Автор рисунка: Stinkehund
20. Затишье перед бурей 22. Снежинки

21. Напряжение

Ммм... отличный ужин, Кейденс! — сказала Твайлайт, отставляя пустую тарелку. Они только что покончили с обильным ужином, состоявшим из салата, булочек, и, сверх того, приготовленного Кейденс восхитительного тыквенного пирога. — Я и не знала, что ты так хорошо умеешь готовить!

Сытая Твайлайт уселась на свою подушку, с усталой улыбкой осматривая уютный стол.

Все они едва сумели уместиться за маленьким столом, который она со Спайком обычно использовали, и тесно прижимались друг к другу. Твайлайт села за него первой, чтобы быть рядом с Рейнбоу, и надеялась, что это не выглядит слишком прямолинейным. Скуталу сидела слева от Рейнбоу, а Кейденс и Спайк — напротив них.

— Ну, мне надо было чем-то занять свободное время, — ответила Кейденс, подхватывая тарелки магией. — Не говорите Шайнингу, что я говорила это, но в нашем замке немного скучновато. Он всегда так занят, вот я и стараюсь удивлять его время от времени чем-нибудь особенным.

Она обошла стол и направилась к раковине, неся все грязные тарелки.

— Тебе понравилось, малышка? — спросила она, проходя мимо Скуталу.

— Ага! — кивнула та. — Было очень… — тут ее прервал небольшой зевок. — ...очень вкусно. Спасибо, что сделали ее!

— О, не за что, — ответила Кейденс. Парой быстрых заклинаний она вымыла всю посуду и убрала ее в шкафчики.

— Ого, Кейденс, ты должна научить меня этому заклинанию! — с широко раскрытыми глазами заявила Твайлайт.

— Ага, оно того действительно стоит! — с надеждой во взгляде вмешался Спайк. — Если она вот так за пару секунд сможет перемыть все тарелки, то мне больше не придется этим заниматься!

— Всему свое время, Твайли… — хихикнула Кейденс, услышав Спайка. Посмотрев на часы, она увидела, что уже достаточно поздно. — Скажите, разве Скути уже не пора спать?

— Скути? Я не… погодите. У меня теперь есть время ложиться спать? — спросила пегасочка, приподняв бровь, и смотря на Твайлайт и Рейнбоу. — ...реально?

— Да, действительно, — мягко улыбнувшись, подтвердила Твайлайт. — Думаю, у тебя больше не будет кошмаров, если ты будешь следовать режиму дня.

Она встала и обошла стол, используя крыло, чтобы мягко направить малышку в сторону лестницы, ведущей к дому Рейнбоу.

— Я скоро вернусь. Уложу Скуталу и быстренько приму душ перед сном.

— Хорошо, увидимся! — помахала Рейнбоу Скуталу. Как только кобылка помахала в ответ, пегаска поймала взгляд Кейденс и кивнула. Вот и оно… — подумала она, когда Кейденс кивнула в ответ. Посмотрев на Спайка, Рейнбоу немного нервно хихикнула и произнесла:

— Эм… Спайк? Кейденс и я собираемся на балкон, на звезды посмотреть немного. Хочешь с нами? — она четко знала, что дракончик не любит холод и предпочтет остаться в тепле кровати, особенно в такую холодную ночь.

— Не-а, но спасибо, — ответил он. — Меня на диване дожидаются кое-какие комиксы, которые я хочу перечитать перед сном.

Идеально…

— Л-ладно, хорошо, — чуть запнулась Рейнбоу. Успокойся, Дэш, успокойся. — Тогда до завтра?

— Ага, хорошей вам ночи, — ответил с зевком он. Дракончик обнял Кейденс за ногу и вышел из кухни, отправившись к дивану. Там он своим дыханием зажег свечи, накрылся одеялом и раскрыл книгу.

Рейнбоу поняла, что время пришло. Коротко кивнув, она пошла к лестнице на второй этаж, сопровождаемся Кейденс, а оттуда — на балкон. Кейденс отворила двери и прошла первой, а затем впустила Рейнбоу. Закрыв двери, пегаска подошла к перилам. Ее взгляд бегал от звезды к звезде.

Снаружи было холодно, но так, как ветра не было — то терпимо. На небе было ни облачка, и смотреть на него не мешало ничего. Ее сердце колотилось, как барабан, а холод ничуть не помогал успокоить нервы. Пегаска распушила крылья и плотнее прижала их к бокам, стараясь сохранить побольше тепла.

