Призрак Понивиля [The Haunting in Ponyville]

В доме Бон-Бон живёт что-то странное и противоестественное. Помимо Лиры.

Лира Бон-Бон

Сны снежного города

Далеко на севере, рядом с границей с Империей грифонов, стоит провинциальный город Хофтегар. Детский дом "Надежда" да ювелирный салон Голдшмидта — вот и весь мир, известный Нуре. Однако одним пасмурным днём её жизнь круто поменялась, и тому виной был приезд таинственного иллюзиониста. Но тот ли он, за кого себя выдаёт? Что привлекло его в Хофтегар, и чем всё это обернётся для Нуры и той, кто ей дорог?

ОС - пони

Одержимость

Вы видели Бон-Бон и Лиру вместе? Я представляю вам свою версию их взаимоотношений, и не только...<br/>Хотя это скорее можно рассматривать как альтернативную вселенную - наверняка будут нестыковки, которые иначе уже не объяснить.

Лира Бон-Бон Другие пони

Любой ценой

Юмористическая зарисовка на тему одного очень известного тв-шоу

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

Основатели Александрии (Founders of Alexandria)

Спустя четыре месяца после гибели человеческой цивилизации шестеро пони собрались вместе, чтобы отстроить всё заново. Теперь им предстоит узнать, что апокалипсис не сделал дружбу легче..

ОС - пони Человеки

Древние

Находясь на огромной глубине кромешной тьмы и завидев маленький огонёк, то ты сразу начинаешь к нему тянуться совершенно не зная что это: красивый подводный цветок или большая рыба с острыми зубами. Артур многое повидал, через многое прошёл. Казалось бы, "она" видела уже всё, но есть что-то, способное удивить их обоих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Нет границ, есть препятствия

Быстро написал, пока не ушло вдохновение. Если хотите могу попробовать это превратить в полноценный рассказ. А пока что вам на 5 минут. Не судите строго :D

Другие пони

Внезапная любовь

Порой любовь может вспыхнуть в самое неожиданное время в самом неожиданном месте.

ОС - пони Человеки

Я люблю конские члены!

БигМак признаётся Эпплджек в том, что он — гей, но ей плевать.

Эплджек Биг Макинтош

Орк в Эквестрии

Наш герой — настоящий гриб, Гриб с большой буквы. Механьяк, попавший в Эквестрию вполне закономерно (нет, действительно, если стоять рядом с пьяным чуднабайцом, то можно и не только в Эквестрии оказаться). Первое знакомство с Эквестрией оказывается очень по душе истинно орковскому байцу. На этом историю оставляю вам.

Автор рисунка: Stinkehund
Глава VII Глава IX

Глава VIII

Драконша хищно улыбнулась, на миг показав пару белоснежных острых клыков, и, чуть сощурившись, спросила:

– Ответь прямо, рассматриваешь ли ты его в качестве будущего брачного партнёра?

Рэрити удивлённо моргнула.

– Прошу прощения? – осторожно переспросила она.

– Ты всё верно расслышала, пони, – ответила Авамори. – Рассматриваешь ли ты Спайка как возможного кандидата на роль «особого пони»?

Единорожка дёрнулась и отступила назад, но быстро справилась с собой и изобразила на лице вежливую улыбку.

– Но он ведь дракон и поэтому выражение «особый пони» не совсем уместно в данной ситуации…

– Не увиливай! – рыкнула драконша. – Просто ответь, имеешь ты на него планы или нет?

Кобылка хотела возмущённо фыркнуть и ответить, что леди такие вопросы не обсуждают, но серьёзный настрой Авамори заставил её передумать. Единорожка немного помолчала и ответила:

– Спайк – мой друг. Очень хороший друг, но не более. Я знаю, что нравлюсь ему, но думаю, это не более чем детская увлечённость. Он очень милый и добрый, мой Спайки-вайки, но всё же он не тот, с кем бы я хотела связать свою жизнь. Ведь я пони, а он – дракон.

Последние слова кобылка произнесла медленно и тихо, словно не до конца уверенная в сказанном.

– Это именно то, что я хотела узнать, – спокойно ответила Авамори. – Хорошо, раз мы это выяснили, то ты, разумеется, не будешь против, если я заберу его себе? Верно?

Рэрити открыла рот, чтобы что-то сказать, но драконша ей не позволила.

