Метро 2543

В один прекрасный день минотавру Майку предстоит провести ещё один караван сквозь одну из самых больших и глубоких искуственных пещер, когда-либо созданных человечеством.

Другие пони

Мечты сбываются

упоротая проповедь паладина-дискордарианца.

Дискорд Человеки

Там, где пляшут безумные боги

Зебрахара – самое негостеприимное место во всём мире. Но даже здесь жизнь умудряется цепляться за существование. В крохотном поселении зебр шаман пляшет ужасный ритуальный танец, который высвобождает волну смерти настолько могучую, что та достигает границ Эквестрии и её миролюбивых пони. И когда Селестия посылает Королевскую Армию на помощь смятенному царю зебр, ей и её верным солдатам предстоит первыми столкнуться с истинным ликом безумия. Это истории о Безумном Царе-Боге Д'жалине и Пляске Крови.

Зекора Биг Макинтош Сорен

Грехи прошлого – Первые часы (Альтернативный перевод)

Осязание, запах, вкус, слух, зрение. В таком порядке у жеребят появляются чувства, пока они покоятся в тёплом и безмятежном чреве матери. Но для одной кобылки этим чревом стал колючий куст в тёмном лесу. Для одной кобылки вместо тепла и защиты проводниками в мир стали боль и холод. Это первые часы жизни Никс.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Долгая дорога к дружбе / Long Road to Friendship

Возложив на себя Элемент Магии, Сансет Шиммер узрела скрывающееся в ней чудовище. И оно испугало её. Свершилось правосудие Элементов Гармонии — отныне Сансет вынуждена всегда говорить правду и исполнять чужие просьбы, хоть она совершенно не горит таким желанием. И пока в её сердце живёт злоба, девушка целиком отдана во власть своих сверстников, пусть и без их на то ведома. Помогут ли новые «друзья» встать на тропу искупления или же низвергнут отступницу в пропасть? И будто этого мало, существует другая Твайлайт Спаркл, с которой Сансет продолжает постоянно сталкиваться!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Человеки Сансет Шиммер

Невзрачный брони

История, которую я услышал на днях, сидя у костра в ночном лесу

Scalony: Рыцарь правосудия

История супергероя Эквестрии, Рыцаря Правосудия, Скэлони. Бен, также известный как путешественник Пони Без Метки, по стечению обстоятельств, становится супергероем.

Сенокос

Сенокос в Понивилле.

Твайлайт Спаркл

О том, что скрывают двери

В одну холодную осеннюю ночь малыш Пипсквик приболел. Довольно серьезно, и пока его отцу пришлось уехать по важным и срочным делам в другой город, сестра Редхарт с удовольствием согласилась с ним посидеть.

Черили Пипсквик Сестра Рэдхарт

Легенда о короле Оаке

Рассказ про древнюю языческую эквестрию

Автор рисунка: Noben
Глава XII Глава XIV

Глава XIII

Лист вышел из «Сахарного уголка» на морозный воздух и печально вздохнул – надежды на эту кондитерскую не оправдалась; это было ожидаемо, но всё равно досадно. Остался один вариант – отправиться к специалисту по нестандартной кулинарии…

Время неспешно приближалось к обеду, так что в обеденном зале «Сытого медведя» было довольно много посетителей. Парень подошёл к окну выдачи заказов, где Рабидус со скучающим видом протирал тарелки, вполглаза приглядывая за курсирующей между столиками Скуталу. Пегасочка не пожелала оставлять работу, даже без помощи крыльев без труда справляясь с подносом – разве что заставляла его не так плотно.

– Привет, – поздоровался Лист.

– Привет, – отозвался маг и поставил перед приятелем чашку кофе.

– Так сильно заметно? – зевнул парень и потёр переносицу.

Мешки под глазами и бледный цвет лица явно указывали на недосып.

– Сам-то как думаешь? – ухмыльнулся Рабидус. – С Дэш плохо? Мутит?

Лист молча махнул рукой, показывая, что не хочет об этом говорить. Он отпил кофе и, немного взбодрившись, вспомнил о цели визита.

– Слушай, ты торт можешь испечь? Только быстро?

Рабидус отставил тарелку и потянулся к полке с мукой.

– Не вопрос, – спокойно ответил повар. – Что за торт? И почему не к Пинки? У неё всяко вкуснее выйдет, да и быстрее.

Художник от души зевнул, да так заразительно, что вслед за ним зевнул Рабидус, подошедшая Скуталу и пони за ближним столиком. Пока все вокруг зевали, Лист с блаженным видом сделал ещё глоточек тонизирующего напитка.

