S03E05

Я мстю и мстя моя будет ужасной!

Солнышко показалось из-за горизонта, жители славного города Кантерлота только-только начали просыпаться под пение утренних птичек, дробные переливы которого разливались по лабиринту узких улочек и переулков. Самые ранние пташки — пони-фонарщики — уже принялись за своё дело — тушение уличных фонарей. Охрана начала пересменку, на кухне завозились поварята, готовя завтрак.

В одной из башен жила была очень-очень не спящая маленькая кобылка, и сейчас она к тому же была очень-очень расстроенной маленькой кобылкой.

Луна бежала так быстро, как только могли нести её маленькие копытца, слёзки блестели в уголках глаз. Дело в том, что перед тем как спуститься позавтракать, она хотела заглянуть в ванную и причесать гриву, но увы, Селестия уже заняла её и не впускала. Луна прождала под дверью вечность, которая длилась целых пятнадцать минут, пока не поняла, что Селестии там уже нет, та давно закончила и просто-напросто телепортировалась из ванной, ничего не сказав, оставив Луну наедине с её урчащим животиком и непричёсанной гривой. Когда Луна поняла, что сестрица вновь подшутила над ней, она во весь опор помчалась в спальню своих родителей, не наябедничать конечно, а просто рассказать о злой выходке сестрицы. Мама её главенствовала на ночных приёмах и повелевала луной, а отец председательствовал на дневных слушаниях, и во власти его было само солнце.

— Мамочка! — громко завопила Луна, едва показавшись в дверях комнаты. — Тия снова это сделала! Она...

Её прервал отец, король Терра, шикнувший на неё, выходя из спальни, его грива цвета солнца плыла за ним, танцуя от каждого дуновения невидимого ветра. Он взглянул на малышку и осторожно, чтобы никого не потревожить, закрыл дверь.

— Потише, крошка Луна, — сказал папа. — Твоя мама только-только уснула, а ты ведь знаешь, как она устаёт за ночную смену, так что давай-ка не будем её будить до вечера.

Он заметил грусть на личике Луны, слёзы блестели в уголках глаз, которыми та смотрела на своего отца.

— Что-то случилось? — спросил Терра.

— Тия опять сделала эту шутку... с ванной, — всхлипнув, пожаловалась она.

Терра закатил глаза и тяжело вздохнул. Да, это не было новостью для него. Вообще-то, он уже успел к такому привыкнуть. Как только Селестии исполнилось двенадцать, она начала подшучивать над своей восьмилетней сестрой. Шутки были безвредны, но всё же. То прячет её вещи, то запирается в ванной, а однажды она съела пудинг сестры.

— И почему вы не можете ужиться вместе? — вздохнув, спросил он, не обратившись ни к кому конкретно, затем магией подхватил Луну и посадил к себе на спину. — Не грусти, пойдём лучше завтракать.

После хорошего завтрака, состоявшего из тостов, бобов с яйцами и пары стаканов сока, а также нагоняя, в который раз полученного Селестией от отца, Луна почувствовала себя намного, намного лучше и куда более счастливой. Настолько, что она даже решила пойти в сад позаниматься магией в тишине, вдали от надоедливой сестры. В то время как отец учил Селестию солнечной магии, мать учила Луну магии ночного светила и тому, как почувствовать единение с ночью и всем, что она скрывает. К тому времени Луна уже научилась азам ночной магии и наладила прямую связь с луной.

Вскоре кобылка уединилась в тишине на берегу маленького пруда, что был расположен в задней части королевских садов. Убедившись, что она теперь одна, Луна глубоко вздохнула и сосредоточилась на одном цветке, мысленно представляя, как тот превращается в другой. Кобылка пристальнее взглянула на него и принялась концертировать магию на кончике рога, да так, что от усердия даже высунула язычок.

Но Луна не смогла в достаточной мере сконцентрироваться. Мысли её были заняты шуткой, проделанной Селестией ранее утром. С тяжёлым вздохом поражения она сдалась и села на траву, всё ещё глядя на цветок, хотя теперь так, будто тот обозвал её особенно обидным словом.

— Глупая Тия... — пробурчала молодая принцесса. — Нет, я не сдамся. Я ей покажу!

С новоприобретённым запалом Луна рывком поднялась на копыта и снова зыркнула на цветок, на сей раз решительно. Она опустила голову, словно готовясь к прыжку, магия наполнила рожок, и он засветился. Ворожба началась, и перед ней уже встала картина, как цветок преображается.

