Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7: Айвори Глава 9: Орчард

Глава 8: Костяной лес

Утро быстро напомнило о себе поспешным стуком в дверь. Открыв от шума наполовину свои глаза, Шейд пробормотала,

— но я хочу быть сверху...

Ладно, как бы заманчиво это ни было, я не буду её спрашивать об этом.

За очередным стуком последовал голос Эша,

— Кик, вставай, братуха, пора выдвигаться... если вы, конечно, там не кувыркаетесь.

В ответочку я кинул в сторону двери ящик из-под молока, служивший нам столом. Надеюсь, Шейд этого не услышала. Я тихо вздохнул, когда увидел, что Шейд до сих пор спит, прижавшись почти вплотную к моему боку.

— Шейд, просыпайся.

Когда я наконец-то достучался до её сознания, проснувшись, кобылка позевала и потянулась. Когда она окончательно проснулась, я уже стоял и надевал на себя свою броню и экипировку. Мои седельные сумки прогнулись под весом нужных в путешествии припасов и патронов.

Когда я пошёл открывать дверь, Шейд времени зря не теряла и тоже надевала свои "доспехи", которые приобрела днём ранее, и зачехляла свой пистолет.

Эш опирался на стену напротив двери. Он выглядел вполне свежо, его широкая ухмылка расползлась по морде.

— Повеселился?

— Интересно, какой звук издают грифоны, когда им выдёргивают все перья? — Я подался вперёд и своей магией выдернул одно пёрышко, заставляя его смеясь отступить.

— Ладно, месседж уловил. В любом случае, поторапливайся. Девчонки уже ждут на улице, мы понапрасну тратим наше время.

На половине своего монолога он развернулся и зашагал к выходу по коридору. Эш за секунду исчез, оставляя меня дожидаться Шейд, которая уже выяснила, как правильно надеть и закрепить свою броню.

Когда она была готова, мы вышли из здания. Эш и девочки действительно дожидались нас на улице. Он начал доставать патроны из сумки и для быстрого доступа закреплять их на державший револьвер ремень. Фластер выглядела более тучно, чем я помнил, что означало лишь то, что она на славу поторговалась и была подзавязку напичкана припасами. Айвори каким-то образом удалось держать и себя, и броню в полной чистоте — прямо блестящий алмаз среди горы дерьма собственной персоной. С первой же заварушки, она скорее всего снова зафаршмачиться, но тяжеловооружённая кобыла, кажется, была безумно одержима своей внешностью.

— Итак... все готовы? — Да, я знаю, что это тупой вопрос. Конечно же они готовы. Они только меня и ждут.

Кивнув, мы все направились к главным воротам Андерхуфа, до которых было не так далеко отсюда. Виола вовремя оказалась рядом с воротами и исполнила свой долг Охранника, выпустив нас с доброжелательным кивком и приглушённым "Удачи".

Когда ворота открылись, они перевернули ещё одну страницу нашего пребывания в недоброжелательном Хорнсмите. Этот тоннель был не в самой гуще событий, и это означало, что мы с Эшем, поработали на славу над зачисткой гнашеров. Бегущего потока воды тоже не было, так что я предположил, что дождя наверху нет.

Поднявшись на поверхность, я обнаружил, что оказался прав. На пустошах стояла жалкая пародия на тёплый солнечный день. Не жизнь, а сказка.

Посмотрев на приподнятого духом Эша, я только сейчас осознал, почему он провёл все эти два дня за бутылкой, хотя ответ был у меня под носом. Эш ненавидел всё сдёрживающее его стремительные порывы, открытые пространства были его стихией.

Он уже распустил свои крылья и сделал пару предварительных взмахов, когда мы вышли на улицу, закрывая за собой неприметную дверь. Я поднял свой ПипБак, чтобы поставить метку на Орчард, а Айвори надела новую пару очков, которые по моим догадкам, она выкупила у Грисла.

Мы были полностью готовы. Что бы ни подбросила нам пустошь — мы справимся с этим. Мы отправимся в Орчард, заведём новых союзников и нашим великим маршем выдвинемся в Нейвер, чтобы положить конец тирании Хэйта.

По крайней мере, это звучало как план.

К счастью, путь к Орчарду проходил подальше от западной части города; подальше от Нейвера и Стадиона. Надеюсь, он также поможет избежать путей, по которым, по словам Айвори, рейдеры добираются до дальнего региона.

Взмахнув крыльями, Эш наметил точку на крыше и полетел к ней. И мы начали своё путешествие.

Айвори и Фластер шли бок о бок, дружески перекидываясь словами. Иногда я мог немного различить обрывки их разговора. Они были связаны узами времени, которое обе провели в туннелях, выискивая добычу и живя в амплуа мусорщика.

А Шейд шла рядом со мной; не то, чтобы я сетовал на это. Я провёл почти весь предыдущий день с ней, однако тогда мы просто наслаждались компанией друг друга, для болтовни не нашлось места. Пока мы шли, я всё думал, как начать с ней разговор. Было так много вещей, которых я о ней не знал, и не исключая факт того, что мы проводим с ней вместе столько времени, было бы неплохо вызнать у ней кое-какие ответы.

— Итак... расскажи о себе Шейд. Такое ощущение, что я вообще ничего о тебе не знаю.

Она немного покраснела, однако в то же время и улыбалась. Похоже, даже не смотря на мой дерзкий подход, мне всё же улыбнётся случай выудить из неё немного информации.

— Ну... я даже не знаю, что и сказать, — Она прислонилась ко мне, когда отвечала на мой вопрос.

Кажется, его прямота постановки довольно неплохо работает с ней.

Я пожал плечами,

— Где ты родилась, есть ли у тебя семья, и всё в этом роде. Ты знаешь обо мне, но это нечестно, что я ничего не знаю о тебе, — Она знала обо мне больше, чем я сам.

На краю её глаза, я заметил этот осуждающий взгляд, который я видел всего пару раз от неё. Затем она улыбнулась.

— Ну... я выросла в Анкоре. Мой отец был механиком, именно он и научил меня всему, что я сейчас умею, — Её голос был тихим, но уверенным.

Я проверил свой ПипБак,

— А где этот Анкор? Это в Хорнсмите?

Она уныло покачала головой,

— Это старое название Нейвера.

Ох. Это было не очень приятно слышать. Я обескуражено покачал головой, прежде чем ответить,

— Мне... жаль это слышать.

Она нервно посмеялось, тряхнув головой,

— Я помню день, когда двери Стойла открылись. Всё время живя на поверхности, мы постоянно задавались вопросом, какое оно, это Стойло. И какие пони его населяют, — Она пнула камень, отправляя его в небольшую груду щебня.

— Сперва всё было не так плохо. Пони из Стойла наладили бизнес и торговые пути. Если честно, в первый год наступила пора расцвета города. Конечно, некоторые пони... такие как Масэкер, Синдер и Холпанч были немного неуравновешенны, но Хэйт всех держал в ежовых рукавицах. А ты ему в этом помогал.

