Неожиданное свидание

Если что-то и могло разбить сердце Рэрити сильнее, чем смотреть как её лучшую подругу продинамили, так это наблюдать, как Твайлайт возвращается в библиотеку со столь же разбитым сердцем. Но Твайлайт повезло, ибо будь проклята Рэрити, если допустит такое.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Абсурдные кроссоверы

Абсурдные кроссоверы. Меньше серьезности, больше фана!Буду юзать чужие изображения с двенитарта, коли это не запрещенно)

Первый полёт

Рэйнбоу Дэш, само воплощение скромности, самоотверженно согласилась дать Скуталу несколько уроков полёта. Однако у Твайлайт Спаркл возникли некоторые сомнения…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Новобранец

Небольшая история о том, как младший лейтенант дворцовой стражи Мунлайт Мелоди пришла к жизни такой. *** Первый рассказик из достаточно большого (в планах) цикла историй про Погодный корпус гвардии, который на самом деле совсем не погодный, и офицеров, служащих в этом в высшей степени примечательном соединении. Теоретически, Вы можете надеяться на раскрытие большинства встреченных в этой зарисовке персонажей, однако это будет не быстро.

Принцесса Луна ОС - пони Шайнинг Армор

Нет в жизни идеального момента

Мысли Найтмер.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Выброшенный из дома

Он один из многих чейнджлингов населяющих улей, но судьба выбрала именно его - именно на нём Кризалис выместила своё раздражение после провала в Кантерлоте. Его выкинули из улья, причём выкинули самым натуральным образом. Выкинули так, что он шмякнулся неподалёку от Понивилля - ведь в Эквестрии просто нет других мест, где хоть что-то происходит. Обиженный, голодный и совсем не похожий на пони... Или похожий?

Чейнджлинги

Сад Рэрити

Я непохожа на других пони. Я пыталась жить, как другие сказали бы, приличной жизнью. Я не смогла. Что я сделала со Свити Белль, с Сильвер Спун — со всеми — я не стану просить прощения. Я тоже страдала будучи ещё жеребёнком. И только через эти страдания я смогла увидеть путь, что позволил мне быть собой. Меня зовут Рэрити, и я — монстр.

Рэрити

Лучшее время в их жизни

Прошла неделя с Ночи Кошмаров, и в Понивиле начинают подниматься из могил мёртвые. Зомби, призраки и скелеты бродят по улицам города. Всё это могло бы быть довольно страшным, если бы они не были так дружелюбны. А ещё они абсолютно не догадываются, что мертвы. Но не все пони рады своим новым соседям. Рэйнбоу Дэш немного в шоке, Твайлайт Спаркл ожидает суда за убийство скелета, а Рарити замышляет заговор против своего нового призрачного бизнес-партнёра. Смогут ли наши герои приспособиться к миру, где пони настолько заняты, что у них нет времени отвлекаться даже на смерть?

Твайлайт Спаркл Рэрити

Я всем сердцем хочу исцелить твою боль

Старлайт из последних сил старается примириться со своим прошлым. Как мог хоть кто-то когда-либо простить её? Более того, почему она получает прощение и любовь, если она этого не заслуживает? Почему? По её мнению, она не заслуживает ничего, кроме проклятия и вечной ненависти. Так почему же этот пурпурный аликорн продолжает сражаться за неё? Старлайт сломана. И она не хочет, чтобы её чинили. Нет, она не заслуживает ремонта. Любовь не приносит ничего, кроме горя, так зачем же любить вообще?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Темная сторона прогресса

Казалось бы, что хуже войны, к которой ты не причастен, - ничего хуже быть не может. Но, что если обычного человека начнет тянуть к особе, чей статус-кво отталкивает всех подобно огню? Сможет ли он хладнокровно воевать зная, что сражается не только с безжалостным врагом, но и с бушующими внутри него чувствами? Время покажет. Время, ставшее причиной кровопролитной войны. Войны за свободу и светлое небо над головой.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава III Глава V

Глава IV

Пинки, признанный мастер-устроитель вечеринок, как никто другой знала опасность самоповторов. Именно по этой причине она для каждого своего мероприятия наряду с традиционными танцами и закусками придумывала что-нибудь новенькое. Особенно розовая пони любила шутливые конкурсы, где, по сути, нет проигравших, но есть много веселья.