– Ведь я не пони, а дракон, поэтому у меня нет никаких проблем, – Авамори встала и направилась к выходу, но, проходя мимо единорожки, остановилась и прошептала ей на ухо, словно кто-то мог их подслушать. – Даже будь он пони – меня это не остановило бы.

Рэрити резко обернулась, но успела заметить лишь кончик белого пушистого хвоста, исчезающий за дверью…

Возможно, кобылке это и почудилось, но с улицы донёсся торжествующий смех.

Единорожка замерла, глядя в никуда и мысленно прокручивая этот разговор. Она сказала правду – Рэрити была твёрдо уверена в этом! Она никогда не думала о Спайке как об «особом пони»!..

Значит, не нужно переживать о сказанном? Тогда от чего же так… гадостно на душе?! Почему она никак не перестанет думать о Спайке? О нём и драконше?..

От тягостных мыслей её отвлекло тихое цокание: Твайлайт вернулась из спальни.

– Авамори уже ушла? – спросила аликорн.

– Да, у неё возникли какие-то дела, – Рэрити неловко улыбнулась. – Я, наверное, тоже пойду.

– Вот как? – огорчилась Твайлайт. – Может, побудешь ещё, выпьешь чаю?

– Нет, извини, – мотнула головой единорожка. – В другой раз.

Библиотекарша обняла подругу крыльями на прощание. Рэрити невольно задумалась, что это довольно приятно. Отчего же тогда пегасы так редко обнимаются крыльями?

Попрощавшись с Твайлайт, единорожка вышла на улицу. Лёгкий морозец ущипнул кобылку за нос, но та не обратила на это внимания. Она выдохнула и смотрела, как облачко пара медленно тает, уносясь к небу. Заряд хорошего настроения, что она получила, помогая Спайку, пропал без следа.

«Неужели это вульгарный эгоизм? – задумалась кобылка. – Неужели я жалею, вслух отказавшись от любовного отношения к Спайку? Но я и вправду никогда не видела его в подобной роли… Ведь правда? Ну же, Рэрити, себе-то ты можешь сказать правду?! Или… нет?»

Не придя ни к какому решению, она вскинула голову и бодрой рысцой направилась к «Сытому медведю» – что бы ни терзало тебя, нельзя подавать виду. Любая эмоция, что видят окружающие, должна быть точно рассчитана и правильно сыграна. Пускай пони не верят в её наигранные драмы, но они никогда не увидят её настоящих душевных терзаний. Это было её жизненное кредо – невозможно спрятать свои эмоции, но можно их замаскировать.

Как Рэрити и думала, сестрёнка с подругами всё ещё были в ресторане… Вот только они почему-то сгрудились с одной стороны столика и с недоумённым видом ели десерт, в то время как рядом спорили Лира, Винил, Рабидус, Октавия… и даже несколько пони, ранее просто ужинающих!

Причём каждый что-то кричал, спорил, горячился и бил копытами в пол, в чём-то убеждая остальных, однако к общему решению они прийти явно не могли. Подойдя ближе и рассмотрев предмет спора, кобылка с немалым удивлением обнаружила, что это школьный учебник!

– Что случилось? – негромко спросила она.

В тот же миг наступила тишина и взгляды столпившихся у столика – как пони, так и человека – скрестились на единорожке.

– Вот… – тихо произнесла Лира и торжественным тоном продолжила: – Вот кто нас рассудит!

От того, как это было произнесено, у Рэрити по спине пробежал холодок и резко захотелось оказаться где-то далеко, в идеале у себя дома. Но она была здесь и на неё смотрели, словно ожидая чуда.

– Так что случилось? – уже не желая знать ответ, переспросила единорожка.

– Слушай задачу, – Лира прочистила горло и начала: – Пегас занял у брата десять бит и пошёл на рынок, но по дороге их потерял. Там он встретил друга и занял у того ещё пять бит. На два бита он купил яблоко, а три оставшихся бита вернул брату в счёт долга. В итоге остался должен ему семь бит. И другу пять. Всего долгу на двенадцать бит, плюс яблоко за два бита. Вопрос: куда делся ещё один бит?

Рэрити несколько раз прогнала в уме условия и поняла – вечер будет длинным…



Если не считать фермеров, то редкие пони встают рано по утрам. Это вовсе не означает, что они валяются в постели до полудня, но сложно заставить кого-то встать до рассвета. В конце концов, сама Селестия велит встать солнцу именно в это время – так неужели пони будут перечить принцессе и вставать раньше? Возможно, это пошло со времён, когда трудовой день был ограничен днём световым, а возможно, пони просто нашли удачное оправдание своей любви поваляться в постели. Ведь и летом далеко не каждый пони встаёт с первыми лучами солнца!..