Пытаясь успокоиться, Рейнбоу услышала, как засветился рог Кейденс. Гадая, зачем, пегаска развернулась, было, чтобы спросить, когда Кейденс села рядом и прикрыла их плечи толстым покрывалом. Рейнбоу ей благодарно улыбнулась и подтянула краешек на себя немного плотнее.

В тишине прошла минута, затем еще одна.

— Итак… — мягко начала Кейденс, нарушая ее. — О чем ты хотела поговорить?

Ну, понеслась…

— Я… у меня есть подруга, — начала Рейнбоу, мысленно пнув себя за то, что начала так слабо. — Она как-то спросила у меня совета, и, эм… сказала мне, что у нее могут быть чувства к другой… — пегаска нервно сглотнула и подтянула покрывало еще плотнее. — …другой кобыле.

Она не заметила, как глаза Кейденс раскрылись шире от радости.

— Эта моя подруга, она… она реально любит эту кобылу, но она не уверена… не уверена, что та ответит на ее чувства…

Пока Рейнбоу говорила, ее плечи обвисли, и она поникла, нервно прядая ушками от мысли об отказе Твайлайт.

— Хм, да… я понимаю, — проговорила Кейденс, потирая подбородок. — А как зовут эту твою подругу?

Рейнбоу едва не назвала свое имя, но в последнюю секунду спохватилась.

— Я… она сказала, что хотела бы сохранить это в секрете, извините…

Было близко.

— Думаю, все в порядке, — ответила Кейденс. — Знаешь… Я думаю, Твайлайт будет очень счастлива с тобой…

— Я тоже… погодите, что?! — голова Рейнбоу вздернулась от удивления. Откуда она знает? — запаниковала она. Она напряглась, готовясь улетать и спасать себя от смущения из-за признания принцессе Кейденс, но сумела быстро подавить свои чувства. Рейнбоу закрыла глаза и глубоко вздохнула, ожидая ответа Кейденс.

— Ты действительно думала, что я не разберусь в твоих попытках схитрить, Рейнбоу? — мягко спросила принцесса, нежно коснувшись ее крылом. — Я же Принцесса Любви, в конце концов…

Она ожидала ответа Рейнбоу, но, не дождавшись, продолжила.

— Я могу буквально почувствовать твою любовь к ней, и знаю, как сильно ты ее любишь.

— Я… да, кажется, она мне нравится, и больше, чем следует…

— Рейнбоу, любви не нужно стыдиться.

— Знаю, и это не стыд. Я просто нервничаю, и все… — Рейнбоу старалась смотреть на что угодно, кроме Кейденс. Наконец, ее взгляд остановился на луне. – Я здорово налажала… — прошептала она минуту спустя голосом, полным боли и сожаления.

— О? – мягко спросила Кейденс, понимая, что действовать надо осторожно.

— Ага… На День Согревающего Очага я получала всякие смешанные сигналы от Твайлайт, поэтому поступила как тупица и спросила ее в лоб, влюблена ли она в меня. Вот это было неловко! Если кратко, она сказала нет. Всякий раз, как я об этом вспоминаю… мне больно, и я каждый день сожалею, что задала этот дурацкий вопрос. И боли я не чувствую лишь тогда, когда мы вместе.

— Дай угадаю… ты хочешь проводить с ней каждую секунду, так? – спросила Кейденс.

— Ага.

— Мне знакомо это чувство, — ответила Кейденс, вспоминая мужа. – Как бы то ни было, я бы хотела, чтобы ты описала Твайлайт для меня.

— Э… почему?

— Просто доверься мне, хорошо? Я хочу услышать, что ты думаешь о ней.

Рейнбоу глубоко вздохнула и решила, что это не повредит. Кроме того, рядом было нипони, а Твайлайт, кажется, все еще была в душе. Она только открыла рот, чтобы начать говорить, как услышала что-то снизу. Гадая, что это, она выглянула через перила к месту, где соединялись их дома, но там было пусто. Пожав плечами, она села и некоторое время собиралась с мыслями. Слегка подул ветерок и принес легкий запах земляники. Немного удивившись, пегаска отбросила мысли об этом и начала говорить.

