S03E05
Глава 7 Лёгкая поступь Глава 9 Что-то не так

Глава 8 Город

When this big old town is closing in
And I have lost again
Here I could stay
But I'll keep moving on
© Long Hard Road

Выхожу на платформу, наконец-то! Последние полчаса в поезде превратились в настоящую муку, я совсем не умею ждать. Но открывшийся перед глазами вид всё же стоил того. На несколько секунд захватывает дух от осознания, я наконец оказываюсь в Столице, месте, ставшим практически легендарным. Несокрушимый город, основа Империи. Наверное для тех, кто в нём живёт, всё кажется обыденным и простым, но для меня выглядит совсем иначе. Мы сражались и умирали за свою страну, за счастье остальных. И за этот город в первую очередь, хотя многие и не видели его ни разу. Что ж...

Делаю первые шаги, направляясь в здание вокзала, вместе с остальными пони, которых оказалось довольно много. Широкие двери приветливо распахнуты, без проблем попадаю внутрь, но останавливаюсь практически у входа, чуть в стороне, чтобы не мешать остальным. Теперь нужно вспомнить подзабытые уже строчки устава. Что там у нас насчёт населённых пунктов...К счастью, раздумья прерывает подошедший патруль. Сержант и пара рядовых.

— Старший лейтенант, — жеребец с нашивками сержанта чётко прикладывает копыто к козырьку, — Только прибыли? Могу вам чем-то помочь?

— Да, верно, — Чейни синхронно отдаёт честь. — Мне нужна комендатура.

— Ближайшая неподалёку, пройдёмте к выходу, я укажу вам направление.

Хорошо, что память не подвела. Киваю, поправляя рюкзак, и направляюсь за патрулём к выходу. Большая часть пони уже покинула вокзал, так что проход свободен, через пару минут уже на улице, где я с интересом оглядываюсь по сторонам, пока сержант не привлекает моё внимание сдержанным кашлем.

Поворачиваюсь к нему, чувствуя себя провинциальной идиоткой, в начале дело, потом буду стоять с раскрытым ртом!

— Вам нужно будет пройти по этой улице метров двести, до третьего перекрёстка, — жеребец показывает копытом направление. — Там сворачиваете направо и всё время прямо, упрётесь в комендатуру.

— Благодарю, за помощь, сержант. — Чейни быстрым шагом направилась в указанном направлении.

Не глядя больше на патрульных, двигаюсь по довольно широкой улице, не смотря по сторонам. У меня куча времени впереди и, наверняка, это не самый красивый район города, так что ничего не теряю. На удивление много пони вокруг, хотя и раннее утро, но, наверное, так и должно быть.

Отсчитываю повороты и вскоре обнаруживаю нужный, идти и правда недалеко. Старательно держу осанку, подобающую имперскому офицеру, хоть и непривычно, но нужно соответствовать. Будем считать это всё одним большим парадом, отставить все замашки, которые помогают выжить на фронте. А то начну по привычке жаться ближе к земле и стенам, то-то смеху будет. Вот и комендатура, действительно ни с чем не спутать, очень уж характерный у здания вид. Без проблем попадаю внутрь и узнаю у дежурного офицера номер нужного мне кабинета.

Караульные провожают меня странными взглядами, впрочем, они наверняка подозревают всех и каждого, на всякий случай. Поднимаюсь на второй этаж и вежливо стучусь в нужную дверь.

— Войдите! — практически моментальная реакция на стук.

— Герр Майор. — войдя в кабинет, Чейни закрывает за собой дверь и салютует немолодому уже пегасу за столом, бросив короткий взгляд на шевроны.

— Старший лейтенант , — Майор козыряет чуть небрежно, бросив на кобылку короткий взгляд. — По какому вопросу?

— Только прибыла в город. Отметиться...- кобыла замолчала, похоже подбирая слова.

— Документы. — жеребец зафиксировал взгляд на Чейни, — Отпуск?

— Так точно. Сегодня выписали из госпиталя, — лейтенант вытащила из бокового кармана формы толстую пачку со всеми заранее подготовленными документами. — На период восстановления и основной.