Как бы то ни было, Лира не испытывала ни малейших угрызений совести, просыпаясь позже Рабидуса. В конце концов, она ещё ни разу не просыпала завтрак. Заснуть после еды – да, бывало, причём не раз; но не прийти к столу – такого ещё не случалось.

Единорожка сунула носик на кухню – сказать «Доброе утро, дорогой» и заодно узнать: чем именно сегодня её побалует любимый? В меню оказались блинчики с вареньем – Рабидус уже замесил тесто, а на сковороде шипело, раскаляясь, масло.

– Утра, – поприветствовал человек кобылку.

– Утра, – пони сглотнула слюну, наблюдая, как маленькие аккуратные блинчики курсируют со сковороды на блюдо. – Я это… в ванную и вернусь.

– Не торопись, – мило улыбнулся Рабидус. – Если что, я и один прекрасно всё съем.

Не тратя более слов, единорожка метнулась в ванную комнату – спешно приводить себя в порядок. Нет, она прекрасно понимала, что человек пошутил, но это же не повод рисковать? Грива – как нарочно! – не желала расчёсываться, зубная щётка выпадала из копыт, вода для умывания была не той температуры…

А на кухне тем временем наступила подозрительная тишина – не шипело масло, не бряцала ложка о край миски с тестом, не напевал Рабидус, стоя за плитой. Неужели?!..

Когда Лира вернулась на кухню, её подозрения оправдались – человек жевал блинчики, закидывая их в себя один за другим.

– Знаешь, я тут попробовал… – он вытер лоснящиеся губы, – …тебе не понравится. Я лучше овсянки сварю, по одному фирменному рецепту. Вот только уничтожу свой позор повара.

И начал методично расправляться с оставшимися румяными кругляшами!

Видя, как её завтрак грозит превратиться в овсяную кашу, Лира бросилась вперёд и выхватила блин прямо из пальцев человека. Таким образом они забавлялись ещё некоторое время – стоило Рабидусу взять один из блинчиков, как Лира его выхватывала и с довольной мордашкой жевала.

– Это, конечно, очень мило, – маг не выдержал и рассмеялся. – Но у тебя остывает собственная тарелка!

Лира повернула голову и увидела не замеченную ранее плошку с горой жареного счастья. Как раз напротив её обычного места.

– А здесь вкуснее! – ничуть не смутилась кобылка, ожидая, когда Рабидус возьмёт новый блинок.

Когда она немного наелась и первоначальный азарт пропал, пони позволила некоторым блинам пройти мимо и достигнуть рта человека. Благо, помня свой первый обед в Эквестрии, Рабидус всегда готовил порции… приличного размера.

По достоинству оценив кулинарные способности человека, Лира перебралась на кухонный диванчик, где и улеглась, сыто отдуваясь и по привычке коря себя за несдержанность в еде. Есть, пользуясь чужими руками, показалось ей интересной идеей – мордочка осталась практически чистой, не пришлось пользоваться магией или морочить голову с накопытными вилками… Сплошные плюсы!

Довольная собой и своей изобретательностью, единорожка любовалась, как человек моет посуду.

– Эй, – окликнула она его, когда маг закончил. Рабидус сел рядом и привычно начал перебирать гриву. – Скажи, тебе нравится Винил?

Если человек и удивился вопросу, то не показал этого.

– Очень. Она милая и забавная, всегда весёлая, с ней не бывает скучно, – ответил он.

– Хуму, – кивнула Лира. – А внешне она тебе как?

Тут Рабидус призадумался: разговор выходил какой-то странный.

– Красивая, – не стал скрывать он. – Яркая и необычная внешность, вкупе с особой манерой держать себя, делает её притягательной личностью. Как огонь в темноте.

– Мило, очень мило… – отчего-то довольная Лира буквально расплылась в улыбке. – А что насчёт Октавии?

– Тихая и спокойная, приятная в общении. У нас неожиданно много общих тем для разговора – она тоже увлекается историей Эквестрии, пускай её и интересует в основном история музыки, – ответил Рабидус и продолжил, не дожидаясь следующего вопроса. – Её внешность, словно продолжение характера, спокойная и выдержанная, кажется мне по-своему очаровательной. Да, она красивая пони, если ты хотела это знать.