Сегодня кудряшка задумала небольшое соревнование между носительницами Элементов Гармонии, оставив для Твайлайт место судьи. Не все пони сразу согласились участвовать в задумке Пинки, но розовая кобылка смогла их уболтать.

И вот, когда собравшиеся гости успели поприветствовать друг друга, попробовать закуски и даже разок станцевать, пришло время конкурса. Музыка стала тише, свет померк, оставив освещённым лишь небольшой участок в центре зала. Собравшиеся пони вполголоса переговаривались, обсуждая новую идею Пинки и загадывая победителя…

Перед Твайлайт в ряд выстроились её подруги и аликорн начала отбор, комментируя претендентов. Публика притихла, внимая её словам.

– Флаттершай… О, как мягко… И так приятно пахнет мятой…

Твайлайт глубоко вдохнула и ещё раз ткнулась носиком.

– Эм, спасибо, Твайлайт, – польщено зарделась Флаттершай. – Мне очень приятно.

– Рэйнбоу Дэш, – аликорн перешла к пегаске, – не обижайся, но на мой вкус суховата. Не помешало бы чуть-чуть мягкости.

– А Листу нравится, – пожала плечами Дэш, и не думая обижаться на слова подруги.

– Рэрити. О-о-о… На ощупь прямо нежный бархат, не слишком мягкая и не очень жёсткая. А как тебе удалось добиться такого чистого цвета?

Рэрити довольно вскинула голову и хитро подмигнула Твайлайт.

– ЭпплДжек, – аликорн втянула сладкий яблочный аромат и ткнулась носиком, – чудесный запах. Золотистые и такие упругие… Просто чудо!

– Эт’ точно, подруга, – с широкой улыбкой прокомментировала фермерша. – Вот такие у меня булочки. Хе-хе.

– Пинки, – Твайлайт перешла к последней конкурсантке. – Такие мягкие и пышные. И ещё этот аромат ванили… Как тебе удалось добиться такого объёма?

– Путём долгих тренировок, глупенькая! – задорно рассмеялась пони. – Чтобы получить идеальную форму, не упустив из вида мягкость и аромат, нужно хорошенько постараться. Верно, девочки? – обратилась она к остальным конкурсанткам, те в ответ дружно закивали. – Итак, что скажешь? Кто победил? У кого лучше?

Твайлайт в раздумье прошла перед подругами и уселась на пол меж ними.

– Не могу выбрать, – признала она. – Все по-своему хороши.

– Даже у меня? – лукаво прищурилась Рэйнбоу.

– Даже у тебя, – кивнула Твайлайт. – Извините, девочки, но я не могу такое судить. Если бы это был конкурс эссе или математическое соревнование, то я бы смогла выбрать победителя по ряду объективных признаков, но тут всё так субъективно.

– Твай, Твай, Твай… – Пинки размеренно покачала головой. – Никто и не требует объективности! Просто скажи, кто тебе понравился больше, и всё.

Твайлайт оглядела подруг и, на секунду прикрыв глаза, признала:

– Если быть субъективной – Флаттершай.

Пегаска тихо пискнула и прикрыла крыльями отчаянно покрасневшую мордочку. Она уж хотела было тихо скрыться в углу от внезапного всеобщего внимания, но подруги разом подхватили её и подбросили в воздух.

– Ура Флаттершай, победителю конкурса на лучшую сдобную булочку!

Остальные пони быстро присоединились к веселью, с удовольствием качая победительницу и параллельно дегустируя конкурсные кулинарные изделия.