Она вздохнула. Всё, что она говорила, заставляло усердно работать шестерёнки в моей голове. Это звучало так знакомо, но я не получил никаких ясных флешбеков. Лишь обычное чувство ностальгии, которое я получил от Свипс и Синдер — я знал их, но ничего о.

— Хотя, спустя где-то год что-то изменилось. Хэйт изменился. Но до этого он не называл себя Хэйтом, его имя было Кракерджэк, — Я знал это имя, оно было упомянуто Свипс в той аудио-записи. Я откладывал этот разговор с остальными, так как она постоянно заставляла меня чувствовать на себе груз вины.

— Он начал звать себя Хэйт, а своих самых близких друзей — Совершенными. Ты был первым на очереди. Рейдерство зародилось не сразу, сначала они перебивались караванами мелких поселений Хорнсмита. Оружие, вода, припасы. Вскоре до них дошло, что можно просто забирать целые караваны в рабство, только завидев на горизонте. Некоторые из особо отбитых Совершенных просто бегали по пустоши и убивали каждого, кого встретят на своём пути.

Мне стало интересно, делал ли и я также. По слухам я большую часть времени просидел взаперти в Нейвере, сохраняя порядок и выступая на арене, но я всё ещё не мог перестать об этом думать.

Она немного помедлила, прежде чем продолжить, в её голос пробралась небольшая дрожь,

— Пони, как я... те, у кого были какие-никакие способности вне Стойла... в общем, мы превратились в "слуг". Мы были рабами, но они никогда не продали бы нас за пределы Нейвера. Они думали, что если они решаться на это, то это сделает другие поселение более сильными. Хэйт прочухал, что я неплохо разбираюсь в механических штуковинах, и определил меня работать с оружием. Экстравагантное оружие — особые запросы от Совершенных. Я сконструировала их, — Она указала на мои задние ноги, на мои накопытные орудия.

У меня отпала челюсть. Шейд сделала оружие, которое подарило мне моё имя? И почему она не сказала это прежде. Задумавшись, я пролевитировал Сломленного,

— Ты и это сделала?

Покачав головой, она уставилась в землю под собой,

— Нет... я не знаю, где ты его взял.

Ну ладно. Нельзя же узнать сразу все тайны за раз.

— Так значит ты довольно хорошо знаешь Совершенных, да? — Было бы полезно узнать, с кем мне предстоит пойти наперекор в будущем.

Она пожала плечами,

— Не всех. Я мало их видела и слышала лишь несколько имён, но по-настоящему я знала только Хэйта и Свипс. Ты был всегда занят на арене, или был блюстителем порядка на улицах. Синдер Трэйлс проводила много времени с тобой... Она мне никогда не нравилась.

Опять этот ревностный взгляд. Она, должно быть, знала, что Синдер была моей экс-девушкой. Её взгляд быстро потускнел, и она продолжила,

— Несколько раз я работала с Холпанчем над самой большой пушкой в Нейвере.

— Холпанч — что он делал? Я имею ввиду... кто он такой? — С таким-то имечком я действительно не мог представить никого другого, кроме как пони, проделывающем дырку за дыркой в другом пони. Кем бы он ни был, я думаю, что смогу с ним справиться.

— Он механик, как и я. Он тоже пришёл из Стойла, и где бы он ни оказался, он всегда хочет делать всё лучше других, поэтому вышвырнул меня из моей же мастерской. Он умён, но не очень креативен.

Звучит не так уж и плохо. Уж определённо не как Синдер или Масэкер, а то я-то видел, на что они способны. Хотя, возможно, было бы лучше не умалять возможностей моих бывших товарищей; насколько я знал Холпанча, он мог закричать своих врагов до смерти.

— Знаешь ещё кого-нибудь? Эш сказал, что их намного больше, — Я припомнил, что грифон говорил примерно о десятерых. Не считая меня и Свипс, в общем у меня оказалось пять имён: Хэйт, Холпанч, Масэкер, Синдер Трэйлс и Скайлайн. И я знал возможности только двоих из них. Всё лучше, чем ничего.

— Имена остальных мне неизвестны... Большую часть времени я провела в Стойле, а из Совершенных никто не любил там находиться.

Всё равно лучше, чем ничего. Теперь на эту тему у меня оставался лишь один последний вопрос, и я догадываюсь, что он может заставить её чувствовать себя подавленной. Её хмурый взгляд отозвался странной болью в груди.

— Когда... э... когда Свипс увидела тебя, она назвала тебя Даск?

Когда я озвучил вопрос, голубая кобылка выглядела глубоко погруженной в себя. Как я предположил, этот вопрос перевернул что-то в её голове, над чем она долгое время думала.

Вскоре, она, в итоге, кивнула и немного сбавила темп,

— Это моё имя. Настоящее имя. Я представилась Шейд, так как не была уверена, был ли ты рейдером или нет... Прости.

— Всё нормально. Итак... ты хочешь, чтобы я звал тебя Даск? — Это будет непривычно, но я попробую смириться.

Она улыбнулась и посмотрела в мои глаза, эти ясные сферы наполняли моё сердце тёплым чувством.

— Нет, я... я думала над тем, что ты сделал. О переменах, которые ты принял. Рабыня Даск умерла. А свободная пони Шейд жива. Вот кто я теперь.

Когда она закончила говорить, она поцеловала меня в щёку. А я всё думал, когда она сделает это, потому что я был не уверен делать первый шаг.

Я слегка прижался к её шее, и она тихонько захихикала. Она действительно начала освобождаться от своих оков, и мне это определённо нравилось. Чертовски нравилось.

----

Мы шли уже несколько часов, но ничего не заметили, кроме намёка на рейдеров, направляющихся в том же направлении, что и мы. Несколько раз я дважды проверял карту, чтобы убедиться, что мы не идём в совершенно неправильную сторону, так как удивительно, но это факт — в Хорнсмите можно заблудиться на раз плюнуть.

Не-а. При каждой последующей проверке я убеждался, что мы шли правильно — прямо на север.

В течение нескольких часов нашего путешествия, группа оставалась по большей части в тишине — большинство тем для разговора были давно исчерпаны. Эш всё время был тих, должно быть, на острого на язык грифона так повлиял резкая смена окружения. Наверное, ожидая рейдеров за каждым углом, никому не было дела до разговоров. По крайней мере, я ожидал.

По мере ходьбы Айвори петляла то туда, то сюда, а её голова двигалась в такт музыке, которую никто из нас не слышал. Фластер продолжала идти прямо, остерегаясь только непредвиденного тарана от Айвори. Кобылка в мантии уже неплохо ладила с вооружённой пони со Стадиона, у которой, как я предположил, была веская на то причина идти по середине улицы, вместо того, чтобы нырять из одного укрытия к другому.