— Твайлайт… ну, она для меня все и еще немного. Мне очень тяжело без нее, а когда мы рядом, то в мире нет никого, счастливее меня. Я люблю, когда она держит меня в своих копытах, — говорила она, и голос становился все громче и сильнее с каждой секундой. Рейнбоу почувствовал бабочек в животе, но любовь и привязанность к Твайлайт подавили их. – Когда я на публике, то всегда веду себя круто, чтобы пони не подумали, что я слабая. Было время, когда надо мной потешались, и я… я научилась вести себя круто, чтобы ко мне не цеплялись…

Она замолчала и начал смотреть вдаль. Прошло несколько секунд.

— Но с ней? С ней я чувствую себя в безопасности, защищенной. Я знаю, что с ней я могу не притворяться и просто быть собой, потому что знаю, что она судить не будет. Мне нравится это в ней – как я могу быть собой и просто расслабиться… Сложновато постоянно вести себя круто.

— Ага… — слегка улыбнувшись, кивнула Кейденс. – Шайнинг тоже был таким, пока я не заставила его рядом с собой расслабляться… — она посмотрела на Рейнбоу. – Эм… извини, что перебила. Продолжай, пожалуйста…

— Хо-хорошо. Когда мы обнимаемся, я… — пегаска покраснела, вспоминая, как замечательно обниматься с Твайлайт. – Мне безопасно. Когда бы нам ни выпадала возможность обниматься, я выбираю быть большой ложкой, потому что это то, чего я ожидаю от себя. Когда мы ездили на суд в Кантерлот, меня спросили, хочу ли я быть маленькой ложкой, и в те несколько минут я чувствовала себя, как никогда раньше. Это было мое место – в объятиях Твайлайт. Ее нога прижимала мои ноги к груди, хвост лежал на бедре, и, что самое лучшее, крыло охватывало мой живот... я обожала это, реально наслаждалась каждой минутой, — Рейнбоу закрыла глаза, довольная тем, что выпустила это. Несколько секунд спустя она посмотрела на Кейденс и нервно хихикнула, увидев ее улыбку. – Я… я просто не знаю, как сказать ей, что я люблю ее.

Кейденс глубоко вздохнула и медленно выдохнула. Распушив на секунду крылья, она молчала еще несколько секунд и позволила хитрой улыбке вползти на лицо.

— Знаешь, я хочу услышать, как ты скажешь это вслух.

Рейнбоу сглотнула.

— Э… что? – спросила она, уже точно зная, чего хотела Кейденс.

— Я хочу услышать, как ты скажешь, что любишь ее.

Рейнбоу смотрела на Кейденс несколько секунд, а потом поникла, не выдержав пронзительного взгляда аликорна.

— Хорошо… — она понизила голос так, что он стал едва слышным шепотом. – Я люблю ее…

— Громче.

Рейнбоу кашлянула и на ее лице появилась маленькая улыбка.

— Я люблю ее, — произнесла она, глубоко покраснев.

— Громче и убедительнее! – произнесла Кейденс, повысив голос. – Убеди меня, что любишь ее!

— Я люблю ее! – топнула по доскам Рейнбоу. – Я люблю Твайлайт Спаркл!

Она встала и как можно сильнее взмахнула крыльями. Сердце пегаски колотилось и дрожало от любви. Рейнбоу села обратно, завернулась в покрывало и сказала:

— Но мне все ещё нужно как-то предложить ей встречаться…

— У Пинки завтра будет вечеринка. Почему бы тебе не пригласить ее на свидание на ней? Думаю, у вас двоих будет хорошая возможность найти время только друг на друга.

— Ага, надо думать… И я не хочу налажать… поэтому, не научите, что говорить? – с надеждой посмотрела Рейнбоу в глаза Кейденс. Она заметила в них странное сияние и по спине пегаски от волнения побежали мурашки.

— Буду более, чем счастлива… — улыбнулась Кейденс.

***

Твайлайт шагнула в душ, закрыв глаза и улыбаясь, когда горячая вода стекала по ее шее и спине. Она только что уложила Скуталу в кровать и, пожелав ей сладких снов, ушла в спальню Рейнбоу, чтобы смыть с себя всю грязь и усталость дня. Кроме того, она не хотела отпугивать Рейнбоу дурным запахом, особенно когда они снова собирались обниматься.

Принцесса засветила рог и выдавила на себя хорошую порцию пахнущего земляникой шампуня, после чего тщательно промыла им шерстку и гриву, очищая каждый кусочек своего тела. Шагнув снова под лейку душа, Твайлайт позволила смыть с себя всю пену, и полностью вымывшись чуть прибавила температуру. Через минуту она выключила воду и быстро высушилась заклинанием.

