Автор рисунка: Noben
Ошибка восьмая Эпилог. Анализ ошибок и итоги

Фатальная ошибка. Между молотом и наковальней

Настанет конец истории этой...

Вот так я и оказался здесь, над Стэйблсайдом. На площади уже стояли друг напротив друга Инсэйн и Твайлайт, одна с остатками «Рейнджеров Агиляр», другая – со своими друзьями и жителями городка. Готов поспорить, уже все знают о том, что Террифер овладел Инсэйн, и скоро всё окончится.

— Харбинджер! Тебя и на день одного оставить нельзя! – встревожено закричала Никс. – Снимаю магический барьер!

— Как меня смогла поднять Селестия? – сразу же спросил я у Хранительницы.

— Ею овладел Террифер, — ответила Никс.

Стоп! ЧТО??? Так если Террифер завладел Селестией…

— Я снова ошибся! – заорал я.

— И теперь у тебя есть шанс всё исправить, — подбодрила меня Никс. Я вновь почувствовал знакомые магические потоки. В голове с быстротой молнии пронёсся необходимый узор…

***

— Я научу тебя стольким заклинаниям, скольким возможно за неполный день, что есть в нашем распоряжении, — сказал Тезерон. – В том числе призыв огня, лечащее заклинание. Телепорт ты уже знаешь. Ещё левитация, щит, детектор лжи и, наконец, окрыление, если успеем.

— Зачем мне так много? – вздохнул я.

— На всякий случай, лишним не будет. Приступим…

***

Эх, Тезерон! Знал бы ты, как ты мне помог! Магия подчинилась мне, материализуясь за моей спиной в два огромных тёмных крыла.

— А как ими упра-а-а… — Вопрос постепенно перерос в панический крик, когда крылья сами сделали взмах. Но, несмотря на панику, я обратил внимание на то, что крылья затрепыхались и заморгали, чувствуя моя панику. Собрав волю в кулак, я успокоился. Крылья стабилизировались, и после этого я смог нормально ими управлять. Вот так, размеренный взмах, ещё один, ещё… Моё падение превратилось в медленное приземление.

Снизу раздались удивлённые возгласы. Наконец, совершив последний взмах, я позволил плетению развязаться. Крылья растворились в воздухе, и последние полметра до земли я преодолел без них. Такое расстояние для меня не смертельно.

— Харбинджер! – воскликнули Твайлайт и Торнадо. Я поднял ладонь, останавливая дальнейшие крики, и внимательно посмотрел на решительную Инсэйн.

— Ну что же, — лениво протянул я, — как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…

С рога единорожки сорвался фиолетовый луч, ударившийся в центр созданного мной щита. В ответ с моей ладони слетел чёрный сгусток энергии, в полёте разделившийся и ударивший меня и Инсэйн одновременно.

— А теперь поговорим, — довольно сказал я и убрал щит.

— Нам не о чем с тобой говорить, Игрок! – зашипела единорожка.

— Как раз есть о чём, — нахмурился я. – У нас в запасе не больше двух-трёх минут, пока сюда не прилетела Селестия. Ты ведь не хочешь говорить при ней?

Мои ожидания оправдались. На лице Инсэйн читалась паника.

— О-о-она здесь? – пробормотала она.

— Для меня это было таким же сюрпризом, — кивнул я.

— Почему мы не можем дождаться Селестии? – удивилась Твайлайт. – Я настаиваю, чтобы мы говорили при ней!

— Помолчи, — резко оборвал я её. – Для меня и Инсэйн эта встреча закончится крайне плохо. – Я снова повернулся к Инсэйн, начиная шагать к ней. – Контрольный вопрос. Для чего создавались «Рейнджеры Агиляр»?

— Предотвращение угрозы нападения чейнджлингов, — ответила единорожка. Её глаза расширились в ужасе.

— Да-да-да, детектор лжи, — усмехнулся я. И не давая времени на передышку задал следующий вопрос. – Для чего ты собирала «Рейнджеров Агиляр»?