Но вдруг всё резко изменилось.

Луна не успела понять, что же произошло, уже было завершила заклинание и обрушила чары, но вдруг из ниоткуда появилась бабочка и приземлилась ей на самый кончик носа, до ужаса напугав её. Луна испуганно взвизгнула, затем последовала яркая вспышка, хлопок, и бабочка пропала.

В замешательстве моргнув, юная кобылка вдруг ахнула, подумав, что бабочка, наверное, умерла, и слёзы заблестели в её глазах. Внезапное осознание, что это она виновата в смерти невинного создания, обрушилось на неё. Но вдруг глаза её распахнулись, и Луну подняла голову.

Бабочка была жива и, судя по всему, в порядке, просто теперь летала по луне.

Луна припомнила уроки матери о связи с ночным светилом и поняла, что случайно отослала бабочку на луну. Быстренько вновь сотворила заклятье, и с тихим хлопком бабочка появилась перед ней, всё так же порхая, пусть теперь и несколько дезориентировано. Она заворожённо, с улыбкой на лице, следила за насекомым.

Улыбка стала ещё шире и какой-то лукавой. Луна придумала план.

План мести.

Бормоча что-то себе под нос, она поскакала в замок. Луна решила отточить свой гениальный план и обдумать каждую мелочь.

Как только солнце показалось из-за горизонта, глаза Луны распахнулись и она улыбнулась.

— Сегодня важный день... — прошептала кобылка себе под нос.

Тихо и осторожно Луна слезла с кровати и, аккуратно ступая, вышла в коридор к комнате Селестии. Используя магию, она открыла дверь и тихонечко втиснулась внутрь, стараясь сдерживать рвущиеся наружу хихиканья.

Селестия всё ещё храпела в своей кровати. Луна отчаянно старалась не смеяться. Слыша мужицкий храп старшей сестры, сдержаться было трудно, но она долго готовилась к сегодняшнему дню. Направляя магию со своего рожка, принцесса луны сосредоточила её вокруг тела Селестии, на что та лишь всхрапнула ещё сильнее, выбившись из мерного ритма. Тия всё ещё спала в блаженном неведении о том, что месть Луны приближается к ней.

Луна улыбнулась ещё шире прежнего, ведь теперь она точно знала, куда спрятать вещи сестры, чтобы та их не нашла.

— На луну! — прошептала проказница.

Рожок её засиял, и в мгновение ока любимая расчёска Селестии — одно из самых тщательно хранимых сокровищ — пропала. Луна быстренько выбежала из комнаты, удостоверившись, что дверь позади неё не хлопнет. Её маленькие ножки очень-очень быстро несли её, словно за ней гнался сам Люцерновый Монстр, и вот она добежала до собственной комнаты, распахнула дверь и, ухахатываясь, прыгнула на кровать.

— Три... два... один, — отсчитала Луна.

Вдруг громкий вопль раздался из того самого коридора, где недавно пробежала Луна. Затем послышалось, как туда ломанулись охранники. К ней тоже заскочил растрёпанный гвардеец.

— Принцесса! Вы в порядке?! — закричал он.

Принцесса изобразила зевок и сонливо потёрла глазки.

— Ч-что происходит? — спросила кобылка. — Это Тия кричала?

Но прежде, чем гвардеец ответил, за его спиной показались другие охранники, которым явно было не сильно весело. Вскоре появился и Терра, выглядевший раздражённым, и Селестия рядом с ним. Луна расхохоталась, увидев Селестию, входящую в её комнату, ведь лицо её было столь потешно злым, сама ярость во плоти.

Грива Селестии, обычно размеренно струящаяся на невидимых ветрах, просто торчала в разные стороны, будто кто-то запихнул её в стиральную машину. Луна завалилась на спину, истерично хохоча и дрыгая ножками, на что отец её мог лишь закатить глаза, а Селестия фыркнула. Охранник, который забежал в комнату проверить младшую принцессу, сам стоял по стойке смирно, однако по нему было видно, что он отчаянно борется с желанием рассмеяться, но явно проигрывает бой.

— Малышка Луна... — начал её отец, а ты случайно не...

— Что ты сделала с моей гривой и расчёской?! — прокричала на неё Селестия.

— Ничегошеньки, — ответила Луна и невинно улыбнулась. — Тия, пожалуйста, не кричи... ведь ещё рано, мама всё ещё спит.