Затем я заметил кое-что.

Сквозь дружественные отметки на моём Л.У.М.е я увидел проблеск красного, незадолго до того, как Айвори снова её не закрыла. Я коротко, но звучно свистнул, и все остановились посмотреть на меня. Я прямо кивнул, и они посмотрели туда вместе со мной.

Я ничего не увидел. Улица была пуста; мы приблизилась к перекрёстку с четырёхэтажными зданиями, провалившихся в трещину на земле. Самое высокое из них могло бы служить отличной позицией для снайперов, кроющих дорогу. Я не увидел никаких движений в окнах, и я уверен, что и Эш тоже, иначе он бы уже начал стрелять.

Когда Шейд посмотрела на меня, я кивнул на кусок металла, который раньше, должно быть, был повозкой. Она укрылась за ним, и я увидел, что Фластер тоже уже пряталась, ковыряясь в куче мусора внутри разрушенной повозки.

Когда путь был расчищен, я смог насчитать три красные точки за дверью, ведущей в здание. Эш и я приблизились к двери, и набравшись опыта под землёй, заняли позиции по обе стороны от двери, выжидая во всеоружии. Айвори стояла неподалёку, вопросительно смотря на нас. Грифон выпустил три когтя и медленно опустил их на ручку.

Три.

Два.

Один.

Он уже было хотел открыть дверь, но Айвори выбила её, прежде чем мы успели сделать хоть движение. Внутри оказались трое рейдеров, которых мы застали врасплох за поеданием какой-то ужасно выглядящей еды; оттенок шока отпечатался на их лицах. В углу лежал осквернённый труп кобылы. Это были, по-видимому, все нужные Айвори причины убить их.

Бледная кобыла открыла огонь, пулемёт застрекотал в дверной проём, выплёвывая горячий свинец в помещение. Рейдеры только начали подниматься и хвататься за своё оружие, когда первые пули врезались в них, разрывая плоть и кроша кости.

Они умерли в считанные секунды, но она продолжила прошивать их тела пулями, чтобы наверняка убедиться, что они больше не встанут.

— Айвори! АЙВОРИ! Эта штука реально громкая! — Сквозь грохот я прокричал её имя, пытаясь увести её внимание от извивающегося по всей комнате свинца. В конце концов она остановилась, немного посмеиваясь про себя, когда запах кордита [1] наполнил проход.

— Вау, а делать это с рейдерами намного приятнее, — Ухмылка на её лице жаждала больше крови.

Я ожидал от неё совершенно другой реакции на убийство пони, но, судя по её прошлому, это можно было легко объяснить.

Фластер проскользнула мимо нас, пока мы стояли, вылупившись на Айвори и изрешечённых рейдеров. Эш заговорил первым, пока я наблюдал за одетой в мантию кобылку, ковыряющейся в трупах пони.

— Так что... да. Было бы просто замечательно, если бы ты заранее говорила нам, когда собираешься воспользоваться ей.

Наше мировоззрение было построены на том, что только мы с Эшем можем противостоять ужасам пустоши, и Айвори в него уж никак не вписывалась. Это было что-то вроде инстинкта для нас, и мы оба были бывалыми вояками, но Айвори на удивление нам была ещё зелёной с не-гнашерами. Эта кобылка ещё не знала должным образом как устроена поверхность, и она нуждалась в соответствующем обучении.

Я слегка покачал своей головой,

— Эш, я думаю, будет лучше, если бы ты научил Айвори, как мы это делаем.

Грифон — со скрещенными лапами и с недоверчивой морде — согласно кивнул и отвёл в сторону бледную кобылу. Фластер окончила шмон трупов и порысила обратно на улицу, и я увидел, как Шейд подходит ко мне из своего укрытия за ржавой глыбой.

Когда Эш и Айвори вернулись с импровизированной сессии о стратегии, грифоном и мной было решено, что нам лучше убраться из этой области как можно скорее. Стрельба могла привлечь внимание любого рейдера, который волею судьбы оказался поблизости, и теперь мы поняли, что Айвори была немного непредсказуема. Последнее, что нам было нужно — затянувшаяся схватка.

В нашем нарастающем темпе мы довольно быстро дошли до границы Хорнсмита. В отличие от запада, где было длинное и протяжённое ничего, здесь было нечто похожее на лес, идущего недалеко от края города. До этого я никогда не видел леса, не настоящего по крайней мере, но часть меня знала, что будучи ещё юнцом, я видел такие в цветных книжках. Этот не был похож на тот, что в книге. В книжном лесе всё было зелёным и динамичным с счастливыми зверятами, бегающими тут и там, но этот лес был мёртв и мрачен, и наполнен только тенями и таящейся угрозы.

Шейд и Айвори остановились и ахнули, их челюсти отвисли. Эш засмеялся и помахал лесу своей лапой,

— Что, никогда не видел леса раньше? Вам бы следовало посмотреть на Эверфри, это-то ещё цветочки.

Айвори потребовалось немного времени, прежде чем собраться с духом и ответить ему,

— До этого я... никогда не была за пределами Хорнсмита. Я знала, что за ним что-то есть, но... это просто вау. Он такой большой.

Эш смеясь фыркнул и посмотрел на кобылу с озорной ухмылкой,

— Если бы мне давали по крышке каждый раз, когда я слышу это...

Айвори одарила его любопытным взглядом, в то время как Шейд начала стремительно краснеть. Я слегка усмехнулся. А Фластер закачалась и зашуршала, что означало по моим предположениям, что она тоже тихо рассмеялась.

Мы разразились хохотом, и даже обычно молчавшая Фластер. Шейд тоже издала пару нервных смешков. И когда мы начали идти по просторным землям между городом и лесом, Айвори поспешила за нами.

— Что смешного? Ответьте!

----

Вход в лес был похож на вход в совершенно другую вселенную, только сделанную из костей и пепла. Большинство деревьев были окрашены добела, многовековая смерть и ни одного признака жизни. Радиация мегазаклинания подчистую смела эти земли, оставив лишь обнажённый скелет некогда прекрасного леса.

Поднимался ветер, принося за собой сквозь деревья заунывный вопль. Колыхание древесных ветвей и далёкие вопли какого-то существа дополняли антураж.

Это самое жуткое место, в котором я когда-либо был.

Тонкий слой влажного пепла покрывал всю округу, нагромоздившись у деревьев и формировавший небольшие дюны на фоне того, что когда-то было кустарниками, образуя мягкую серую массу. Именно здесь я впервые увидел, как много рейдеров прошли этим путём. Даже ветер не смог скрыть следы большого количества пони, и я обнаружил около дюжины следов. Они были довольно хорошо заметны.

— Итак... нам действительно необходимо проходить через него? Нельзя ли, например, обойти его?