— С целью заговора, — пробормотала она.

— Заговора против кого? – Кажется, я начал улавливать…

— Против правительницы… — чуть не шепча сказала она. На её глазах появились слёзы. – Пожалуйста, прошу тебя, не надо…

— Прости, — тихо сказал я. Она находилась прямо передо мной. Я сделал последний шаг и наклонился к ней, чтобы прошептать последний интересующий меня вопрос. – Против какой?

— Против Селестии, — в тон мне ответила она. Я положил руку ей на голову и громко объявил:

— Против Кризалис. – Инсэйн уставилась на меня во все глаза. – Кто об этом знал?

— Никто, кроме меня, — отвечала единорожка.

— Хорошо. И последний вопрос. – Я посмотрел на небо и увидел белоснежную фигуру снижающегося аликорна. – Знакомо ли тебе имя Террифер?

— Да, — твёрдо сказала она. – Но я и он – не одно и то же. Я говорила им!

— Достаточно, — кивнул я и отменил заклинание истинности. – Теперь можем бежать.

Единорожка кивнула. Инстинктивно я магически потянулся к ней и влил магию в её плетение.

Вспышка! Я очутился неподалёку от Стэйблсайда. Оглянувшись, я обнаружил трясущую головой Инсэйн.

— У нас получилось! – Радости моей не было предела. Мне удалось доказать всем, что Инсэйн не одержима Террифером и уйти от одержимой демоном Селестии.

Магический луч, ударившийся мне в спину, немного остудил мой пыл. Я рывком развернулся, ставя щит.

— А с тобой мы ещё не закончили, Игрок, — сурово произнесла единорожка, готовя ещё одно заклинание.

— Да сколько раз тебе повторять, я не Игрок! – закричал я. – Я всего лишь Курьер!

— Да-да, конечно. – Она не поверила мне. С другой стороны, чего мне доверять?

— Да даже если Игрок, кто тебе сказал, что я хочу уничтожить этот мир?

Единорожка задумалась на мгновение. Воспользовавшись её замешательством, я продолжил.

— Зачем я тогда оставил шкатулку у Твайлайт? Зачем я добывал ключи к ней? Почему я не знаю, что в шкатулке? Откуда я знаю про Террифера и почему стараюсь помешать ему? Почему я солгал, спасая тебя?

— Кстати, как ты это сделал? – спросила она. – Ты же позволил детектору лжи подействовать на себя?

— Щит, — ухмыльнулся я. – И никто не заподозрит неладное из-за твоей атаки. Так что насчёт моих намерений?

Единорожка стояла на месте, явно раздумывая. Затем она кивнула и погасила огонёк на кончике рога. Но я продолжал чувствовать колбания магических потоков.

— Осторожно! – Бросившись вперёд, я оттолкнул единорожку, становясь на её место. Тёмно-синий луч разбил мой щит, тем не менее оставляя меня невредимым.

— Не мешай, Харбинджер, — холодно сказала Луна. – За неповиновение и попытку заговора Инсэйн должна быть заточена.

— Ну уж нет! – Я вновь создал щит, на этот раз окутывая и единорожку. – Вы её не тронете!

— С дороги, Дарк Харбинджер! – Как гром с небес прозвучал голос ночной принцессы, но я лишь дерзко глянул ей в глаза.

— Вы заблуждаетесь, принцесса. Инсэйн нам не враг. Наш враг – Террифер, и он гораздо сильнее, чем вы думаете. Инсэйн может помочь нам в борьбе с ним. Поэтому я сделаю всё возможное, чтобы её защитить.

— Да будет так. – Глаза Луны сверкнули, и очередной магический луч ударился об мой щит. Но на этот раз он не разбился. Я ощутил мощную подпитку со стороны и посмотрел на единорожку. Она твёрдо стояла на ногах, и её гриву и хвост начал развевать несуществующий ветер.