– Я там был, – сказал парень. – Но когда заикнулся об украшении из солёных огурцов и чесночном креме, то был с позором выдворен из сладкого мира.

– Оригинально, – хмыкнул Рабидус. – Это Рэйнбоу такое заказала? Я слышал, что вкусы меняются и хочется… чего-то эдакого.

– Нет… – Лист мечтательно прикрыл глаза. – Флаттершай.

– Да ты прямо жеребец-осе… – Рабидус покосился на навострившую ушки Скуталу и продолжил после секундной заминки несколько другими словами. – Просто молодец!

Маг шутливо ткнул кулаком приятеля в плечо. Тот усмехнулся и пожал плечами:

– Я слышал, что жеребята у пони примерно одного возраста, потому что стоит одной забеременеть, как у подруг тут же вспыхивают родительские инстинкты, и они тоже стремятся обзавестись потомством, – заметил Лист. – Это, конечно, что называется «из бабушкиных сказок»… но взгляни на жеребят в школе! Разница в возрасте примерно в год, так что и учатся вместе. А всё почему? Потому что Понивиль городок маленький и все кобылки одного возраста знают друг друга… Ты чего замер?

Парень с интересом посмотрел на застывшего с миской в руках Рабидуса. Тот мотнул головой и, включив духовку, споро замесил тесто. Чтобы не отвлекать повара, Лист повернулся к Скуталу; та, навострив ушки, внимательно слушала всё, что касалось Рэйнбоу.

– А у тебя как дела? – спросил парень пегаску.

– Отлично, – бодро отозвался стригунок. – Только хочется крылья почесать.

Она неосознанно потянулась копытцем к спине, но на полпути одёрнула себя.

– А завтра мне поставят новый конь-структ! – было понятно, что Скуталу явно не знает, что это за штука. – И я смогу летать!

– Здорово, – улыбнулся Лист. – А почему не сегодня?

– У Твайлайт дела в замке, – вздохнула пегасочка, не пытаясь скрыть печаль по этому поводу. Ей хотелось, чтобы всё закончилось как можно скорее.

– Не торопись, всё успеется, – отозвался с кухни Рабидус.

Он уже поставил коржи запекаться и занялся приготовлением сливочного чесночного крема, как бы странно это не звучало. Розочки из тонких ломтиков солёных огурцов повар решил оставить напоследок.

– Может, перекусишь, пока ждёшь? – предложил Рабидус Листу.

Тот пожал плечами: есть особо не хотелось.

– Что-то новенькое в меню?

– Как насчёт пельменей? – предложил Рабидус.

Лист поперхнулся кофе.

– Вегетарианских, – уточнил маг и, видя недоумённый взгляд приятеля, добавил. – Ну, с картошкой там, с творогом…

– Это же вареники? – справился с кашлем Лист.

Рабидус быстро огляделся по сторонам и произнёс, понизив голос:

– Когда Пинки Пай не нашла варения в варениках, то закатила лекцию на два часа о недобросовестных коммерсантах, вводящих несчастных пони в заблуждение лживыми посулами в названиях блюд. Если думаешь, что я хочу вторую часть этой проповеди, то серьёзно ошибаешься. Так что пусть это будут вегетарианские пельмени с начинкой в ассортименте.

Лист представил, как розовая кудряшка отчитывает Рабидуса за отсутствие варения в варениках, а тот стоит, опустив голову, и не знает, куда руки деть… Настроение сразу поднялось.

Рабидус тем временем попробовал получившийся крем и, хмыкнув, намазал его на ломтик чёрного хлеба. Среди пони ржаной не получил популярности, так что маг ограничивался выпечкой на себя и Листа. Заметив заинтересованный взгляд, Рабидус намазал кусок и для друга, а потом и для Скуталу. Эта кобылка была одной из немногих, кому нравилась вся стряпня человека без исключения. Даже оголодавшая после ночных выступлений Винил была более разборчива в еде, опустошая холодильник! А пегасочка ела всё, что готовил маг, и была довольна. Надо признать, довольно странный вкус для пони.

– Надо сыру сверху положить, – заметила Скуталу.

Оба человека с ней согласились, и бутерброд стал совершенным.

– С одной стороны мягче, чем с майонезом, но чеснок чувствуется сильнее, – с видом гурмана и тонкого знатока заявил Лист.

– Когда с майонезом – нужно на дольку помидора мазать, – наставительно произнесла пегаска.