Эшу не нравился этот лес. Он ворчал что-то про то, что его раса рождена для небес, также как и в том лифте регионального штаба, и ещё иногда под землёй. Я думал, что пребывание снаружи поможет справиться с его страхом, однако это странное заторможенное чувство наружи было здесь распространено.

Подняв ногу и проверив свой ПипБак, я кивнул пугливому грифону,

— Угумс. До Орчарда топать и топать, но через лес до него добраться в разы быстрее, чем обходя его, — Указав прямо перед собой вглубь леса, я старался не думать, насколько большим он мог быть. Если пони идёт сюда без ПипБака, то считай, что он уже навсегда в нём пропал.

Айвори трусила перед нами, при каждом шаге её грива прыгала туда-сюда.

— Да ладно тебе Эш, это всего лишь парочка деревьев. Я считаю их довольно уютные, определённо лучше, чем это открытое небо..

Я уловил его взгляд, который он бросил на неё, пока она шла впереди — обеспокоенный взгляд. Значит вот что мне предстоит расхлёбывать. Небесное существо и пони, выросшую под землёй. Беспроигрышная партия.

Вздохнув, я почувствовал тепло от прислонившейся ко мне Шейд. Посмотрев на неё, я увидел, что её глаза были широко раскрыты и метались по лесу в надежде уловить хоть какое-то движение. Но с ветром и ветками их было здесь хоть отбавляй. Я слегка потёрся о её шею и улыбнулся,

— Эй, не волнуйся так. Всё будет в порядке.

Этими словами я скорее пытался убедить себя, чем её. Если эти места были полны рейдеров, или ещё Селестия знает кем, то был призрачный, но шанс, что мы их, надеюсь, не встретим.

Пока мы шли, я всё держал свой зоркий глаз на Л.У.М.е. Обелённые деревья с лёгкостью помогали следить за местностью, однако если много таких расстилались в одном направлении, то было довольно сложно смотреть вдаль, так что если объявятся враги, я, скорее всего, смогу их увидеть только прямо перед собой. Но на этот случай единственными моими глазами была магическая помощь от заклинаний.

Идя на своих двоих, Эш удобно примостил свою винтовку на сгибе своей лапы. Я так никогда и не пойму, зачем он это сделал. Выглядело бы более натурально, если бы он ходил на четвереньках. Скорее всего его грифоньи причуды. Хотя не нужно было быть учёным, чтобы понять для чего он достал свою винтовку — он ждал от этого леса серьёзного дерьма. А его другая лапа нависла над револьвером, слегка подрагивая от каждого шороха.

Фластер забежала немного вперёд, чтобы идти с Айвори на равне. На данный момент она была единственной безоружной из нас и, наверное, и вправду лучше было бы стоять вблизи танка-земнопони, чтобы вместо тебя хоть она словила пару пуль.

Тишину нарушали лишь звуки леса.

Я успел только краем глаза заметить проблеск красного, как тут же меня кто-то ударил в бок, опрокидывая на Шейд и сбивая её с пути; что бы ни ударило меня, оно всё ещё цеплялось за мой бок. Кувыркаясь во влажном пепле, моё зрение затуманилось, когда вязкая масса попала мне в глаза.

Я почувствовал, как зубы впились в мою шею, когда мы приземлились в смятую кучу, и я услышал, как Эш и Айвори открыли огонь, однако не по тому, кто напал на меня. Я ударил передним копытом кусавшее меня существо, надеясь, что смогу оказать достаточно сопротивления, чтобы скинуть его, или по крайней мере заставить его отцепиться от моей шеи. Выбросив правую ногу, я лягнулся, произведя взрыв из моих накопытных пушек, наконец-то сбросив его.

Поднявшись на копыта и вытирая грязь с моих глаз, я увидел, что мы были атакованы большими псами, или что-то отдалённо на них похожее. Они выглядели так, будто были сделаны из того же материала, что и деревья, и мастерски сливались с окружением, так что неудивительно, что они подобрались к нам так близко.

Их была целая стая, кружившая вокруг нас и периодически нападавшая. Я быстро выхватил Сломленного, выстрелив в одно из существ, кинувшееся на Шейд, которая только-только начала подниматься с земли. Картечь разорвала морду существу, изрешетив дерево и разбрызгав на нас сок.

Оружие Айвори издавало характерный вибрирующе-сотрясающий звук, пока она стреляла во всё, что движется, в то время как опытный глаз Эша выцеливал отдельные цели из своего револьвера.

— Это что ещё за нахуй?! — Грифон крикнул сквозь рычание пулемёта. Он провёл в пустошах больше, чем все мы вместе взятые, так что я без понятия, зачем он спрашивает нас о том, чего сам не знает.

Я услышал визг Фластер и быстро оглянулся, пытаясь найти её, но не увидя её в первый раз, я в итоге заметил, что её силуэт утаскивает большой древесный пёс. Я собрался было пойти за ней, как меня повалил с ног очередной удар сзади. Перекатившись, я вскочил на копыта и разорвал Сломленным морду зверю-обидчику.

Обернувшись на то место, где была Фластер, я понял, что твари отступают, утаскивая за собой потери. Получив награду за свой набег, они мгновенно исчезли за деревьями. Отчаянные звери принимают отчаянные меры для своего выживания.

Они не получат её.

— Они схватили Фластер!

Я начал бежать в том направлении, в котором они исчезли, Эш и Айвори сделали то же самое. Прошло не так много времени с того момента, но я больше не смог её увидеть. Существо с маленькой кобылой в зубах двигалось намного быстрее, чем я ожидал.

Мы продолжали бежать ещё пару минут, прежде чем окончательно сбавить скорость — след утерян.

— Блять! Пиздец! Я не собираюсь разрывать этот контракт! — Эш ударил дерево своей лапой, от внезапного удара некоторые веточки попадали вниз.

Он вытянул шею, пытаясь увидеть хоть какие-нибудь намёки на следы, которые наша пони-добытчица могла оставить, пока её тащили. Отступая, твари оставили так много тропинок, что сказать насчёт того, в каком действительно направлении они исчезли, было невозможно.

Я увидел слёзы, бегущие из очков Айвори, когда она вступила на полянку. У неё только что появился новый друг, которого украли свирепые твари. Она носилась по округе, в тщетных попытках пытаясь найти хоть какие-то следы.

Я старался успокоиться, и несмотря на присутствие рядом Шейд, голос на углу моего сознания орал мне бросить потеряшку и продолжать путь. Я предложил ему отъебаться и хладнокровно пошёл искать улики.

На удивление то, что мы ищем нашла Шейд,

— Здесь кровь!

Мы столпились там и смотрели на капельки крови и следы волочения, ведущие с поляны, на которой мы стояли. Казалось, что Фластер попыталась сражаться в тот момент, однако её сил было недостаточно.

Правильное направление было получено, и мы немедленно выдвинулись за Фластер.