— Вижу. — майор бегло просмотрел документы и, достав несколько бланков из ящика стола, принялся их заполнять. — Ждите, лейтенант.

Пока пегас вовсю пишет что-то, осматриваю кабинет. Обстановка стандартная, стол завален документами, картина изображающая Око на стене, множество шкафчиков и полок для документов. Взгляду зацепиться совершенно не за что. Пегас закончил довольно быстро, чувствуется опыт, прикидываю, сколько в день через него проходит таких как я. Ставит несколько печатей в документы и поднимает на меня взгляд.

— Впервые в столице, лейтенант? — жеребец наконец зафиксировал взгляд на Чейни, старательно изучая её.

— Так точно, герр майор. В качестве поощрения. — в голосе кобылки чувствуется лёгкая неуверенность.

— Вы не будете разочарованы, лейтенант, — пегас позволил себе чуть улыбнутся. — Добро пожаловать. Вот ваши документы, заберите и привыкайте к тому, что патрулей на улицах много, спрашивать будут постоянно. Осталось определиться, где мы вас поселим, ждите здесь.

Прячу документы обратно в карман, пока майор выходит из кабинета. Дверь осталась открытой, так что теперь вижу множество военных, снующих по коридору. У всех есть работа, идиллия. Интересно, сколько из них хоть раз видели врага? Минут через двадцать возвращается майор с несколькими листками бумаги и проходит обратно за свой стол.

— Поздравляю, лейтенант, у вас будет отдельная квартира для проживания, а не общежитие. — жеребец чуть усмехнулся. — Это, поверьте, значительно удобнее. Вот ключ и необходимые документы, район тихий, проблем у вас возникнуть не должно, — пегас жестом пригласил лейтенанта подойти ближе, доставая из ящика стола небольшую книжицу. — А теперь смотрите и внимательно запоминайте мои слова, — книга была открыта на первой странице, где обнаружилась схематичная карта города, — Комендатура находится здесь, вот тут ваше временное жилище и, главное, отмечаю на карте районы, где не стоит появляться в позднее время. Во избежание различных инцидентов. Дальше сами прочитаете, это подробный путеводитель.

-Так точно, герр майор. — Чейни внимательно следит за всеми манипуляциями, отвечая довольно односложно.

— По поводу поведения, устав, я думаю, знаете прекрасно, отмечу несколько основных правил. Форма одежды, безусловно, парадная, из оружия исключительно ваша сабля и советую даже не пытаться ею пользоваться без веской на то причины. И не дай Единый вам поучаствовать в драке или дуэли. На провокации не поддаваться, по возможности оказывать содействие полиции...Впрочем, всё это и так есть в уставе, не буду повторяться. Огнестрельное оружие у вас при себе только личное? — внимательный взгляд, очень внимательный.

-Так точно, герр майор, только положенное мне уставом. — Чейни явно несколько дезориентирована резкой сменой темы.

— Давайте сюда его... — пегас начал рыться в столе.

Покорно достаю штуцер из вещмешка и кладу на стол. Почему я так нервничаю? Глупость какая-то. Складывается пока всё более чем удачно и причин для беспокойства нет. Всё, нужно прекратить себя накручивать, появятся проблемы, буду их решать, а сейчас всё вполне просто и понятно. Постояв немного в нерешительности, забираю документы с путеводителем, который стоит изучить в ближайшее время. Наконец майор вытаскивает основательный моток проволоки и сноровисто обматывает им мой штуцер, исключая возможность его использования. Два свободных конца проволоки скрепляются пломбой очень внушительных размеров.

— Честь имею, лейтенант, не смею вас больше задерживать. — пегас приложил копыто к козырьку фуражки.

— Всего доброго, майор, благодарю за помощь. — кобылка повторяет его жест и, забрав своё оружие, выходит из кабинета.

Ноги сами несут к выходу, пока я мысленно уговариваю себя перестать дёргаться. Совершенно не понимаю, с чего так нервы расшалились. Через пару минут стою на улице и постепенно успокаиваюсь. Самое время заглянуть в путеводитель. Размеры города потрясают, что тут можно сказать. Главное сейчас сориентироваться и направиться в нужную сторону, иначе запросто заблужусь и ночевать буду под открытым небом. Тихонько смеюсь.

