История одного сотворения

Далёкое будущее, звездолёты бороздят просторы космоса, люди обживают новые планеты. Казалось бы, всё предусмотрено, для всего есть своя инструкция, но при этом всегда есть место случайности. Случайности фатальной для нескольких людей, но при этом позволившей родиться целому миру. Здесь нет экшена и могучих превозмоганий, детективов и загадок, а так же хитро закрученного сюжета. Это просто история одного сотворения.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Пинки и Пай

Странная история Доктора Пинки и Мисс Пай Раздвоение личности и убийства Все самое любимое

Пинки Пай Другие пони

Я не брони, и я кобылка (2.33)

В лесу есть деревья, а у оных, в свою очередь, имеются корни.

Человеки

FiO: Со всем уважением...

Среди желающих мигрировать в новые миры неожиданно оказываются и те, кто и так родился в онлайне...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Ужин в гостях

Воспоминания Кейденс о ее первой встрече с Твайалйт

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Я - звук.

Винил Скрэтч, она же DJ PON-3 рассказывает о своём детстве, о появлении её кьютмарки и о том, как умирающая мечта даёт последний бой. И в это время весь мир может постоять в сторонке...

DJ PON-3

Возрождение

Что же на самом деле сделали Элементы Гармонии с Найтмер Мун?..

Принцесса Луна ОС - пони

Сказки дядюшки Дискорда

Древний дух хаоса устало сидит в дряхлом, уютном кресле, мирно вытянув лапы к огню, и рассказывает всем желающим истории. Истории о старых временах, об Эре Хаоса, когда раздор властвовал в мире подлунном. Это было странное время, жуткое и смешное, яростное и спокойное, ужасное и прекрасное. И рассказы об этом времени ему под стать. Без опаски подойдите к Дискорду, присядьте рядом с ним на мягкий ковёр, и попросите его рассказать сказку о старом мире. Он не откажет вам в этой просьбе…

ОС - пони

Преступление и наказание

Не надо избивать пони!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Среди Ночи и тех, кто в ней

Расстояние между великим и смешным часто не превышает одного шага. Любовь и ненависть могут обратиться в страшное оружие много сильнее любого магического проклятия. Спектакль, который ты смотришь на сцене, может оказаться частью другого сюжета, в котором ты лишь марионетка. Твайлайт, прикоснувшаяся к древней и мрачной тайне истории, могла бы многое рассказать об этом в задуманной ей книге. Получится ли у неё?..

Твайлайт Спаркл Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Старлайт Глиммер

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5: Скиталец Глава 7: Оазис

Глава 6: Тяжесть потери

Песок... Вокруг был лишь песок, укрывающий под собой осколки старых времен, останки пони и обломки цивилизации... Цивилизации, которая возводилась в течение многих веков, возводилась еще нашими далекими предками, и которая была уничтожена за считанные секунды. Пони, зебры, грифоны, минотавры и многие другие народы — все мы виноваты в том, что случилось с нашим миром. Из-за наших ошибок мир был изуродован до неузнаваемости, и нам эти ошибки и исправлять. Однако никто не хочет исправлять их... Никто не хочет исправлять те ошибки, из-за которых мир был уничтожен.

Выживание, убийства, смерти, безумие — все это стало неотъемлемой частью всех выживших, и никто не хочет эту жизнь менять. Почему? Честно говоря, я и сам не знаю ответа на этот вопрос. Видимо, все уже настолько привыкли к этой жизни, что уже ничего менять не хотят... кроме меня. Я не хочу жить в таком мире, где в любой день, в любую минуту, в любую секунду ты можешь потерять того, кто тебе дорог, того, кого ты знал больше и дольше всех. И лишь поэтому я хочу изменить этот мир, хочу сделать так, чтобы каждый его житель смог жить со спокойной душой, зная, что его друзьям и родным ничего не угрожает: ни смерть, ни рейдеры, ни рабство. Только вот остаются вопросы: как это сделать? Как вернуть тот прекрасный мир, существовавший до тех проклятых дней, когда технический прогресс добрался до Эквестрии? Увы, и даже на эти вопросы я пока что не знаю ответов... но это лишь “пока что”.

Отбросив все мысли, скопившиеся у меня в голове, я полностью сосредоточился на дороге. Впереди, как, собственно, и вокруг, ничего не было видно: ни руин каких-нибудь деревенек или сел, ни рейдеров, ни мутантов, которых, кстати говоря, при первом моем уходе было намного больше, чем сейчас. Словно за все эти дни, проведенные то в убежищах рейдеров, то в паучьем логове и многих других местах, все живое просто-напросто вымерло. Хотя, с другой стороны, это даже хорошо, что нам еще никто не попался на пути, ибо не хочется тратить время на каких-то психопатов и бедных зверушек, измененных какой-то хренью из Паровой бомбы.

Опустив взгляд на приборы в машине, я заметил, что стрелка на индикаторе топлива была почти опущена. Черт, как же не вовремя! Поблизости нет ни одного источника воды, а канистра, которую я прихватил с собой в пещере, пуста. “Ты, дубина, вообще ни о чем полезном не думаешь! Ты ведь мог пополнить запас воды в Райвенхуде!” — прозвучал голос в голове. Как бы это не было обидно, но он,как и всегда, прав. Вместо того, чтобы думать о полезных вещах, я всегда думаю о какой-то хрени. М-да, самокритика в данный момент не очень уместна, так как признание вполне очевидного факта, что я дубина, мало чем поможет. Я не нашел других вариантов, кроме как продолжить путь и глубоко в душе надеяться и молиться, чтобы воды в баке хватило, чтобы добраться хоть до какой-то заброшенной деревушки... ну или хотя бы до какого-нибудь источника воды.

Повернув голову таким образом, чтобы я мог следить за дорогой боковым зрением, я решил проведать свою молчаливую и... не очень идущую на контакт спутницу. Она сидела на заднем сидении и смотрела куда-то в сторону своими необычными для пони глазами, в которых можно было прочитать лишь одну эмоцию — грусть. Она грустила и, скорее всего, вспоминала ее друга, время, которое она с ним провела и многое-многое другое, что могло быть хоть как-то связано с ним. Внезапно она заметила, что я смотрю на нее, и ее взгляд резко поменялся. Теперь в ее глазах горела злоба.

— Чего? — небрежно спросила единорожка, на что я быстро повернул голову обратно, продолжая следить за дорогой. И все же, в ней есть что-то, что нас связывает. Только вот что именно?


Через пару часов езды вода в баке практически иссякла, и ее могло хватить где-то минут на десять или даже меньше. Однако, на мое удивление, спустя столько времени мы все же натолкнулись на небольшую деревушку, расположившуюся далеко справа от нас. И, не задумываясь ни о чем ни на секунду, я сразу развернул транспорт в ее сторону, надеясь, что она хотя бы не заселена рейдерами и что в ней будет хоть какой-то источник воды. Иначе нам придется крайне туго, но о плохом думать пока не стоит. За короткий промежуток времени мы приблизились к этой деревушки, а после остановились недалеко от нее. Выключив двигатель и забрав ключи зажигания с собой, я вылез из машины, после чего вслед за мной вылезла и Кайри.

— Зачем мы здесь остановились? — недовольным тоном спросила единорожка, хищно разглядывая каждое здание, словно они полны рейдеров или кого похуже.

— У нас закончилась топливо, а без него мы не можем продолжать путь, — спокойно объяснил я. — Я очень надеюсь, что мы сможем найти здесь воду, так как мне не очень хочется идти пешком до Сталлионграда.

— А на кой черт мы вообще туда премся? — слегка повысив тон, задала вопрос Кайри. — Хотя, черт с ним. Короче, я скоро вернусь, — после этих слов она обратилась в цепи и с громким металлическим скрежетом исчезла под землей.

Я не стал терять время зря и, достав дробовик, принялся исследовать эту деревушку, навострив уши и готовясь крайне быстро реагировать в случае опасности. Осматривая все вокруг, я заключил, что эта деревня была построена совсем недавно. Если быть точнее, то примерно где-то три-четыре года назад, так как большая часть зданий не имела ни отверстий от пуль, ни трещин — ничего такого, что бы указывало на то, что здание может вот-вот рухнуть. Несмотря на все это, здесь как-то подозрительно тихо, словно здесь никто не живет.

Я зашел в первое попавшееся мне здание и медленно, переступая с ноги на ногу таким образом, чтобы шагов было практически не слышно, крался по коридору, готовясь к неожиданной атаке. К сожалению, когда я добрался до гостиной, я встретил лишь бардак и огромное количество довольно ценных вещей, валяющихся на полу. Такое чувство, как будто жители этого дома и, скорее всего, всей этой деревни в спешке покидали свои дома, бросая все на произвол судьбы. Или же, если прибегнуть к другому варианту, их силой вытаскивали из домов солдаты армии Новой Эквестрии, а весь этот бардак — это результат сопротивления... Если задуматься, то этот вариант можно сразу откинуть в сторону, так как, насколько я помню, всех, кто сопротивляется, эти твари сразу же убивают на месте, а здесь нет ни следов крови, ни даже скелета, на крайний случай, гниющего тела. Значит, жители отсюда сами убегали, но только вот возникает вопрос: От чего? Этот вопрос прочно закрепился у меня голове. Что же такое могло случиться, чтобы все жители разом могли покинуть свои дома, даже не собирая вещей? Скорее всего, что-то настолько ужасное, что даже не было времени на какой-либо сбор вещей. Закончив осматривать первую комнату, я принялся обыскивать весь дом в поисках каких-нибудь ценных вещей, которые могли бы мне в дальнейшем помочь.

Заглядывая в каждую комнату, я переворачивал практически все верх дном, однако ничего ценного так найти и не смог. Напоследок заглянув в ванную комнату, я обнаружил разбитое зеркало, за которым находились небольшие полки с парочкой каких-то колбочек и бинтами. Подойдя ближе, я принялся собирать все содержимое полок к себе в рюкзак, попутно разглядывая эти странные колбочки. В первой колбе, как оказалось, находился спирт, а во-второй — то ли лекарство, которое надо вкалывать с помощью шприца, то ли какое-то дезинфицирующее вещество. Я не стал особо задумываться и просто взял все, что находилось на полках — возможно, в будущем как-нибудь поможет. Закончив сбор медикаментов и осмотр дома, я вышел на улицу, после чего бодро зашагал к следующему дому. Что ж, неплохое начало!


Осмотр и обыск каждого дома, которых в этой деревушке насчитывалось около одиннадцати, заняло у меня два или даже два с половиной часа. В итоге, я смог найти много полезного, как еда, патроны для револьвера как раз в том количестве, чтобы полностью заполнить барабан, что я и сделал, как только их нашел, и еще парочку мелочей, которые мне показались более-менее полезными. В остальном же вещи в домах представляли из себя хлам — ненужный и бесполезный мусор, который вряд ли хоть где-то понадобится. Самое странное то, что за все время сбора вещей, я еще ни разу не видел Кайри. И это заставляет меня немного волноваться. Хотя... кого я пытаюсь обмануть? Это меня очень сильно волнует! Несмотря на то, что эта загадочная и злая единорожка может убить кого угодно, если ей захочется, и даже глазом не моргнет, я все равно за нее переживаю. Почему? Честно сказать, не знаю.

Встряхнув головой, стараясь развеять это беспокойство, я попытался сосредоточиться на главной цели нашей остановки в этой деревне — вода. Без нее мы вряд ли сможем двинуться хоть куда-то... Ну по крайне мере я не могу двинуться никуда, так как моя спутница может исчезнуть под землей в виде цепей и вообще не волноваться о солнечном ударе или жажде. Однако это назойливое чувство, которое вскоре перебралось к груди, не захотело исчезать. “Где же ты, Кайри?” — подумал я.

Не успел я окончательно отойти от последнего дома, как вдруг к моему затылку что-то прикоснулось. Что-то очень холодное и металлическое. Мне хватило пары секунд, дабы понять, что это ствол оружия.

— Кто ты такой? И какого черта ты забыл здесь? — вопросительно прорычал кто-то. Не знаю почему, но голос мне очень знаком... Знаком до жути. — Отвечай, тварь, пока я тебе не разнесла твои мозги!

