Fallout: Equestria - Frozen Shores

Война. Война никогда не меняется. Даже если она закончилась две сотни лет назад, она продолжает жить в умах и сердцах пони. Когда на Кристальную Империю обрушились зебрийские боеголовки, правительница северной страны, принцесса Миамора Каденция, пожертвовала жизнью, чтобы спасти своих подданных. Однако, ткань мироздания оказалась повреждённой, и часть Севера на долгие годы отрезало от континентальной Эквестрии. Много лет из-за арканного барьера не доносилось ни звука, ни обрывка радиопередачи - и вот правящей клике Империи становится известна возможность проникнуть сквозь лей-линию, и узнать, что же происходило с родной страной все эти годы...

ОС - пони

Флаттервшоке

Твайлайт Спаркл узнаёт о личной жизни Флаттершай чуть больше, чем ей самой хотелось бы. Флаттершай не может выдержать смущения и каменеет от стыда. Теперь для того, чтобы вернуть пегасочку к жизни, её друзья должны сделать нечто такое, о чём и говорить потом будет нельзя.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Хранитель тайны

Сансет Шиммер возвращается в Эквестрию, но обнаруживает, что зеркало с порталом находится в совершенно незнакомом ей месте. Страже приказано схватить бывшую ученицу Селестии, но неожиданно один незнакомый пони предлагает свою помощь.

Стража Дворца Сансет Шиммер

Утро

Простое описание утра одной пегасьей парочки.

ОС - пони

Еще один урок дружбы, или История Дневника Двух Сестер

Твайлайт усваивает новый урок дружбы и отправляет соответствующее письмо наставнице. В ответном послании Селестия вызывает ее в Кантерлот...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Меткоискатели и Древний Храм

Меткоискатели находят странный столб в глубине Вечнодикого Леса, после чего собирают экспедицию и вместе с Лирой и Рэйнбоу Дэш отправляются к нему, но что же они там найдут?

Рэйнбоу Дэш Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

Наутро после вечеринки

Пегас Винди Сноуфол приходит утром на работу после вечеринки.

ОС - пони

Октавия выбирает букву "О"

Продолжение рассказа на одну букву. На сей раз "О".

Октавия

Энциклопония, или путешествие у камина

Какое отношение имеют пони к шестерёнкам, пару, неправильному атеизму, а псы к алмазам... Об этом и ещё другом я побеседовал со своим ОС

ОС - пони

Визит домой

Некоторые новости стоит сообщать лично.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: aJVL
Глава 1 Прибытие Глава 3 Посвящение

Глава 2 Снова Твайлайт

Людей мы также поселили наверху в отдельных домиках. Снотворное подействовало хорошо, и люди спали часов до десяти. После их пробуждения я ждал на поляне, вокруг которой стояли их жилища. Половина наземных жилищ стояла пустой, так как изначально я планировал обучить гораздо больше групп людей. Они проснулись почти одновременно, кто хотел спать дольше – сон тех я искусственно прерывал. Дорн ходил по домам и просил всех выходить.

Они начали выходить один за другим, щурясь от яркого солнца, которое к тому времени было уже высоко. Некоторые из них были почти без одежды. Все стояли возле дверей, не решаясь ничего делать. Юноша атлетического сложения с интересом озирался вокруг. Дорн также с интересом рассматривал его.

— Приветствую вас, люди. – Начал я громким голосом. – Я рад тому, что вы отдохнули. Это наземная часть вашего тренировочного лагеря, здесь вы найдете все необходимое для жизни. В случае, если вам что-либо потребуется, можете обращаться к нам, мы постараемся выполнить ваши пожелания в максимально сжатые сроки. С противоположной от ваших домов стороны поляны вы найдете чистое озеро, в котором вы можете мыться. Еще одно озеро, побольше, находится на север от лагеря на опушке леса. Тут вам не угрожает никакая опасность, можете быть полностью спокойными. Лагерь огорожен силовым полем, через которое нельзя пройти. Радиус силового поля составляет пятьсот метров, так что вы не будете стеснены. На территории лагеря вы найдете много плодовых деревьев, беседок и лавочек, условия вашего обучения мы стараемся сделать максимально комфортными.