Начало всех историй

Как будто бы одно

Есть две извечных стороны

Всегда добро и зло.

И каждую представит

Герой, раскрывши суть.

И лишь Фортуна знает,

Кто верный выбрал путь.

Но в этом чудном мире

Не так произойдёт

Из гулкой тьмы эмоций

Предвестник к нам придёт.

И даже он не знает

Во благо иль во вред

Он беды все исправит,

Оставив в мире след.

Однажды загоревшись,

Идём в неравный бой.

Один лишь оглянулся -
Ведь враг у нас другой.

И вот, закончив дело,

Вдохни в последний раз.

Не лезь пораньше в жерло -
Смерть поджидает нас.

— Теперь я верю тебе, Предвестник! – улыбнулась мне Инсэйн.

— Осталось только мне самому поверить в себя, — невесело усмехнулся я. – Есть план, что делать с Террифером?

— Заклинание очищения, — кивнула Инсэйн. – Если дашь время – подготовлюсь.

— Будет тебе время, — я не был до конца уверен, но стоило рискнуть. – Никс!

Непосредственно помочь не смогу, предупреждала же.

Передача энергии погибающему Курьеру – непосредственная помощь? И если да, это вроде в твоей компетенции, я прав?

Хранительница задумалась. Ну же, пожалуйста…

Играем с огнём… Ох, Харбинджер, умеешь же думать, если захочешь! Да, через эту лазейку могу.

— Отлично! – крикнул я, отвечая Никс и бросая вызов Луне. – Если она тебе нужна, возьми силой!

Сработало… Таких ментальных нагрузок я ещё не испытывал. Я прикладывал все усилия, чтобы хотя бы удержать плетение. Силовую поддержку Никс, конечно, оказывала, но от этого не становилось намного лучше. Ну а кто же лучше по концентрции: тысячелетнее божество или студент-маг-недоучка? Мне ещё повезло, что сразу не сломался.

Окрик Твайлайт чуть не сбил меня, но Луна в этот момент тоже отвлеклась, поэтому я снова смог удержать щит. Но пока луч энергии становился всё слабее и слабее, Никс восстанавливала мои силы, и я наконец смог услышать волшебницу.

— Остановитесь! Остановитесь! Луна, хватит испытывать Харбинджера! А ты, Харбинджер, прекрати защищать Инсэйн!

— Никогда, — прохрипел я. – Пока я жив, барьер будет стоять, а пока барьер будет стоять, вы не коснётесь и завитка на её гриве!

— Зачем, Харбинджер? – чуть ли не умоляюще вопрошала Твайлайт.

Я посмотрел на неё. Рядом с ней стояли её друзья и смотрели на меня, ожидая ответа. Вокруг нас летала Торнадо, с интересом наблюдающая за нами. Внезапно пегаска подмигнула. Я подмигнул ей в ответ, и она ухмыльнулась.

— Потому что я – Предвестник! – крикнул я, сосредотачиваясь на заклинании. – И потому что это – моё предназначение!

В ту же секунду напор на щит возобновился.

— Но ведь Инсэйн – предательница! – Твайлайт никак не могла смириться с тем, что я пошёл против воли принцесс. Поймёт ли она, что я – не из её мира и не обязан подчиняться его правителям?

— Не больше, чем все вы, — парировал я. – Я знаю, за что она борется, и знаю, что Террифер и её враг тоже. Мне этого достаточно. И если вы попытаетесь избавиться от возможно единственной надежды справиться с этим демоном, я буду вынужден применить к вам силу, как бы мне этого не хотелось.

— Принцесса! – задорно выкрикнула Торнадо. – А как вы относитесь к незапланированным стихийным бедствиям?

— Не смей! – взвизгнула Луна, но пегаска уже начала кружиться вокруг одного места. В скором времени небольшой пегасодельный ураган отправился в сторону принцессы ночи.

— Упс, — хихикнула Торнадо, видя, что аликорн прервала своё заклинание, чтобы увернуться от летящего снаряда. – Кажется, вы сказали «не смей»?