— У меня закончилась вода в машине, — начал я. — И я остановился здесь, надеясь найти воду, чтобы продолжить путь, попутно собрав необходимые вещи в домах.

— Ага, то есть, ты подумал, что, если дома пустуют, значит их можно обворовывать? — ее голос становился все более и более злым. — Ты так подумал?!

— Я подумал, что эта деревня заброшена! Подумал, зачем же вещам пылиться здесь, когда они могут пригодиться кому-то! — ответил я, стараясь не провоцировать ее. Мне еще не хватало пулю схлопотать. И да, где носят черти эту единорожку?!

— Короче, расклад такой: ты сейчас снимаешь с себя рюкзак, оружие и все, что у тебя есть — и валишь отсюда ко всем чертям. И тогда твой затылок обойдется без огромной дыры, — проговорила незнакомка. Краем глаза я заметил недовольную мордочку Кайри, выглядывающую из-за одного из домов. Мне нужно потянуть время, но как?

— Хорошо, я согласен, — произнес я и начал медленно снимать рюкзак... настолько медленно, что незнакомку это начало бесить.

— Быстрее да... — не успела она произнести, как ее в сию же секунду охватили магические цепи Кайри. Оружие, которым мне угрожали, упало на землю, и я быстро обернулся, дабы увидеть, что за особа хотела меня ограбить. Она была одета в светло-коричневый плащ с капюшоном и каким-то балахоном, укутывающим всю ее голову и скрывающим все ее лицо, кроме глаз. Поправив лямку рюкзака, я подошел ближе к заключенной и быстрым движением руки снял с нее балахон.

— Г-Грендалин? — я потерял дар речи, когда увидел ее лицо. Вот чего я совсем не ожидал, так это встретить ее. Да и еще при таких обстоятельствах. А судя по ее шокированному выражению лица, она тоже потеряла дар речи.

— Эдан? — спустя полминуты произнесла она. — Что ты вообще здесь делаешь?

— Это я хочу у тебя спросить: какого черта ты вообще здесь делаешь? — по-прежнему находясь в недоумении от такой встречи, возмутился я.

— Вообще-то я здесь живу. Это мой родной дом! — ее ответ меня привел в большее недоумение. К этому времени возле нас появилась Кайри, смотря то на меня, то на Грендалин своим недовольным взглядом.

— Вы знаете друг друга? — спросила она, переведя взгляд на меня.

— Да, мне как-то приходилось помогать ее группе, — вздохнул я. — Одного из них серьезно ранило, и мне пришлось останавливать кровь.

— Откровенно говоря, если бы меня ранили, я даже не дала тебе прикоснуться ко мне, — фыркнула единорожка. — Ну так что мне с ней делать? Сдавить цепями или освободить? — заслышав первый вариант, на лице Грендалин появилось сильное беспокойство, а зрачки сузились до предела.

— Освободить, и как можно скорее. Не думаю, что ей очень удобно, — улыбнувшись, проговорил я.

— Странный ты какой-то, — как-то безэмоционально промолвила единорожка. — Любой другой жеребец воспользовался бы моментом... Особенно, когда она так беспомощна, — после этих слов я как-то покраснел. Спустя несколько секунд цепи ослабли, отпустив антропони, а после и вообще исчезли. Я протянул руку бывшей заключенной, тем самым предложив помощь. Она, не колеблясь ни секунды, схватила мою руку, после чего я помог ей подняться на ноги.

— И все же мне интересно, что заставило тебя сюда вернуться? — поинтересовался я.

— Ну... есть на то причины, — как-то неохотно ответила она, поднимая оружие — снайперскую винтовку с глушителем — с земли. — И, честно говоря, мне бы понадобилась помощь.

— Я с радостью помогу, если объяснишь, в чем тебе конкретно надо помочь, — проговорил я и сразу же заметил озлобленный взгляд моей спутницы на мне. То, что мне пришлось увидеть в ее глазах, не сулило мне ничем хорошим. Видимо, Кайри не очень воодушевлена кому-либо помогать. “А она вообще хоть чем-то воодушевлена?” — проскочила фраза моего внутреннего голоса. Как бы то ни было, я проследовал за Грендалин, которая успела отдалиться от нас двоих на несколько метров.


Спустя несколько минут мы добрались до какой-то странной хижины, находившейся в пару сотен метрах от города. Сама же хижина ничего особенного из себя не представляла: ветхое небольшое сооружение, которое вот-вот может развалиться из-за старости материала, из которого она построена. Войдя внутрь, я полностью убедился в том, что еще и внутри данное сооружение выглядит так же хреново, как и снаружи: повсюду мусор, обломки и застывшая кровь, мерзкий запах сырости и мочи. Такое чувство, что в этой хижине живут не цивилизованные пони, а шизанутые на голову рейдеры.

Следуя за Грендалин, мы подошли к концу комнаты, после чего антропони в плаще начала откидывать в сторону разнообразный хлам, открывая взору потайной люк, скрывающийся за всей этой грудой хлама. И мне сразу стало понятно, что эта ветхая хижина — это всего лишь своеобразное отвлечение внимания. Открыв люк и спрыгнув вниз, Грендалин начала махать рукой, тем самым показывая, что нужно поторопиться, что мы с Кайри и сделали. Спрыгнув вниз, мы отправились по вырытому туннелю, оставив хозяйку позади. Благо туннель был не очень длинным и сразу вывел к тайному месту, скрытому под хижиной, которое представляло из себя довольно-таки просторную комнату, в которой расположились матрасы, шкафы с едой и водой, стойки с оружием и многое другое, что может понадобиться для долгого проживания здесь. Саму же комнату освещали старые масляные фонари, которым, судя по ржавчине, приблизительно лет сто или даже больше. Интересно, откуда Грендалин вообще берет масло, чтобы поддерживать свет столько времени?

Тем временем, пока я осматривал все вокруг, появилась и сама хозяйка этого убежища. И первым делом, она подошла к одному из матрасов, на котором, как я успел обратить внимание, лежал тот самый антропони, которому я помогал останавливать кровь. Подойдя чуть ближе, я заметил еще кое-что: практически все его тело было покрыто окровавленными бинтами, а сам он, судя по всему, спал... только вот очень беспокойно. Через каждые полминуты он то переворачивался, то резко поднимался, дрожа. И что-то мне подсказывает, это не спроста. Пока я наблюдал за антропони, Грендалин тем временем принесла мокрую тряпку и приложила ее прямо ко лбу спящего, после чего тот слегка успокоился.

— Что с ним? — обеспокоенно спросил я.

— А ты сам не видишь? У него агония. Ему страшно больно, и я это чувствую, — небрежно фыркнула Кайри.

— Это я прекрасно вижу, что он мучается. Я спросил, от чего у него эти муки? — вновь я задал вопрос своей спутнице.

— Это... препарат, который он употреблял, — чуть ли не плача объяснила Грендалин. — Я точно не знаю, что это за препарат. Однако, как я слышала, этот препарат притупляет боль и дает некоторые... умственные способности его потребителю. Что-то вроде наркотика. Только, к сожалению, по сравнению с другими наркотиками, существующими в мире, этот вызывает как самую страшную зависимость, так и ужаснейшую ломку. А все, что сейчас происходит с Ангертом, это постепенное прекращение действие препарата. А когда оно полностью закончится, то... — тут и без слов понятно, какой итог может быть.

— Ясно... — это все, что я мог сказать на данный момент. А в это время в глубинах моего разума царил всего лишь один вопрос: Зачем он начал принимать этот наркотик и заставил страдать не только себя, но и свою подругу? — Значит, тебе нужно помощь в поиске очередной дозы?

— Нет, вовсе нет, — размахивая руками, воскликнула Грендалин. — Мне нужна помощь иного характера. Я слышала, что в небольшом городке в пару километрах отсюда есть больница, в подвале которой есть некая лаборатория по созданию всяких лекарств на заказ. Сейчас этот город считается заброшенным, однако, боюсь, это лишь слухи. Короче, перейду сразу к делу — в этой лаборатории есть либо лекарство, либо рецепт лекарства, который может снять последствия этой дряни...

— Иными словами, тебе нужны телохранители, я прав? — я позволил себе перебить ее.

— Да, телохранители, — кивнув головой, ответила Грендалин.

— Лично я согласен, а вот насчет моей спутницы — не уверен, — я перевел взгляд на Кайри. Она сначала недоуменно на меня посмотрела, но потом ее взгляд стал прежним — таким же озлобленным.

— Что ты на меня так смотришь?! Я иду с вами, — прорычала единорожка. — Как-никак мы ведь договорились прикрывать друг другу крупы. — Что ж, меня очень радует, что она пойдет с нами, так как ее способности могут очень сильно понадобиться.

— Кстати, Грен, если не против, чтобы я тебя так называл.

— Я не против, — на ее лице появилась улыбка.

— В общем, Грен, ты не поделишься патронами? — спросил я ее. — Просто понимаешь, патроны для моего револьвера закончились, а использовать дробовик постоянно я вряд ли смогу.

— Конечно, бери, сколько тебе нужно, — я не стал терять время и мигом подошел к стойкам с оружием, рядом с которым находились еще и деревянные ящики, забитые патронами разного калибра. И откуда у нее столько боезапасов? Честно говоря, у нее и оружия было не мало. Твою мать, да тут целую армию можно вооружить! Я не стал особо жадничать и просто взял столько, сколько смогло поместиться в моем патронташе. А поместилось в него даже меньше одной четвертой всех имеющихся патронов. — Кстати, а где тот карабин, который ты подобрал с рейдера в тот день?

— Ну, я его благополучно просрал в шахтах при очень... неприятных обстоятельствах, — и как только я вспомнил огромную стаю пауков, окружившую меня и Дьявола во главе, меня пробрало на мурашки. Искренне говоря, мне что-то не хочется вообще вспоминать об этом. — Знаешь, я думаю, нам стоит поторопиться, а то мы можем не успеть...

— Согласна. Выдвигаемся через пять минут, — проговорила Грен, после чего начала в быстром темпе выбирать оружие из ее огромного арсенала. В конечном итоге, спустя пару минут она взяла с собой пистолет, несколько магазинов к нему и ту снайперскую винтовку, которая была при ней, с парочкой магазинов к ней. Как только все были готовы, мы быстро двинулись к выходу. Добравшись до машины, а после быстро набрав воду из колодца, который был неподалеку от самой деревушки и на который мне указала именно Грендалин, я быстро заправил Пиранью, после чего в таком же скором темпе сел за за руль и, вставив ключ, завел двигатель. Спустя минуту мы уже были далеко от деревни.


Был самый разгар дня. Яркое солнце, находясь в своем зените, испепеляло и без того выжженную пустыню. Мы уже давно добрались до того самого городка и теперь наблюдали с возвышенности за обстановкой около больницы, которая, к слову, была хреновой. По крайней мере, мы не предполагали, что все будет настолько плохо…

Я смотрел через бинокль, который мне великодушно одолжила Грендалин, на группу хорошо вооруженных рейдеров около главного входа в больницу. Четыре или пять антропони. И самое плохое то, что эта была только часть. Всего их там было около двадцати, и еще неизвестно, сколько внутри. Оружие у них было неплохое, а именно: автоматы, винтовки, дробовики, а у одного вообще был гранатомет. Они, впрочем, даже и не следили за обстановкой вокруг и вели себя крайне расхлябанно и неорганизованно, что сводило их преимущество в вооружении почти к нулю. Само же здание представляло из себя укрепленную базу, сколоченную на скорую руку. Все эти деревянные и бетонные крошащиеся укрепления выглядели несерьезно, но все равно создавали некоторые проблемы для нас. Положив бинокль в рюкзак, я медленно отполз от скалистого выступа. Поднявшись на ноги, я пошел к припаркованной неподалеку машине. Кайри сидела на заднем сиденье машины с моим дробовиком в копытах и развлекалась воображаемой стрельбой по воображаемым летающим врагам. Грендалин расхаживала около машины взад-вперед и, увидев меня, остановилась.