Я прервался и обвел взглядом людей. Они выглядели отдохнувшими, красивая природа и хорошее обращение привели их в прекрасное расположение духа. Подозрительность и страх почти оставили их, они внимательно слушали. Я продолжал:

— Также еду и прочее вы можете в любой момент попросить у нас. Насчет одежды, то в своих жилищах в шкафах вы найдете одежду подходящего вам размера разных цветов. Я не знал, какие именно вещи предпочитают люди, поэтому мы сделали одежду исходя из оптимальных анатомических параметров. В случае, если одеждой вы будете недовольны, то вы можете попросить одежду другого фасона. Сейчас вы можете произвести гигиенические процедуры, после чего вас ожидает завтрак и отдых. За это время я советую вам познакомиться. Варон и Дорн будут помогать вам в этом. После этого я буду ждать вас в зале для брифингов для ввода в курс дела. У вас есть вопросы?

— Скажите, господин… товарищ, или как..- начал самый большой человек, переминаясь с ноги на ногу. – А… а я точно не умер? Это не рай?

— Вы живы, мне нет резона лгать вам. Еще вопросы?

Молодой атлет быстро выпалил:

— А где у тут у вас параша?

Варон и Дорн недоуменно переглянулись. Я быстро считал образ незнакомого слова и идентифицировал его значение.

— Туалет найдете слева по окончании домов.

Молодой атлет, худощавый юноша и самый большой человек немедленно ринулись в ту сторону. Старшие люди с отчаянием посмотрели им вслед, понимая, что им за молодыми не угнаться.

— Еще один туалет есть справа от домов. – и они с облегчением направились вправо. Я удивился и отметил про себя, что людям по утрам нужно довольно много туалетов. Нужно будет поставить еще несколько, чтобы не стеснять их.

Я проанализировал память людей, и кое-что в земной ситуации стало проясняться. Главное, что меня испугало, так это то, что люди изобрели и произвели огромное количество невероятно мощного и разрушительного оружия самого различного принципа действия. Я надеялся, что мне удастся как-то решить эту проблему. Также меня удивил невероятный творческий подъем человечества в трудных для него условиях. Творческое наследие, которое знали только эти пять человек, приводило меня в восхищение.

Также выяснился тот крайне интересный факт, что человеческие творцы в своем порыве фантазии могли запросто смотреть сквозь время и пространство, окрыленные вдохновением. Они узнали невероятно много о разных мирах Вселенной, оставив эти истории в книгах и других источниках искусства как фантастику и сказки. Я был поражен тем, что их творцы смогли заглянуть даже за Барьер карантина нашей планеты и увидеть Эквестрию и основных ее действующих лиц весьма подобно. Шестерка Носителей Элементов, большинство их приключений, принцесса Селестия и Луна – все это они описали и изобразили настолько реалистично, что я лишь диву давался. Конечно, поняши не пели песенки под сюжет как в художественном фильме людей, но основные исторические моменты увидены поразительно точно.

Но и этого мало. Люди каким-то образом в своих фантазиях смогли узнать даже о моей родной планете Амбере, которой нет уже больше сотни тысяч лет, о серебряных башнях Авалона, и даже обо мне, о моих братьях, и они сложили довольно реалистичную историю нашей жизни так, как они могли ее понять, наложив на человеческие реалии. Они даже узнали имя моего оружия – Грейсвандир, только это, конечно, была не сабля. Если честно, я был в шоке от этого. Теперь я не удивляюсь, почему Тарх не побоялся оставить людей. Такого невообразимого творчества я не видел ни в одном из встречавшихся мне миров. Их музыка завораживала, их изобретательность поражала воображение, их фантазии срывали покровы тайн Вселенной. Нет, такую прекрасную цивилизацию я просто не имею права потерять. Люди, меж тем, осваивались.