Пожалуйста, хоть бы она была жива.

----

Исподволь мы стали замечать трупы других вошедших в лес незадолго до нас пони. Варьируясь от скелетов до недавно выпотрошенных трупов, их количество неуклонно повышалось, пока мы шли по обнаруженной тропинке. Я ничего не мог чувствовать, кроме нарастающей паники и ярости. Я мог с уверенностью сказать, что Эш был не меньше зол перспективе, что пони, которая наняла его и меня как телохранителей, пропала на этой бренной земле.

По мере нашей ходьбы я вспомнил, что мне стоило бы перезарядить своё оружие, заметив, что оказавшись посреди битвы с ними с пустым патронником ситуация закончилось бы не очень радужно. Они были быстры и почти, твою мать, невидимыми, пока не окажутся у тебя под носом. Взяв во внимание зубы и вес, который они вкладывают в свои удары, у меня напрочь отбило желание сражаться с одним из них в непосредственной близи.

"Ещё и колются, сука", — подумал я, когда вытаскивал несколько длинных колышков дерева из моих пострадавших шеи и крупа. У меня шла кровь, и Шейд всячески пыталась залечить мои раны, пока мы торопились на подмогу, но вскоре сдалась, когда побежал вперёд неё. Я знаю, что она хочет проявить свою заботу, но каждая упущенная минута увеличивала шансы Фластер стать обедом.

Мы дошли до пещеры в то же самое время, что и стая. Расплывчатые движения возвестили нас о их присутствии прмяо перед тем, как они бросились на нас, но встретили лишь вооружённое сопротивление. Четверых скосило сразу же, подняв в воздух мульчу [2] от концентрированного огня трёх орудий.

Ещё один рванул на Эша, но тот поднял его за горло в воздух и обрушил на землю, прижав дуло к голове и выстрелив. Пуля взорвала белённое дерево в щепки, обезглавливая существо.

Сломленный раз за разом грохотал, когда я включал З.П.С. Я не был метким стрелком, и время, которое он давал мне для концентрации, сильно помогало. Когда мир замер, я мог различить детали каждого существа, бегущего на меня. Корни, сросшиеся с мускулами, шипы вместо зубов, омертвевшие листья в роли меха и светящиеся жёлтые глаза. Эти существа выглядели необычно.

Необычно или нет, но всех их ждёт один конец.

Вскоре атака захлебнулась. Они были намного жёстче, чем первые, однако заметив пещеру, я сделал предположение, что это был их дом. Они атаковали нас, чтобы защитить свой дом, но и они в свою очередь забрали одного из нас и скорее всего убили.

Око за око.

Убей их всех. Ещё никогда прежде месть не приносила столько веселья.

Вход в пещеру был довольно тёмным, и я смог услышать из неё лишь слабый отголосок, войдя в зияющее отверстие. Я включил подсветку своего ПипБака и поводил Сломленными по сторонам, выискивая ещё тварей, чтобы разорвать их на части, я даже зарядил свежие патроны на этот случай. Пещера была пуста, ну или на крайний случай только эта её часть, однако я заметил ярко-красное кровавое пятно и рванул вглубь пещеры в надежде найти нашу напарницу.

Я увидел помятый силуэт Фластер, съёжившийся у одной из стен. Приблизившись, я не смог сдержать улыбки, когда она повернула свою голову ко мне, её серый глаз, словно звезда, ярко отражался от света моего ПипБака. Я улыбался, потому что она была жива.

— Сюда, я нашёл её!

Её капюшон был отброшен назад, и при свете я впервые увидел её лицо. На одном глазу у неё была чёрная повязка со скверным шрамом, видным по краям. Большая часть её кожи была испещрена порезами, но только некоторые из них были свежими, истекавшими кровью после пережитого. Многие порезы были довольно старыми — шрамы от предыдущих ранений. И шрамы эти были сделаны не случайно.

Они были сделаны ей намеренно.

Один только вид её головы заставлял меня чувствовать себя ничем, по сравнению с ней. Я внутренне содрогнулся, представляя, на что похоже остальное её тело.

Я шарахнулся её вида и сделал шаг назад,

— Селестия... Фластер, что случилось?

Она начала говорить слабым даже для неё голосом, отставшая группа уже начала подходить к нам. Эш уже вынул зелье и как только подошёл приставил его к её рту, она его жадно выпила, благодарная за помощь.

Айвори легла рядом с кобылкой, монотонно рыдая, но с большой улыбкой на лице. Ещё одна такая же скорая потеря вслед за её братом уж точно сломит её.

На шее Фластер были глубокие порезы, и тёмный кровоподтёк начал образовываться в том месте, где челюсти существа схватили её. Раненная кобыла закашлялась и улыбнулась, когда мы собрались вокруг неё.

— Древесные волки.... давненько я их не видала....

Зелье быстро начало задействовать свою магию — большинство мелких порезов заросли прямо на наших глазах. Она неуверенно попыталась встать на ноги, но пошатнулась и упала.

— Тащил меня за шею... но бывало и похуже.

Впервые за всё время, Айвори, кажись, заметила все эти шрамы, покрывающие оголённую шкуру своей подруги.

— Фластер... что произошло? У тебя так... много шрамов.

Фластер звучно вздохнула, немного поморщившись,

— У меня было тяжёлое детство. Жестокая сестра. Я действительно... действительно не хочу говорить об этом прямо сейчас. Давай лучше выберемся из этой норы, пока они не вернулись.

Потянувшись назад, она накинула свой капюшон обратно на голову, снова скрывая от нас своё лицо и многочисленные шрамы.

Теперь-то я знал, почему она так тщательно скрывала себя, что опровергало мою теорию о том, что всё это было для увеличения скрытности.

Эш помог подняться ей на копыта, и мы сопроводили её из пещеры обратно в костяной лес. Снаружи не было никаких признаков древесных волков, за исключением тел, оставшихся от той недолгой схватки. Собираясь с силами для продолжительного путешествия, мы стояли так ещё с минуту, Фластер заметно похорошела от зелья и набиралась сил. Её раны по-видимому были не сильно глубокими; и я припомнил бомбу с гвоздями и насколько мало мне понадобилось зелья для лечения.

Звук позади заставил меня крутануться на сто восемьдесят и направить Сломленного на источник, в любую секунду готовый разорвать хищников зарядом картечи. Я не стал нажимать на спусковой кручёк, когда в последнюю секунду увидел, кто это был.

Маленький древесный волк, щеночек... или саженец, я не был в точности уверен... покинул пещеру и пялился вверх на нас. Он не обнажал свои зубы или отступал в пещеру, он просто сверлил нас взглядом. Я почувствовал мимолётное чувство вины, но также быстро и подавил его. Забрав Фластер, они сами вынесли себе приговор.