Как и предсказывала Твайлайт, у каждого пони оказался свой фаворит, и Дэш тоже получила долю внимания.

– Эх, надо было тоже поучаствовать, – вздохнула Винил, подключая к колонкам свой пульт вместо патефона Пинки.

– Винил, твоими булочками разве что гвозди заколачивать, – напомнила подруге Октавия.

– Это было только раз, – возмущённо тряхнула гривой единорожка. – С тех пор я всё поняла и многое переосмыслила. А ты почему отказалась?

– Я неважно готовлю, – ровным голосом ответила Мелоди.

– Насколько неважно? – сладким голоском спросила Винил. – Если честно, я не припомню в твоём исполнении ничего серьёзнее салата и сэндвичей.

– Это так важно? – в голосе Октавии послышалось недовольство: она чувствовала, что даёт подруге новый повод для подколок. – Мне казалось, что тебе нравились мои… салаты и сэндвичи.

– Хэй, подруга, не заводись! – вскинула копыта Винил. – Я не хотела тебя обидеть, честно! Просто спросила, – тут единорожка быстро оглянулась по сторонам и склонилась к уху подруги. – А ты знаешь, что Рабидус учит Скуталу готовить?

– Ну да, она как-то упоминала, – Октавия сделала вид, что не заметила, как Винил сменила тему.

– Нет, я не про то. Он её всерьёз учит готовить, только она, кажется, и сама этого не понимает. В смысле, как игра. Наверное, помнишь, как учат нотам песенками?

– Помню, но не всем пони эти песенки помогают запомнить ноты, – Октавия в упор посмотрела на подругу, та мило улыбнулась и шаркнула ножкой. – Ладно, оставим это. Но разве Рабидус не отказался обучать всех, кто просился в ученики?

– Я тоже удивилась, – Винил запустила музыку и продолжила уже громче. – Но факт остаётся фактом – Скуталу отлично готовит, я сама пробовала.

Октавия молча кивнула, ей не хотелось перекрикивать музыку. Некоторое время она просто слушала составленную Скрэтч композицию, признавая, что некоторая мелодичность в ней всё-таки присутствует. Хотя при первом её знакомстве с музыкой Винил Мелоди и восприняла её как мозгоразрывающий шум, но долгое общение с такой подругой не могло не оставить следа в музыкальных пристрастиях даже столь консервативной пони.

Пинки, убедившись, что всем гостям достаточно весело и вкусно, направилась к столам с вкусняшками. Возле одного из них на полу, скрестив ноги, сидел Рабидус и смаковал кремовую булочку. Человек при общении с группами пони часто садился на пол, чтобы не возвышаться над остальными – так было проще общаться и ему и пони.

– Ну как тебе? – спросила Пинки.

– Нет слов, – с довольной улыбкой ответил маг. – Всё вкусно.

Тут он заметил кусочек крема, налипший на нос, и попытался его слизнуть, но язык человека оказался недостаточно длинным. На помощь пришла Лира, сидевшая рядом. Кобылка, ничуть не смущаясь, смахнула крем языком, заодно облизнув и всё лицо.

– Лира, не при всех же! – смутился Рабидус.

– Эх, ты, смотри как надо! – воскликнула Пай.

Кобылка мазнула себе по носу кремом и тут же начисто слизнула его. Судя по длине языка и ловкости, с какой она им работала, она могла достать и до своего лба.

– А почему у тебя в ресторанчике так мало десертов? – внезапно спросила кудряшка. – Мне бы хотелось попробовать всё-всё-всё, что продают в твоём Мире!

– Всё, что продают?.. – Рабидус задумался. – Не уверен, что смогу найти в Эквестрии нужные эмульгаторы и стабилизаторы. Впрочем, кое-что из кондитерских рецептов своей родины я помню, но это не современные рецепты.

– Неважно, – глаза Пинки Пай загорелись и она в предвкушении зацокала передними копытцами. – Когда дегустация?