— Теплая. – майор Константин Василевский первым вошел в воду по пояс и медленно провел по ней рукой. Далее он неуверенно оглянулся на остальных, улыбнулся и резко бросился вперед. Он умело нырнул в синее озеро, разбросав брызги так далеко, что они достали до берега.

Роман ступил на пещаное дно озера и также медленно пошел на глубину. Он довольно хорошо плавал, и любил купаться, поэтому также быстро лег на воду и устремился к противоположному берегу.

— Странно, у нас декабрь, а тут – лето… — Степан Петрович, переминаясь, стоял на берегу. Он намеревался войти, но еще не определился с какой ноги начать.

— Так ведь планета вроде не наша, тут в это время что угодно может быть. – Денис подошел к водной глади и окунул ногу. – И правда теплая. Идем? – он весело посмотрел на Степана Петровича и приглашающе махнул головой. Они потихоньку начали заходить в воду.

— А вроде не все так уж худо, как мне вчера казалось. – тихо сказал Степан Петрович скорее себе чем Денису.

Последним в воду молча зашел Серега, и также начал плыть. Было удивительно, но плавал он неважно, поэтому на глубину не заплывал.

Дорн наблюдал за людьми и удивлялся тому, как блестит мокрая кожа людей на солнце. Варону не повезло: он готовил завтрак и не мог видеть всего этого. Худой юноша плавал довольно проворно, и уже дважды переплыл небольшое озеро, крупный мускулистый человек мощно махал руками, поднимая огромные волны и кучу брызг, но скорость его была небольшой. Остальные предпочитали небольшие дистанции на мелководье, изредка неуверенно переговариваясь. Наконец, они начали выходить один за одним, вытираясь полотенцами, которые Дорн заблаговременно принес. Последним вылез Роман:

— Люблю плавать. На Борщаговке возле меня есть неплохой бассейн, но с озером не сравнить, конечно.

— А ты часто ходишь? – осведомился Сергей.

— Раза два-три в неделю, как когда. – Рома начал вытираться.

— А дорого?

— У меня абонемент, за месяц берут четыреста пятьдесят, есть еще сауна, но за нее доплачивать надо. – Роман тряхнул длинными волосами как собака.

— Ничего себе. Это ж совсем задаром! – удивился Сергей. – Я сколько не спрашивал, меньше двух тыщ нигде нет. И Ростов не самый дорогой город. И зал там, наверное, есть?

— А, так ты из России? – рассмеялся Роман. – Четыреста пятьдесят это в гривне, в рублях это будет около двух с половиной тысяч. Тебя, кстати, как звать?

— Меня Серегой. – тот протянул руку.

— А я – Рома. Приятно познакомится.

-Ага. А я уже думал где-то халява есть. – они улыбнулись.

Дорн подождал немного и объявил:

— Сейчас вы можете пройти в свои жилища и одеться, после этого подходите к большой беседке в роще.

Люди посматривали на единорога с некоторым смущением и недоверием, но пошли в свои дома. Голова Дорна доходила им до груди, поэтому они смотрели на него сверху вниз, и Дорну было это непривычно и неприятно, так как он считался высоким жеребцом как для пони.

Варон уже накрыл на стол и ждал людей на завтрак. Он был осведомлен, что люди, особенно самцы, предпочитают белковую пищу, поэтому на столе были и рыба, и яйца, и сыр. Также для людей приготовили много хлеба, овощи и фрукты и чай из трав. Люди почти одновременно подошли к беседке, и оказалось, что они предпочли коричневую и серую одежду.

— Ну что, давайте знакомиться, что ли? – начал Степан Петрович. Все сели за стол и принялись за еду.