Прежде чем я смог хоть что-то предпринять, Фластер прошла мимо нас и подала копыто волчонку. Он принюхался к ней и немного лизнул языком, который больше был похож на толстый листочек. Она была до осточертения дружелюбной по отношению к ребёнку того, кто намеревался сожрать её ещё минуту назад.

Кобылы. Они могут вывести жеребцов из себя на раз два.

Айвори порысила к Фластер и волку, издавая тихий воркующий звук. Я посмотрел на Эша с явным негодованием на лице, но у грифона был точно такой же вид, и он бодро пожал плечами. Хорошо, значит я не один такой.

— Итак... насчёт всего этого недоразумения, — Мне пришлось напомнить Фластер о её идеи вернуться обратно на дорогу. До Орчарда осталось совсем немного.

И мы опять зашагали на север через вездесущие грязь и деревья. После той бойни и преследования, мы были вымазаны точно таким же как и на древесных волках влажным пеплом, помогающий нам с маскировкой. Ну хоть какой-то от него плюс.

Если сейчас нас увидит Кримсон Найф её точно хватит сердечный приступ.

Пока мы шли, наша формация немного изменилась. Фластер, безусловно ставшая самым слабым членом вечеринки в глазах хищника, шла между Айвори и Эшем. Шейд и я, как обычно, тащились в хвосте группы. Также был и шестой участник, который дышал нам в затылок некоторое время, но я не нашёл ничего лучше, чем просто игнорировать его.

Каждый раз, когда я оглядывался, я видел волчонка, следующего за нами издалека. Он пошёл за нами с того момента, как Фластер оказала ему свою доброту. Это немного играло на нервах, но, кажется, маленький монстр не излучал угрозы. Он не проявлял никакой враждебности, и, кажется, даже Эш был не против того, что позволил ему следовать за нами.

Мы держали наш путь параллельно от недавно обнаруженного пути рейдеров, и держались от него подальше на всякий случай, если какой-нибудь подозрительный типок будет по ней проходить. Эш продолжал иногда поглядывать в сторону рейдерской дороги, в этом ему помогал его рост, обеспечивающий наилучший вид, чего не сказать о нас.

Нам предстояло ещё несколько часов постоянной ходьбы.

----

Солнце, где бы оно не находилось, заходило. Айвори сдвинула свои очки на голову, сумрак ей безусловно нравился больше. Скоро нам предстоит остановиться и отдохнуть, возможно даже целую ночь. Я не особо жаждал слоняться по лесу вслепую, если мы волею судьбы наткнёмся на очередное логово древесных волков. Их и при свете сложно увидеть, а в темноте и подавно.

— Ищите место для ночлега. Пещера, упавшее дерево, трёхзвёздочный отель, всё что выглядит более-менее, — сказал Эш. Грифон по-видимому думал о том же, о чём и я.

Сумрак быстро окутал пустошь.

Вскоре мы нашли пещеру, очень похожую на ту, в которой древесные волки обосновали своё логово. Эта пещера, к счастью, была очищена от трупов и древесных псов, которых в свою очередь не виднелось на горизонте. Войдя в пещеру, я не мог не заметить, что она была в разы меньше, чем предыдущая. Она заходила не так глубоко, да и вход тоже не хвастался размерами. Хотя все обстоятельства играли нам на копыто, всё это делало пещеру менее привлекательной для мимо проходящих рейдеров, задумавшие также переночевать. Если они не смогут найти её, то и нас в том числе.

Войдя в пещеру, я включил подсветку на ПипБаке для членов клуба не-подземных-жителей. У входа я услышал как Эш остановился и позвал нас,

— Я беру первую смену. А вы, ребята, немного отдохните... Я подниму одного из вас через несколько часов.

Я знал, что этот "один из нас" будет мной. Не то, чтобы я возражал.

Мы разлеглись в разных частях пещеры; Айвори зашла так далеко, насколько позволяли размеры пещеры, Фластер свернулась калачиком за неплохим укрытием из небольшого каменного образования, а я рядом со стеной. Шейд естественно приютилась рядом со мной, прижимаясь ко мне с целью забрать всё моё тепло и комфорт. В пещере было уютно, не было грязи, которую мы месили часами под ногами, и ветра, который и не планировал униматься.

Я быстро провалился в сон под аккомпанемент трёх тихо сопящих кобыл.

----

Я ощутил острый тычок в бок, широко раскрыв глаза и левитировав Сломленного прямо в лицо обидчику. Эш быстро нырнул в сторону, пока его тёмная морда не приобрела чёткую форму.

— Воу, расслабься, Кик. Теперь твоя очередь сидеть на шухере, а я спать пойду, — Он указал на вход пещеры позади него, за которым воздвигался тёмный лес.

Я громко зевнул, немного более громко, чем хотел, и почувствовал, что Шейд вздрогнув проснулась. Она в панике начала озираться по сторонам, пока её глаза не остановились на мне и грифоне, затем улыбнувшись тоже зевнула, но только намного тише, чем я.

Эш коротко кивнул нам и зашагал от нас к ближайшей ко входу стене и лёг рядом.

— Я пойду покараулю. А ты поспи, — Поднявшись, я оставил свернувшуюся на полу пещеры голубую кобылку, наблюдающую за тем, как я уходил от неё брать дежурство.

У входа в пещеру я прислонился на камень и вынул Сломленного перед собой, расположив его у моих передних ног на всякий случай, если придётся быстро им воспользоваться.

В лесу я практически ничего не видел, моё зрение рисовало только короткие тропки между деревьями, прежде чем всё не превратилось в сплошную стену тьмы. Мне кажется Айвори лучше подходила на эту роль, но я уже видел, как кобылка легко умеет отвлекаться. Обязанности стражника точно не её конёк.

Через несколько минут, я ощутил то, что и предполагал. Тепло, идущие от прижавшейся сбоку кобылки. Шейд последовала за мной и вернулась на своё излюбленное место.

— А я всё думал, сколько времени это у тебя займёт.

Обернувшись я увидел её глаза, и выждал неприлично долгую паузу, чтобы насладиться ими в полной мере. Сомневаюсь, что видел в пустоши что-либо прекрасней этих глаз, и я хватался за каждый случай, чтобы они крепко засели в памяти. Если до этого дойдёт, то уж пусть эти глаза будут единственной вещью, которую я вспомню перед смертью. Будет это завтра или через тридцать лет, я всё равно хочу, чтобы эти глаза остались в моей памяти навсегда.

Затем я развернулся, возвращаясь к обязанностям караульного.

— Тебе и вправду стоит поспать. Когда ты проснёшься, я никуда отсюда не денусь.

Она вздохнула и свернувшись в клубок прижалась ко мне. Она почти сразу же уснула, оставляя меня наедине с ночью.

----

— Эй, Барли, будь осторожней, бро.

Голос заставил меня проснуться и осознать несколько важных моментов.

Важный момент номер один: Сейчас было утро. И это означало, что я уснул на своём посту.

