Роман-тическая катастрофа

Одно дело - воспроизвести со своей возлюбленной волнующую сцену из дешевого любовного романчика. Совсем другое - спасать ее от превращения в постоянного персонажа этого романа. Буквально.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Роза

Здесь нет ничего не обычного.И ах да. Мало "букаф". Так что простите...

По ту сторону

Дискорд - один из самых загадочных персонажей Эквестрии. Но что может случиться, если он обретет новых друзей и столкнется лицом к лицу с неведанной до селе опасностью? Лишь их помощь и немалая доля удачи помогут ему в преодолении проблем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Перемены к лучшему

Легко ли это - не быть злодеем?

Принцесса Селестия Дискорд

Разделенная любовь

Мини-пьеса в стихах

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Выбор

Небольшой рассказ на тему взаимодействия миров. P.S. Светлым паладинам и ранимым лучше не открывать. Я серьезно. Авторы:Mr_OS, Ponycide

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Высадка на Луне

Американский лунный модуль "Орел" на высоте девяти метров по неизвестной причине повело влево и назад. Что если это движение занесло космонавтов несколько дальше намеченного места посадки?

Принцесса Луна Человеки

The Five Second War / Пятисекундная война

Вторжение Кризалис продлилось колоссальных пять секунд. Всё прошло, как и планировалось.

Принцесса Селестия Кризалис Чейнджлинги

Fallout Equestria: Один на миллион: Вот идёт грифон

Продолжение «Понимании». Редхарт, попавший в иной мир, начинает осваиваться и пытаться выжить в незнакомой обстановке. Что ему доведётся пережить? Как знать. Сможет ли он завести друзей в этом неблагоприятном для дружбы мире? Сможет ли он вернуться домой? Ответы даст время, ну и, разумеется, ваш покорный слуга.

ОС - пони

Почему я Пинки Пай?!

Ладно, я не знаю точно, сможет ли кто-нибудь увидеть это, или прочесть, или просмотреть, или… ещё что-нибудь сделать с этим, но я пытаюсь хоть как то использовать умение Пинки ломать четвёртую стену (если оно вообще у неё есть), чтобы доставить вам это сообщение. Если вы меня слышите: мне нужна помощь. Я в Эквестрии, я человек, но не в этом проблема. Проблема в том, что я каким-то невероятным образом застрял в теле Пинки Пай. Да, звучит это странно, и поверьте мне, это и вправду странно. И прямо сейчас мне очень нужна ваша помощь… потому что все местные пони считают меня психом!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Noben
Экспозиция Исключение

Оппозиция

Если пони начнет использовать Тетрадь, бог смерти обычно явится перед ним/ней не позже 39 дней после первой записи

‒ Сестра.

Из-под королевских простыней послышалось ворчание, но никакого ответа. Принцесса Луна сделала ещё один шаг в опочивальню сестры и включила свет.
‒ Сестра, я восстанавливаю Совет Ночи.
‒ Уходи, Луна, ‒ пробурчала Селестия, накрываясь одеялом с головой. ‒ Уже поздно.
‒ Вовсе нет. Я только что подняла…, ‒ Луна умолкла, едва почуяв кисловатый запах. ‒ Сестра! Ты что, пила?
‒ Эм…, ‒ последовала длинная неловкая пауза, пока солнечная принцесса подбирала ответ, ‒ нет.
‒ Селестия! ‒ вздохнула принцесса ночи, подходя к кровати. ‒ У нас нет на это времени. Пони умирают. Погибших в настоящее время сотни, и число растёт с каждым днём. Наши подданные напуганы. Им нужен сильный правитель, который всё вернёт на свои места. Ты не можешь поступать так с собой, когда Эквестрия нуждается в тебе.
‒ Я не королева.
‒ Что?

Селестия сбросила с себя одеяло и повернулась лицом к своей сестре. Её обычно безупречная грива была растрёпана, а глаза были красными и опухшими от слёз и недосыпа.
‒ Я не королева, ‒ повторила она тихо. ‒ И обещала, что не буду ею. Ко-королевы правят своими подданными, думают, что они л-лучше других. А принцесса всё же может быть, ‒ она шмыгнула, ‒ одной из них.
‒ Тия…, ‒ сделала Луна шаг вперёд и уткнулась носом в шею сестры, ‒ ты самая лучшая принцесса.