Парень представил вкус подобного кушанья и согласился с мнением стригунка.

Пока они болтали, маг уже вытащил коржи из духовки.

– Пропитку делать будем?

– А как же! – всплеснул руками Лист. – Клубничный сироп и ничто иное!

Рабидус продолжил кулинарить и отвлёкся, только когда зазвонили колокольчики на входной двери. В ресторан бок о бок вошли Авамори и Спайк, о чём-то тихо беседуя; они проследовали вглубь зала и заняли один из столиков. Скуталу взяла меню и направилась к ним.

– А у этой парочки явно неплохие отношения, – заметил маг. – Они в последнее время часто вместе гуляют. Может, делятся секретами огнеметания?

Лист задумчиво почесал подбородок.

– А что Рэрити об этом думает?

– Рэрити? – отвлёкся Рабидус. – Даже не знаю, я её давненько не видел.

Лист кивнул, глядя на увлечённо болтающую пару драконов. Что-то вид у Авамори, как у кошки, съевшей хозяйскую сметану – довольный донельзя. Но задуматься об этом парень не успел – маг протянул ему широкую тарелку, накрытую колпаком.

– Держи, всё как заказывал.

– Спасибо, – Лист оставил плату и поспешил домой, моля всё, чему можно молиться, чтобы пегаска ещё не передумала.

Рабидус посмотрел ему вслед и мысленно усмехнулся:

«Жеребята, да?..»



Винил не любила яркий солнечный свет. Ещё больше ей не нравилось, когда он отражался от снега и слепил глаза, куда не смотри. Поэтому со своими любимыми солнечными очками она не расставалась и зимой, просто добавляя к ним утеплённую попону и шерстяные носочки с накопытниками. Октавия, с недавних пор обзаведшаяся тёплой и густой шубкой естественного происхождения, не так страдала от морозов, как теплолюбивая подруга, и потому ограничилась шарфом и декоративным седлом, защищающим спину от снега.

Пара кобылок гуляла по заснеженному Понивиллю – у обеих выдался выходной и по настоянию земной пони было решено провести его на свежем воздухе. Винил немного поворчала, но сильно противиться не стала. Октавия ещё помнила времена, когда единорожку до заката было практически нереально вытащить из дома. С тех пор Скрэтч, если можно так выразиться, повзрослела и пересилила инстинктивную неприязнь к дневному светилу…

Октавия бросила на подругу быстрый взгляд: да, Винил повзрослела и похорошела, стала очаровательной кобылкой. Правда, и ветра в голове прибавилось. Идёт и мурлычет песенку под нос, словно жеребёнок после школы вышел с друзьями поиграть!.. Но от этого она только милее.

Винил чуть отстала, любуясь крупом подруги. Этими очаровательными округлыми бёдрами с изумительными скрипичными ключами. Строгий серый цвет идеально гармонировал с серьёзным характером пони. И только Винил знала, что под скорлупой неприступности скрывается мечтательный романтик, обожающий любовные романы и совместные ужины при свечах… Да, Октавия сама милота.

– Куда идём? – нарушила молчание Мелоди.

– Никуда, – задумчиво отозвалась Скрэтч. – Так, гуляем. Замёрзла?

– Нет, всё в порядке, – качнула головой Октавия. – Но кажется, что ты меня куда-то ведёшь.

Винил с лёгкой улыбкой покосилась на подругу и молча продолжила путь. Земная пони хмыкнула и, не задавая больше вопросов, пошла следом. Понивиль, как известно, городок небольшой, так что скоро стало понятно, куда направила копыта Скрэтч. А шла она к своему домику. Октавия, признаться, не поняла смысла – много ли радости любоваться на полуразрушенное жильё?

Но музыкантшу ждал сюрприз.

– Винил… Это… – Октавия не верила собственным глазам.

– Да, это! – с довольной улыбкой подтвердила Скрэтч.

Мелоди на всякий случай огляделась по сторонам – не ошиблись ли они адресом? Но никакой ошибки не было. Домик Винил, совсем недавно представляющий печальное зрелище, теперь стоял как новенький, радуя глаз свежей краской. Ни единого следа былых несчастий не было видно. Всё ещё подозревающая подвох Октавия прошла внутрь и застыла – ни следа копоти, исчезли трещины и следы потопа, даже паркет не был вздут!

– Что… Что тут произошло? – не совсем верно сформулировала вопрос кобылка, но Винил поняла.

– Кхе-кхем, – прокашлялась она. – Теперь-то ты не будешь сомневаться в моих способностях строителя-ремонтника?