Интересно, чем заняты остальные… — подумала она, гадая, взволнована ли Рейнбоу предстоящими обнимашками. Чем быстрее, тем лучше… чем быстрее, тем лучше… Твайлайт быстро спустилась по лестнице и вышла на балкон, соединяющий их дома. Аккуратно затворив за собой парадную дверь Рейнбоу, Твайлайт чуть задержалась, услышав над собой тихие голоса. Пряднув ушками, она сразу распознала голос Рейнбоу, а потом и Кейденс.

— Я здорово налажала… — услышала Твайлайт. О чем это она? Твайлайт засветила рог и сотворила заклинание, усиливающее слух. Направив его на балкон сверху, она слышала своих подруг так, будто сидела рядом с ними.

— Ага… На День Согревающего Очага я получала всякие смешанные сигналы от Твайлайт, — услышала Твайлайт. Смешанные сигналы? О чем это она? Принцесса ничего не понимала, пока снова не услышала Рейнбоу. — Вот это было неловко! Если кратко, она сказала нет. Всякий раз, как я об этом вспоминаю… мне больно, и я каждый день сожалею, что задала этот дурацкий вопрос. И боли я не чувствую лишь тогда, когда мы вместе…

— Дай угадаю… ты хочешь проводить с ней каждую секунду, так? – спросила Кейденс.

— Ага… — Твайлайт услышала, как голос пегаски понизился до шепота.

— Мне знакомо это чувство, — услышала она Кейденс. – Как бы то ни было, я бы хотела, чтобы ты описала Твайлайт для меня.

Зачем Кейденс нужно, чтобы Рейнбоу описала меня ей? Она же и так меня знает! — Твайлайт удивленно склонила голову. Если не… Глаза принцессы широко раскрылись, когда ее настигло осознание самого приятного варианта. — Да не может быть, чтобы Рейнбоу и Кейденс говорили о том, что я нравлюсь ей романтически… так? Ой, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, скажи то, что я хочу, чтобы ты сказала…

Твайлайт отчаянно хотела услышать все и не попасться. Засветив рог, она сделала себя невидимой невооруженному глазу. Только те, кто знает, как обнаружить заклинание, смогут найти ее, потому она была уверена в своей безопасности. Через секунду заклинание ее скрыло, издав под конец легкий хлопок, испугавший Твайлайт потому, что она об этом позабыла.

Принцесса в страхе огляделась, надеясь, что этого никто не услышал. Она увидела, как через перила выглянула Рейнбоу, но, к счастью, не заметила ее. Твайлайт сидела смирно, зная, что ее выдаст любое движение, не говоря уже о следе на облаке там, где она сидела.

Рейнбоу скрылась минутой спустя и Твайлайт облегченно выдохнула. Она понятия не имела, что сделает ее подруга, если поймает ее на подслушивании. По спине прошел ветерок, вызвавший мурашки. Она бы пошла и взяла, чем прикрыться, но не собиралась и двинуться с места, пока не услышит всего, что скажет Рейнбоу.

— Твайлайт… ну, она для меня все и еще немного, — услышала она тихий голос пегаски, и задержала дыхание. Ее взгляд остановился на балконе над ней, а живот завязывался в узелки и развязывался.

— Мне очень тяжело без нее, а когда мы рядом, то в мире нет никого, счастливее меня. Я люблю, когда она держит меня в своих копытах, — говорила пегаска, и голос становился все громче и сильнее с каждой секундой. — Когда я на публике, то всегда веду себя круто, чтобы пони не подумали, что я слабая. Было время, когда надо мной потешались, и я… я научилась вести себя круто, чтобы ко мне не цеплялись…

— Так вот почему она так себя ведет… — прошептала под нос Твайлайт. Принцесса склонила голову, поняв, что Рейнбоу молчит. Она заговорила снова лишь через несколько секунд.

— Но с ней? С ней я чувствую себя в безопасности, защищенной. Я знаю, что с ней я могу не притворяться и просто быть собой, потому что знаю, что она судить не будет. Мне нравится это в ней – как я могу быть собой и просто расслабиться… Сложновато постоянно вести себя круто.

Твайлайт едва не отключилась. Рейнбоу… Я… я ей нравлюсь! Как, нравлюсь нравлюсь! Она не могла не пискнуть тихонько от радости прежде, чем слушать дальше.