Важный момент номер два: Рядом с пещерой было три пони, и один из них находился некомфортно близко ко мне.

Важный момент номер три: Они были рейдерами. У ближайшего был длинный нож во рту, который он подставил к моему горлу.

Когда мои глаза раскрылись, я достал Сломленного и выстрелил из него в нижнюю челюсть Барли. Картечь вгрызлась в него, деформируя и открывая добрую часть его головы в мешанине мозгов, крови и костей. От такого удара его труп сделал почти полный бэкфлип и приземлился в кровавой куче с тихим хлюпаньем сырого пепла.

Другие два рейдера открыли по нам огонь, но почти все выстрелы ушли в молоко. У них были винтовки, левитируемые перед ними их магией. Один из выстрелов скользнул по моей спине, оставляя длинный след на коже, но не нанося никакого серьёзного вреда.

Шейд проснулась, когда я выстрелил из Сломленного, беря свой пистолет в зубы и стреляя из него точно также как и рейдеры — то есть, абсолютно не по кому не попадая. Но это заставило их немного пригнуться, пока они копошились с затворами своих винтовок, тем самым давая мне достаточно времени сократить дистанцию.

Я услышал крики из пещеры и увидел удивлённые морды двух выживших рейдеров, когда они осознали, что здесь было намного больше существ, чем я и Шейд. Они понадеялись, что их ждёт лёгкий улов, который позволит им быстро обогатиться припасами, и может быть даже рабами. Они серьёзно ошибались.

Долбанув своей правой ногой с ПипБаком по ближайшему единорогу, я оборвал его державший винтовку телекинез, а затем боднул его своей головой в правый глаз. Мой рог проткнул мягкую ткань и кости, воткнувшись прямо ему в мозг, вследствие забрызгав меня кровью. Он дёргаясь упал на землю, раскидав по кругу грязь.

Повернувшись к последнему рейдеру, он сделал то, чего я уж никак не ожидал. Винтовка ударилась о плотный слой пепла и была с хлюпом им поглощена, пока он вставал в позу сдающегося. Я остановился, а затем ударил его ногой по голове. Обернувшись, я увидел появившихся из пещеры Эша и Айвори, направивших своё оружие на дрожавшего единорога.

— Не стреляйте! Ладно-ладно, ваша взяла, только не убивайте меня.

Я зачехлил дробовик, который плавал неприятно близко у его головы с частично нажатым крючком. Своей магией я вытащил из грязи две винтовки, бросив их к пещере, где Фластер чуть ли не набросилась на них.

Подойдя к жеребцу, я осмотрел его на наличие ещё какого-нибудь оружия. Он выглядел чересчур упитанным для рейдера, что могло только означать лишь то, что он был пони Масэкера и тоже направлялся в Орчард. Кроме той винтовки, я ничего на нём не нашёл. Рейдерская броня не позволяла устраивать под ней сокровищницу из-за своего небольшого размера.

В игру присоединился Эш, закинув винтовку на спину, и вынимая револьвер. Когда он подобрался достаточно близко к дрожавшему жеребцу, дуло упёрлось в лоб рейдера чётко под рогом. Грифон оскалился в лицо единорога, глаза хищники впились в глаза жертвы.

— Так. Куда вы направлялись?

Глаза рейдера увеличились в размерах, когда грифон вместо того, чтобы убить его, начал задавать вопросы, и он съёжился под его гнётом. Он посмотрел сначала на Айвори, затем на Шейд, а потом и на меня, молча моля нас о помощи. Усмехнувшись, я покачал головой. Айвори также рассмеялась и в низком рычании проговорила запуганному единорогу,

— Я внесу кое-какие поправки. Он голоден, и ему очень нравится вкус рейдеров. Пока они ещё живы, он любит начинать с их ног.

Вау.

Вопреки моим опасениям, это сработало. Его глаза уже были готовы вылететь из орбит, и он начал говорить. Он рассказал нам всё, что знает. Как он и его друзья были посланы с дюжиной таких же в Орчард, чтобы усилить осаду. Как в осаде участвует уже около пятидесяти рейдеров.

Среди всего трёпа я обнаружил для себя немало интересного, в частности то, что кто бы не оказывал сопротивление в Орчарде, он делает неплохую работу, и за эту работу отвечает сам Совершенный — Холпанч. Когда он произнёс это имя, я мельком взглянул на Шейд, которая ни с того, ни с сего начала нервничать. Ей не улыбалась встреча с кем-то из прошлого, и перспектива сотрудничать с знакомым Совершенным, кажется, беспокоила её не на шутку.

Когда он покончил с важной информацией, он принялся рассказывать о его жизни до Стадиона и тёрок с пони Масэкера, я приказал ему остановиться.

— Это всё, что нам нужно. А теперь убирайся отсюда.

Эш вопросительно глянул на меня. Я пожал плечами и указал ему опустить свой револьвер. Он подчинился, но не убрал его, всё ещё направляя на зашуганного жеребца. Казалось, что рейдера сейчас инфаркт хватит.

Я указал в лес, в частности на запад.

— Уходи. Покончи с рейдерством, или мы покончим с тобой.

Он быстро кивнул и стал пятиться от нас. Прежде чем свинтить, он помедлил и обернулся к нам, затараторив,

— А что насчёт волков? Если я буду сам по себе, они меня просто напросто сожрут.

И снова Айвори взяла инициативу на себя,

— Либо они съедят тебя, либо он. Беги, пони, беги!

Каюсь, мне нравится её кровожадная сторона личности. И судя по приглушённому хихиканью от тёмного грифона, ему тоже. Рейдер развернулся и начал убегать, поднимая за собой пепельную слизь. Понадобилось не так много времени, чтобы он растворился среди деревьев.

Эш разразился хохотом, похлопав Айвори по голове, заставляя её тем самым уставиться на него.

— Отлично импровизируешь. Мне нравится твой подход.

Айвори впилась взглядом ему в морду и ответила,

— Что? Ты не ешь рейдеров?

Эш подозрительно посмотрел на неё, когда она развернулась и направилась к пещере. Из-за её простодушного характера, я так до конца и не понял, шутила она или нет. В итоге мы услышали её смех из пещеры, и ухмылка Эша снова расползлась по его лицу.

Спрятав револьвер, он повернулся к нам,

— Значит позволил парочке рейдеров застать нас врасплох, пока мы спали? Зачётный из тебя караульный, Кик. В следующий раз не дай своей подружке обворожить тебя, пока не убедишься, что мы не станем потенциальными игрушками для рейдеров.

Улыбка всё ещё оставалась на его лице, но скрытая угроза в словах всё же заставила меня увести взгляд.

Да уж, я серьёзно проебался. Я позволил Шейд отвлечь меня, а затем и вовсе уснул.

— Понял, Эш. Больше не повторится.