— Я тогда начну первым. Меня зовут Ивашкин Степан Петрович, тридцать пять лет отроду. Есть жена Люда, сейчас на отдыхе в Турции, отправил неделю назад вместе с дочкой Настей. – он прервался и наложил себе в тарелку еды. – Живу в городе Шклов Могилевской области, Белоруссия. По образованию экономист. Сейчас руковожу крупным хозяйственным комплексом. Дела идут неплохо. Человек я незлобный, но требовательный. Увлекаюсь музыкой, иногда пишу рассказы для местной газеты. А так вроде живу как все. – и он принялся за рыбу. Следующим решил быть майор.

— Василевский Константин Иванович, родился в Нижнем Новгороде, вырос в Самаре. Если спросите или тот самый, то да, маршал Василевский был моим прадедом. – Все взглянули на Константина с интересом. – Так уж повелось, что все мужики у нас в роду были военными, и мне тоже туда дорожка была назначена. Служил честно, сначала в десантуре, потом в спецназ взяли. Наш батальон специализировался на горных бандформированиях. Работал он и в первую, и во вторую Чеченскую. Правда, на первой меня не было, а тогда нас ставил в пример сам Рохлин. Сейчас наш батальон снова воюет, сидим в Алагире и проход в горах перекрываем. С той стороны перевала духи толпами прут… — он запнулся, заметив летящий по воздуху чайник, и побледнел как стена. Раньше люди не видели, как единороги пользуются магией, и сейчас это повергло Константина в шок. Чайник плавно опустился на стол, мерное свечение, которое его охватывало, пропало. Все кроме Романа перестали есть и ошарашено переглядывались.

— Это что вообще, нах…й, было? Вы это видели? – прошептал Денис.

— Я видел летящий чайник. – также прошептал майор.

— И я. – подтвердил Степан Петрович.

В это время Варон поднял магией пустую тарелку из-под рыбы, чтобы наполнить ее, когда увидел реакцию людей. Они все с ужасом уставились на нее, а Сергей даже вскочил из-за стола и отбежал от беседки.

— Почему вы так беспокоитесь? – осведомился он. Никто не ответил, все лишь молча провожали взглядом тарелку, которую Варон так же магией наполнил рыбой и вернул на стол. Тогда Варон понял, что магия неизвестна людям, и он объяснил:

— Передвижение предметов магией – простейшая операция, и такой магией владеют почти все единороги. Для нас это привычно. Беспокоится вам не о чем.

Люди недоверчиво уставились на Варона.

— Простите, уважаемый… Кстати, не напомните как вас величать? – начал Степан Петрович, который первым отошел от шока.

— Зовите меня Варон. Я слушаю вас внимательно.

— Варон, а вы все вот так можете… переносить?

— Это зависит от магической силы конкретного единорога. Я, например, могу поднимать грузы килограмм пятьдесят – шестьдесят. Это немного выше средних способностей единорогов. Есть маги, сила которых просто потрясает. Но в лагере таких магов нет.

— Наверное, это очень удобно? – осведомился Денис.

— К сожалению, мне не с чем сравнивать, и для меня это так же естественно, как для вас пользоваться руками. Наверняка они более удобны, чем копытокинез, но вряд ли вы это замечаете. Ведь так? – Варону нравилось, что люди обратили на него внимание.

— Копытокинез? – спросил Степан Петрович.

— Это слабое телекинетическое поле вокруг наших передних копыт, оно позволяет производить некоторые манипуляции с предметами вблизи копыт. Оно довольно слабое у единорогов и пегасов, а вот земные пони способны удерживать довольно массивные предметы. Для нас проблематично производить сложные или тонкие операции при помощи копытокинеза, например, дети часто пишут, удерживая карандаш зубами, так как копытокинезом это сделать гораздо сложнее. Я заметил, что вы очень ловко пользуетесь руками, поэтому могу предположить, что они удобнее для сложных манипуляций.

Некоторые начали рассматривать свои пальцы, сжимать и разжимать их.

— Интересно. Знаете, очень занимательно. А Корвин – это ваш руководитель? – Степан Петрович решил спросить все что возможно.