– Не так быстро. Если я и вспомню рецепт, то это ещё не значит, что смогу его воплотить. Нужно потренироваться. В любом случае, даже при самом лучшем раскладе, мне не удастся соперничать с выпечкой «Сахарного уголка».

– Глупенький, – хихикнула кобылка, – незачем соперничать! Все знают – не бывает одинаковых тортиков у разных кондитеров. И я хочу попробовать твоих.

– Правда, Рабидус, ты так редко готовишь что-то сладкое, – поддержала Пинки Лира.

Это был финальный аккорд: человек сдался, пообещав в ближайшее время что-нибудь приготовить.

К ним подошла голубая единорожка с бело-синей гривой и кьютимаркой в виде песочных часов. В отличие от многих пони, объедающихся сластями, она жевала плетёную из сена солёную косичку.

– Пинки, милая, я уже много раз говорила, что твоя страсть к сладкому может сыграть злую шутку, – мягко упрекнула она розовую кобылку. – И твой сверхбыстрый метаболизм – не оправдание.

– Бу-у-у!.. – притворно надула губы пони: судя по всему, эти разговоры велись с завидной периодичностью. – Но ведь вкусно!

– Испортишь зубы – придётся лечить, – заметила Колгейт. – А это… – она прищурилась, – …неприятно.

– Сильно больно? – заинтересовалась Лира.

– Только первые несколько секунд, – с улыбкой ответила единорожка. – Потом пациент теряет сознание.

– А что, анестезией вы не пользуетесь? – Рабидус нервно провёл языком по своим зубам.

– Зачем? У меня очень прочные ремни на кресле, – пони просияла белозубой улыбкой.

– Вы меня убедили, – проникновенно произнёс человек. – Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы не попасть к вам на приём!

– Чудно.

– Извините за странный вопрос, но разве вы не теряете клиентов, вот так их пугая? – спросил маг.

– Ну, если честно… Продавая зубные щётки, пасты, бальзамы и прочие ополаскиватели я зарабатываю куда больше, чем от редких клиентов в стоматологическом кресле. Поэтому я решила пропагандировать заботу о зубах.



Твайлайт незаметно выскользнула из шумного зала на свежий воздух. Ей было приятно, что подруги при разговорах тактично не акцентируют внимания на крыльях и, тем более, не называют «принцессой».

Как аликорн и думала, на улице её ждали.

– Ваше высочество, – склонила голову Твайлайт.

– Ваше высочество, – поклонилась в ответ принцесса Луна.

Твайлайт дёрнула головой, но промолчала.

– Вижу, тебе не по душе такое обращение, – вздохнула Луна. – Ничего не поделаешь, теперь это твоя судьба. Но зато теперь можешь высказать мне в лицо всё, что угодно – формально мы равны.

– Если не учитывать, что у вас под управлением вся Эквестрия в ночное время, а у меня маленькая библиотека, – хмыкнула Спаркл.

– Именно поэтому я и говорю «формально», – улыбнулась принцесса ночи. – А тебе хотелось бы править собственной страной? Мы с Селестией могли бы выделить провинцию под твоё крыло!.. Или желаешь расконсервировать ещё одну Империю?

– Не хочу я править!.. – возмутилась такому предположению Твайлайт. – Стоп, что значит расконсервировать?

– Ну, не хочешь – как хочешь, неволить не буду, – Луна с истинно царственной невозмутимостью проигнорировала вопрос Твайлайт. – Но статус принцессы тебе положен, как и должность при дворе, – принцесса ночи вскинула копыто, предупреждая возможные возражения. – Это не моя прихоть, Селестия готовила тебя к этому ни один год. И ты это прекрасно знаешь.