— Там целая группа рейдеров. Хорошо вооружены, но не организованны. Все же я не думаю, что это будет легко, — сказал я, подойдя к машине. Поставив рюкзак на сидение, я вытащил флягу с водой и, сделав пару глотков, посмотрел на Грендалин. — Кажется, о них ты ничего не говорила.

— Я и сама ничего не знала о них, — обеспокоенно произнесла она. — Я здесь никогда раньше не была. Как я уже говорила, по слухам, город был заброшен.

— Ясно, — проговорил я, глядя в сторону укреплений рейдеров. — Судя по укреплениям, они там обосновались недавно, — я задумался, — дня два или три, — я замолчал, смотря на маящуюся дурью единорожку и антропони. — Ну что, есть идеи, как нам прорваться внутрь?

— Стой-ка, притормози, — пролепетала Грендалин. — Ты что, хочешь вступить в бой с этими рейдерами? Ты здоров?! Да их же там десятки! И у них пушки! Много пушек! И еще неизвестно, что еще может быть! — прокричала она, размахивая руками.

Я вздохнул: — Итак, да, я хочу начать пальбу с теми рейдерами. Да, я знаю, что их там очень много и что они вооружены до зубов. И да... я не совсем здоров, — сказал я, улыбнувшись антропони, на что та обессилено опустила руки и скорчила безысходную гримасу на мордочке. — Слушай, нам нужно это сделать. На кону жизнь твоего друга, помнишь?

— Я... я знаю, — сказала она, опустив взгляд. — Но нас всего трое. Что мы сможем сделать? Прорвать их оборону? Сделать подкоп? Перелететь их?

— Ну, это я могу устроить, — сказала Кайри, посмотрев на антропони и маниакально улыбнувшись. Грендалин тяжело вздохнула и уселась на водительское сиденье Пираньи, обхватив голову руками.

— Это бред какой-то... — пробормотала она. — И почему все всегда так непросто?

— А ты что думала, в сказку попала? В этом мирке ничего простого не бывает, — с ухмылкой произнесла единорожка с пассажирского сиденья Пираньи, при этом сбив очередного воображаемого летающего врага. Антропони фыркнула и потупила взгляд. Я вздохнул и посмотрел на все наше снаряжение. Затем на единорожку и антропони. Это будет очень не легко. Тем более с таким настроем как у Грендалин. Может приободрить ее? Только как? И тут у меня появилась идея, как это сделать.

— Да ничего, и не такое проходили, — фыркнул я, махнув рукой. — Я перебил целый рейдерский город на днях, и это было не очень сложно. Да, погиб один хороший пони... — я замялся на мгновение и посмотрел на Кайри. — Ну, если быть точнее, то это она его дверью об стену размазала. Чуть меня не убила. Затем была толпа вооруженных до зубов рейдеров. Потом... потом она опять чуть меня не убила. Но ничего, прорвался, — сказал я с блистательной улыбкой от уха до уха, глядя на антропони. Только она мой настрой не разделяла. С непередаваемым выражением на лице она таращилась то на меня, то на Кайри.

— Что? — недовольно буркнула единорожка. — Откуда мне было знать, что он там стоит. Да и он тоже виноват. Нужно было быть осторожнее и не стоять под дверью. Его в детстве что ли не учили, что двери имеют свойство открываться? — затем она отвела взгляд и пробормотала себе под нос что-то вроде “а так же вылетать с петель”. Затем зыркнула на меня и чуть ли не рыча сказала: — А про тебя вообще разговор отдельный.

Я сглотнул, и непроизвольно отступил на шаг. И только когда Кайри, сердито фыркнув, отвернулась, я смог выдохнуть с облегчением. Как она это делает?

— Ну, ладно, — спустя минуту молчания произнес я: — Думаю, что нам пора думать, как действовать, если мы хотим помочь твоему другу, — обратился я к Грендалин. Она посмотрела на меня и через пару секунд раздумий неуверенно кивнула. Я улыбнулся ей и, посмотрев на единорожку в Пиранье, задумался. “А что если?..” — подумал я, и, повернувшись к антропони, сказал. — Знаешь... а я уже, кажется, знаю, как это сделать...


Город представлял из себя руины небольшого научного поселения, где жили работники больничной лаборатории с их семьями. Ничего примечательного здесь не было: пустые прямые улицы, расположенные параллельно и перпендикулярно друг к другу, прямоугольные серые дома, пара детских площадок и, конечно же, корпус самой больницы-лаборатории. По словам Грендалин, до катастрофы здесь был один из филиалов Института Научных Исследований, где разрабатывались новейшие лекарства и вакцины. Сейчас это здание было забито рейдерами и нам нужно было туда прорваться…

— Я УБЬЮ ТЕБЯ, ЭДАН! — как гром раздался по всему городку яростный крик Кайри, переливаясь с звуками стрельбы, взрывов и криков о помощи.

— А она ведь тебя и правда убьет, — с легкой улыбкой сказала Грендалин, на что я просто хмыкнул.

— По крайней мере, она сейчас немного занята и не сможет убить меня сию минуту, — с улыбкой произнес я.

Мы сидели за полуразрушенной стеной одного из домов через дорогу от здания ИНИ, наблюдая за боем внутри рейдерских укреплений. План пока что шел как надо. Так получилось, что мой план устроил не всех... вообще-то никого он и не устроил, особенно Кайри, но это был единственный хоть как-то продуманный план, и поэтому другой альтернативы у нас не было. Разве что перелететь, чем единорожка яростно угрожала в последние минуты подготовки. Суть плана заключался в том, что нужно было чем-то отвлечь рейдеров. Кайри отлично подходила ввиду своих неординарных особенностей, но я долго не мог додуматься, как ее переместить за укрепления.

Вот я и запихнул ее в Пиранью, включив зажигание и заклинив педаль газа. По моим расчетам, Пиранья должна была пробить эти укрепления без особых проблем. Так оно и получилось. Пробив две полосы заграждений, машина выкатилась к главному входу в больницу, прямо под нос ошеломленному и ничего не понимающему врагу. Если честно, то рейдеры напугались так, что боялись подойти к машине. Даже стрелять не начали. Через минуту, когда смятение поутихло, некоторые смелые потихоньку подошли и заглянули внутрь Пираньи и немного успокоились, никого там не обнаружив. Я уже начал бояться, что Кайри опять что-то провернула и незаметно выбралась из машины, но мои опасения исчезли, когда первая цепь с грохотом вылетела из-под земли и пронзила одного из рейдеров, после чего тот вспыхнул черно-красным пламенем и заорал во всю глотку.

И пока единорожка развлекалась у главного входа, настала наша очередь действовать. Дальше по плану мы должны были незаметно пройти через черный вход, который должен был, по идее и словам Грендалин, располагался противоположно главному. В суматохе рейдеры не должны были нас заметить, да и вообще хоть что-то заподозрить о нас.

— Готова? — спросил я у антропони, стоящей за мной. Она сглотнула и ответила кратким кивком.

Мы двинулись вдоль улицы, обходя старое полуразрушенное здание ИНИ сбоку, после чего, повернув, пересекли дорогу и побежали вдоль небольшого переулка к черному входу в больницу. Корпус больницы был невысоким, но чертовски длинным, поэтому бежали мы долго, пока, наконец, не появилась долгожданная железная дверь с надписью “Служебный вход”, располагавшаяся рядом с двумя большими гаражными дверями. Подбежав к двери, я достал из одного из карманов отмычки и начал шариться в замке. Я никогда не интересовался практикой взлома замков, но сейчас был крайний случай, поэтому я на всякий случай прихватил с собой пару отмычек. Как видно, не зря.

— Эм, Эдан… — раздался сбоку голос Грендалин.

— Подожди, я тут немного занят, — буркнул в ответ я.

— Но тут…

— Грен, у нас времени мало, я не хочу, чтобы рейдеры нашли нас и… — меня прервал раздавшийся сбоку скрежет и я замолк, удивленно смотря на открытую гаражную дверь и улыбающуюся мне антропони, — О, как… Ну, можно пройти и здесь, — немного смущенно сказал я, убирая отмычки.

Пройдя через дверь, мы оказались в большом захламленном складском помещении. На полу валялись разногабаритные ящики и предметы, покрытые толстым слоем пыли, некоторые стеллажи были опрокинуты, а те, которые остались стоять, пустовали. Видно, здесь никто не бывал уже несколько лет. Сквозь мрак в дальней стене я разглядел дверь и мы аккуратно, перешагивая хлам и мусор, двинулись к ней. Подойдя, я осторожно повернул ручку и толкнул дверь от себя… После чего та с грохотом упала.

— У тебя всегда проблемы с дверями? — спустя несколько секунд весело спросила Грендалин, на что я фыркнул и просто промолчал.

Выглянув и оглядевшись по сторонам, мы обнаружили, что находились в конце небольшого коридора с ящиками, то тут, то там расставленными по обе стены. С противоположного конца коридора эхом раздавались отдаленные звуки стрельбы и крики, можно даже было разобрать, что они говорят. “Мда, весело им там с ней” — с улыбкой подумал я. “Ага, а ты следующий у нее на очереди. Повеселишься...” — с насмешкой произнес у меня в голове знакомый голос. “А ведь правда, она мне ту еще “вечеринку” устроит” — подумал я. Встряхнув головой, я откинул все мысли об этом. Сейчас нужно думать, как действовать дальше. Нужно было узнать, где находится спуск в подвал. Пройдя в конец коридора, мы оказались в небольшой комнате, доверху заставленной ящиками с эмблемой ИНИ. Подойдя к одному из них, Грендалин достала нож и вскрыла его.

— Ого, да этого на неделю непрерывных боев хватит, — восхищенно произнесла антропони, разглядывая бинты, таблетки обезболивающего и прочие медикаменты. Сняв сумку, она начала перекладывать в нее содержимое ящика. Вскоре ящик опустел, а сумка была забита доверху. Закинув сумку обратно, Грендалин поднялась и, осмотрев все остальные ящики, сказала, — Слушай, да тут прям золотая жила. Интересно, сколько все это стоит, а? — с улыбкой спросила она у меня.

Но ответить я не успел, так как откуда-то из другого конца комнаты послышался топот и крики. Мы забежали за груду ящиков и затихли. Голоса становились все ближе и отчетливее и наконец комнату забежала толпа рейдеров, что-то активно обсуждавших.

— Да говорю вам, она не пони, она демон! Пони не могут творить такое, даже единороги! — испуганно проговорил синий антропони, шедший позади всех.

— Демон, ага как же, — насмешливо сказал шедший впереди всех крупный темно-оранжевый антропони в мощной металлической броне и с винтовкой, которая, как мне показалось, по своим размерам уже считалась артиллерией, — она просто роголобая, а роголобые могут и не такую херню творить. Верно, Краш? — спросил он у стоящей рядом единорожки с автоматическим дробовиком.

— Ага, — гаркнула она, после чего громко захихикала.

— Вот. Так что демонов тут нет, это просто магия. Просто если очкуешь, то так и скажи, — сказал он и заржал, и его ещё громче подхватили все остальные. После того, как все приумолкли, он произнес: — Да не ссы, сейчас просто выйдем из черного входа и прихлопнем эту блядину к ебеням, она даже и заметить ничего не успеет.

Громко хихикая и говоря о грядущей победе, группа начала удаляться в ту сторону, откуда мы недавно пришли. Но, внезапно, идущий впереди антропони остановился, при этом остановив жестом руки остальных рейдеров, которые недоуменно остановились за ним. Он посмотрел на лежащую на полу дверь и следы на пыли в складском помещении, а после повернулся в нашу сторону и мне показалось, что он смотрит прямо на меня своим пронзительным взглядом.

— Почему остановились-то? Темноты боишься? — насмешливо спросил земнопони у их командира, за что тот посмотрел на него так, что если бы взглядом можно было убить, то этот рейдер уже бы вовсю полыхал синим пламенем.

— Кто-то был здесь… Буквально только что... — задумчиво и со злобой произнес крупный антропони. — Что-то начинает подсказывать мне, что это не просто какая-то роголобая решила херней пострадать, — он повернулся к светло-зеленому антропони, шедшему позади всех и явно боявшемуся сложившейся ситуации. — Минт! Иди и сообщи всем, что у нас тут диверсанты-любители шарятся. Все равно ничего не делаешь, так что это поручение как раз для тебя, братишка, — сказал он и отряд направился. Крупный антропони с командой пошли дальше, а светло-зеленый рейдер по имени Минт развернулся и, тяжело вздохнув, двинулся в ту сторону, откуда они пришли.