Наконец нужное направление определено и я бодренько выдвигаюсь вперёд. И похоже начинаю догадываться о причинах своего волнения. В первую очередь, это конечно совершенно незнакомая мне местность, где я не знаю, как себя вести. Может быть это покажется странным, но, когда всю жизнь воспринимаешь окружающую обстановку с военной точки зрения, сложно перестроиться. А тут разумом осознаю, что бояться нечего, но проклятые инстинкты берут своё. Второе — официоз. Очевидно, что в столице всё не так, как на фронте, строгое следование букве устава. Это опять-таки упирается в огромное количество моих привычек, которые совершенно нормально смотрятся в иной обстановке, но тут...Приходится следить за каждым своим жестом и словом.

Как ни странно, эти мысли приводят меня в благодушное настроение, удалось понять причины проблемы. Осталось только справиться с ней. Начинаю интересоваться окружающим миром, разглядывая живущих тут пони и дома, мимо которых прохожу. Пока что складывается ощущение, что все куда-то торопятся, приходится идти по самому краю улицы, чтобы не мешать обгоняющим меня. Мундир, похоже, внушает определённую долю уважения, несколько раз мне уступали дорогу. Занятно. Но особо никого моя персона не интересует, взгляды пока встречаю равнодушные.

Пройдя пару кварталов, оказываюсь на небольшой площади, и надолго останавливаюсь перед одной из витрин, которых тут в изобилии. Надеюсь никто и никогда в моём взводе не узнает, что первым привлекло внимания старшего-лейтенанта Чейни, иначе смеяться будут до конца жизни. Судя по вывеске, магазин торгует готовой одеждой, а моё внимание привлекли несколько манекенов, точнее платья на них. Невероятно прекрасные, из потрясающей ткани, название которой я даже не знаю, они словно кричали «надень меня». Меня охватывает какое-то совершенно непонятное чувство, не испытываемое раньше. Похоже, что это желание...обладать.

Постояв ещё пару минут, случайно опускаю взгляд ниже. Цена. Отрезвлённая, продолжаю свой путь. Могу себе позволить конечно, но что мне делать с платьем? Бесполезнее вещь трудно себе представить. Форма намного удобнее и практичнее, к тому же, она очень неплохо на мне смотрится. К тому же я прекрасно знаю, куда и как будут потрачены мои накопления. Помотав головой, избавляюсь от застывшего в ней образа и ускоряю шаг. Во рту пересохло. Больше в витрины стараюсь не смотреть и вскоре покидаю площадь по одной из поперечных улиц. Сверяюсь с картой, похоже идти осталось не так долго, квартала четыре всего.

Небольшой, пятиэтажный домик оказался целью моего путешествия. Достав документы, несколько раз сверяю адрес, на всякий случай, и захожу внутрь. Оглядываюсь, насколько я вижу, по пять квартир на этаже, значит мне нужен третий. Ключ легко входит в замочную скважину, отпираю дверь и наконец оказываюсь в своём жилище на ближайшие пару месяцев. С облегчением вздыхаю и, заперев за собой дверь, осматриваюсь. Две комнаты, кухня, ванная. Очень даже неплохо, но похоже тут давненько никто не появлялся, слишком уж пыльно.

Зайдя в спальню, раскладываю своё скромное имущество по шкафам и сталкиваюсь с первой проблемой, никакого постельного белья и в помине нет, что меня несколько удивляет. Отправляюсь исследовать остальные помещения, но ничего интересного не нахожу. Продуктов конечно же тоже нет, а время близится уже к полудню и привыкший к госпитальным порядкам организм начинает требовать пищу. Запасаюсь небольшим количеством финансов и выхожу на улицу, заперев за собой дверь. Теперь можно и прогуляться в своё удовольствие, первоочередные задачи выполнены, а долги отложим до завтра. Для начала нужно найти...память с некоторым трудом предоставляет мне наконец нужное слово, кафе.

— Что будете заказывать, офицер? — кобылка-официантка вежливо улыбнулась.

— Вот, вот и вот, — Чейни указала копытом на три строчки в меню.