— Торнадо! – выкрикнула Рейнбоу Дэш. – Подчинись своей принцессе, или я тебя быстро спущу!

Своей принцессе? – хохотнула пегаска. Изумрудное пламя охватило её, являя истинную сущность чейнджлинга. – Я сама себе принцесса!

— Наликрис? – выпучила глаза Твайлайт. – Я думала, принцесса перевёртышей должна быть рядом со своей королевой и исполнять её обязанности в случае её отсутствия!

— Вовсе нет, — отмахнулась перевёртыш. – Я должна исполнять приказы своей королевы. И на сей раз он был достаточно чётким: помочь Предвестнику по мере сил.

— Луна, может ты сбавишь обороты, и я вам всё объясню? – я склонил голову набок. – Пока есть время.

— Время до чего? – нахмурилась принцесса ночи, вновь подлетая к щиту.

— До того, как сюда прибудет Террифер. – Голос Никс позади меня немного дизориентировал, но остальные были удивлены ещё больше.

— Ты же говорила, что прямое вмешательство в мир запрещено? – процедил я.

— Ситуация изменилась буквально только что, Харбинджер, — ответила она. – Наблюдатель уже отправил отчёт в Совет о том, что здесь объявился Террифер. Вот и наступила та самая экстренная ситуация.

— Харбинджер, кто это? – спросила отвлёкшаяся от создания заклинания Наликрис.

— Это – моя Хранительница, Никс, — вздохнул я. Но, оглянувшись, я никого не увидел.

— Не озирайся, — сказала она, — мой голос – это уже прямое вмешательство, для большего у меня пока недостаточно полномочий. Принцесса Луна, эта троица находится под моей защитой. Рекомендую Вам воздержаться от агрессии в их сторону. Кроме того, как официальный представитель Наблюдателя, я прошу Вас предоставить отчёт о последних событиях.

Аликорн кивнула, приземлилась и уточнила:

— За последние полцикла или за эти несколько дней хватит?

— Последние дни, — небрежно бросила Никс.

— Хорошо. Неделю назад был засечён мощный магический всплеск, являвшийся, скорее всего, признаком открытия портала. Когда я прибыла на место всплеска, я ничего не обнаружила, кратковременный осмотр ничего не дал, поскольку вокруг сгущалась темнота. Ночью я увидела странный сон с неизвестным доселе существом, которым оказался Харбинджер.

Неделю назад? Разве прошла всего неделя? Я пробежал последние события в своей голове и соотнёс их с временной щкалой. Да уж… время летит незаметно. Меж тем Луна продолжала.

— Через день начали поступать сообщения о том, что его видели неподалёку от железной дороги и неподалёку от Понивилля. На следующий день я вылетела туда, чтобы наконец встретить гостя из другого мира. Вскоре после этого в течение трёх дней произошло пять неизвестных Выплесков и один спровоцированный. Моя сестра попросила выяснить причину этих Выплесков, и в данный момент я работаю над этим. Как раз следующим пунктом, который я должна была выполнить, это арест второй подозреваемой, поскольку Харбинджер был виновен только в спровоцированном. Сестра должна была принять решение, какого наказания достоин Харбинджер, и помочь нам с поимкой Террифера.

— Это всё? – тон Никс изменился на скучающий. – Ничего необычного?

— В каком смысле необычного, Хранительница? – удивилась Луна. – По-моему, эти факты уже сами по себе необычные…

— Не совсем уж и необычные, учитывая накаливающуюся обстановку в Совете, — ответила Никс. – Кстати, Вы не объяснили, почему достойным наказанием за Выплеск Селестия сочла смерть моего Курьера.

— Смерть? – распахнула глаза Твайлайт. Хранительница ненадолго замолчала, а затем вздохнула.

— Ох… точно. Ты же теперь тоже аликорн, я и забыла… Привылка уже немного к трём аликорнам и куче чейнджлингов…

— Так остальные нас не слышат? – спросил я.