— Конечно. Если куда-то кому-то что-то доложить, то на побегушках Минт, — нахмуренно бурчал антропони, проходя между кучами коробок, попутно пнув одну из них.

— Если бы мы затормозили лишь на пару минут, то наткнулись бы на них, — прошептала Грендалин, смотря в сторону удаляющегося гогота и криков. — Было бы немного обидно, ага?

— Ага... — ответил я, наблюдая за отдаляющимся антропони. — Знаешь, я кажется придумал, как нам узнать, где находится спуск в подвал.


Внутри здание выглядело ничуть не лучше, чем снаружи. Стены были покрыты трещинами, а кое-где вообще крошились и отваливались кусками, штукатурка и краска в некоторых местах обвалилась, а пол был усыпан всяческим мусором, который так и норовил попасться под ноги. Мы с Грендалин следовали за рейдером-антропони, дожидаясь удачного момента, чтобы осуществить следующий пункт плана. Мы шли очень осторожно, реагируя на каждый звук и шорох, готовые, чуть что, сразу спрятаться и переждать опасность. Теперь, когда о нашем присутствии знали, у нас не было права на ошибку, и только чудом нам еще ни разу не попался рейдерский патруль. А тем временем стрельба и крики на улице чуть поутихли, что начинало немного тревожить меня. Если они уберут Кайри или ей надоест, и она решит забить на все это, то нам придется очень несладко.

А тем временем молодой антропони свернул за угол и оказался в просторном помещении с двумя двустворчатыми железными дверями. Он подошел к небольшой панели около них и нажал на кнопку, но ничего не произошло. Он нахмурился и нажал еще раз, но все равно была тишина. Он замахнулся и врезал по панели кулаком, после чего кнопка мигнула оранжевым цветом и поднялся гул работающих механизмов, а антропони встал перед дверью и начал ждать, бурча что-то о чертовых старых железяках.

— Это лифт, — с немного удивленным взглядом констатировала Грендалин. — Неужели какие-то из них до сих пор работают? — посмотрев на меня, с улыбкой произнесла она, но, уловив мой непонимающий взгляд, вздохнула, — Ты не знаешь, что такое лифт, ага? — я кивнул. — Ну, это такая штука, которая поднимает или спускает тебя на любые этажи в здании. По идее, все они уже давно должны были выйти из строя, — она снова посмотрела на рейдера, — Как думаешь, на какой этаж он поедет?

— На тот же, на какой и мы, — сказал я, усмехнувшись. — Действуем.

Мы вышли из-за стены и направились к антропони, стоявшему напротив лифта. Грендалин обогнула комнату и встала в дальнем углу за ящиками, а я достал печеньку из кармана и направился к рейдеру. Подойдя к нему и остановившись на расстоянии около метра, я прочистил горло, на что парень моментально повернулся в мою сторону.

— Привет, — улыбаясь сказал я и откусил кусок от печенья, а затем протянул его антропони и спросил: — Печеньку будешь?

Нельзя передать словами, как он таращился на меня, двигая при этом челюстью вверх-вниз, явно не зная, как реагировать на это. Сказать ничего он так и не успел. Сзади него промелькнула тень, а потом ему с хлопком прилетел приклад в висок и он свалился без сознания. Грендалин посмотрела на меня.

— Печенька? Ты серьезно? — недоуменно спросила она меня, на что я с довольным видом кивнул. — У тебя и правда не все с головой в порядке.

Пока мы связывали нашего новоиспеченного пленника, с громким гулом подошел лифт и двери, скрипя, медленно открылись, обнаруживая за собой ржавую просторную кабину. Услышав очередные крики, мы решили зайти в лифт, так сказать, от греха подальше. Зайдя в кабинку и затащив антропони, мы оказались в ржавой скрипячей и шатающейся консервной банке, которая наравила сорваться от любого неосторожного шага. Двери со скрежетом закрылись и теперь пространство освещала только небольшая желтая лампочка под потолком. И теперь, смотря на все это и вспоминая слова Грендалин о потенциальной непригодности лифтов, я очень не хотел, чтобы он рухнул сейчас, выведя из строя не только себя, но и нас вместе с ним. Похоже, что моя спутница полностью разделяла мои опасения, с опаской поглядывая на ржавый пол и прислушиваясь к каждому звуку. Но, несмотря на все наши опасения, у нас было задание, которое нужно выполнять. Теперь предстояло спуститься в подвал.

— Ээээ... Эдан? — позвала меня Грендалин, стоя у противоположной стенки лифта и что-то разглядывая. — Тут есть одна проблема… — произнесла она. “Этого еще не хватало…” — подумал я.

— Что там? — со вздохом спросил я, подойдя к антропони.

— Вот, — она указала на квадратную дыру в стене, откуда торчала мешанина из проводов. — По идее, здесь должна быть панель с кнопками… Но, как видишь, ее здесь нет, и… — она замялась. — И я не знаю как попасть в подвал.

В этот момент я с удивлением почувствовал, что немного тоскую по Кайри и ее магии. Но и без этого можно было обойтись.

— Зато он знает, — улыбнувшись, указал я на лежащего без сознания рейдера. — Кстати, он уже начинал приходить в себя.

Мы с Грендалин подошли к нему и, приподняв, посадили около стенки. Он приоткрыл глаза, после чего немного прокашлялся и попытался поднять руку, что у него, конечно же, не получилось. Он удивленно посмотрел на веревки, а затем на нас и его зрачки начали постепенно расширяться, по мере того, как он вспоминал все произошедшие до этого события.

— Проснись и пой, — нараспев произнес я, при этом съев очередную печеньку, от чего Грендалин тяжело вздохнула и хмуро посмотрела на меня. Затем она повернулась к связанному антропони и решила перейти сразу к делу.

— Слушай, парень, я особо не хочу стрелять в тебя или делать тебе плохо. Во-первых, патронов жалко, во-вторых, что-то ты немного не похож на своих приятелей-рейдеров. Давай так — ты нам помогаешь попасть в подвал и можешь идти на все четыре стороны. Идет? — спросила она у него. Он, ничего не говоря, как-то странно посмотрел на нас, вроде как раздумывая над чем-то. Грендалин вздохнула. — Ну, я также могу оставить тебя с Эданом, а он уже может и печеньем до смерти закормить, — сказала она. Рейдер посмотрел на меня как на идиота, на что я просто улыбнулся, давая знать, что действительно могу так сделать. Меня даже немного удивляло то, что он вел себя так... разумно и адекватно, в отличие от его друзей. Он еще раз посмотрел то на меня, то на Грендалин пристальным взглядом.

— Хорошо, — вздохнув, произнес он. — Я помогу вам. Но только если вы выполните свои условия, — сказал он, обеспокоенно глядя на нас. И все же, несмотря на относительное спокойствие, он изрядно нервничал.

— Мы-то выполним. Это ты, смотри, не сделай чего лишнего, — произнесла Грендали, угрожающе наведя на него свою винтовку, отчего он дернулся и нервно сглотнул. — Для начала, как тебя зовут?

— М-минт, — наконец сказал он. — Зовите просто Минт.

— Отлично, Минт. Теперь помоги-ка нам попасть в подвал, — сказал я, указав на то, что когда-то было панелью управления лифтом.

Мы помогли ему подняться и чуть ослабили веревки на руках. Он подошел к дырке в стене и начал там копаться. В какой-то момент он остановился и, повернув голову, посмотрел на меня.

— Поможешь? — спросил он.

Я уже было хотел подойти к нему, но меня остановила Грендалин.

— Эй, эй, минуточку. А почему это мы должны так вот просто довериться тебе и быть уверены в том, что нас не шибанет током, — произнесла она, смотря на него. Минт повернулся обратно к торчащим проводам и вздохнул.

— Эти провода не под сильным напряжением, — пояснил он, затем опять повернулся и посмотрел на антропони с винтовкой. — Они и не должны быть под сильным напряжением. Во-первых, их бы просто расплавило, во-вторых, они предназначены не для передачи тока, а совсем для другого.

Я посмотрел на Гредалин, на что та фыркнула, махнула рукой и отвернулась. “А этот парень знает много для обычного рейдера” — подумал я, после чего подошел к нему и, взяв провод, на который он указал, замкнул его с теми, что держал сам рейдер. Лампочка моргнула, послышался гул и скрежет и я почувствовал странное ощущение в животе, как-будто бы начал падать. Минт взглянул на меня.

— Она ведь с вами? Ну, та… единорожка, если ее можно так назвать? — спросил он.

— Ага, — сказал я. — Она что-то вроде отвлекающего маневра.

— Но… кто она? Я никогда раньше не видел такого. Она явно не просто единорог, — спустя минуту произнес он. — Она вообще пони?

— Если честно, мы сами не знаем, — с улыбкой сказала Грендалин.

Тем временем лифт затормозил и со скрежетом остановился. Гул затих и стало тихо.

— Ну, вот мы и на месте, — радостно сказал я, повернувшись и посмотрев на Грендалин и связанного антропони, за спиной я услышал звук раздвигающихся дверей. — Видишь, это было не так сложно, — весело сказал я. И почему-то они вдруг вытаращились на меня. — Что? — недоуменно спросил я. Грендалин подняла руку и указала на меня… Или куда-то за меня. Мне хватило пары секунд, чтобы понять, что таращились они совсем не на меня. Я медленно повернулся и увидел за собой того самого огромного антропони, от команды которого мы прятались в груде коробок.

— Ошиблись этажом, — прорычал он мне.

Последнее, что я видел, был летящий в мое лицо приклад.


Это было больно. Очень. И это первое, что я почувствовал, когда постепенно начал приходить в себя. Открыв глаза, я обнаружил себя в темной серой комнате, освещенной одной маленькой лампочкой, висящей под потолком. Все вокруг размывалось и, казалось, сейчас растечется в одно сплошное месиво. Я хотел поднять руку, чтобы дотронуться до, как мне казалось, нехилого рассечения у меня на лбу, но не смог — руки были крепко связанны за спиной. На ноги тоже веревки не пожалели. Посмотрев под себя, я обнаружил, что сидел в углу на каких-то тряпках. Хорошо хоть не к стулу привязали.

— Слава Селестии, долбанули тебя не очень сильно, — послышался голос сбоку от меня, и я подпрыгнул бы от неожиданности, если бы не был связан. Повернув голову, я увидел связанную Грендалин, сидящую в другом углу. Она печально улыбнулась мне. — Вид у тебя конечно… Шрам точно останется, — она запнулась. — Если, конечно, выберемся отсюда живыми…

— Ты видела, сколько их там примерно? — с трудом выдавил я из себя. Было ощущение, что от каждого произнесенного слова голова начинала болеть все сильнее и сильнее.

— Дело не в их числе, Эдан, — спустя несколько секунд произнесла она. — Скорее дело в том, что они отлично вооружены, да и для простых рейдеров они слишком…

— Слишком что?

— Слишком хорошо организованы и обучены, — ответила она. — Вкратце — мы влипли по полной.

Я подумал о том, что, может быть, Кайри сможет прийти к нам на помощь. Но потом вспомнил, что она была не очень рада моему “гениальному” плану. Если она и придет сюда, то только ради одной цели. Я сглотнул. “Что ж, походу, умру я в любом случае” — немного иронично подумал я. Ход моих мыслей прервал пронзительный скрип открывающейся двери. Полоса света озарила маленькое пространство помещения, в котором мы находились и в дверях показалась массивная фигура рейдера. Он зашел в комнату, и под слабым свечением лампочки я смог разглядеть его злое лицо, на котором был длинный шрам, проходящий через переносицу, явно являющийся результатом рваной раны. Он пронзительно посмотрел на меня своими зелеными глазами. Подойдя ко мне, он вытащил нож. Я крепко зажмурился. “Ну все, конец” — подумал я, почувствовав хватку на ногах. А затем был звук рвущихся веревок и я почувствовал, что мои ноги теперь были свободны. Я открыл глаза и с удивлением смотрел на то, как он подошел к Грендалин и также разрезал веревки у нее на ногах.