Глаз Селестии дёрнулся, и Терра, вздохнув, поспешил вывести разъярённую кобылку из комнаты.

— Тия, хватит... мы можем поискать позже. Твоя сестра права, нам не стоит шуметь, пока мама спит. И кстати, что я говорил об использовании Кантерлотского Гласа в стенах замка?

— Да, отец... я поняла... — пробубнила Селестия.

Луна легла на подушку, тихо хихикая.

Сегодня будет весело.

Спустя пару часов безрезультатных поисков Селестия была вынуждена воспользоваться заменой. Это расстраивало её, ведь та замечательная расчёска была магически зачарована на быструю укладку гривы, что так божественно выглядела в свете солнца.

А эта, увы, просто кусок дерева.

Наконец она появилась к завтраку и выглядела при этом пусть и не так ужасно, как в момент пробуждения, но всё же будто разучилась использовать расчёску. Пройдя к своему месту, принцесса солнца хмуро глянула на Луну, наслаждавшуюся своим завтраком, на что та лишь ослепительно улыбнулась. Селестия в тишине прикончила завтрак и решила пойти развеяться от утренних потрясений, поиграть со своим новым хуфбольным мячом.

Луна внимательно следила, как сестра вышла из-за стола. Широченная улыбка вновь появилась на её лице.

— Приступим ко второму этапу! — хихикнула она.

Селестия шла по коридору, её не покидало ощущение, будто за ней следят. Она пыталась убедить себя, что это мозг играет с нею злую шутку, и старалась не обращать внимания на шаркающие звуки позади.

Когда кобылка остановилась в конце коридора, то ясно услышала, что кто-то идёт за ней. Принцесса солнца обернулась, но никого не увидела, кроме коробки, прислонённой к стене.

— Эта... коробка... всегда тут стояла?

Она помотала головой и пошла дальше. Если бы Тия задержалась чуть дольше, то услышала бы тихое хихиканье, идущие из недр коробки.

— И СЕЛЕСТИЯ ВЫБИВАЕТ МЯЧ ЗА ПРЕДЕЛЫ ПОЛЯ, ТЕМ САМЫМ ФЕЕРИЧНО ПОБЕЖДАЯ В ИГРЕ ВО СЛАВУ ЭКВЕСТРИИ! — прокричала Селестия, кинув мяч в стену. Тот тихо ударился и откатился к ней. Она замахала копытами, словно заправский болельщик, поддерживающий свою любимую команду, воображая, будто толпа копытоплещет ей, поклонилась воображаемым болельщикам, приняла воображаемую корону и надела её.

— Спасибо! Спасибо всем вам! — улыбаясь, отвечала она и вдруг снова заговорила голосом комментатора: — Но что это?! Судья показывает офсайд?!

Кобылка драматически вздохнула и сделала вид, будто смертельно оскорблена тем, что её блистательная победа подверглась сомнению.

— Но судья позволяет великолепной и блистательной Селестии сделать пенальти!

Селестия сделала вид, будто сбита с толку, но положила мяч в место, откуда предположительно нужно бить пенальти, и сделала пару шагов назад, совершенно не подозревая, что Луна во все глаза следит за ней из соседних кустов.

— Трибуны затихли... в ожидании великолепного удара Селестии.

Селестия сосредоточенно посмотрела на стену перед собой, пару раз театрально копнула копытом землю и бросилась на мяч.

— На луну! — прошептала Луна из своей наблюдательной позиции.

Когда Селестия уже готова была ударить мяч, тот исчез с тихим хлопком, вынуждая старшую принцессу плюхнуться на круп. Она пару раз растерянно моргнула и пару секунд просидела с открытым ртом, пытаясь что-то сказать. Затем кобылка захлопнула его, собрала мысли воедино и излила всё чувство вселенской несправедливости в одном знакомом слове:

— Па-а-а-а-а-а-а-а!

После того как отец вновь отчитал её, Селестия направилась к себе в комнату. В наказание за занятие всякими глупостями её приговорили к домашней работе. Наказанная принцесса села за парту и начала читать учебник, магией удерживая свиток и перо. Она ненавидела домашнюю работу. Кто будет заниматься такими глупостями, когда вокруг столько всего интересного?

Селестия вздохнула и вновь погрузилась в скучное занятие. Уставшая кобылка писала уже целый час. Писать очень-очень скучно. Наконец она решила, что настало время перерыва на какаушку, вышла из комнаты и вновь заметила ту самую коробку, что, казалось, направилась за ней.

