Автор рисунка: Stinkehund

Где-то на краю Понивилля...

...стоял дом. Это был большой дом, просто огромный. Настоящий особняк. В нем было несметное количество окон, и где-то столько же дверей. Что и говорить о лестницах, которые могли привести тебя совершенно не туда куда ты планировал, ведь они были настолько длинны, что ты не видел где заканчиваются ступеньки. Стены дома были выкрашены светлой краской. Когда-то она была белоснежной, но сейчас, спустя многие годы после строительства дома, белизна исчезла, уступив место цвету слоновой кости. Перед домом расстилался сад. Некогда ухоженный, он все еще пытался сохранить свою первозданную красоту, но возраст хозяина не позволял ему ухаживать за растениями, и сад постепенно погибал. То тут, то там цвели красивые цветы, посаженные добрыми, но ничего не смыслящими в этом деле внуками. Хозяин не раз жаловался на то, желтые, цветущие розы абсолютно не смотрелись рядом с засохшими тюльпанами, им бы было место там, рядом со своими белыми или алыми собратьями. Окруженные сорняками цвели яблони, и из открытых окон можно было услышать аромат. Пожалуй, хватило бы всего одного дня тщательной уборки под пристальным присмотром хозяина, и сад смог бы посоревноваться с Кантерлотским парком, но многочисленный дети и внуки могли собраться в доме лишь один раз в несколько месяцев — все они жили в разных уголках Эквестрии. Сегодня был как раз такой день, а вернее такая ночь. Дом был наполнен спящими родственниками дальними и близкими, и все они собрались раньше времени, что бы успеть попрощаться с хозяином дома. У старика было плохо с сердцем, и врачи предсказали смерть в течении нескольких дней. Он молил свою семью не разрушать и не продавать дом, доставшийся ему от своего отца. Дети уважали его мнение, и поэтому решили после смерти дедушки восстановить дом. Может быть, его бы восстановили и раньше, но дедушка отказывался куда то переезжать на время ремонта, ведь старик и строители — вещи несовместимые.

Альберт Фойдж, милый единорожек желтого цвета а по совместительству самый младший представитель семейства Фойдж, спал на нижнем этаже величественного дома. Вернее, он спал десять минут назад. Сейчас он по необъяснимой причине проснулся, и разглядывал резной каменный потолок. Жеребенок часто оглядывался — ему не давало покоя ощущение чего-то пристального взгляда, но сколь он не всматривался в темноту, не мог различить ничего кроме контуров мебели. Хлопнула оконная рама, и Альберт подпрыгнул в кровати, стуча зубами. Окно, казалось, было закрыто на щеколду. Неужели снаружи настолько сильный ветер? Жеребенок присмотрелся, и увидев на полу оторвавшуюся железку, облегченно вздохнул. Ничего удивительного в том, что в таком старом доме не выдержала щеколда. Альберт поднялся с кровати, с перебирая копытцами, забрался на стол, и закрыл широкое окно. Подумав, он подпер окно статуэткой принцессы Селестии.
"Больше не откроется", — хмыкнул он, и забрался в кровать, укрываясь теплым одеялом. Прошла минута, другая, а сон все не шел. Альберт распахнул глаза, услышав чей-то вздох в темном углу комнаты.

—Не дом, а лабиринт какой-то, — раздалось недовольное бурчание. Из темноты абсолютно бесшумно вынырнула фигура высокой кобылы. Белая шерсть покрывала тощее тело, седая грива была собрана в пучок, полы черного плаща стелились по полу, а темные дыры на черепе вместо глаз нарушая все законы физики недовольно хмурились. Из под верхней губы виднелись небольшие клыки, которые отбивали всякое желание спорить с кобылой.

—Ты к-кто? — заикаясь прошептал жеребенок.