— Поднимайте свои задницы, — сердито сказал он, подойдя ко мне и сильным рывком руки подкинув меня и грубо поставив на ноги. — С вами хотят поговорить.

Я посмотрел на Грендалин, но она лишь пожала плечами и мы вместе двинулись за рейдером.


Привычное представление о подземных этажах было сметено подчистую. Назвать этот подземный комплекс просто подземным этажом было равносильно тому, чтобы назвать паровую бомбу капсулой со сжатой энергией. Здесь располагалась огромная многоуровневая лаборатория, делящаяся на три корпуса, которые делились на четыре сектора, каждый из которых предназначался для определенных опытов и исследований. Удивительно, как это все так хорошо сохранилось со временем, и вообще как это умудрились соорудить, сохраняя секретность. Это не просто впечатляло, это завораживало. И, судя по восторженному взгляду Грендалин, идущей рядом со мной, было понятно, что она мои чувства разделяла.

Тем временем мы подошли ко входу одного из корпусов. Перед нами была двустворчатая железная дверь с желтой полосой посередине и большой черной цифрой “1” наверху. Рейдер подошел к боковой панели и чуть ли не со всей силы ударил по желтой кнопке, после чего ее цвет сменился на зеленый и двери с мягким шипением открылись. Кажется, антропони был не в духе, мягко говоря. “Интересно, это мы его так разозлили?” — подумал я и двинулся дальше. Что-то мне подсказывало, что не только из-за меня и Грендалин у него подпортилось настроение.

Пройдя через двери, мы оказались в просторном помещении со множеством странных капсул, которые стояли параллельно стенам, но не вдоль них. Грендалин спустилась вниз по небольшой лестнице, а сопровождавший нас рейдер повернулся к идентичной панели с этой стороны и начал что-то нажимать на ней. Кстати, на ней кнопок было побольше. Но если честно, то мне было все равно, сколько там и чего. Я был так потрясен такими масштабами и технологиями, что просто остановился посреди лестницы и начал глазеть на все это. Вскоре я пожалел об этом, когда получил удар в спину, сопровождавшийся неслабым хрустом, и покатившись вниз по лестнице, распластался на полу. Грендалин сразу же подбежала ко мне, но была откинута в сторону рейдером и ударилась об перила. Он подошел ко мне и, взяв меня за гриву, приподнял над полом.

— Кажется, команды “стоять” не было, утырок, — прорычал он мне в ухо, после чего швырнул через добрую половину всего помещения. Я пару раз кувыркнулся и прокатился на животе по полу, пока полностью не остановился. “Какой же этот ублюдок сильный” — промелькнуло у меня в голове.

— Эх, Оранж, разве так ведут себя с гостями?

“Оранж? Серьезно? Я думал, будет что-то более грозное.” — немного разочарованно подумал я. А потом меня передернуло. Это произнес кто-то, кого я не заметил или его тут не было. Я приподнял голову и увидел стоящего передо мной серого с белой гривой антропегаса в синей броне. Он подошел ко мне, продолжая говорить спокойным тоном с сопровождающим нас рейдером.

— Какие бы гости не были: хоть званные, — он остановился около меня и достал нож, продолжая смотреть на оранжевого антропони. — Хоть диверсанты — мы должны вести себя с ними более вежливо, — он присел и, взяв мои связанные руки, разрезал ножом веревки, а затем встал и направился к Грендалин. — А ты ведешь себя с ними как с какими-то... рейдерами, — он подошел и разрезал веревки на руках у моей спутницы. “С какими-то рейдерами?” — всплыли его слова у меня в голове, — “Но если тот антропони считал, что мы рейдеры… то кто тогда они?” — подумал я, поднявшись и посмотрев на Грендалин, и увидев в ее взгляде то же недоумение.

— Простите, сэр, — вздохнув, вяло проговорил Оранж.

— Подождите, так вы не рейдеры? — удивленно посмотрела на антропегаса Грендалин.

— Конечно, нет, — все с тем же спокойствием произнес он. — А что, есть сходство?

— Еще какое, — пробурчал я. — И кто вы тогда такие?

— Ох, точно, простите, я не представился, — он прочистил горло. — Меня зовут Сильвер Вингс. Наша организация занимается поиском вот таких вот интересных местечек, вроде этого, для заинтересованных лиц, — он посмотрел на меня. — Проще говоря, мы наемники. Только немного необычные.

— И в чем же заключается ваша необычность? — спросила Грендалин.

Антропегас усмехнулся, а затем повернулся в сторону большой установки с разветвляющимися от нее трубами в центре комнаты.

— Что ж, начну из далека. Видите ли, многие считали и до сих пор считают паровую бомбу вершиной научной и военной мысли всех времен и народов. Некоторые из-за ее сложного и в какой-то мере гениального устройства, некоторые из-за того, что она почти уничтожила привычный мир два десятка лет назад и стерла чуть ли не все живое на всей планете, — он повернулся и посмотрел на нас. — Но на самом деле она не была самой великой вещью, когда-либо созданной научным сообществом. Она была лишь видимой верхушкой айсберга, — он снова повернулся в сторону установки и медленно зашагал к ней, продолжая говорить. Мы, переглянувшись, пошли за ним. — Существовало множество великих вещей, великих открытий и проектов, о которых обычные граждане и даже некоторые слои власти не знали и даже не догадывались. Генератор управления погоды. Бомба моментальной заморозки. Огромные гаубицы, стреляющие на огромные расстояния зарядом СЖЭ. И даже это, — он указал рукой на массивный пыхтящий агрегат перед нами, а потом обернулся к нам. — Об этом всем знали лишь десятки, а то и вообще единицы. Разумеется, хранить эти научные достижения в каком-нибудь заметном и узнаваемом всем месте было бы просто неразумно, и поэтому их спрятали в такие подземные хранилища, как это, — он обвел рукой помещение, в котором мы были. — И именно поэтому все эти технологии остались нетронутыми разрушающим воздействием паровой катастрофы. Конечно же, остались пони, которые знали обо всем этом. Они рассказали кому-то об этом, пошли слухи, дошли до ушей какого-нибудь заинтересованного пони с неплохими деньгами в кармане и, как думаете, куда ему обращаться в таком деле? — он посмотрел на нас со спокойной улыбкой. Мы с Грендалин переглянулись и пожали плечами. Он усмехнулся. — В таком деле нужно обращаться к нам. Мы наемники, ищущие научные достижения старого времени. Будь то технологии, оружие, документы, научные комплексы — не важно. Самое главное, чтобы была плата за услугу. Об остальном мы позаботимся сами.

— А что это, собственно, за штука? — спросил я.

— О, эта, — он повернулся к агрегату перед нами. — Это... хм... своеобразный аппарат для тестирования поведения разных газов при разных условиях. Названия, к сожалению, не сохранилось. Но это не столь важно, когда знаешь о назначении данного устройства, верно? Кстати, сейчас мы увидим его в действии, — он улыбнулся, посмотрев на нас, а затем перевел свой взгляд на рейдера за нашими спинами и кивнул. В следующий миг я и Грендалин подлетели над землей и повисли в крепкой хватке сильного антропони.

— Видите ли, — продолжил Сильвер и спокойно пошел в сторону ближайших капсул. — Ваша беда в том, что вы пришли сюда без приглашения, — он запнулся и остановился, мельком о чем то подумав. — Ну, а если точнее, то в том, что вы пришли именно сюда, и именно в это время, — дойдя до капсул, он остановился и дернул рычаг около одной, а затем и около второй капсулы, после чего их двери открылись. — Пришли бы вы сюда на день раньше или позже, мы бы просто вас пристрелили. Но сегодня нам пришел приказ от нанимателей, который заключается в том, что мы должны проверить действия этой чудесной машины. На пони. Или антропони. Это не столь важно, — усмехнулся он, нажимая при этом на какие-то кнопки на панелях рядом с капсулами.

— И зачем им это надо? — вдруг спросила Грендалин. — Ты же сам только что сказал, что это машина предназначена для исследовательских целей.

— Да, действительно, это так. Но эта штука дает один... дополнительный бонус, — он отошел от кнопок повернулся к нам. — Условия в этих капсулах могут быть, так сказать, не очень приятными для большинства живых существ. Скажем, когда твоя кровь вскипает из-за крайне низкого давления или когда, наоборот, тебя начинает плющить так, что внутренности лезут изо всех щелей, будет не очень приятно. Наши заказчики хотят использовать эту установку не совсем по назначению. Просто есть отдельные кадры, которые обладают весьма полезной информацией, но не очень хотят ею делиться. Проще говоря, эта установка нужна для пыток, — он улыбнулся и махнул в сторону капсул и мы с Грендалин по очереди попали каждый в отдельную капсулу.

Двери закрылись и воздух стал теплым и сырым, стекла начали запотевать. Сильвер Вингс что-то сказал Оранжу, но я не разобрал, что именно, из-за толщины стекла. Антропони подошел к пульту управления около капсул и начал что-то настраивать. Я заметил, что делал он это как-то без особого желания. Я бы сказал, что даже с отвращением. Только вот к чему? К нам? К этой железяке? К сожалению, спросить я это у него не мог. Он закончил настраивать и взялся за рычаг. Только дернул он его не сразу. Пару секунд он колебался, будто был не уверен в правоте своих действий. Он на мгновение поднял взгляд на меня, и я как будто увидел совершенно другого пони. Мне даже показалось, что в его взгляде читалось сожаление.

Но мгновение прошло, и он дернул рычаг. Установка начала издавать нарастающий гул. Сильвер что-то сказал антропони, продолжающему настраивать установку, и быстро направился к выходу из корпуса. Оранж еще с минуту копался в панели управления, нажимая кнопки и передвигая рычажки, а установка продолжала издавать гул, который становился все громче и громче. Затем он дошел до большого рычага сбоку панели и, немного притормозив, дернул его, а затем отошел. Махина издала еще более громкий шум, похожий на звук паровой турбины и начала трястись. А вместе с ней и все помещение. “Вот и все. Немного не так я хотел закончить свои дни” — промелькнуло у меня в голове, — “Сходили, называется, за лекарством”. Я зажмурился и приготовился… Хотя сам не знал, к чему именно. К боли? Агонии? Или к чему-нибудь похуже? “А может я ничего и не почувствую? Может это будет бы…” — не успел я додумать, как вдруг от машины в другом конце комнаты раздался хлопок, лопнули пара труб и гул, как и вибрация от установки, начали затихать. Оранж недоуменно посмотрел сначала на установку, потом на панель управления, после чего подошел к ней и начал что-то быстро и беспорядочно нажимать. “Ух ты. А к такому я точно не был готов” — не без восторга подумал я. Правда, когда я вспомнил, что нахожусь в закрытой капсуле из достаточно прочного стекла, мое восхищение немного угасло.

Теперь надо было поразмыслить, как отсюда выбраться. И быстро, а то этот громила мог решить проблему в любую минуту. Я посмотрел на вещи, которые у меня оставались после изъятия снаряжения и... не нашел ничего, что могло бы помочь. Честно говоря, я вообще ничего не нашел, даже карандашей, которые когда-то подобрал. С тяжелым вздохом я признал, что мое положение крайне хреновое, а также и то, что с безопасностью эти ребята очень щепетильны. Я взглянул на Грендалин, сидящую в соседней капсуле, в надежде на то, что хоть у нее что-то есть. Но она ничего не делала. Она просто сидела и с немного недоуменным видом смотрела в сторону установки.

Через секунду я услышал приглушенный стук со стороны машины и, оторвавшись от приборов, в ту сторону оглянулся Оранж. Затем он отошел от капсул, вытащил пистолет из кобуры и медленно направился в ту сторону. Дойдя до установки, он быстро осмотрел ее и увидел приоткрытую панель сбоку, из которой шли тоненькие струйки то ли пара, то ли дыма. Он остановился около нее и, направив пистолет внутрь машины, осторожно заглянул внутрь. Затем он оглянулся по сторонам и, ничего не обнаружив и положив пистолет на трубу за собой, начал что-то упорно пытаться вытащить из недр машины. Спустя пару минут, проклиная Богинь и всех на свете, он все же смог вытащить предмет из установки, после чего последняя зашумела и начала издавать ровное гудение. Предметом, заклинившим механизм, оказался, насколько я мог разглядеть, нож, который был изрядно изогнут и покоцан. Видимо, кто-то заклинил им вращающиеся шестерни, из-за чего установка и прекратила работать. Только вот кто мог это сделать?