Напевая про себя, Селестия вернулась с кухни со стаканом сока перед собой. Вдруг это чувство, будто её преследуют, вернулось. Она замерла и огляделась, но не увидев никого, продолжила свой путь.

Принцесса поставила напиток на стол и уже готова была продолжить выполнение своей домашней работы, как вдруг коробка тихо протиснулась в дверь и заняла угол, где, кажется, стояла ранее, подумала бы Селестия, заметь она её появление.

Селестия направилась к шкафу за очередной нужной книгой. Раздался тихий смешок и фраза “На луну!”, которую та непременно услышала бы, если б прислушивалась.

Но вместо этого уши Селестии услышали знакомый хлопок, эхом прозвучавший в маленькой комнатке. Принцесса дня прыжком развернулась, но не увидела ничего подозрительного, всё вроде бы было на своих местах. Всё, кроме книги. Вспомнив, что точно такой же хлопок был, когда пропал её новенький мяч, повела бровью и подозрительно осмотрела комнату в поисках книги, но, увы, ничего не обнаружила.

Ворча про себя, попыталась сконцентрироваться и найти другую книгу, чтобы закончить домашку, и вновь пошла к шкафу. А сзади неё коробка покачнулась, из её недр раздался тихий-тихий шёпот, и вновь Селестия услышала хлопок. Кобылка снова рывком развернулась, и челюсть её упала. Свиток, на который она угробила целый час, пропал, и, судя по всему, без следа.

Глаз её дёрнулся, вдохнула и снова закричала заветное слово, что, казалось, сотрясло все стены замка:

— Па-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Селестия шла, понурив голову, сегодня был не её день, а ведь ещё только два пополудни. Отец наказал её за то, что та заставила его бросить дела и нестись по всему замку ради “придуманных бредней, чтобы не делать домашнюю работу”, но она же не виновата, что та пропала вместе с учебником? А за это её наказали, оставив без любимого десерта на ночь.

Ворча, Селестия медленно прошла мимо двух охранников, стоящих подле тронного зала, как вдруг услышала хихиканье. Старшая принцесса замерла, повернула голову и вдруг поняла, что всюду слышала подобные звуки, что утром, что днём в саду, что в своей комнате, и раньше она тоже слышала эти звуки, а ещё позади неё стояла та самая коробка.

Тихо рыча, она приблизилась к коробке, будто прямо сейчас была готова обрушить на ту ярость тысячи солнц.

— Ты думаешь, это смешно, Луна?! Я знаю, ты здесь!

Коробка молчала.

— Не делай вид, что тебя здесь нет! Я знаю, ты там! — закричала Селестия.

И снова коробка невозмутимо молчала.

В расстройстве крикнув, Селестия воспользовалась рогом, и коробку швырнуло по коридору. Старшая сестра ожидала увидеть на её месте дрожащую от страха Луну, но внутри ничего не оказалось. Глаз Селестии дёрнулся, она посмотрела на неподвижных охранников, немых свидетелей сей позорной сцены, и, сконфуженная, побрела по прежнему маршруту с лицом, залитым от стыда краской.

— Она ушла, ваше высочество, — сказал один из охранников.

Луна, хихикая, выпрыгнула из-за стражей, довольно улыбаясь.

— Спасибо. Пока!

 — Не за что! — ответил ей улыбающийся охранник.

Луна магией подхватила коробку, накрыла себя и вновь понеслась по коридору по следу Селестии.

— Может... стоит рассказать Принцессе Селестии? Или Королю с Королевой? — спросил второй страж.

— Не, пусть детишки веселятся, — ответил первый.

Селестия, всё ещё смущённая своим срывом перед охранниками и расстроенная из-за более ранних событий, решила, что все эти беды дали ей полное право съесть хотя бы кусочек торта, несмотря на наказание отца. Она прокралась меж поваров и зашла в буфет, где, как она знала, всегда есть тортики. Вскоре она обнаружила искомое, и глаза её заблестели, едва Селестия разглядела\увидела такой великолепный тортик. Кобылка левитировала нож, аккуратно отрезала кусочек и поднесла к губам, уже готовая отведать этого великолепного сочного лакомства, а прямо за ней на кухню прокралась знакомая коробка.

— На луну! — прошептала Луна.

С громким хлопком весь торт исчез со стола прямо перед растерявшейся и очень напуганной Принцессой. Она уставилась на тот небольшой кусочек, что был перед ней, и направила было дрожащим копытом его в рот, но тот тоже с хлопком исчез прямо с тарелки.