Твайлайт фыркнула, но промолчала. По здравому размышлению, она не могла не согласиться с Луной. Селестия, скорее всего, и в самом деле готовила её себе в помощницы – Твайлайт это понимала и не особо противилась. Но получать крылья в планы бывшей единорожки никогда не входило – она даже не думала вставать в один ряд с Сёстрами, безоговорочно признавая их лидерство! Даже Кэйденс, бывшая некогда её нянькой и воспринимавшаяся как любимая старшая сестра, была для Твайлайт статусной фигурой.

– Ладно, – тихо проговорила Твайлайт, – но вы… ты… могла спросить моего мнения на этот счёт!

– Я спросила – и ты дала согласие, без него ритуал бы не состоялся.

– Ты понимаешь, о чём я.

Луна опустила взгляд:

– Прости Твайлайт. Я боялась, что, узнав подробности, ты откажешься, – призналась она. – А мне очень нужна твоя помощь в качестве принцессы. Твайлайт, сестра очень добрый правитель и народ её боготворит, но будем честны – стране нужны реформы. Ты читала мои заметки, так что должна понимать.

– Зачем я вам? Вашей власти хватит для проведения любых реформ.

– Моей власти хватит, чтобы обязать пони ходить на головах, – не стала спорить Луна. – Но это делу не поможет. Из истории ты знаешь, что Селестия – это солнце, день, плодородие и благополучие пони, а я – это луна, ночь, армия Эквестрии, обеспечивавшая среди прочего спокойствие пони. Долгое время мы хранили баланс. Потом я… кхм, отправилась в отпуск. Тия тем временем закончила формирование границ и налаживание отношений с сопредельными государствами. И армия потеряла свою значимость: она не исчезла, но отошла на второй, если не третий план. Так что теперь я отвечаю только за покой моих маленьких пони.

Твайлайт качнула гривой. Луна продолжала:

– Но время не стоит на месте, хотя для долгоживущих оно порой и кажется застывшим… Однако не будем отвлекаться! По планам сестры, кои я всецело поддерживаю, должен появиться ещё один центр влияния на жизнь пони – наука. Да, именно она. Нельзя переоценить то, насколько наука вообще и магия в частности, влияет на жизнь пони. По сути, центр влияния уже сформирован, но нужен тот, кто станет во главе табуна и поведёт его в нужную сторону. Я боюсь представить, что случится, если научная элита пойдёт против проводимой нами политики. Я вовсе не хочу ни проводить репрессии, ни терпеть диссидентов. На мой взгляд лучше, чтобы мы могли договориться, но для этого нужен лидер, чьё слово будет решающим.

– Принцесса, вы ведь понимаете, что если я стану этим лидером, то не буду вашей марионеткой? – сказав это, Твайлайт едва не рассмеялась – будто она обязательно заметит, когда ей станут управлять! – но продолжила: – Я буду твёрдо стоять на своём.

– Принцесса, вы ведь понимаете, – притворно официальным голосом ответила Луна, – что договориться с одним лидером много проще, нежели с десятком разрозненных фракций. Более того, я уверена, что для научного сообщества единое руководство будет только в плюс, – она неожиданно перешла на заговорщический шёпот. – Твайлайт, ты не представляешь, какие страсти кипят за стенами внешне приличных научных учреждений! Не всякий серпентарий такое видал – поверь на слово той, кому пришлось окунуться в этот… научный котёл.

– Принцесса, при всём к вам уважении, это не лучшая реклама, которую вы могли дать, – хмыкнула Твайлайт.

Луна захохотала.

– Я решила, что теперь меж нами не будет секретов, – успокоившись, ответила хозяйка ночи. – Так я хочу вернуть утерянное доверие. Поэтому не буду скрывать, что без твоей помощи завалы документации грозят превратиться в настоящие горы. А Фусфол Винд занят подбором штата хуфинков, так что я в беде.

– Принцесса, – Твайлайт нахмурилась и неодобрительно покачала головой.

– Позязя, – Луна скрестила копыта на груди и сделала большие печальные глаза.

Выдержки Твайлайт хватило лишь на три секунды, после этого она капитулировала.