— Ага, хорошо, придётся немного подождать, но я попрошу повара побыстрее. -официантка одарила пегаса ещё одной улыбкой и быстро удалилась.

Я чувствовала себя странно. Неуютно. Пришлось постоять немного на улице, невзначай наблюдая за происходящим в кафе, нужно просто повторить все действия этих пони. Собравшись с духом, вошла-таки и уселась за свободным столиком. Начинает казаться, что все вокруг смотрят только на меня и ждут...Вон та парочка к примеру, шепчутся. Пронизываю их тяжёлым взглядом, не помогает. Хорошо, что кобылка, работающая здесь, довольно быстро приносит еду, а улыбка и доброжелательность кажутся мне вполне натуральными. Стремительно опустошаю тарелки, ловя на себе довольно странные взгляды посетителей. Что я делаю не так!? Оставляю на столике плату за еду и стремительно выхожу на улицу, гордо вскинув голову. Плевать мне на то, о чём они там шепчутся. Пойду вперёд по улице, никакого конкретного плана у меня пока нет, так что буду считать это просто прогулкой.

Парикмахерская. Совершив над собой очередное усилие, захожу внутрь, колокольчик над дверью тихонько звякает, привлекая ко мне внимание скучающего персонала.

-О. посетитель, как я рада что вы выбрали нас! — молодая пони лучится несколько неискренним счастьем.

-Э, да. Мне нужно гриву...-Чейни беспокойно оглядывает небольшое помещение.

-Конееечно! Проходите сюда, какую стрижку вы хотите? Что-нибудь модное, конечно, позвольте заметить, грива у вас просто замечательная, хоть и несколько запущенна...- парикмахер отрезает окончательный путь к отступлению, напористо направляя лейтенанта ,тоскливо покосившуюся на дверь в зал.

-Что-нибудь простое. Обычное. Просто покороче. — Короткими фразами, Чейни характеризует причёску.

-Покороче? Ну хорошо, попробую. — энтузиазм похоже несколько угас после этих слов.

Терпеливо укладываюсь на диванчик, к которому меня проводили и снимаю кепи. Уже сильно жалею, что зашла, такой энтузиазм пугает. Но бежать похоже поздно, пони подкатывает поближе столик с ножницами и кучей совершенно незнакомых мне приспособлений и приступает к работе. Застываю в одном положении, пропуская мимо ушей её щебетание, не относящееся к делу, и терпеливо сношу издевательство над своей гривой. Нет, всё же это необходимо, слишком уж асимметрично выглядело. К счастью, вся работа занимает не более получаса и получившийся результат вполне меня устраивает. Покрутив головой перед зеркалом, одеваю кепи и, расплатившись, ухожу. Ну это определённо было проще, чем с кафе. Настроение поднимается, прихожу к мысли, что просто нужно привыкнуть.

Бесцельно брожу по городу ещё несколько часов, периодически сверяясь с картой. В конечном итоге естественно свернула куда-то не туда и оказалась рядом с парком, вокруг которого были расположены довольно красивые дома. Похоже, что здесь проживают богатые пони. Захожу в парк, собираясь через него выйти на следующую улицу. Пони вокруг явно поменялись, более ухоженные, в дорогих костюмах и платьях. Стараюсь не обращать на них внимания, но тут слышу музыку из глубины парка. Любопытство берёт верх и я направляюсь к её источнику. Вскоре обнаруживаю небольшую площадку, в центре которой стоит довольно тощая на вид земная пони, играющая на флейте. Перед ней коробка, куда периодически кидают монетки прогуливающиеся вокруг. Интересный способ заработка. Останавливаюсь на краю площадки и, прикрыв глаза, слушаю, музыка замечательная, пусть и немного грустная. Но вскоре меня отрывают от этого занятия.

— Эй, гражданин. Я к вам обращаюсь! — единорог с подружкой, стоящий в нескольких метрах от Чейни, повторно к ней обратился, повысив голос.

— Чем могу помочь? -кобылка оторвалась от своих мыслей, повернулась к собеседнику, внимательно его осмотрев.

— Да я вот у вас хотел узнать, как там война идёт. Из первых копыт, — жеребец усмехнулся, — или вы не воевали?