Селестия опустила взгляд вниз.
‒ Я не самая лучшая принцесса, ‒ вдруг она обвила передними копытами свою сестру и заревела. ‒ Я ужасна!

Луна старалась изо всех сил удержаться на ногах, ведь куда больший аликорн грозился расплющить её.
‒ Тия, ты пьяна. Ложись спать.
‒ Я т-так стараюсь! ‒ вопила принцесса солнца. ‒ Стараюсь подавать хороший пример, хожу на праздники и… и называю всех по имени, не причиняю им вреда, как это делают плохие правители. Но мои маленькие пони продолжают у-убивать друг друга! ‒ рыдала она на плече сестры. ‒ Это несправедливо!
‒ Всё нормально, сестрёнка, ‒ сказала Луна, наконец, сбросив Селестию с себя и вернув её в постель. ‒ Сегодня я соберу Совет Ночи. Мы искореним извергов, вот увидишь.

Старший аликорн не проронил ни слова, угрюмо опускаясь на подушку. Луна зашла с другой стороны:
‒ Мы даже смогли связаться с Л, после стольких лет. Если кто и может нам помочь, так это он.

Слёзы принцессы солнца начали иссякать.
‒ Это хорошо, ‒ прошептала она. ‒ Мой маленький детектив, как в старые добрые времена…
‒ Поспи немного. Поговорим утром. ‒ принцесса ночи потушила свет и направилась к двери.
‒ Луна!
‒ Да, Тия?
‒ Слышала какие-нибудь вести… от Доктора.

Последовала пауза, прежде чем сестра ответила:
‒ Нет, Тия. Ни единого слова.
‒ Понятно, ‒ вздохнул аликорн, затем прошептал: ‒ Всё тот же жеребёнок. Я знала, что этот день настанет…

Луна закрыла дверь, а принцесса солнца погрузилась в беспокойный сон.


‒ Нет, нет, нет! ‒ кричала Твайлайт, отчаянно стукаясь головой о учебную доску. ‒ Этого не может быть! Это не имеет никакого смысла!

Она обернулась и смерила ненавистным взглядом Тетрадь Смерти.
‒ Как ты не можешь быть волшебной? ‒ закричала она на смертельный блокнот. ‒ Должна же! Иначе твои возможности не объяснить!

И, тем не менее, Тетрадь зачарованной не являлась.

Загадка того, как и почему действует Тетрадь Смерти, одновременно пленила и выводила Твайлайт из себя. Она была уверена, в начале, что эта книга ‒ древний артефакт, поглощающий скрытую магическую энергию из пони, тогда вот почему их сердца останавливаются. Однако вновь и вновь тесты, проведённые над Тетрадью, показывали негативный результат. Анализу поддалась каждая часть книги: бумага, обложка, чернило на странице и даже клей, скрепляющий страницы. Но ни единая капля магии не стояла за сердечными приступами умерших пони. Твайлайт не раз напомнила себе за всё это время, что дарёным сеном не брезгуют, но разочарование её росло с каждым новым тестом. Что это за книга? Как она может это делать? И, возможно, самое главное ‒ откуда она взялась?

Эта единственная безответная головоломка отчасти была причиной тёмных кругов над глазами единорога. Нет, она могла смириться с незнанием действия некоторых вещей: к примеру, она научилась воспринимать предсказания Пинки, её перемещения в пространстве, её… короче говоря, действия Пинки Пай уж давно бросили вызов логическому объяснению. Может, проживая с розовой подругой, она бы приспособилась и к не магическому блокноту, действие которого не имеет под собой логики. Но ведь эта вещь не появилась просто из ниоткуда ‒ кто-то её сделал её, и этот кто-то невероятно могущественен. Никто в здравом уме не оставит такую силу на произвол. Может, они где-то поблизости и уже ищут её? Знают ли они, что она у Твайлайт? А если нет, что будет с ней, когда они узнают?
‒ Бессмысленно волноваться о вещах, которых не избежать, ‒ пробормотала про себя Твайлайт с особым энтузиазмом.

Она вернула Тетрадь Смерти обратно в тайник и выключила свет.
‒ Это для Мунденсер, ‒ вновь напомнила она себе.

Опасения ничего не изменили. Даже если есть пони, который обладает властью над жизнью и смертью, и теперь ищет её, на ней всё ещё лежит ответственность за избавление Эквестрии от зла. Она держала эту мысль в голове, забираясь в постель.