— Да, он придумал установку для транспортировки вас с вашей планеты. Он очень мудрый, и знает очень много. Мы с Дорном работаем с ним уже много лет, и этот пони не перестает нас удивлять своими познаниями.

— Он говорит как-то странно. Будто компьютер. – заметил Рома.

— Кто, простите? Я не знаком с таким. – Варон старался припомнить всех, кто был ему известен.

— Компьютер – это машина для обработки информации. Я хотел сказать, что он говорит как машина. – Рома снова принялся за еду.

— Не обессудьте его, просто он очень… пожилой. Он живет уже многие тысячелетия, поэтому его образ мыслей гораздо сложнее нашего. – Все недоверчиво посмотрели на Варона. — Но вы не беспокойтесь, он очень добрый, и даже бывает веселым. Вы даже не представляете, какую работу он проделал, чтобы помочь вам.

— Помочь? – вскинул бровь Степан Петрович.

— Да, помочь. Он сам вам все объяснит. – Варон тряхнул гривой. Сергей уже вернулся за стол, нерешительно принимаясь за еду.

Когда все поели и стали пить чай, Степан Петрович предложил:

— Может, продолжим знакомство?

— Да. На чем я остановился, когда прилетел чайник? – майор хмыкнул и немного подумал. – В общем, горячо сейчас возле Алагира. Когда меня сюда дернули, как раз в переделку попал, и думал, что уже коньки отброшу. Степахина прям вчера снайпер, который меня прижал, достал-таки. Жаль, такой хороший был парень. На гитаре еще вчера утром играл, жениться собирался, даже рапорт на отпуск ему через месяц подписал. Не вышло. – майор погрустнел и замолчал. Видимо, разговаривать он больше не желал. Степан Петрович это понял, и решил резину не тянуть. Он как-то сразу взял инициативу в свои руки и принялся командовать, что совершенно не вызвало удивления или неприятия остальных.

— Кто следующий? – спросил он.

— Наверное, я следующий. – Начал Денис. – Я родился и вырос в Тюмени. Зовут меня Денис Мунисович Курбатов. Батя татарин, мать – с Донбасса. Мне сейчас тридцать лет, через два месяца будет тридцать один. Я геолог по профессии, сейчас кручусь и подрабатываю мелким бизнесом. С женой развелся два года назад из-за тещи. Чего-то невзлюбила меня она, в общем, скандалы вечные. А я не люблю такого, вот и поставил вопрос ребром. Ребра не вышло. – Денис грустно усмехнулся. – Ну вот, пожалуй, и все в общих чертах.

— Ясно, ясно. Давай ты рассказывай. – Обратился Степан Петрович к Сереге.

— Кто, я? Ну… Да нечего такого рассказывать. Сам я с Ростова Работал в милиции, потом уволили за принципиальность. Сейчас работаю токарем. Занимаюсь самбо. Живу с родителями. Думал выступать, пока в сборные не берут. Да, мне сейчас двадцать три года. Пока не женился. Вроде все.

— Значит, остался я? – Роман огляделся. – Родился я в городе Белая Церковь, три года назад переехал в Киев и там работаю. Сейчас мне двадцать четыре года, неплохо зарабатываю программистом, увлекаюсь музыкой. Тоже пока не женился. Иногда выступаю на концертах андеграунда вместе с другом. Увлекаюсь аналитикой. Ну, много еще чего, так сразу и не вспомнишь.

Все замолчали и стали пить чай.

— Значит, собрались тут люди самые разные. – начал Степан Петрович. – так, команду этот Корвин подобрал технически грамотно. Посмотрим, что он нам приготовил. Чай, во всяком случае, хорош, да. Что скажете? – Степан Петрович поднял голову на остальных.

— Да, вроде хорошо мы тут устроились. – подтвердил майор.

-Эти все пони, единороги, страшно напоминают мне один мультик. – сказал Роман. – Там тоже были разноцветные говорящие пони, и всякое такое.