— Обладаю информацией только относительно происходившего на Плато, — Чейни пожала плечами, — И то крайне ограниченной. Война идёт и мы как и всегда победим. Не думаю, что вас интересуют подробности.

— Ха, а как насчёт потерь? По официальной информацией вас там гибнет всё больше и больше, непонятно зачем.

— Потери есть всегда. Ремесло солдата — убивать и умирать, не вижу в этом ничего смешного. -лейтенант теперь смотрит на единорога несколько непонимающе.

— Ну так неужели вам это нравится? Сами-то знаете, за что вас подыхать отправляют? — единорог не унимается, продолжая задавать вопросы.

— Есть приказ и мы его выполняем. Так решил Император, а войн без потерь не бывает. — голос пегаса изменился, в нём появляются стальные нотки, — Вы, насколько я вижу, живёте в комфорте и безопасности.

— Да, да, Император решил...-единорог махнул копытом в сторону- А своих мыслей у вас нет? Неужто в армии все такие недалёкие или это у тебя последствия травмы?

— У меня возникают противоречивые мысли, — видно чёткое движение, которым Чейни передвинула саблю на боку в более удобное положение, — Вы сейчас выразили сомнение в воле Императора и одновременно с этим оскорбили офицера?

— Уууу, да с тобой разговаривать бесполезно. Пойдём дорогая...-единорог увлёк хлопающую глазами подружку за собой, направляясь к группе пони на другом конце площадки и оставив лейтенанта в одиночестве.

Первой мыслью было конечно догнать и вбить ему эти слова обратно в глотку. С трудом сдерживаюсь, вспоминая слова майора об использовании оружия и поворачиваюсь обратно к музыканту. Она как раз смотрит на меня, в глазах сочувствие, похоже слышала весь разговор. Ну вот, ещё и в её глазах упала, образец офицера...

Сглатываю комок в горле и прикрываю немного глаза, чтобы не видеть этой жалости. Дослушаю это мелодию и пойду дальше, пожалуй пора возвращаться в квартиру, хватит на сегодня прогулок. Из группы пони, к которой направился мой собеседник, слышен смех и даже улавливаю парочку весьма обидных слов. Догадываюсь над кем смеются и чувствую, что краснею. Опять ощущение беспомощности, ну что мне этого урода саблей покрошить? Боюсь, никто не оценит.

Внезапно слышу, что музыка изменяется. Знакомый с детства мотивчик, простой и весёлый. Накатывают воспоминания и я буквально слышу, хор поющий...

Мы славно поработаем, семь дней подряд,

Мы славно поработаем, приходи и помогай.

Мы славно поработаем, семь дней подряд,

Мы славно поработаем, приходи и помогай.

Удивлённо открываю глаза и вижу что земная пони подмигивает мне. Непроизвольно начинаю беззвучно подпевать.

И это не пустая болтовня.

Мы поработаем вместе, семь дней подряд,

Мы поработаем вместе, и никто не будет один.

И это не пустая болтовня.

Мы поработаем вместе, семь дней подряд,

Мы поработаем вместе, и никто не будет один.

Улыбаюсь, плохое настроение сдувает как ветром. Если эту песенку ещё помнят, то наверное всё было не зря?

Теперь мы должны драться, семь дней подряд.

За жизнь без насилия.

Теперь мы должны драться, семь дней подряд.

За жизнь без насилия.

Продолжаю беззвучно петь, вместе со своими воспоминаниями, выводя последний куплет.

А потом нас уже ничто не сможет побеспокоить.

Мы держимся вместе, никто не сражаетcя в одиночку,

Мы умираем вместе, никто не уходит один.

А потом нас уже ничто не сможет побеспокоить.

Мы держимся вместе, никто не сражаетcя в одиночку,

Мы умираем вместе, никто не уходит один.

Да. Определённо не зря. И зря ты Чейни начала расстраиваться из-за одного несчастного идиота. Бросаю на музыканта благодарный взгляд, песенка закончилась. Опускаю в её коробку пару монеток и направляюсь к выходу из парка. На лице улыбка, я привыкну, привыкну к этому новому для меня миру. И когда-нибудь, когда войны закончатся, я вернусь сюда.