—Ну неужели так сложно догадаться? Я думала меня знают все, — фыркнула она. Фигура исчезла, и вновь появилась около кровати Альберта. Кобыла села на кровать, и жеребенок почувствовал как из под одеяла исчезает тепло, заменяясь могильным холодом

—Извините, но вам здесь не место, — неуверенно сказал Альби, укутываясь в одеяла.

—Фу какая грубость, — кобыла скрестила копыта на груди — я сама решаю где мне место а где нет. Я здесь, между прочим, по делу.

—Пошла вон!— набравшись храбрости крикнул жеребенок. Фигура подняла пустые глазницы, и вздохнула. Она вытащила откуда-то потертую желтую бумажку, хоть Альберт и не заметил у нее рога.

—Значит так, я должна забрать некого Альберта Фойджа, в три часа, пятьдесят девять минут и одну секунду, если быть точнее — жеребенок бросил взгляд на часы — три и десять.

—Так это ты Альберт Фойдж? — поинтересовалась Смерть (как уже догадался Альби).

—У нас в доме еще шесть Альбертов, и мы все Фойджи.

Смерть,уже было открывшая клыкастую пасть, застыла. Наступила неловкая тишина.

—С чего это вдруг? — не придумав ничего лучше, спросила она.

—Я Альберт, мой папа Альберт, мой дедушка Альберт, мой дядя Альберт, и мои три кузена. Еще мой прадедушка Альберт, но он умер.

Смерть нахмурилась. Жеребенок не врал, она чувствовала. И что теперь делать? Первый раз за свою бесконечную жизнь Смерть была озадачена.

—Ну... Может кто-то из вас болен, или при смерти, или просто ему наскучило жить? — предположила кобыла. Альберт-младший покачал головой.

—Мы все почти здоровы, все рады жизни, все счастливы просто собраться здесь до начала учебного года, — ответил жеребенок. Кобыла вздохнула.

—Ладно. Проведешь меня к спальням своих родственников, я посмотрю на них, кого можно забрать, — добавила она, еще раз сверившись со свой бумажкой. На ней не было ничего кроме имени и адреса: Альберт Фойдж, окраина Понивиля.

—Я помогу тебе, если ты выиграешь партию в шахматы, — предложил Альби. Кобыла хмыкнула, посмотрев на часы. Времени много, а выиграть у смерти невозможно.

Прошло десять минут,

Смерть думала над каждым ходом, двигая черные фигуры.

Альберт,по логике, играл белыми. Он думал почти также долго как и кобыла. Пока что была ничья.

Спустя минут сорок Смерть радостно вскрикнула, опрокидывая белого короля на доску.

—Смерть ничто не может победить! — хмыкнула она, пританцовывая на месте —Ну, теперь показывай, где кто спит.

Бесцеремонно схватив жеребенка за ухо, она потащила его к выходу из комнаты, когда произошло сразу несколько вещей.

Пробили четыре старинные часы в гостиной.

Заскрипел ржавый механизм кухонных часов, пытаясь сдвинуть с места стрелку.

Послышались удары часов на площади Понивиля.

Отзвенел маленький будильник Альби.

Посмотрев на часы, Смерть недовольно зашипела, и растворяясь в воздухе, бросилась на Альберта, . К счастью, когда жеребенок открыл глаза, в комнате было пусто, лишь холодное одеяло доказывало что это не сон.

Утром дверь в комнату Альби распахнулась, и на пороге возникла счастливая мать.

—Альберт, дорогой, дедушке стало лучше! Врачи говорят что это чудо! Ты представляешь, он горит желанием вернуть жизнь своему саду! Пять минут назад он позвонил к строителям, что бы тебе прислали пони перекрасить дом, так что скорее спускайся, дел невпроворот!

Комментарии (1)

0

Прошу прощения, но я, к собственному неудовольствию, увы, не знаю произведение-оригинал, поэтому жажду узнать это от вас

Pony_in_the_pants
#1
Авторизуйтесь для отправки комментария.