Селестия невидящим взором уставилась на то место, где ранее стоял торт, глаз её дёргался, а взор был подёрнут красной дымкой, внутри её клокотал гнев. Коробка воспользовалась моментом и, хихикая, выскочила из буфета.

— Я ЗНАЮ, ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ!

Селестия начала кое-кого подозревать. Если это действительно Луна, то правда рано или поздно всплывёт.

Луна как чокнутая хихикала в своей комнате, у неё был отличный день, полный шуток и проказ, ничего не могло сделать этот день ещё лучше! Вскоре она услышала цокот копыт по мраморному полу.

— Что за день-то такой?.. — услышала она голос Селестии. — Что вообще происходит?

Когда Селестия зашла в свою комнату, Луна снова захихикала, сползла с кровати и выглянула в коридор. Выяснилось, что сестра, зайдя в комнату, не до конца закрыла за собой дверь. Луна медленно побрела в направлении сестринской комнаты, осторожно прислушиваясь к творившемуся внутри.

— Ох, ладно... ну, хотя бы я могу просто поиграть с моей самой любимой во всём мире куклой, но сначала я, пожалуй, пойду налить соку. Конечно, с соком мне будет ещё лучше играть, гораздо лучше.

Луна еле сдержала возбуждённый вздох, быстро-быстро побежала в свою комнату и напоследок прикрыла дверь так, чтобы слышать хоть что-то. Она увидела, как Селестия прошла мимо двери, и прислушалась к затихающим вдали шагам. Хихикнув себе под нос, Луна решила, что ещё одна шалость никому не повредит, а посему открыла дверь и побежала в сторону комнаты сестры, ну и, конечно, Селестия осторожно высунулась из-за угла, заметив юную разбойницу.

Открыв дверь Селестии, Луна зашла внутрь и увидела ту самую куклу. Хихикая себе под нос, она начала творить заклинание.

— На лу...

— ПОПАЛАСЬ!

Был крик, вспышка, хлопок, и наступила тишина.

Итерния вдруг вскочила с круглыми глазами, а ведь недавно крепко спала в постели, отдыхая после напряжённой ночи, но почувствовала странные ощущения от луны, с которой она была тесно связана. Что-то на её поверхности было не так, очень не так. Вдруг королева ощутила мощную вспышку магии, идущую откуда-то из дворца, без труда опознала в ней лунную магию, что её и пробудило. Она сразу выбежала из комнаты, не потрудившись привести себя в нормальный вид, и двинулась по направлению к источнику вспышки.

К спальне Селестии.

Игнорируя встревоженных охранников, выглядывающих отовсюду, она неслась, пока вскоре не прибежала в спальню, где и увидела сидевшую там Луну — Рот её был широко открыт, как и глаза, которыми кобылка непонимающе хлопала, озираясь вокруг.

— Луна? Ты в порядке? — с беспокойством спросила Она.

— Д-да, мамочка... я...

Но прежде, чем Луна смогла ответить, Итерния вновь ощутила вспышку магии прямо с луны, магический почерк был ей знаком, а ещё в нём ощущался привкус злости.

— Луна... — начала было Итерния.

— Да, мамочка? — сжавшись, спросила Луна.

— Можешь ответить на вопрос?

— Какой, мамочка? — уточнила Луна, всем видом излучая невинность, на что её матери оставалось лишь вздохнуть.

— А почему твоя сестра на луне?

Комментарии (9)

+1

Красота!!! Есть конечно мелкие недочёты, но даже если их учитывать, всё равно получилось красиво! Твёрдая пятёрка!

Император
#1
+1

Не лихой сюжет, легко читается, автору и переводчику респект! Даже приелось это: "на луну":) Всем рекомендую для прочтения!

El World
#2
+1

Хороший сюжет, мне очень понравилось)

flattershy1705
#3
+1

Очень интересный рассказ! Автор молодец!

Луночка
#4
+1

Здесь определённо не хватет жанра "флафф"! Это же супер-няшно! :3

Traveler_Horizon
#5
+1

Хороший рассказ.Смешной и милый!

CrazyPonyKen
#6
+1

Мне очень понравилось)

Larkoop
#7
+1

супер!) так и надо этой Селестии

Радужный_Штрих
#8
+2

По крайней мере, Селестия там проведёт не тысячу лет.
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master
Dream Master
#9
Авторизуйтесь для отправки комментария.