«Я Кира, я Справедливость», ‒ это была её последняя мысль, перед тем, как она закрыла глаза и погрузилась в сон.


Ровно в полночь Совет Ночи был в полном составе. Около сотни пони заполнили главную аудиторию Башни Луны. В отличие от большого зала Селестии, эта комната была именно похожей на аудиторию: ряды сидений на разных высотах, с которых открывался вид на возвышенную платформу в дальнем конце зала. Коричневый пони со знаком отличия в виде лампочки стоял в углу сцены и настраивал проектор. Пони, заполонившие комнату, зевали и потягивали кофе, многие из них все ещё были в своих пижамах. Даже не заметили, что они разделены на три группы: единороги ‒ справа, пегасы ‒ слева и земные пони ‒ посередине. Из тени Луна улыбнулась и покачала головой. Даже спустя сотни лет, привычки не устаревают.

Последовал шквал поклонов и приветствий, когда принцесса Луна взошла на главную сцену.
‒ Леди и джентльпони! ‒ громко объявила она. ‒ Совет Ночи объявляется открытым.

Донеслись бормотания о согласии, и только потом все расселись по местам.
‒ Я прошу прощения, что потревожила вас в столь поздний час, но… вам ведь известны традиции, ‒ покраснела Луна, до сих пор стараясь найти верный баланс формальности, затем вернулась к своему авторитетному тону: ‒ Так как время имеет существенное значение, и многие из вас не приспособлены к этому времени суток, я хотела бы не церемониться, а сразу перейти к главному вопросу. Есть возражения?

Неудивительно, что таковых не оказалось.
‒ Хорошо. Итак, мы здесь для того, чтобы обсудить вопрос о… Кире.

Луна кивнула пони с проектором. Он нажал на кнопку, и слово «Kira» появилось на стене позади неё.
‒ Неделю назад, пони по всей Эквестрии начали внезапно умирать. Цифры начались с малого, но потом возросли до сотни в день. Причина смерти осталась неизвестной, но общественное мнение приписывает убийства некой неведомой сущности по имени Кира. Пока умирали исключительно бывшие или известные преступники. Пользуясь возможностью, я напоминаю Совету, ‒ сказала она холодным тоном, ‒ что убийство пони ‒ это преступление, независимо от деяний этого пони в прошлом. Моя сестра была однозначна насчёт этого: никто не имеет права убить другого пони. Сфокусируемся на этом.

Принцесса окинула аудиторию суровым взглядом. Все и каждый из присутствующий смотрели на неё с пристальным вниманием, что не могло не радовать. Это напомнило ей о былых днях, когда она пользовалась тем же уважением, что и её старшая сестра. Те времена, когда почти невозможно было спать спокойно, и Эквестрия нуждалась в правителе ночи.
‒ Я призываю Департамент Здравоохранения Кантерлота. Что вам удалось выяснить?

В переднем ряду белоснежный земной пони в белом халате, прикрывающим его кьютимарку, встал и поклонился принцессе.
‒ Рэд Кросс, Ваше Величество, действующий глава Медицинского Совета Кантерлота, ‒ представился он, затем повернулся к остальной части комнаты. ‒ Эксперты изучили несколько тел пони, убитых Кирой. В каждом случае причину смерти определили как сердечный приступ.

Среди остальной части группы пронёсся ропот непонимания.
‒ Для тех, кто не знаком с этим термином, сердечный приступ ‒ это недуг, при котором разрыв или закупорка крупной вены останавливает кровоток в сердце. Я знаком с этим недугом, но практически никогда не встречал его у пони. Тем не менее, в каждом случае повреждения сердца или окружающих тканей не было обнаружено. Поток крови просто… остановился, ‒ Рэд Кросс сделал паузу, чтобы дать остальным возможность впитать эту информацию. ‒ Не было никаких признаков токсинов или паразитов, за исключением некоторых пони, принимавших наркотики перед смертью. Причиной не послужил вирус, бактерия или любой известный нам яд. Мы пока не исчерпали все варианты, но на данный момент наиболее вероятно, что нападения Киры имеют под собой магическую основу.

Он опять поклонился и присел, нервно топая копытом по полу.
‒ Отличная работа, Рэд Кросс, ‒ улыбнулась принцесса.