Я не знал, что и сказать, но смотря по тому, что грифон кивнул и ушёл от меня, этот ответ его полностью устроил. Шейд покраснела, когда подошла и прислонилась к моему боку, который уже успел стать ей любимым местом для выражения своей привязанности.

— Фластер, ну как там? — сказал я пони в мантии, копошившейся в вещах двух мёртвых рейдеров.

Подойдя ко мне, она покачала головой,

— Не густо, только винтовки и патроны к ним. Низкокачественные винтовки; я продам их, когда вернёмся обратно в Андерхуф.

Я кивнул. "Уж надеюсь", — подумал я про себя.

— Ладно, хорош тратить время впустую. Возвращаемся на дорогу.

Эш вернулся к нам, когда быстро сгонял за сумками в пещеру, которые бесцеремонно бросил у входа.

— Берите все свои вещи и двигаем.

Я левитировал сумку Шейд на неё, помогая её хорошо закрепить, а потом надел свои. Айвори, насколько я мог судить, спала со своими. Фластер же... ну, я до сих пор без понятия, где она хранит все свои цацки.

И мы отправились, оставляя позади пещеру и два трупа пони, засосавших в грязь.

----

Мы шли так уже несколько часов, но я заметил, что по мере нашего продвижения количество пепельной жижи и деревьев начинает уменьшаться. Я предположил, что мы скоро уже выберемся из костяного леса обратно в пустошь. Никогда бы не подумал, что буду скучать по разрушенной и опустошённой местности, но меня реально уже тошнило от этого леса.

Фластер же, не смотря на предостережения держаться в поле зрения, провела последние несколько часов то исчезая на короткие промежутки времени, то снова появляясь без всякого объяснения где она была. Я сказал Айвори, чтобы та следила за ней, но похоже у неё был не так развит глазомер, как у меня, чтобы следить за маленькой кобылкой. Айвори иногда оповещала нас — "Снова простите", и мы уже знали, что Фластер снова улизнула.

После четырёх таких забегов, я остановил шествие у небольшой полянки, чтобы подождать, пока наша скрытная пони снова вернётся. Заняло не больше пары минут, как она уже появилась сбоку от Айвори и смотрела на нас,

— Почему остановились?

Айвори подпрыгнула и крутанулась на месте, уставившись на кобылу,

— Почему? Ну, может потому, что ты постоянно убегаешь? Куда ты всё время ходишь, Фластер? Мы в конце концов посреди леса.

Фластер немного потупила взгляд, всё ещё храня молчание. Эш подошёл и посмотрел на неё сверху вниз,

— Учитывая тот факт, что тебя недавно заграбастали древесные волки, ты не думаешь, что ошиваться по округе будет умной затеей? Ты и так уже знаешь ответ, поэтому мы не будем тебя преследовать и будет тихо надеется, что тебя не схватят.

Она вздохнула,

— Ладно... я расскажу вам... точнее покажу.

Показав нам следовать за ней, она зашла немного дальше в лес. Мы рысили наравне с ней, пока она оглядывалась вокруг. Шуршание в кустах заставило нас остановиться, Эш и я вскинули оружие и направили его на источник звука. Мягко воркуя, Фластер приблизилась к кустам,

— Всё хорошо. Ты можешь выходить, Ферн.

Ферн?

Шуршание немного усилилось, и когда Фластер положила небольшой кусочек, по моим предположениям, мяса из своей мантии, оттуда появился маленький древесный волк из пещеры.

Эш прикрыл глаза лапой и вздохнул,

— Ты подкармливаешь это? Замечательно, теперь оно никогда не оставит нас в покое.

Фластер обернулась к нему, её единственный серый глаз злобно блеснула,

— Мы убили его семью. Я в большом долгу перед ним.

— В долгу? Фластер, его родители пытались сожрать тебя. Я до сих пор выдёргиваю их щепки из себя.

Мне не очень нравилась идея преследования нас древесным волком. Если древесные волки могут чувствовать своих или что-то вроде, то кроме неприятностей он ничего не сможет нам принести. Я не знал, как мыслят собаки, но ещё больше не знал, как растения. Сложив два и два, получилась полноценная завеса тайн. Как и любит Фластер.

— Что же, я уже назвала его, поэтому ты уже ничего не сможешь противопоставить.

Мы все вздохнули, кроме Айвори, которая уже нагнулась и протянула копыта маленькому волчонку, который принюхивался к ней, виляя своим хвостиком. Айвори захихикала, когда Ферн лизнул её.

Зашибись, теперь у нас есть ручная зверушка.

Я вздохнул,

— Ладно, хорошо, но только держи его на коротком поводке. Не хочу, чтобы нас пристрелили из-за него.

Фластер кивнула и вернулась обратно к Ферну. Айвори и Фластер несколько минут играли с щеночком, пока Эш не убедил их о необходимости двигаться дальше. В этот раз, пока мы шли по грязи, я слышал позади тихий звук волчонка пытавшегося идти за нами, только лишь едва ли его высокий рост позволял ему не погрузиться в грязь.

Я не смог сдержать улыбки, наблюдая за тем, как Ферн догоняет нас. Может быть, вовсе и неплохо, что мы его взяли с собой. Шейд тоже не могла сдержать улыбки, когда иногда оборачивалась посмотреть на подпрыгивающего древесного волка, как поросячий хвостик следующего за Фластер.

В итоге, я прекратил замечать маленькое создание, и мы продолжили идти к нашей цели, до которой было уже копытом подать. Мой ПипБак показал, что мы подбираемся всё ближе, и все начали идти чуть быстрее в предчувствии выхода из этого леса.

И вот, наконец-то он закончился. Проходя мимо последнего гарнизона деревьев, мы поймали себя за наблюдением на обнажённую границу пустошей. Неподалёку я смог заметить скопление зданий, некоторые из которых были много выше преобладающего большинства зданий в Хорнсмите.

Это был Орчард.

— Ебучие леса. Всегда, блять, буду обходить их стороной, — Необычайно большое количество ругани вышло из Эша, когда он прошёл мимо нас, растянув свои крылья и пытаясь стряхнуть приевшийся пепел с них. Многие из нас повторили за ним, стараясь стряхнуть как можно больше прилипшей серой дряни.

Даже несмотря на то, что нам снова придётся идти обратно через этот лес, и что на нашем пути будет столько же грязи, мы всё равно пытались очиститься от неё. Ну или мы просто пойдём по дороге, когда соберёмся назад. Сейчас же, всё наше желание была направлено на вычистку, впрочем Айвори как будто и на заметила этого, используя для помощи свою расчёску. Вычистившись первее всех, она терпеливо дождалась остальных.

До Орчарда осталось совсем немного, и пока мы приближались к нему, я искренне надеялся, что всё это того стоило.


Кордит — бездымный порох.

Мульча — поверхностное покрытие земли, защищающее и улучшающее её свойства.