Рассматривая находку, Оранж потянулся за пистолетом, который оставил во время исправления проблемы, но его не оказалось на месте. С обеспокоенным видом он начал осматриваться вокруг в поисках потерянного оружия и вдруг резко замер, смотря в одну точку. Медленно сделав два шага от установки, он отбросил нож и...сложил руки за голову. Я уставился на картину происходящую передо мной и мне уже ужасно хотелось узнать, что же, Дискорд подери, тут происходит. Ответ не заставил себя долго ждать. Я удивленно посмотрел на большого антропони передо мной, а затем перевел взгляд на Грендалин, во взгляде которой читалось большое удивление. Только вот смотрела она куда-то в сторону. Она глянула на меня и указала в сторону второго ряда капсул напротив нас. И, посмотрев туда, я увидел светло-зеленого антропони, медленно выходящего из-за капсул. В руках он держал направленный на Оранжа пистолет. И тут я понял, что совсем забыл о нашем пленнике, который куда-то подевался после того, как нас схватили.

Надо сказать, что Минт выглядел весьма уверенно, чего нельзя было сказать о его старшем брате. Сказать, что Оранж был ошеломлен, значит не сказать ничего. Сначала он просто ошарашенно смотрел на брата, а затем нахмурился и, как я понял, хотел что-то выкрикнуть, но был перебит Минтом. Затем выражение лица Оранжа сменилось на недоумение и он, показав в нашу сторону рукой, что-то резко сказал светло-зеленому антропони. Минт, в свою очередь, нахмурился и что-то проговорил большому антропони, отчего у того была реакция как от удара. Он посмотрел в сторону выхода и уже более спокойным и серьезным тоном сказал что-то Минту.

Через пару минут этой немой беседы я понял, ничего так и не смогу расслышать из-за толщины этого стекла. Еще через пару минут я начал удивляться, что же можно так долго обсуждать? Еще через пять минут они все продолжали что-то активно обсуждать, изредка указывая то на нас, то наверх, откуда порой доносился приглушенный грохот. Когда прошло еще минут пять, я уже окончательно потерял интерес к беседе, повернулся в другую сторону и начал считать количество труб на стене. Грендалин в соседней капсуле также уже наскучило это немое кино и она пустым взглядом смотрела на спорящих наемников. И вдруг, пару минут спустя, дверь в капсулу неожиданно открылась.

— Что, испытывать на нас установку уже не так актуально или вы попросите ее починить? — вяло проговорил я, не отворачиваясь от стенки.

— Лучше заткнись и вылезай своим ходом, пока я тебя не вышвырнул отсюда, — раздраженно проговорил Оранж. — Или ты можешь остаться здесь и подождать, пока на тебя не рухнет все здание.

Я вздохнул и вылез из капсулы. Рядом со мной стояла Грендалин, недоверчиво посматривающая на большого антропони, а я заметил, что Минта нигде не было. Вскоре дверь в помещение с шипением открылась и оттуда показался светло-зеленый антропони с большим мешком в руках и направился к нам.

— Вот, вроде, все ваши вещи нашел, — сказал Минт, подойдя к нам и скинув мешок на пол. Мы с Грендалин посмотрели сначала на мешок, затем на антропони. — Что? — недоуменно спросил он.

— Вот так вот...просто? Забирайте и всё? — спросила Грендалин.

— Если не нужно, тогда заберем мы, а вы валите отсюда, — пробурчал Оранж, вызвав косой взгляд брата на себя.

— Да, вот так просто. Забирайте и нам нужно валить отсюда, — сказал Минт.

— Стой, нам? Нам? С каких пор это вы с нами? — начала повышать голос моя напарница.

— Черт, давай кончать с этим или я скоро вынесу ей мозги, — прорычал Минту Оранж.

— Кто еще кому мозги вынесет, — пониженным тоном ответила антропони, чем начала сильно злить оранжевого громилу. Он подошел к ней и попытался схватить ее, но она вывернулась и со всего размаху врезала ему в живот с ног, отчего он свалился на спину.

— Ах ты мелкая мразь, да я тебя по стене размажу! — заорал он, вскочив на ноги и держась за живот. Грендалин схватила отломанную трубу, которая валялась около одной из полуразобранных капсул, и рванула на злого антропони, а он рванул на неё, и мне показалось, что сейчас будет большая драка с плохими последствиями.

— ТАК, СТОП!, — в унисон выкрикнули я и Минт. И, похоже, это получилось так громко, что Оранж и Грендалин резко остановились, едва не столкнувшись друг с другом, и удивленно уставились на нас. И не успел я ничего сказать, как светло-зеленый антропони хмуро посмотрел на брата и произнес:

— Во-первых, мы уже говорили, что ты никого из них не будешь трогать, какое бы у тебя настроение не было. Нужно учиться держать себя в руках, в конце концов, — оранжевый антропони указал на мою напарницу и уже открыл было рот, чтобы возразить, но Минт перебил его. — И не надо никаких жеребячьих отговорок, типа “Она начала первой”! — затем он посмотрел на Грендалин. — Во-вторых, не надо разжигать тут драку на ровном месте. Мы вас убивать или вредить вам не собираемся, и надеемся, что вы нам отплатите тем же.

— Но все же это... немного странно, — заметил я. — Сначала вы пытаетесь нас убить, а затем отпускаете и выдаете вещи.

— Ну, я вас убить не пытался, — проговорил Минт с робкой улыбкой. Затем он глянул на своего брата, отчего тот только фыркнул и отвернулся.

— Говори давай, — буркнул Оранж.

— Короче, я знаю, что вроде как мы состоим в наёмниках, которые вас хотели и хотят убить, но мы всё же решили спасти вас от этого эксперимента, потому что... ну... как бы сказать... потому что… — светло-зеленый антропони запнулся.

— Потому что сами хотим свалить куда подальше и без вашей помощи нам это вряд ли удастся, а другой возможности может и не быть, — со вздохом закончил за своего брата оранжевый антропони. Мы с Грендалин удивленно переглянулись.

— То есть как? Вы не можете уйти без нашей помощи? — недоуменно спросил я.

— Дело в том, что мы ничего не знаем об остальном мире, — опустив взгляд, проговорил Минт. — Мы родились в одном военном городке прямо перед катастрофой. Когда прозвучала тревога в тот самый день, мы укрылись в бункере и паровая бомба нас не прикончила. Когда мы вышли наружу, нас встретила выжженная пустыня без воды, животных и растений. Наш отец был военным. Полковником. Он быстро организовал группы выживших и мы начали налаживать жизнь в новообразованном поселении. Мы были далеко от крупных населенных городов и баз рейдеров, так что жизнь была спокойной. Но затем, когда мне было десять, а Орнажу двенадцать, к нам пришли... они. И все полетело к чертям.

— Кто “они”? — спустя полминуты тихо спросила Грендалин.

— Наемники той организации, в которой сейчас состоим мы. Немного иронично, ага, — с ухмылкой ответил Оранж.

— Они, как и в случае с этим местом, пришли к нам за технологиями, выполняя чей-то заказ. Чей, мы так и не узнали. Да это и не сильно важно. Только отец не хотел отдавать им ни одной погнутой гайки. За что и поплатился жизнью, — Минт сглотнул. — Вместе с большинством населения, — он промолчал пару секунд, а затем продолжил: — А нас и ещё несколько детей они забрали с собой, посчитав нас вполне полезными для… дела. С тех пор мы с ними и постоянно торчим либо на базе, либо ходим по заданиям.

Я молчал, даже не зная, что и сказать. К счастью, за меня это сделала Грен: — А разве вам здесь не хорошо? — спросила она, чем и вызвала удивленные взгляды со стороны братьев. — Нет... в смысле… Оранж, ты же вроде командир отряда и, так сказать, с ответственностью выполняешь свою работу.

— Да в рот ебал я такую работу, — прорычал он. — Постоянное недовольство со стороны начальства, постоянные бои, постоянное нахождение с этими умственно отсталыми и на голову двинутыми недо-наемниками, которые больше на рейдеров походят… да лучше вообще сдохнуть, — он отвернулся и потупил взгляд. — Я прям порой чувствую, что становлюсь таким же мудаком, как они, начинаю психовать и... и так далее, — тихо проговорил он.

— Ну, а для меня перспектива проторчать всю жизнь в лаборатории с двинутыми учеными не сильно притягивает, — сказал светло-зеленый антропони. — Ну а конкретно вы нам нужны для того, чтобы… чтобы вы помогли нам найти ближайшее поселение и… и помогли хоть какой-то информацией о внешнем мире. Короче, мы просим вас о помощи, — сказал он, опустив взгляд. Я переглянулся с моей напарницей. Пару секунд она колебалась, но затем кивнула.

— Хорошо, — сказал я, — Мы вам поможем. Только тогда и вы немного поможете нам. И еще есть одна небольшая деталь… — и тут, не дав мне договорить, сверху раздался громкий гром и потолок пошел трещинами. — В прочем, о детали расскажу по пути. Бежим скорее!

И, взяв свои вещи из мешка, мы рванули к выходу из помещения.


Когда я рассказал Минту про лекарство, которое мы ищем, он облегченно вздохнул и сказал, что он рассчитывал на что-то грандиозное. Как потом оказалось, лаборатория находилась все в том же подземном этаже, и Минт как раз работал над этим препаратом. Десяток пони и антропони не оказались большой помехой, когда мы забирали лекарство. Они были больше обеспокоены тем, что творилось сверху и некоторые даже не заметили нас. Хотя один единорог все таки, схватив стул, побежал на нас с криком “Воры!”. Правда благодаря Оранжу уже в следующую секунду ученый вместе со своим стулом летел в обратном направлении. Здание начало трещать по швам от драки снаружи, так что мы поспешили к лифтам. Сопротивления мы, на удивление, не встретили. Как предположил крупный антропони, все были заняты ситуацией сверху и мы вообще не встретим сопротивления. Когда мы запрыгнули в один из лифтов, грохот немного поутих, а потом и вовсе почти сошел на нет, и Оранж и Минт позволили себе немного расслабиться, подумав, что все самое сложное позади. Но это было не так. Совсем не так. Самое время было рассказать им о той детали.

— Так. Давай все повторим еще раз, — обеспокоенно проговорил Минт, пока мы медленно продвигались вверх на лифте. — Та… пони… была немного против твоего плана, и теперь она готова убить тебя и всех, кто будет рядом с тобой и это, может быть, уже никак не исправить. Я все так понял?

— Мы трупы, — обреченно проговорил Оранж.

— Просто по другому мы бы сюда не попали, — с извиняющим видом сказал я.

— А она может нас просто не найти? Может, мы спрячемся, а ей надоест и… — с надеждой спросил Минт.

— Нет, поверь, ей не надоест, — сказала Грендалин, — Больше скажу, ей даже искать то нас не потребуется. Эта пони... она способна на все. Мы трупы, — с нервной улыбкой заключила она, на что Оранж пробормотал что-то про роголобых. Лифт продолжал ехать вверх, скрипя и шатаясь при этом. Затем он начал замедляться и, наконец, остановился. Двери со скрипом открылись, открывая нам вид на пробитый потолок, в котором проглядывалось вечернее небо, а также на тупы, ошметки, мусор, разбитые ящики и шкафы со столами и на полуразрушенные потрескавшиеся стены и пол. И смотря на все это я понимал, что все самое сложное действительно только впереди…


— Ах-ре-неть, — произнесла Грендалин, стоя на краю второго этажа более-менее целой половины здания мед-центра и созерцая улицу, заваленную хламом, осколками бывших ограждений и тем, что когда-то было пони. Надо заметить, что нам очень повезло в том, что часть здания с лифтами была относительно цела, иначе мы бы закончили свои дни в громадном подземном этаже этого комплекса. Вокруг была полная разруха, задело даже соседние дома. И теперь, смотря на это, я понимал, что мой план хоть как-то сработал, отведя от нас все внимание и уничтожив большую часть противников, но все это было ничем в сравнении с тем, что ожидало нас впереди. Что ожидало именно меня. Я сглотнул.