— Да? А ну расскажи! – заинтересовался Степан Петрович. Остальные также заинтересовались.

— В общем, мультик детский, но весьма продуманный и хорошо сделанный. Дизайн и вид этих пони очень похож на вот этих, но только у тех были побольше глаза. Да и выглядит тут все значительно реалистичнее. А так все пропорции и движения – прямо копия. И да, там тоже были единороги, которые могли колдовать, были и пегасы, которые летали, и были земные, прямо как нам рассказал Варон. Только единороги могли не только передвигать предметы, но и всякие заклинания использовать.

Варон тем временем внимательно слушал.

— Они все жили в стране Эквестрии, которой правили две принцессы – Селестия и Луна, и принцессы также управляли солнцем и луной. Эти принцессы были вроде бессмертными, или около того, им на момент событий мультика было больше тысячи лет. Все события вертелись вокруг шестерых молодых кобыл пони, которые могли одевать Элементы гармонии и использовать их магическую силу для разных задач. Да, у этих пони так же, как и у Варона и Дорна на крупе было обозначение – кьютимарка, которая обозначала их особое умение или талант. Вот у Варона на крупе гаечный ключ. Что это означает, Варон?

— Это означает талант инженера. – Немного помолчав, тихо сказал Варон.

— Вот, я же говорил. – подтвердил Роман и допил чай.

— А что это за Элементы гармонии? – заинтересовался Денис.

— Какие-то мощные магические артефакты. Используя их, эти кобылки совершили пару подвигов. В общем, ничего такого сложного, ведь мультик детский. — Роман запнулся.

— Интересно, интересно. – протянул Степан Петрович. – скажи, Варон, этот сюжет соответствует вашим реалиям?

Варон молчал и тихо сопел, иногда озираясь.

— Варон, ты слышишь? – переспросил майор.

— Да… Да, все, что сказал Роман очень близко к истине, но я ничего не понимаю. Откуда вы можете такое знать? – голос Варона был тихим, и он беспокойно перебирал передними ногами.

— Хм… Роман, что еще тебе известно? – нахмурился Степан Петрович.

— Довольно много касательно центральных персонажей. – Рома также нахмурился. – Все это очень странно.

— Что-то более странное, чем завтрак на другой планете, приготовленный единорогами? – рассмеялся Денис и хлопнул Романа по плечу. – Зачем хмурится, а? Солнышко светит, чай попили, осталось спасти планету, и можно расслабиться. – он рассмеялся, Серега и Константин его поддержали. Роман и Степан Петрович также улыбнулись.

— Эх, табачку бы… – мечтательно сказал Степан Петрович и потянулся.

— Если у вас есть пожелания, я постараюсь их выполнить. – подошел Варон, все еще волнуясь.

— Ну как пожелания. Трубку бы мне и табачку.

— Вы имеете в виду курительную трубку? – уточнил Варон.

— Ну да, ее. И табачку бы английского.

— Это возможно. Правда, указанный вами сорт табака мне неизвестен, поэтому я возьму лучший из известных. – улыбнулся Варон, и его рог охватило красноватое сияние. Через секунду над столом образовался красный магический сгусток, еще через секунду он распался на части, а на его месте возникла аккуратная блестящая черная трубка, матерчатый мешочек с табаком и коробок спичек. Когда рог Варона перестал светиться, все это плюхнулось на стол перед усатым курильщиком. Степан Петрович поднял и рассмотрел трубку. Она была немного больше, чем они привык, но вполне себе рабочей. Он степенно набил ее табаком из мешочка, и закурил. Все наблюдали за ним с нескрываемым интересом.

— Хорош табачок, да слабоват. Ну ничего, на безрыбье и Дед Мороз – Снегурочка. Спасибо, Варон, удружил. – Степан Петрович улыбался в свои усы и пыхтел трубкой.

— Да не за что. Надеюсь, все в порядке?

— Да, теперь все в полном порядке. – подтвердил человек.

— Слышь, братва, а он вам никого не напоминает? – нажал ржать Денис.

