— Да ладно? – сказал Орсон.

— Нет серьезно! Вы храбро там себя повели! Одни против трех банд! Это круто, мужики!

— Спасибо, – ответил Дефт.

— Не слушайте Ордера, он всегда не в духе, когда дело становится сложнее простого похищения

чужой сумочки! Давайте! Развеселитесь! Мы поймали целых три банды за раз!

Кто-то достал гитару и спросил Дефта:

— Агент Страйк, не сыграете?

Дефт посмотрел на Орсона, усмехнулся и взял гитару.

— Какую сыграть? – Спросил он.

— Сыграй «нашу»! – ответили Стражи.

— Нашу? – Дефт снова усмехнулся. – Ну, нашу так нашу!

Дефт сел прямо на стол и ловко заиграл на гитаре. Изобразив несколько грубый голос, он запел, вместе со всеми Стражами в столовой:

Каждый день и каждую полночь,

Позабыв про здоровье и сон,

Защитим и окажем всем помощь,

Мы представляем долг и закон!

Не пройдут от погони мозоли,

И от драки не затихнет боль.

Но врагу победить не позволим,

Ведь мы вместе Королевский Контроль!

Атас!

За честь жизнь простых поняш!

Атас!

За свет Селестии и всей Эквестрии!

Атас!

Давай быстрей агент и Страж!

За честь Эквестрии!

Атас! Атас! Атас!

Каждый день одиноко он бьется,

Стражник смелый, один без друзей.

В тени ждет и над ним все смеется,

Дух коварный, опасный злодей!

Есть приказ, есть простая наука,

Когда вместе движемся в бой,

Держимся мы все друг за друга,

Как единый эквестрийский герой!

Атас!

За честь жизнь простых поняш!

Атас!

За свет Селестии и всей Эквестрии!

Атас!

Давай быстрей агент и Страж!

За честь Эквестрии!

Атас! Атас! Атас!


Мэйнхеттен. 8 улица Гринтейлс. Отдел контроля погоды.6 октября. Четверг. Утро. 07:57

Ночная Смена подходила к концу, и погодная команда начинала собираться у табельной будки. Пегасы в белых халатах обсуждали свою работу и недавние новости.

— Слышали, говорят, этой ночью на музей напали, – сказал один пегас.

— Правда?

— Да дело худо!

Старший в группе усмехнулся:

— Да это ерунда, наверное. А вот эти аномалии у побережья я думаю стоит проверить.

— Как думаете может быть это дракон. Мистер Рейн?

— Сомневаюсь. Просто облако вышло из-под контроля, – Мистер Рейн вдруг затих. – Вы слышали?

— Что?

— Мне показалось, что кто-то скребется.

Вдруг послышался шум. Словно стены, потолок, и пол со всех сторон начал кто-то грызть.

— Что это такое?

Неожиданно один за другим пегасы начали исчезать. Кто-то поспешил к сигнализации или к выходу, но они тут же пропадали. Из-под земли появлялись ямы, и блеклые тени забирали их по одному.

Мистер Рейн успел спрятаться за будкой и нацелил взгляд на сигнализацию. Осмотревшись, он решился и полетел в ее сторону. Чья-то когтистая лапа схватила его за хвост и пригвоздила к полу.

-Пегас-с-сы за Алмаз-з-з!

Мистер Рейн пытался выбраться, но грабители были сильнее. Момент и он, как и остальные, исчезли в подземных тоннелях, вырытые таинственными похитителями.