Единорожка гордо задрала носик к свежевыкрашенному потолку.

– Винил, ты же не будешь рассказывать, что сама это всё сделала? – скептически уточнила земная пони.

Даже если допустить, что у Скрэтч действительно прорезался подобный талант – а этого Октавия не допускала ни в коем разе – то на памяти Мелоди единорожка не отлучалась из дома никуда, кроме как на работу, и времени на ремонт у неё просто не было.

– Моя милая Октавия, – наставительно произнесла единорожка, воздев копытце. – Нет нужды уметь делать всё самой, нужно лишь найти нужного пони в нужное время. Я недавно пересеклась с одним единорогом, Энсинт Дрангом, по прозвищу Петрович. И оказалось, что кроме любви к моему творчеству, он известен тем, что руководит возведением Замка Ночи нашей возлюбленной принцессы. Но так как не сезон и большая часть работ выполнена, а оставшиеся проводят внутри дворца, то многие рабочие маются без дела – до весны контрактов не предвидится. Так что мы сговорились на небольшой ремонт за скромную плату.

– Винил, ты меня поразила, – призналась Октавия. – Я-то думала, что ты обрушишь стены своим энтузиазмом и только после этого наймёшь профессионалов!

Винил скромно ковырнула пол копытцем, улыбаясь похвале… Это ведь была похвала, верно?

– Я вначале хотела только посоветоваться, а потом слово за слово и он предложил всё отремонтировать, – ответила единорожка. – Так мило с его стороны.

Октавия прошла вдоль стен, оценивая работу – всё было идеально. Впрочем, меньшего от рабочих, трудящихся над замком принцессы, ждать и не стоило.

– И во сколько тебе стало всё это? – кобылка повела копытом вокруг.

– Два десятка билетов в первые ряды на концерт одной виолончелистки, – улыбаясь от души, ответила Винил. – Рабочие оказались ценителями камерной музыки. Та-а-акие душки!..

Подумав, земная пони смогла припомнить на одном из недавних концертов группу с простоватыми, но восторженными лицами, так отличными от привычных безразлично-вежливых масок. Тогда она решила, что эти пони наверняка недавно приехали из далёкого посёлка полюбоваться новым Понивиллем.

– Это прекрасные новости, – Октавия подошла к Винил и потёрлась носом о носик единорожки. – Я рада, что всё так удачно сложилось. Значит, мы скоро переезжаем обратно?

– Да, ещё с неделю всё должно просохнуть, как пояснил Петрович, а потом можно заселяться, – Скрэтч положила голову на спину подруги и теперь щекотала ей кожу под гривой своим дыханием.

– Знаешь, даже грустно съезжать от Лиры и Рабидуса, – призналась Мелоди. – У них так уютно.

– Ага, – согласилась единорожка и продолжила мечтательно. – Вкусная еда под боком, а иногда и прямо в постель. Бесперебойный источник магии и почесушек…

Пони дуэтом вздохнули.

– Не переживай, Окти! – подбодрила подругу единорожка. – Проведя с Рабидусом столько времени, я впитала огромный пласт его кулинарных знаний и теперь готова кормить тебя первоклассными яствами!

– То, что ты впитала пласт его кулинарии, не спорю… – Октавия похлопала по округлившемуся белому крупу. – …Но к кухне не приближайся! – отрезала земная пони, легонько ткнув единорожку в нос.

– Бука, – заявила Винил. – Я же от чистого сердца!

– Пусть так, – спокойно ответила Мелоди, направившись к выходу. – Но я дорожу своим здоровьем.

Скрэтч высунула язычок и скорчила рожицу, после чего довольная пошла следом.

– Если подумать, то мы все записались на курсы массажа, верно? – припомнила единорожка, догоняя подругу.

– Верно. Думаю, мы ещё проведём много времени вместе, – согласилась Октавия. – В конце концов, они наши друзья. И потом, чувствую, что через пару месяцев его ресторан будет единственным, куда нас пустят.

Винил тихонько рассмеялась шутке подруги, мучительно размышляя – знает ли Октавия, что Винил не далее как вчера стала персоной нон-грата сразу в двух заведениях нового Понивилля?.. Случайно. Но шумно и весело.

А Октавия думала, что скоро придётся встать к плите, от чего она уже успела отвыкнуть. Не питаться же постоянно по кафе и ресторанам? Нет, всё же у проживания под одной крышей с поваром есть свои преимущества, и весьма серьёзные. За ушком чешет и, наконец…