– Хорошо, я вам помогу, – со смехом ответила Спаркл. – Что до предложения возглавить научное сообщество, то надо подумать. И даже если я соглашусь, мне будет нужно как-то добиться признания, а это не так легко.

– Давай окончательно перейдём на ты, – предложила Луна и, дождавшись кивка Твайлайт, продолжила. – Ты права, завоевать авторитет в их среде нелегко. Больших пони себе на уме можно встретить лишь среди знати. Хотя – говоря между нами, принцессами – уровень их «великих» открытий не так уж высок. И часто стимулируется извне.

– Что вы имеете в виду?

Луна посерьёзнела.

– Только то, что развитие магических наук тормозит все остальные. Да, магия очень и очень нам всем помогает, но развитие того же железнодорожного транспорта, судоходства и много другого у нас едва ли не в зачаточном состоянии! Мы не развиваемся – добившись устойчивой рабочей модели, пони теряют всякий интерес к её улучшениям. Это застой, Твайлайт!..

– Принцесса?

– Селестия уже не единожды стимулировала Эквестрийскую науку, «заимствуя» некоторые идеи из других Миров, наблюдая их в Камне Вероятностей. Ты ведь замечала, некоторую, скажем так, неоднородность окружающей тебя техники? Это следствие точечных вливаний чужих идей: очень аккуратные прививки чужих знаний, только чтобы подтолкнуть работу в нужном направлении.

Твайлайт задумалась. Да, так многое становилось понятным.

– Не хочешь ли… ты… сказать, – немного запинаясь из-за непривычного обращения к принцессе, произнесла Спаркл, – что мне предстоит быть той, кто направляет нашу науку?

Луна кивнула.

– А что в других странах? У грифонов? Драконов? – продолжала Твайлайт.

– Примерно то же самое, – мрачно ответила Луна. – Застой. Когда я наблюдала эту картину тысячу лет назад, то думала, что это время накопления знаний и вскоре открытия посыплются как из рога изобилия. Однако, спустя века, с ужасом обнаружила, что ничего не изменилось. Знания накапливаются, теряются, складируются, переписываются… но не используются! Самородки-изобретатели подобны крупицам золота в песке! Как жаль, что такие пони, как Большой Макинтош, столь редко встречаются…

– Прошу прощения, – Твайлайт помотала головой, – мне казалось, что мы говорим о науке. Когда мы перешли на ваши вкусы касательно жеребцов?

– Что? О чём ты говоришь? – встрепенулась Луна. – Брат твоей подруги – талантливый конструктор-самоучка! Именно он сконструировал винтолёт Пикамины Пай! – в голосе принцессы звучало возмущение, но румянец на щеках несколько портил впечатление от отповеди.

Твайлайт решила не заострять на этом внимания… пока.

– Вот ещё задача – отыскать подобные таланты по всей Эквестрии, – сделала себе пометку бывшая единорожка. – Хорошо бы познакомиться с научными достижениями других стран. Принцесса Луна, я могу сделать соответствующий запрос в столичные архивы и Большую библиотеку?

– Разумеется, можешь. Считай, что это твоя вотчина.

– Я ещё не согласилась.

– Ты правда так думаешь? – иронично выгнула бровь Луна.

Твайлайт в ответ только вздохнула и махнула копытом. Луна понимающе улыбнулась.

– Вы… то есть, ты не подождёшь пару минут? – неожиданно спросила Спаркл.

Луна удивлённо кивнула и Твайлайт скрылась за дверью; на секунду принцессу оглушили звуки музыки, вырвавшиеся на улицу.

Через пару минут Твайлайт вернулась в сопровождении красного жеребца.

– Вот, Биг Мак, принцесса Луна хотела с тобой о чём-то поговорить наедине, – сказала она жевавшему свою привычную травинку крепышу, после чего повернулась к застывшей не хуже статуи Дискорда Луне и произнесла одними губами: – Наслаждайся.