Пони залился краской и отвернулся.
‒ Если узнаете что-нибудь ещё, сообщите нам. А теперь, я связалась так же с несколькими магическими организациями, чтобы обсудить возможность магического нападения. Кто представляет их?

По крылу единорогов пронеслась дискуссия, прежде чем встал тёмно-синий пони и поклонился в сторону сцены.
‒ Спэлл Не́ксус, ‒ робко произнёс он, ‒ директор Школы Одарённых Единорогов Её Высочества. Я участвовал в конференциях со многими экспертами из магических школ. Убивающие заклятия действительно существуют, однако, ни в одной известной культуре нет проклятия, действующего таким образом, как и нет такого, что вступает в силу без непосредственного контакта с жертвой. В некоторых случаях, единственная информация, к которой имел доступ «Кира», ‒ это лицо и имя.

Единорог нервно оглянулся, и Луна поняла, что он испуган. Многие ветви магии считались близкими к абсолютному пониманию, но здесь он оказался посреди чего-то не только опасного, но и совершенно чужеродного для себя.
‒ На данный момент мы исследуем древние проклятия зебр, ‒ продолжил он, ‒ многие из них до сих пор не до конца поняты. У них есть возможность навредить кому-то на расстоянии, но, тем не менее, эта магия требует трудоёмких и затянутых по времени церемоний, так же, как и частей тела или личного влияния предполагаемой жертвы. Если не найти исключения из этого правила, то тут мы бессильны найти ответ.
‒ Спасибо, Спэлл.

Спэлл Нексус поклонился вновь и сел на место.
‒ Есть ещё желающие выступить?

Ответом послужила ошеломлённая тишина.
‒ Очень хорошо. Я предоставляю слово нашему последнему спикеру. Кто представляет Л?

Некоторые пони ахнули, услышав это имя, остальные же были в замешательстве. Пони в плаще с капюшоном и седельными сумками вышел из тени в углу комнаты и побрёл к сцене. Материал плаща был зачарован: под любым углом капюшон тенью накрывал лицо своего носителя. Даже по форме и размеру невозможно было определить половую принадлежность или вид пони. Зрелище заставило Луну улыбнуться.
‒ Сайдлайн, ‒ прошептала она, когда неизвестный пони взошёл на сцену, ‒ знаю, что под этим капюшоном уже другой пони, но… рада видеть тебя снова.

Фигура в плаще не сказала ни слова, Луна обернулась к ошеломлённой аудитории:
‒ Леди и джентльпони, это Сайдлайн, личный представитель Л. Наша связь с Л будет производиться через неё.

Сайдлайн сделала аудитории обиходный поклон, затем вытащила из седельной сумки маленькую коробку, которую надела на штатив и поставила в центре комнаты. В середине коробки был установлен небольшой записывающий кристалл, а выше него ‒ маленький стратоскрин. Пони-представитель заняла место киномеханика, доставая из другой сумки листы-слайды. Слово «Kira» исчезло, а вместо него на экране появилась стилизованная буква «L».
‒ Приветствую вас всех, ‒ эхом прогремел по аудитории искажённый голос, словно отовсюду сразу, ‒ я Л. Прошу прощения за то, что смог передать вам только свой голос. Я уверен, что лицо, даже фальшивое, будет более удобным в это трудное время. К сожалению, полная визуальная передача содержит слишком много информации, которую можно проследить, а этого я не могу допустить.

Технически подкованные пони в аудитории засекли ложь в его словах, но продолжили молчать. Ясно, что у Л есть причины оставаться инкогнито.
‒ Я прослушивал ваше обсуждение и согласен с вашими выводами, ‒ продолжил Л. ‒ Метод, которым Кира совершает убийства, нам неизвестен. И пока не поступит новая информация, маловероятно, что таким образом мы сумеем выследить его.

Последняя фраза вызвала переполох, однако спикер проигнорировал это.
‒ Если мы хотим остановить убийства, нужно быть более прямыми в наших подходах. Мы должны найти Киру.

Это вызвало бурю негодования: кто-то смеялся, а другие сердито кричали. Луна опустила взгляд на толпу, чтобы найти знакомое лицо.
‒ Капитан Строу Вольт! ‒ позвала она. ‒ Вы не согласны с утверждением Л?