— Что-то слишком тихо, — негромко сказал Минт рядом со мной. — Она могла уйти?

— Не-а, — как ни в чем не бывало произнес я. — После такого она просто так не уйдет. Пойдем.

Мы потихоньку двинулись из устоявшей части здания наружу. Пока мы шли и осматривали руины, мы не увидели ни одного живого пони или антропони, что было не очень удивительно. По крайней мере, для меня. Но не стоило с уверенностью ожидать того, что все были мертвы. Хоть трупов было и море, но все же выжившие могли остаться где-то в руинах или окрестностях. И, к слову, трупа Сильвер Винга я так и не нашел. Братья шли с таким выражением лиц, что казалось, будто они при малейшем шорохе забьются в ближайший угол и не вылезут оттуда до того момента, пока здесь не станет безопасно. Что же, я их прекрасно понимал, с таким им еще не приходилось сталкиваться. Наконец мы дошли до того места, на котором раньше был склад, в котором мы с Грендалин прятались от наемников, на что указывало бесчисленное количество целых и разбитых в щепки коробок.

За все время, что мы шли сюда, мы не услышали ни единого звука, кроме наших шагов. С немалым удивлением я пришел к выводу, что Кайри действительно куда-то пропала. Предположение, что ее взяли в плен, я сразу отбросил, так что оставалось только два варианта: либо она действительно ушла, утомившись побоищем, либо она где-то здесь и ждет удобного момента. И из-за последнего меня не прекращал покидать страх, а также тишина нагоняла какую-то нарастающую панику. Вдруг резко сзади нас раздался грохот и я, подскочив от неожиданности и испуга, развернулся и, не удержав равновесия, грохнулся на круп.

— Так-так-так, — со злобной ухмылкой произнес Сильвер, выходя из-за обрушенных бетонных блоков, а затем крикнул. — Ребята, прежде чем убраться отсюда, нужно бы кое с кем разобраться.

И на моих глазах отовсюду начали выходить вооруженные пони и антропони, явно чем-то очень недовольные. Все они в какой-то степени были покалечены или ранены, но еще могли стоять на ногах и бороться.

— Знаете, просто вломиться в охраняемый объект уже само по себе является грубейшим нарушением. Но то, что сделали вы… — он покачал головой. — Это уже выходит за все рамки. Вы мелкие идиоты, возомнившие себя крутыми скитальцами, которые могут вламываться куда угодно и когда угодно. Но это далеко не так. Вы зашли очень далеко, и я вам даю гарантию, что вы даже не догадываетесь, во что вляпались и кому перешли дорогу, — зло сказал серый антропегас, но затем выражение его лица чуть смягчилось. — В принципе, вам и не надо гадать, потому что вы уже никогда не узнаете об этом, ибо за такие вещи в живых я вас не оставлю. А что касается вас двоих, — он перевел взгляд на двух братьев антропони. — Я очень надеюсь, что вы просто сопровождали их ко мне, что тоже немного странно, учитывая, что я приказал с ними делать, — он пристально посмотрел на них. — Мне кажется, что подземный корпус не слишком пострадал, чтобы эвакуировать оттуда пони. И даже если случилось так, что там все обвалилось, то где наши ученые? Их вы тоже должны были вывести. Но их нет. Тогда что вы делаете с этими двумя и почему они вообще на свободе? — он хмуро спросил у них, но в ответ получил только два злых взгляда. — Что же, отлично. Дезертиры. Вот от кого, а от вас двоих я этого не ожидал. Были двое отличных антропони, у которых было вроде бы все, что можно только пожелать. И вас это чем-то не устраивало.

Оранж хотел было что-то возразить, но получил толчок локтем от Минта и его неодобрительный взгляд. Сильвер продолжил:

— В таком случае наказание будет такое же, как и у наших “гостей”. И, Оранж, я думаю, что члены твоего бывшего отряда будут очень рады лично пристрелить тебя за такой поступок, — сказал он с полуулыбкой и был поддержан злыми смешками и криками со стороны группы наемников. Выражение лица антропегаса стало спокойным и презрительным и он, достав пистолет, произнес. — Ну, что-то я заболтался. Приступим.

Антропони и пони вокруг нас начали доставать свои автоматы и винтовки с пистолетами и начали наводить на нас. И тут я услышал как Минт тихо произнес: — Давай.

В следующую секунду в сторону наемников полетели три предмета, два из которых были похожи на камни, а один на серебряный цилиндр. Сбитые с толку наемники вытаращились на эти три штуки, кто-то закричал, что надо прыгать в укрытие. Вдруг меня резко подхватили за шиворот и затащили за ближайший бетонный блок. А в следующее мгновение произошел мощный взрыв, сопровождающийся криками и ругательствами.

— Ч-что это было? — запинаясь, спросил я у Грендалин.

— Просто парочка гранат на всякий пожарный, — с улыбкой сказал Минт. — Две осколочных и одна световая. Кстати, доставай пушку, скоро они оклемаются и… — не успел он договорить, как прозвучал громкий выстрел и от нашего укрытия оторвался кусок бетона, а затем посыпались многочисленные выстрелы.

— Мне кажется, что от световой отходят чуть дольше, чем сразу, — прокричала Грендалин Минту, затем выглянула из-за укрытия и выстрелила из винтовки.

— Значит кто-то успел укрыться за блоком и их не ослепило, — крикнул ей светло-зеленый антропони, сжимая штурмовую винтовку в руках.

Я быстро выхватил свой дробовик и, проверив наличие патронов, передернул затвор. Выглянув из-за укрытия, я приметил пару пони, сидящих близко от нас за железной балкой. Один из них крикнул ругательство мне и пальнул в мою сторону, но я успел присесть, и пули прошли надо мной. В следующую секунду я быстро выскочил из-за бетонного блока и навел дробовик на эту парочку и нажал на спуск. Выстрел снес голову одному из неудачливых стрелков и сильно раскромсал висок другому. Я быстро вернулся в укрытие и дослал новый патрон в ствол. Выглянув сбоку я обнаружил, что можно быстро пройти до следующего укрытия, что и сделал, но впоследствии немного пожалел об этом решении, так как чуть не схлопотал очередь из автомата.

Снова выглянув из-за укрытия, я увидел еще троих антропони, сидевших за грудой ящиков. Я прицелился и выстрелил. Дробь прошила всех троих, отчего те повалились на землю, истошно крича и матерясь. Вдруг в сантиметрах меня просвистела пуля и из-за бетонного блока сбоку от меня упал желтый антропегас, держась за кровоточащую шею. Я глянул на Грендалин, которая держала винтовку, направленную почти на меня.

— Будь осторожнее и смотри по сторонам, — крикнула она мне.

Я кивнул и продолжил высматривать и открывать огонь по целям, которые то и дело мелькали из-за укрытий и посылали в нашу сторону очереди пуль. Только вот Сильвер Винга я нигде не видел и это немного удивило меня. Спустя несколько минут перестрелки, когда у меня и у моей компании патроны уже были на исходе, мы услышали звук нескольких моторов.

Повернувшись в сторону дороги я увидел четыре или пять машин, несущихся на большой скорости прочь от поселения. Засмотревшись на них, я не заметил, как ко мне с железным лязгом подлетело что-то округлое. Я замер и уставился на гранату, лежащую передо мной. Просто уставился, не в состоянии даже пошевелиться. Вдруг передо мной промелькнул Оранж и, схватив гранату, закинул ее обратно. Раздался взрыв и крики боли. Он неодобрительно посмотрел на меня.

— Не зевай, — было все, что произнес он.

Быстро выглянув из-за укрытия, Оранж навел пистолет на ближайшего противника, прицелился и… сбоку от него раздался выстрел, и вражеская пуля прошила ему плечо, отчего он свалился на спину. Я быстро посмотрел в сторону, откуда прилетела пуля и увидел довольно ухмыляющуюся единорожку с винтовкой. Мигом вскинув дробовик, я взял ее на мушку и выстрелил. Но буквально за мгновение она успела скрыться за укрытием и пучок дроби пролетел над ней.

Высунувшись из-за своего укрытия, она выдала издевательскую усмешку и, взведя на меня свою винтовку, хотела что-то выкрикнуть, перед тем как произвести выстрел. Но ни выкрикнуть что-либо, ни пальнуть в меня она так и не смогла. С резким грохотом из-под земли вырвалась цепь и пробила грудь единорожке. Ее глаза выпучились, свечение вокруг винтовки исчезло, а из раскрытого рта начала капать кровь. Затем цепь вспыхнула красно-черным пламенем, которое поглотило единорожку. Истошно вопя, она начала метаться, но затем магическая цепь подняла ее и зашвырнула за один из бетонных обломков, за которым укрывались пара наемников. Через секунду оба выбежали оттуда, объятые красно-черным пламенем. Затем еще несколько цепей прошили сразу группу антропони. Кого-то разорвало, а кто-то загорелся. Через полминуты в рядах наемников началась паника. Большинство попыталось сбежать, но безуспешно — Кайри не щадила никого. От одного только ее имени я вздрогнул. От вида всего этого на меня начало находить понимание, что скоро произойдет что-то очень и очень плохое. Даже хуже того, что я себе представлял по пути из подземного комплекса. И еще более жутко становилось от того, что она нас еще не тронула… Пока что не тронула.

Тем временем некоторые особо отчаянные наемники пытались отрезать или отстрелить цепи, но попытки их были тщетны. Цепи пронзали их, скручивали, сдавливали и выворачивали наизнанку, и все это в сопровождении криков жуткой агонии со стороны жертв. Затем, похоже, Кайри надоело, и с грохотом из-под земли вырвалась куча цепей, каждая из которых нашла свою жертву. Связав всех выживших пони и антропони, кроме нас, цепи загорелись ярчайшим пламенем, воспламенив и своих жертв, и с молноеносной скоростью ушли под землю, разбивая в кровавые ошметки всех оставшихся наемников, которые разлетелись на десятки метров вокруг, забрызгав нас и все руины вокруг.

А затем наступила тишина. Та самая ужасная тишина, которая вселяет в тебя какой-то первобытный ужас. Минт и Грендалин аккуратно выглянули из-за укрытия и с ужасом начали всматриваться в руины. Оранж сидел рядом, держась за окровавленное плечо, но уже нельзя было точно понять, только его ли кровь это была. Я стоял около бетонного обломка, за которым укрывался, и по мне стекала кровь вперемешку с мясом и кусками брони. Я медленно смахнул эту дрянь со своего лица и посмотрел вперед, чувствуя как холодок начал растекаться по моим венам. Передо мной стояла она. Та, которая только что убила всех этих пони. Та, которую действительно стоило бояться. Та, которая могла и хотела меня убить. Только сейчас, смотря в ее злые глаза с кошачьими зрачками, я понял, какую ошибку совершил, отмахнувшись от возможных последствий, думая, что все обойдется. Ее рог засветился и из-под земли вырвалась цепь, обвязав мне шею и резко дернула к земле, поставив на колени. Она медленно подошла ко мне, смотря прямо в глаза.

— Ты хоть понимаешь, что натворил? — спросила она тихим напряженным голосом, цепь на моей шее сжалась чуть сильнее. — Ты просто взял и решил забросить меня как приманку в толпу этих сволочей, а сам преспокойно прогуливался по подвалу, собирая себе новых друзей, — цепь сжалась еще сильнее, и я почувствовал, как дышать становилось все тяжелее. — Ты хоть догадывался, кто я такая и что могу сделать? Ты понимал, чем это может для тебя закончиться? Чем это может закончится для вас всех? — спросила она все тем же голосом и сжала цепь так, что у меня помутнело в глазах. — Я могу сделать так, что ты неделю будешь биться в агонии и ничего тебя не спасет. Я могу убить тебя самым ужасными способами, которые были невиданны до этого момента. И перед тем, как я это совершу, мне было бы очень интересно услышать твое оправдание.