— Ба, а ведь точно! – подтвердил майор и разразился басовитым смехом.

Серега с Ромой недоуменно переглянулись, а Степан Петрович еще шире улыбнулся в свои усы. Тут подошел Дорн.

— Корвин готов провести брифинг. Когда будете готовы – следуйте за мной.


Люди сели в первом ряду и внимательно слушали. Я ощущал их напряжение, но отметил, что адаптация и первичная социализация прошла успешно. Я поведал людям о правилах эволюции во Вселенной, о кураторах цивилизации, о паразитах и катастрофе на нашей планете. Я объяснил им, что их кураторы не смогут помочь им, а, по уточненным сведениям, жатва должна начаться через три недели.

— Из этих трех недель две мы потратим на тренировки, и еще неделя у нас будет, чтобы сорвать жатву.

— Но как мы сможем противостоять всей мировой закулисе, за спиной которой, как оказалось, стоят какие-то могущественные демонические силы? – спросил Роман. Он больше других знал об этой самой закулисе, но никогда даже не думал о сверхъестественных силах, которые управляли всеми этими теневыми игроками.

— Люди, также как и единороги, обладают мощными магическими силами. Но сейчас, в конце цикла, они заблокированы, лишь генетическая аномалия или случайная травма способна частично снять блокировку магических способностей человека на Земле. Вы были выбраны потому, что ваши магические силы наиболее сильные. С нашей помощью вы снимете блокировку. Также мы постараемся максимально обучить вас пользоваться вашими магическими способностями. Используя эти способности, вы сможете помешать жатве. В случае успеха я рекомендую вам использовать свою силу для перехвата управления человеческой цивилизацией и направить ее развитие в конструктивное русло.

— А в случае неуспеха? – насторожился Степан Петрович.

— В случае провала я могу предложить вам и вашим семьям эвакуацию на нашу планету. На ней есть незаселенные земли, там вы сможете основать свой анклав.

— Я не убегу как заяц. – хрипло бросил майор. – Я не бегал от смерти и не прятался за спинами своих ребят.

— Я тоже приму долю своего народа. – подтвердил Степан Петрович.

— И я.

— И я тоже.

Все люди оживленно кивали, некоторые потрясали кулаками в воздухе. Хороший знак. Они не отступят и не бросят своих.

— Значит, нам нужно приложить максимум усилий. – констатировал я.

— А какие способности может дать нам магия, — осведомился Степан Петрович.

— У каждого они могут быть индивидуальны, и будут зависеть от освоенных вами заклинаний и предрасположенности. В самом общем случае – мощный телекинез, психическая связь, значительное повышение физической силы и выносливости, увеличение долголетия до недостижимых человеку сроков.

— Прямо как у супермена? — обрадовался Роман.

— Все зависит от ваших наклонностей и способности грамотно применять навыки.

— А как снимать эту самую блокировку? – уточнил Денис.

— Как правило, для этого используют методики концентрации и измененного состояния сознания. Но у вас нет никакой практики в этом, кроме того, для этого человеку требуется довольно продолжительное время. У нас его нет. Сегодня мы попробуем использовать концентрацию. Если вы не проявите должного успеха, то мы прибегнем к помощи Элементов гармонии – любая блокировка автоматически будет снята с любой сущности, если Пустота идентифицирует достижение сущностью гармонии.

— Так Элементы гармонии действительно существуют здесь? – удивился Роман.

— Да, ваши познания о нашей планете, и об Эквестрии в частности довольно точны. Я пока не уверен в помощи Элементов гармонии, но я приложу все усилия для того, чтобы ее получить. Сейчас я обучу вас методикам концентрации. Приближается обед, после него мы продолжим тренировку.

— А если носители Элементов откажутся помогать? – Степан Петрович беспокойно повел усом.