— Когда мы обнимаемся, я… Мне безопасно. Когда бы нам ни выпадала возможность обниматься, я выбираю быть большой ложкой, потому что это то, чего я ожидаю от себя. Когда мы ездили на суд в Кантерлот, меня спросили, хочу ли я быть маленькой ложкой, и в те несколько минут я чувствовала себя, как никогда раньше.  Это было мое место – в объятиях Твайлайт. Ее нога прижимала мои ноги к груди, хвост лежал на бедре, и, что самое лучшее, крыло охватывало мой живот... я обожала это, реально наслаждалась каждой минутой, — Твайлайт услышала нервный смешок Рейнбоу и покраснела. Она любила этот ее смех. – Я… я просто не знаю, как сказать ей...

О, Рейнбоу, тебе нужно было просто сказать мне. Ты же знаешь, что я соглашусь! — подумала Твайлайт, поднимая копыто и протягивая его к балкону. Но убрала, вспомнив предыдущие слова подруги. — О, нет… нет, нет, нет, нет… Она же уже спрашивала, нравится ли она мне, и я сказала, что нет! Плечи Твайлайт обвисли, и она повесила голову. В ее глазах собрались слезы, которые быстро высохли, когда она услышала следующие слова подруги.

— Я люблю ее, — услышала Твайлайт тихий голос Рейнбоу, донесшийся сверху. Для нее это было пением ангелов, особенно с такими словами. Она сказала… она сказала то, что я подумала она сказала? — с надеждой подумала она. Вытерев слезы, Твайлайт снова подняла голову.

— Громче и убедительнее! – произнесла Кейденс, повысив голос. – Убеди меня, что любишь ее!

— Я люблю ее! – раздался твердый голос Рейнбоу. – Я люблю Твайлайт Спаркл!

— Но мне все ещё нужно как-то предложить ей встречаться… — услышала принцесса через секунду.

— У Пинки завтра будет вечеринка. Почему бы тебе не пригласить ее на свидание на ней? Думаю, у вас двоих будет хорошая возможность найти время только друг на друга.

— Ага, надо думать… И я не хочу налажать… поэтому, не научите, что говорить? – в голосе Рейнбоу слышалась надежда.

— Буду более, чем счастлива… — донесся до Твайлайт голос Кейденс. Счастливая, как жеребенок на День Согревающего Очага, Твайлайт метнулась в дом Рейнбоу. Ее сердце колотилось о грудь. Она села, прижавшись спиной к парадной двери, и мысли неслись галопом, пока она пыталась сообразить, что делать. Несомненно, Рейнбоу придет сюда, и будет в любую минуту.

В животе Твайлайт чувствовались сотни бабочек, старающихся выбраться из этой маленькой тюрьмы. Она услышала шаги Рейнбоу за дверью и метнулась из прихожей в кухню.

— Что же делать, что же делать?.. – бормотала она, пытаясь придумать, чем бы изобразить занятость на кухне. Не додумавшись ни до чего иного, принцесса начала открывать шкафчик за шкафчиком, ища тот, в котором Рейнбоу держала стаканы. Она знала, в каком они, но целенаправленно его избегала. Когда ее левая задняя нога начала дергаться, Твайлайт услышала, как открылась и закрылась передняя дверь.

— Э-эй, Рейнбоу! – слабым и дрожащим голосом позвала она, показав себя за несколько секунд до появления Рейнбоу.

— Привет, Твай! – отозвалась пегаска, заворачивая за угол. – Что с твоим голосом?

— А, это… – Твайлайт пару раз кашлянула. – Просто в горле пересохло. Не подскажешь, где у тебя стаканы?

Она слегка улыбнулась и присела, помахивая хвостом из стороны в сторону.

— Ха, да они в шкафчике прямо за тобой, — хихикнула и показала Рейнбоу. – Давай-ка достану.

Не дождавшись ответа подруги, пегаска взлетела, вытащила один, приземлилась в считанных футах от Твайлайт и поставила его у мойки. – Знаешь, он же тебе совсем не нужен. Достаточно просто просунуть голову под…

Пегаска замолчала, поняв нечто очень важное.

Твайлайт пахла земляникой.

Рейнбоу замолчала и посмотрела Твайлайт в глаза. Каждый вдох подтверждал то, что она знала уже – Твайлайт слышала все, что она говорила. Не решаясь вздохнуть, Рейнбоу напряглась, а ее сердце неожиданно начало биться сильнее, чем когда она говорила с Кейденс.

— Сунуть голову куда? – спросила Твайлайт, выдергивая пегаску из раздумий.

Та изобразила зевок, хотя адреналин в ее венах требовал действовать.