— Ну а ты думаешь, почему они так на нас реагируют, — недовольно заметила Никс. – Мы все молчим, разговор мысленный.

— И всё же я не поняла, — снова вмешалась Твайлайт. – Почему Селестия хочет убить Харбинджера? И откуда вы вообще это взяли?

— Потому что я не просто так полетать решил, — отрезал я. – Она подняла меня и сбросила. Почему – вопрос другой.

— Тия в здравом уме ни за что бы так не поступила, — покачала головой Луна.

— Она сказала что-то о духе Дарк Харбинджера во мне, — мрачно сказал я. – Я читал про него, догадывался, что он был Игроком, но почему она хочет освободить его дух?

Ответом мне было гнетущее молчание. Я вздохнул.

— Ясно, ещё один вопрос без ответа. Что сейчас делать будем? Инсэйн думает, что Террифер застрял в Селестии и собирается его изгнать. Что на это скажете?

— Простое изгнание тут не поможет, — задумалась Луна. – Если она просто изгонит его из тела Тии, он просто найдёт себе другую оболочку.

— Это даст лишь небольшую отсрочку в войне, — категорично заявила Никс. – Чтобы её предотвратить, Террифера нужно запереть, а для этого нужен сосуд души.

— Но ведь все они исчезли более полутора тысяч лет назад!

— Не беспокойся на этот счёт, Твайлайт, — успокоила Хранительница. – Если будет нужно, Совет сможет их достать, где бы они ни были.

— Сворачиваем разговор! – крикнул я. – Селестия на подлёте!

Мир вновь обрёл краски и былую скорость. Инсэйн стояла наготове, направив светящийся рог на принцессу.

— Готово! – выдохнула она. – Опускай щит!

Я подчинился. Более не поддерживаемое плетение рассыпалось. Но в последний момент я заметил заканчиваемое Селестией заклинание.

Заклинание воспламенения.

— Если изгнание Террифера будет лишь отсрочкой… — тихо пробормотал я, готовя заклинание.

Харбинджер, нет! – закричала в моей голове Никс, прочитав мои замыслы. – Не смей этого делать!

Я возвёл мысленную стену между собой и остальным миром. На этот раз ничто не должно помешать моей концентрации. Моя последняя фраза адресовалась Инсэйн.

Ты была одержима, и я тебя излечиваю. Запомни это.

Что ты…

— …то я дам шанс этому миру победить его окончательно и бесповоротно, — закончил я вслух.

Вспышка – и я очутился на линии между Инсэйн и Селестией. В тот самый момент, когда с их рогов сорвались фиолетовый и жёлтый лучи.

— Нет! – воскликнули все одновременно.

Зачем, Харбинджер? – вопрошала Никс.

Если Террифер хотел освободить дух Дарк Харбинджера, у него не получится. Сначала я подвергнусь действию изгнания, и только потом сожжению от Селестии. Плюс время для нахождения сосуда души. Инсэйн понадобится для заключения Террифера в нём. Двух зайцев одним выстрелом.

Удар. Такой боли я не испытывал никогда в своей жизни. Я закричал, чувствуя нестерпимый жар. Я знал, что я горю, и ничего не мог с этим сделать, лишь орать от боли.

Пламя пожирало меня. В какой-то момент я перестал чувствовать грань между вымыслом и реальностью. Вот я падаю, сгорая, на землю. Через мгновенье я уже стою перед дверью дома, смотрю на встречающих меня родителей. Миг – и я выбегаю на дорогу, не замечая несущуюся машину. Ещё через секунду меня подхватила телекинезом Селестия и начала меня укачивать, напевая колыбельную.

Мой разум метался от воспоминаний к фантазиям. И везде я чувствовал лишь боль. Голосовые связки, перенапрягшись, выдохлись, и я уже мог лишь хрипеть.

Пожалуйста, прекратите мои страдания. Кто-нибудь… помогите…