С каждой секундой мне становилось все хуже. В глазах мутнело, дышать было невозможно. Хрипя, я посмотрел на нее и еле слышно выдавил сиплым голосом:

— Прости…

Ожидая худшего, я зажмурился и сжался внутри. Секунды начали казаться мне часами, и мне даже показалось, что я начал вспоминать свои самые счастливые дни. Я даже поймал себя на мысли, что это было прямо как в старых книжках, где главные герои перед смертью испытывают тоже самое... Но те долгие секунды прошли, и я почувствовал, как цепь на мгновение сжалась сильнее и подняла меня над землей. А в следующую секунду я полетел в сторону и больно ударился головой о бетонный обломок. Подождав пару секунд, я удивленно открыл глаза и посмотрел на Кайри... которая ничего не делала. Не было ни свечения вокруг ее рога, ни цепей около меня, ни чего-либо другого. Она просто смотрела на меня.

— Ты играешь в опасную игру, Эдан, — произнесла она. — Любой другой на моем месте убил бы тебя, — она отвела взгляд. — Тем более если взять в расчет то, что ты убил Хонки, — я дрогнул после этой фразы, а она снова посмотрела на меня. — Но на этот раз я оставлю тебя в живых. Только из-за того, что по иному было нельзя в этой ситуации. А также из-за того… — она странно посмотрела на меня. — Из-за того, что я просто хочу узнать, что выйдет из твоих… похождений, — затем ее взгляд снова ожесточился. — Но только в этот раз. Любая другая оплошность с твоей стороны, и ты труп. И не вздумай больше использовать меня как оружие, — сказала она и побрела в сторону выхода на улицу. — Пойдем. Кажется, твоя махина все еще цела… Более-менее.

Я сидел и смотрел на уходящую Кайри и чувствовал, как все внутри меня все обрушилось. Она решила не убивать меня, и я никак не мог в это поверить. Я посмотрел на моих спутников. Минт выглядел так, как будто вся его жизнь только что пронеслась перед глазами, Оранж в смятении смотрел в сторону Кайри, а Грендалин смотрела на меня удивленными глазами. Я встал и потихоньку побрел в сторону улицы. Кажется, еще один урок был на сегодня усвоен…


Покидали руины мы без происшествий из-за того, что, как оказалось, большая часть наемников уехала на тех машинах, которые я видел, а даже если и остались выжившие, то они бы просто не сунулись к нам теперь. Что касалось Пираньи, то Кайри была права. Отчасти. Сказав, что машина цела более-менее, она забыла уточнить, что ее отбросило одним из взрывов на пару десятков метров в руины бывшего супермаркета и перевернуло на крышу.

Приложив все свои усилия, мы смогли вытолкнуть Пиранью на улицу, после чего Грендалин немного обиженно заметила, что Кайри спокойно сидела в сторонке и никак не помогала. Я не стал соглашаться с антропони, понимая, что единорожка имела на это полное право после того, что произошло. Осмотрев машину, я убедился, что она хоть и нуждалась в серьезном ремонте, но по-прежнему находилась в рабочем состоянии и могла ехать. Но проблема заключалась в том, что у нас было двое новых попутчиков, которые не помещались в Пиранью. Я подумал, что можно было бы оставить их здесь, чтобы они подождали меня и я довёз бы их до Джайденхолта, но оставлять их одних было крайне опасно. А оставить с ними Грендалин я не мог, так как ей нужно было спешить к другу, а о Кайри и речи не шло. Так что я не знал, что делать.

На эту новость братья отреагировали немного взволнованно, но, переговорившись друг с другом, успокоили меня, сказав, что смогут добраться до ближайшего населения своим ходом. Я показал Минту на его карте расположение Джайденхолда и более менее безопасный маршрут до него, написал короткую записку Счастливчику, поясняющую ситуацию, и отдал ее Минту, после чего те, отблагодарив нас и пообещав отплатить за помощь нам при первой же встрече, отправились в путь. Теперь у нас появилась пара новых друзей, и я был этому очень рад. Когда всё было готово к отправке, мы втроем запрыгнули в Пиранью и так быстро, как позволяло состояние машины, поехали к поселению, где жила Грендалин.


Нет, Пиранья определенно не подходит для штурма крепких сооружений из-за ее безумно слабой брони, которую даже малокалиберная винтовка может с легкостью пробить. Ох, Богини, ну почему меня никто не остановил как раз в тот момент, когда я придумывал тот чёртов план? Почему мы не могли просто попросить Кайри расчистить нам путь, не затрагивая саму машину. Благодаря моему безумному плану Пиранья сейчас может ехать даже медленнее любого грузовика. И уже второй... нет, все же третий час мы никак не можем добраться до этого гребанного поселка. Честно говоря, за все то время, которое мы провели в больнице и которое мы сейчас тратим, чтобы добраться до места, друг Грендалин уже давным-давно должен откинуть копыта. Но, надеюсь, пока он еще этого не сделал, а то все эти разрушения и смерти окажутся напрасны. Да и тем более не хочется, чтобы Грендалин плакала.

Тем временем наступала ночь. Луна, потихоньку занимая место не небосводе, начинала освещать все своим мягким серебряным светом, но его, к сожалению, было недостаточно, чтобы мы могли хоть что-то видеть в темноте. Благо, до поселка осталось порядком пару километров, не более. И пока мы еще были в пути, я решил проверить, как там мои пассажиры. Слегка повернув голову так, чтобы видеть и дорогу, и моих попутчиков, я заметил, что Грендалин куда-то смотрела своим, как мне показалось, безжизненным взглядом, в котором можно было прочесть море разных эмоций, среди которых грусть выделялась больше всего. А что насчет Кайри — она спала... наверно. Трудно сказать, спала ли она, так как я не видел ее мордочку. И все же она очень удивительная единорожка, несмотря на ее беспричинную злобу и жестокость. Да и, если честно, ее сила тоже поражает. Никогда не слышал и уж тем более не видел, чтобы единороги могли материализовывать такой странный магический огонь и превращаться в цепи. Видимо, она особенная, раз у нее есть такая сила. И как-то не хочется, чтобы данная сила стала моей погибелью.

Спустя полчаса мы добрались до деревушки, в которой жила Грендалин. И как раз в тот самый момент, когда мы подъехали к убежищу, в баке полностью закончилось топливо. А это означает лишь одно: эту ночь мы с Кайри проведем здесь. Как раз смогу отдохнуть от всех этих убийств, перестрелок и прочего, прочего. Вынув ключ зажигания, я вылез из машины и направился к убежищу, вслед за антропони, которая уже успела вылезти и быстрым шагом направлялась к двери. Осталась только Кайри, которая, как я и предполагал, крепко спала. ”Ладно, — подумал я, — Как только отдадим лекарство Ангерту, сразу же отнесу ее в какой-нибудь дом и положу на кровать — а то незачем спать на жестком сидении Пираньи”. Мы уже были у самого входа в разрушенный дом, но внезапно Грендалин остановилась у самого входа, отчего я чуть не врезался в неё, и, вздохнув, резко повернулась ко мне. Меня это слегка встревожило, так как на ее лице играла и грусть, и неконтролируемая злоба, которые из-за темноты я увидел не сразу. Она медленно достала пистолет из кобуры и, передернув затвор, прицелилась на меня. Я отшатнулся. Это меня не на шутку испугало и озадачило. Я не мог понять, что на нее нашло.

— Прости, Эдан. Если бы ты не стал одним из них, мне бы не пришлось делать того, что придется сделать сейчас, — с хрипотой в голосе произнесла Грендалин. В её речи можно было услышать нотки сочувствия.

— Я… я не понимаю, Грен. Что на тебя нашло? — обеспокоенно начал я. — Стал одним из кого? — вместо ответа она указала стволом пистолета мне на шею. Прямо на жетон скитальца. После этого свободной рукой она достала такой же жетон. И когда она вышла на то место, куда падал лунный свет, я заметил то, что сразу дало мне понять всю логику происходящего. Имя на ее жетоне было перечеркнуто двумя линиями, образующими крест.

— Да, Эдан... — уловив мой ошеломлённый взгляд на ее жетоне, произнесла она. — Я — изгой, а ты — скиталец. А ты ведь знаешь, что делают изгои и скитальцы друг с другом?

— Убивают, — тихо ответил я, посмотрев ей в глаза.

— Правильно. Узнав, что я — изгой, ты бы убил меня, так что мне пришлось не выдавать себя, подождать удобного случая, когда нужное лекарство будет у меня. И этот случай настал. Прости, Эдан, — проговорила она. Переместив свой взгляд на пистолет, я заметил, что рука у Грендалин тряслась. Она не хотела меня убивать, но принцип того, что изгои и скитальцы вынуждены убивать друг друга, видимо, не давал ей покоя.

— Грендалин... — постарался спокойно начать я. — Я бы никогда ни за что не убил тебя, даже узнав про то, что ты — изгой. Да будь ты хоть солдатом АНЭ, убивающий всех направо и налево, я бы никогда не нажал на спусковой крючок в твою сторону, потому что ты мой друг. А друзей я ни за что убивать не стану, даже если у этого друга руки по локоть в крови скитальцев, — судя по всему, мои слова очень тронули её, потому что было видно, как в её глазах проступили слёзы. Я медленно начал подходить к ней, отодвигая пистолет в сторону, пока не приблизился настолько близко, чтобы обнять ее. — Не время плакать, Грен. Тебя ждет тот, ради которого мы разнесли чуть ли не весь город.

— Да, ты прав, — шмыгнув носом, она вылезла из моих объятий, положила пистолет обратно в кобуру и быстрым шагом направилась к куче мусора, которую сразу же принялась расчищать. Как только весь хлам был убран, а люк в убежище был открыт, она быстро спрыгнула вниз и помчалась к своему другу, который, судя по невыносимому вою боли, уже испытывал ту самую ужаснейшую ломку в полной мере. Я не стал отставать от Грен и точно так же спрыгнул вниз и помчался за ней. Как только я прибежал, Грендалин уже вводила препарат в руку Ангерта. Спустя секунду тот успокоился. Я и Грендалин уже было хотели вздохнуть с облегчением, как вдруг антропони начало трясти, а через пару секунд из его рта начала идти пена вперемешку с кровью. И в этот момент я полностью осознал тот факт, что я сейчас ничего не могу сделать, чтобы помочь этому бедняге.

Мне оставалось только смотреть на то, как Ангерт мучился и как Грендалин безуспешно пытается его успокоить. Но мы ничего не могли сделать. Вскоре мучения антропони закончились, и он упал. Я подошел к нему и, схватившись за руку, попытался нащупать пульс... которого уже не было. Ангерт уже мертв. И когда я отпустил руку, закрыв глаза, я услышал всхлип, который в скором времени переменился на плач. Грендалин, упав лицом на тело своего лучшего друга, плакала от горя, как и тот раз в шахтерском городе. Потеря кого-то, а уж тем более лучшего друга, — это самое ужасное в жизни. Жизнь несправедлива, и нам, пони, приходится с этой несправедливостью мериться. И единственное, что я могу сейчас сделать, — посочувствовать. Подойдя к Грен, я положил руку ей на плечо и с грустью на душе хрипло произнес: — Я сожалею.

И после этого мне пришлось уйти — ей надо побыть одной, выплакаться и просто успокоиться. Выйдя на улицу, я неспешно пошёл к Пиранье, стоящую около большого двухэтажного дома. Подойдя к машине, я увидел, что Кайри всё также крепко спала и просыпаться не собиралась. Аккуратно взяв спящую единорожку на руки, я понес ее к ближайшему дому, где, поднявшись на второй этаж и зайдя в одну из комнат, положил её на кровать, укрыв своей курткой. А сам же, оставшись в одной майке, побрел в комнату напротив. Зайдя в неё, я прикрыл дверь и огляделся вокруг, заметив заваленную хламом кровать. Скинув весь мусор с неё, я улёгся по-удобнее и закрыл глаза. Мгновенная слабость сразу же одолела меня, а спустя секунду мой разум погрузился в мир грез. Завтра будет трудный день.