— А это… под кран. Я всегда так делаю, знаешь ли, — она чуть нервно хихикнула и пряднула ушами. – Знаешь, я, наверное, уже спать.

— Ладно, я буду через минуту, — Твайлайт схватила стакан, наполнила его водой и глотнула. – И, Рейнбоу?

— Да? – пегаска остановилась и полуобернулась, страшась возможности того, что Твайлайт скажет, что слышала, как она признавала свою любовь к ней.

— Спасибо, — с улыбкой просто ответила Твайлайт.

— Да без проблем, — сказала Рейнбоу, взмахнула крыльями и улетела в спальню. Там она откинула одеяла и забралась под них, стараясь не смотреть на двери спальни. Минуту спустя пришла Твайлайт, и хоть она почувствовала, как кровать качнулась, когда та легла, пегаска поняла и то, что принцесса легла на другой край.

Твайлайт молчала минуту, ожидая объятий от Рейнбоу. Через еще одну минуту она начала гадать, собирается ли Рейнбоу вообще с ней обниматься. Прошла пара дней с тех пор, как они могли побыть вместе, и Твайлайт не хотела упускать такой шанс. Она чуть прикусила нижнюю губу, гадая, стоит ли ей с ней обниматься, особенно после того, что она узнала.

Она, наверное, теперь меня ненавидит… — думала Рейнбоу, напрягшись каждым мускулом своего тела. По какой-то причине нервность ее не оставляла, и ее тело было так напряжено, что она знала – понадобятся часы, чтобы она смогла заснуть. Я, кажется, ее напугала. Поэтому она не хочет обниматься… Она не могла не застонать слегка, хотя для нее это звучало, как жалобное хныканье.

Твайлайт повернула ушко к Рейнбоу сразу, как услышала этот стон. Он был таким тихим, что ей показалось, что слух ее подводит. Но она чувствовала – проблема не в том. Прежде, чем рациональная часть разума вмешалась, Твайлайт скользнула к подруге, намереваясь помочь ей со всем, что бы ни угнетало подругу.

Она скользнула и прижалась к спине Рейнбоу, умостив голову пегаски в изгиб своей шеи. Принцесса аккуратно приподняла передние ноги подруги и крепко охватила их своей. Твайлайт чувствовала, как напряглась Рейнбоу, но это не помешало ей положить хвост на ее бедро. Наконец, она аккуратно освободила крыло и охватила им живот пегаски, как она любила.

Рейнбоу приподняла голову над подушкой и хрипловато произнесла:

— Твайлайт, я…

— Ш-ш-ш… Я здесь, Дэши, — мягко прошептала Твайлайт. Она обняла подругу чуть сильнее и использовала магию, чтобы натянуть на них одеяла.

Рейнбоу хотела, было, спросить, что она имела в виду, но передумала, решив просто наслаждаться объятиями Твайлайт. Стоп… если она слышала, о чем говорили я и Кейденс и ей это не понравилось, то почему она тут со мной нежничает? — подумала она, начав расслабляться и отправляя все проблемы в никуда. Вжимаясь сильнее в объятия Твайлайт, Рейнбоу слегка улыбнулась и подумала: А если она не слышала, о чем я говорила с Кейденс, то все путем! Рейнбоу глубоко вздохнула и расслабилась, напряжение ее таки отпустило.

Все будет отлично… — глаза Рейнбоу закрывались, она погружалась в сон. Аххх, это реально приятно… Глаза пегаски тут же раскрылись, и она снова напряглась. – И-и-и-и она держит меня в точности так, как я описала Кейденс! Понячьи перья! Твайлайт точно слышала, как я говорила Кейденс, что люблю ее!

Ее дыхание ускорилось почти до уровня гипервентиляции, и пока лежала, гадая, что делать, Твайлайт подтянула ее немного ближе. По какой-то причине это смело все ее волнения, снова успокоив. Спокойно, Дэш! Стоит подумать минутку и не дергаться… — пегаска несколько раз глубоко вздохнула. – Так… раз Твайлайт слышала наш с Кейденс разговор и теперь обнимается со мной, может она… может она тоже меня любит… С этой мыслью она освободила одну ногу и нежно пожала ногу Твайлайт. Пегаска почувствовала, как Твайлайт пожала ее в ответ, и это снова избавило ее от всех тревог.

Наконец расслабившись, Рейнбоу закрыла глаза и удовлетворенно вздохнула. Проваливаясь в мир снов, она могла поклясться, что почувствовала легчайший поцелуй Твайлайт на своем затылке.