Капитан городской стражи поднялся, его импозантная фигура заставила умолкнуть всех вокруг. Он холодно заговорил в сторону сцены:
‒ Л, вы говорите о Кире так, как будто он личность. Мы не знаем наверняка, может, Кира ‒ это группа, организация или и вовсе инопланетная угроза. Как такую массовую атаку мог произвести всего один пони?
‒ Уместный вопрос, капитан. Сайдлайн, слайд один.

Пони в капюшоне вытащила ещё один слайд, и букву «L» на экране сменили сложный график и список времён.
‒ Здесь даты и времена смертей всех жертв Киры. Помимо больших скоплений поздними вечерами, кажется, на первый взгляд, что нет никакой закономерности. Тем не менее, на третий день после начала убийств, смерти стали происходить в любое время дня. Если мы скомпилируем данные о смертях в течение дня за прошедшую неделю, то увидим это. Слайд два.

Изображение сменилось несколько иной схемой, некоторые разделы были выделены зелёным цветом.
‒ Как видите, распространение смертей в течение дня кажется случайными, однако убийства не происходили в стандартное время приёма пищи. После нескольких убийств вечером, они не продолжались до наступления утра. Это говорит о том, что для Киры существует время, а так же нужда в еде и сне. А это значит, что он от мира сего, а не какая-то сверхъестественная сущность.

Моё второе замечание касается теории о Кире как организации. Если бы в происшествиях была замешана магия, требующая большого числа пони, скрывать их деятельность было бы почти невозможно. Режим требовал бы от них проводить большую часть дня в изоляции, с чем легко справиться одному, но трудно группе, не вызывая подозрений. Слайд три.

На экране появился гораздо более короткий список дат.
‒ Это времена смертей преступников, показанных по кристалловидению. Во всех случаях, когда пони были пойманы за совершением преступления, они умерли в течение нескольких минут после анонса. У группы убийц ушло бы куда больше времени, чтобы связаться друг с другом, в то время, как одиночка может действовать незамедлительно. Так же вы можете заметить, что только половина преступлений, показанных в новостях, закончилась смертью. Организованная группа следила бы за новостями постоянно, но один Кира не может провести целый день, уставившись в стратоскрин, ‒ Л сделал короткую паузу. ‒ У меня есть ещё кое-что, но всё остальное, кроме обсуждённого сейчас, ‒ чистой воды спекуляция. В конце концов, мы можем работать только с данными за прошедшую неделю. Однако я не имею никаких оснований полагать, что Кира не продолжит следовать тенденциям.

Только сейчас Строу Вольт понял, что его рот открыт. Он закрыл его и изо всех сил старался не выглядеть удивлённым. Как этот так называемый детектив сложил всю информацию, как один плюс один, так быстро? Должно быть, работал над графиками ещё когда убийства только начались… но нет, в списке были и времена смертей, произошедших всего несколько часов назад. Капитан откашлялся.
‒ Вы строите много предположений, Л, ‒ сказал он, прежде чем сесть.
‒ Это верно, ‒ подтвердил детектив. ‒ Именно поэтому я намерен проверить эти предположения при первой же возможности. Кстати, ‒ добавил он после минутного раздумья, ‒ я верю, что Кира может быть в Понивилле.

Ответом послужил дружный крик избранных пони:
‒ Что? Почему?
‒ Просто предчувствие, ‒ ответил им Л. ‒ Может, я и ошибаюсь. Но эту теорию тоже следует проверить. Кто из вас представляет силы правопорядка в Понивилле?

Юная небесно-голубая единорожка встала со своего места на заднем ряду и пошла вперёд. Её знаком отличия служили песочные часы, а грива представляла собой полосы умеренно-синего и голубовато-серого цвета.
‒ Рома́на, я представляю Полицию Понивилля, ‒ сказала она, поклонившись Луне. ‒ … Так называемую. Уровень преступность в Понивилле никогда не был достаточно высок, чтобы организовывать там полноценное отделение полиции, поэтому, кроме меня, все наши офицеры, эм… добровольцы.

Из динамика донёсся звук шуршания бумагой.
‒ Ах, Романа… Отличный послужной список.
‒ Эм… спасибо. ‒ моргнул единорог.
‒ Лишь то, что говорят файлы. У вас есть псевдоним?
‒ Многим в Понивилле я известна как Колгейт.
‒ Полагаю, вы приняли это имя. Немедленно отправляйтесь в Понивилль и соберите лучших доступных добровольцев. Если мои усилия завтра окажутся успешными, я вновь свяжусь с вами.