Ушки Лиры радостно прянули. Рабидус так и не смог понять – что же вызвало подобный энтузиазм? Лишь то, что он хорошо относится к её подругам? Или ещё что-то?

– Знаешь, твой интерес вызывает у меня закономерные вопросы, – заметил он.

Кобылка состроила невинную мордашку.

– Ты меня в чём-то подозреваешь? – надула она губки.

– Без сомнений, – маг пощекотал пушистый бочок. – Ты что-то задумала. Ладно, не буду пытать, не хочешь говорить – не надо. Пусть будет сюрприз.

– Умница! – кивнула Лира. – А теперь почеши мне спинку, позязя.

Против просящей мордочки пони человек не устоял.



Некоторое время спустя на кухне появилась Винил, потирая затылок. Рабидус немало удивился, увидев её столь рано; насколько он помнил, этой ночью у диджейши было выступление и вернулась единорожка только под утро.

– Не выспалась после вечеринки? – участливо спросила Лира.

– Да не! – кобылка широко зевнула. – Просто захотелось поваляться в кровати единолично, и поэтому разбудила Окти… Ну, как разбудила? Обнимашки-полизушки, потом она в душ свинтит – чистоплотная у меня подруга – а я поперёк койки и развалюсь.

– И? – поинтересовался Рабидус, подавая музыкантше тарелку с чуть остывшими блинами. Та благодарно кивнула.

– И проболталась об этом «гениальном» плане, – в кухню вошла Октавия. – За что и получила по шее!

Земная пони казалась как всегда спокойной, но гневно раздувающиеся ноздри выдавали, что настоящим спокойствием здесь и не пахнет.

– Спокойно спала и тут просыпаюсь от того, что!..

Серая шёрстка на щёчках начала стремительно краснеть.

Присутствующие понимающе улыбнулись. Лира, не удержавшись, тихо прыснула, прикрывшись копытцем.

– Да, вам-то смешно! А я сонная, ничего не понимаю, эта лезет прямо в… – кобылка запнулась и покраснела пуще прежнего. – Только мне начало нравиться, как она и заявляет: «А тебе не пора в душ? На часик-другой, а я тут покемарю чуток?» И засыпает!..

Рабидус с Лирой смеялись, уже не скрывая; Скрэтч делала вид, что совсем не причём, а Октавия обиженно дулась на всех подряд. Но, в конце концов, махнула копытом – на друзей по мелочам не обижаются – и приступила к завтраку, отняв у подруги блины в качестве наказания. Единорожка подняла на Рабидуса печальные, полные слёз щенячьи глаза и тут же получила ещё порцию – за актёрскую игру.

– А там что? – поинтересовалась Октавия, указывая копытцем в сторону внушительного тюка, скромно лежащего в углу.

– А это наконец-то пришло всё то, что мы купили в Кристальной Империи, – ответил человек. – Этим утром доставили.

– И что внутри? – заинтересовалась Винил. – Чего вы там столько всего накупили?

Лире это было интересно не меньше. Часть сделанных покупок по неизвестной причине пропала из головы, а то, что она помнила, не тянуло на подобный объём.

Рабидус развязал свёрток и продемонстрировал то, что занимало львиную долю места в тюке, а именно шикарный ковёр, мятно-зелёного цвета, на несколько тонов светлее шёрстки Лиры, но всё равно очень с ней гармонирующий. А главное, ворс был с копыто длиной!. Человек расстелил это роскошество в комнате возле камина и с гордостью заявил:

– Ковёр из шерсти снежных пони, стоит дискордову кучу денег, но стоит только его коснуться…

Не успел он закончить, как Винил именно что прикоснулась… плюхнувшись плашмя посередь ковра.

– Ва-а-а, как классно… – раскинув ноги в стороны, пробормотала кобылка. – Я отсюда не уйду.

И в подтверждение слов тут же засопела, мгновенно уснув.

– И в самом деле, очень мягкий и приятный, – согласилась Октавия, зарываясь носиком в ворс.

Рабидус посмотрел на Лиру, но та уже дремала, пригревшись между похрапывающей Винил и блаженно щурящейся Октавией. Маг понял, что с покупкой не прогадал – главные эксперты в удобных и уютных вещах дали добро. Никто лучше пони не разбирался в этом деле.

Поумилявшись этому сонному царству ещё несколько секунд, Рабидус отправился открывать ресторан. Хотя по утрам клиентов и мало, это вовсе не повод отлынивать от работы.