Капитан Вольт вскочил с места.
‒ Это недопустимо! ‒ проревел он. ‒ Команда пони с улицы? Это оскорбительно! Только скажите, и я предоставлю вам десять лучших стражников в течение часа!
‒ В этом не будет необходимости, капитан. ‒ непрестанно спокойный голос Л только сильнее выводил Строу Вольта из себя. ‒ Тонкость будет иметь ключевое значение в данном расследовании. Нет смысла посылать войска и поднимать шум, если в том нет нужды. Леди Луна, я так понимаю, что в вашей башне есть несколько телепортаторов?

Принцессу удивил этот вопрос.
‒ Эм, да… они всё ещё на стадии тестирования, но есть.
‒ Превосходно. Колгейт, вы отправитесь в Понивилль с помощью телепорта прямо сейчас. Удачи.

Окрещённая Колгейт застенчиво улыбнулась.
‒ Спасибо, Л, ‒ сказала она. ‒ То есть… и вам удачи тоже. Но почему телепорты? Колесница пегасов ‒ это не менее быстро, к тому же, она уже прошла проверку…
‒ По двум причинам, ‒ перебил её Л. ‒ Первая ‒ это время: каждая секунда на счету, пока не доказано обратное, ‒ последовала длинная пауза. ‒ А вторая заключается в том, что до меня доходил слух, будто от телепортации на дальние расстояния может появиться вторая голова, вот и хочу узнать, правда ли это. Конец связи!

Коробка сама собой закрылась, аккуратно сложилась и упала на пол, в том же месте, куда её поставила Сайдлайн. Луна, не менее шокированная, чем все остальные, уставилась на то место, откуда доносился голос Л.
‒ Полагаю… собрание Совета Ночи закончено, ‒ сказала принцесса луны, нервно оглянувшись вокруг. ‒ Если, конечно, никто не желает что-то добавить.

Колгейт выскользнула за дверь, прочь от моря сердитых голосов.


Двадцать минут спустя, громкий хлопок эхом пронёсся по Понивиллю. По приземлении на главной площади, Колгейт плюхнулась наземь, голова немного кружилась. Она села и остервенело дотронулась сначала до щёк, потом гривы и шеи ‒ голова на плечах всё ещё одна. Она отряхнулась и побежала к старому отделению полиции. Если поработает быстро, то получит возможность поспать пару часов, пока солнце не взошло.

Шум, возвестивший о её прибытии, разбудил пол Понивилля. Счастливчики просто подскочили во сне, затем перевернулись на бок и вновь заснули. Некоторые смотрели, не случилось ли в городе чего. Не обнаружив повода для беспокойства, они остались уставшими и раздражёнными до самого утра. Когда проснулась Твайлайт, то обнаружила ухмыляющегося демона, зависшего над её кроватью. И поднимите руки, кто ожидал от неё другой реакции, кроме пронзительного крика?
‒ Воу-воу, т-с-с-с, ‒ прошептал он, заткнув рот единорога своим деформированным копытом, ‒ я не причиню тебе вреда.

Твайлайт с ужасом уставилась на острые когти на конце его копыта, затем на него самого. Так они смотрели друг на друга несколько секунд.
‒ Если я отпущу тебя, ты снова закричишь? ‒ спросил демон, единорожка кивнула.
‒ Ох, ‒ почесал он другим копытом подбородок. ‒ А если скажу, кто я, пообещаешь не кричать?

«Будет зависеть от того, кто ты», ‒ подумала Твайлайт, но всё же согласилась.
‒ Меня зовут Бюк*, я один из Синигами, для твоего понимания: бог смерти. И я хозяин Тетради Смерти.

Он убрал копыто ото рта единорожки. Она посмотрела на бога, затем на свой стол и снова на него. Из горла вновь вырвался крик.
‒ Ох, ну, во имя…, ‒ начал было Бюк, закатив глаза и воспарив по воздуху, даже не шевеля крыльями.
‒ Твайлайт! ‒ донёсся громкий стук в дверь, а за ним и голос юного дракона: ‒ Твайлайт, ты в порядке?

Единорог перестал кричать. Спайк, похоже, не на шутку переживал. Твайлайт широко открытыми глазами посмотрела на Бюка, который в ответ пожал плечами. Более внимательный взгляд на него только добавил ужаса. Он был похож на большого пегаса, только… неправильного. Его ноги были слишком большими и согнутыми под неестественным углом к остальной части тела, в то время, как его крылья были слишком короткими и кожистыми. Его шерсть и грива были смолянисто-чёрными. Однако, вместо того, чтоб ниспадать, его волосы толстыми колючими пучками торчали во все стороны. Его мертвенно-бледное лицо словно натянуто на уродливый череп. Довершали этот образ улыбка от уха до уха и огромные жёлтые глаза. Он тепло улыбнулся, если это можно было так назвать, обнажив по меньшей мере два ряда деформированных острых зубов.
‒ Я в порядке, Спайк, ‒ отозвалась Твайлайт дрожащим голосом. ‒ Просто… просто плохой сон. Прости, что разбудила тебя.

Дракон остановился у двери.
‒ Ты уверена, что всё в порядке?
‒ Всё нормально, возвращайся в постель.

Она дождалась, пока шаги дракона стихнут наверху, прежде чем заговорить вновь:
‒ Ты хочешь убить меня?

Бюк рассмеялся, громкий хриплый смех словно прошёлся по всему его телу.
‒ Убить тебя? С какой стати? Я получил то веселье, о котором грезил десятилетиями!

«Что?»
‒ Я люблю Эквестрию! Так много огней, так много интересных пони! А еда… ох, еда!
‒ Значит, ты не зол на то, что я взяла твой блокнот?
‒ Зол? ‒ бог смерти покачал головой. ‒ Конечно же, нет. Я обронил его, а ты нашла. Кто успел, тот и съел. Теперь он твой.
‒ Постой, ты просто…, ‒ Твайлайт смерила Бюка ещё более серьёзным взглядом. ‒ Что ты, вообще, такое? Почему ты здесь?

Бюк сел на стол и изобразил выражение лица единорога. Её глаза последовали за ним, когда он двинулся в сторону. На его левом боку была кьютимарка в виде чёрного прямоугольника, едва заметного на фоне чёрной шерсти, а вот левый бок его загадочно пустовал.
‒ Я прибыл из места, называемого Мир Синигами, ‒ сказал бог смерти более мрачным тоном. ‒ Мир между Раем и Адом с видом на все миры. Это место смерти.

С самого рождения, каждый бог смерти получает Тетрадь Смерти от Короля Синигами. Мы заглядываем в миры, расстилающиеся под нами, и видим, как протекает жизнь всех и каждого. Если мы запишем имя живого существа в Тетрадь, его жизнь окончится, а оставшийся срок добавляется нам. Так что, пока лень не верховодит нами, мы можем продлить свою жизнь на неопределённый срок и жить… вечно.
‒ Это… ужасно, ‒ вздрогнула Твайлайт. ‒ Почему такое место, вообще, существует?
‒ Никогда не спрашивал, ‒ пожал плечами Бюк. ‒ А почему твой мир существует? Почему существует любой другой? ‒ не услышав ответа, он продолжил: ‒ Видишь ли, проблема вечной жизни в том, чтобы найти способ себя чем-то занять. Скажем, записал я в Тетрадь имя некой старушки, которой осталось жить шесть месяцев. Это само по себе даёт мне целых шесть месяцев, когда я не должен ничего делать ‒ шесть месяцев скуки. Ведь в Мире Синигами ничего не растёт. Там нет ни животных, ни зданий, ни еды, ни воды. Ничто не существует там, кроме нас… и праха тех, кто был там до нас. Всё, что мы имеем, ‒ это окна в миры под нами, места, в которых мы следим за жизнью, но некоторых Синигами даже это совершенно не колышет. Они играют в игры с тем, что смогли найти, таким образом, азарт помогает им хоть как-то скоротать время своей жизни. Думаю, многие из них специально проигрывают.

Но потом, одну вашу неделю назад, произошло нечто удивительное. Когда я брёл в одиночестве по равнине, то нашёл новый портал, открывшийся в земле. Я заглянул в него и увидел… пони. Красивых, прекрасных, красочных пони, до которых ещё не добрались руки Синигами, ‒ рассмеялся Бюк. ‒ А потом… хех… ты знаешь, к своему удивлению, я обронил свою Тетрадь Смерти. Она упала прямо в портал, хе-хе, и, конечно же, я должен был отправиться за ней вниз. Но, прежде чем я мог бы найти её, кто же подобрал Тетрадь, кроме тебя?

А ты времени зря не теряла, верно? Пока я выискиваю Тетрадь Смерти по всему городу, ты забираешь её, приносишь сюда и прячешь. Я потратил три дня, наблюдая за различными пони, пока не нашёл тебя, спящую прямо у меня перед носом.

Он протянул копыто вниз, прямо через деревянный стол, и достал Тетрадь.
‒ Мне нравится этот тайник. Очень умно. Сама сделала?
‒ Эм… нет, он уже был в столе. Наверное, он принадлежал прежнему библиотекарю, кто бы он ни был. Когда я его обнаружила в нём были, гм, личные книги. Знаешь очень… личная литература.

Бюк одарил её пустым взглядом, Твайлайт неловко улыбнулась.
‒ Так… значит, ты не против, что Тетрадь Смерти у меня?

Бюк почесал в затылке.
‒ Ну… я мог бы убить тебя и забрать её обратно. ‒ Твайлайт вжалась в кровать. ‒ Но это было бы против правил. Даже если б я так и сделал, то должен был бы просто вернуться в Мир Синигами. ‒ его улыбка стала шире. ‒ Думаю, ничего не случится, если она немного побудет у тебя.
‒ ДА! ‒ Твайлайт подпрыгнула в воздух и принялась скакать по комнате от радости. ‒ Да-да-да-да-да-да-да-да! Спасибо тебе, Бюк, спасибо-спасибо-спасибо-спасибо! Я использую её с умом, обещаю! Ты обязательно будешь мной гордиться!
‒ Неважно, ‒ крякнул бог смерти, единорог резко остановился в прыжке и плюхнулся на пол. ‒ Мне совершенно до фени, как ты её используешь. Просто хочу быть уверен, что тебе приятно моё пребывание здесь.
‒ О, конечно. Я устрою шоу, которого ты никогда прежде не видел. Я стану справедливостью, а затем и королевой нового мира!
‒ Странные народец вы, пони. ‒ Бюк расправил крылья и начал воспарять вверх. ‒ Кстати говоря, только пони, которые прикоснулись к Тетради Смерти, могут видеть меня, так что я остаюсь с тобой. Увидимся утром.
‒ О, и ещё кое-что! ‒ привлекла внимание бога Твайлайт. ‒ Ты сказал, что Тетрадь увеличивает срок твоей жизни, когда ты пользуешься ею. Значит ли это, что срок моей жизни возрастает тоже?
‒ Не-а, это касается только Синигами, ‒ ответил он, один из его глаз опустился вниз. ‒ Жизни, которые ты оборвала, так просто закончились… Много жизней. Я впечатлён.
‒ Да, я времени не теряла, ‒ сказала единорожка.
‒ Неважно. Как говорите вы, пони, спокойной ночи.

Бюк поднялся через потолок и исчез. Твайлайт побрела к постели с широкой улыбкой на лице. Именно тогда она услышала громкий стук и скрип металла о дерево. Она бросилась к окну и высунула голову наружу, от увиденного зрелища у неё отвисла челюсть.
‒ Ты что, спал на нашей антенне?
‒ Это так называется?
‒ Так это ты портил нам сигнал! ‒ ахнула единорожка.
‒ Чего?
‒ Слезай оттуда, сейчас же!


Дорогая Принцесса Луна

Я благополучно прибыла в Понивилль, с единственной головой на плечах. В настоящее время пишу вам из отделения полиции Понивилля, собирая файлы на потенциальных добровольцев. В соответствии с Вашими указаниями, я свяжусь с драконом Спайком, как только взойдёт солнце, и установлю связь посредством драконьего пламени. Предполагая, что все пони готовы будут помочь, как в прошлом, у меня будет собран приличный отряд к сегодняшнему полудню. Не столь профессиональный, как мне бы хотелось, но благодаря сотрудничеству и командной работе, мы не раз сохранили мир в Понивилле в прошлом. К тому же, на нашей стороне Элементы Гармонии, так что нет такой опасности, которой мы не сможем противостоять.

Если не запрещено знать и для вас это не секрет… что Л подразумевал под «завтрашними усилиями»? Он планирует что-то, что мы должны знать?

Ваша верная служанка,

Романа

*https://jloucherrystar.deviantart.com/art/My-Little-Ryuk-212207852 ‒ понификация Рюка (оригинальное имя бога смерти, с которым встретилась Искорка)