— Есть еще один способ, при котором я напрямую свяжу ваши сущности с Пустотой. Но это будет означать фактическое уничтожение вашей сущности после смерти физического тела: Пустота поглотит вас и растворит в себе. Это самая страшная участь для существа, меня самого жестоко накажут за эту операцию, а вы поплатитесь своим бессмертием.

Люди выглядели озадаченными. Неудивительно, ведь за эти пару часов на них хлынул такой поток информации. Особенно поразило их то, что их духи бессмертны и используют тела для воплощения. Они долго переспрашивали и некоторое время не могли смириться. Особенно старшие, которые были религиозны. Им очень тяжело было переступить через эти предрассудки. Но все равно они довольно быстро адаптировались и усвоили информацию.

После обеда мы приступили к занятиям наверху, на полянке. Уже через два часа мне было понятно, что видимого и быстрого результата этот метод не дает. Уже вечерело, когда я оставил людей и отправился в Понивилль.


— Бранд, привет. – вызвал я брата через Пустоту.

— О, привет, Корвин. Ты очухался? Как вообще? – Бранд старался говорить весело, но я чувствовал его волнение.

— Все в порядке. Мне удалась первая часть операции.

— Ты серьезно! Старик, да ты гений! Я еще не слышал про случаи обхода барьера!

— Да ладно, наверняка такое проделывалось. Как кобылки?

— Нормально. Знаешь, Твайлайт сильно обиделась.

— Было бы чего.

— Ну, это мы понимаем, а ты же знаешь этих кобылок – поди пойми что у них на уме. – Бранд вздохнул. – Она регулярно получает письма от Селестии и посылает ей свои, поэтому она уже успокоилась и вроде все нормально. Луну я больше не видал, она до сих пор торчит в Сталлионграде.

— Ты там, надеюсь, никакие глупости в письмах не задаешь? – спросил я.

— Ты что, все как обычно, в общих фразах. Иногда от имени Селестии посылаю ее выяснить какой-то научный вопрос, и все.

— Я хочу с ними встретиться. Мне нужна их помощь и помощь Элементов.

— Не вопрос. Я сейчас быстренько пришлю Твайлайт письмо от ее учительницы, и дело в шляпе. – Бранд уже собрался доставить письмо.

— Подожди. Так не пойдет. Мне нужно будет рассказать им всю правду. Если Пустота определит обманное использование Элементов, то эффекта не будет.

— Твайлайт тебе глаза выцарапает. – буркнул Бранд.

— Прорвемся, братишка.

— Ну смотри, как знаешь.

— Сначала я хочу поговорить с Твайлайт. Где она?

— Да где ж ей быть-то? У себя в библиотеке.

— Она сама?

— Нет, с ней Рарити. – Бранд вздохнул.

— Ничего. Ты можешь им что-нибудь вкусное и сладкое принести? Минут через десять я подойду.

— Да, конечно. Уже несу.

— Что они делают?

— Планируют досуг на завтрашней ярмарке, и обсуждают последний розыгрыш Пинки Пай.

— Настроение?

— Веселое.

— Отлично. Через десять минут я подойду, а ты проследи, чтобы они съели сладости.

— Будет сделано, братишка.

— Ты крут, Бранд. Извини, что послал тебя в прошлый раз.

— Да ладно. Я ведь тоже далеко не сахар. – Бранд хихикнул и умолк.

Через десять минут я стоял перед дверями Понивилльской библиотеки. Изнутри доносился звонкий смех. Я постучал.

— Библиотека уже закрыта, – послышался веселый голос Твайлайт. Я постучался настойчивее.

— Я открою, вдруг что-то важное, — отозвался Спайк и засеменил к двери. Дверь открылась, Спайк посмотрел на меня снизу вверх.

— Могу я видеть Твайлайт Спаркл? – осведомился я.

— А вы по какому вопросу? — спросил Спайк.

— По личному. – ответил я и зашел в библиотеку.

В дальнем углу библиотеки за столом сидели Твайлайт и Рарити. Они заметили меня, и разговор сразу прекратился. В библиотеке воцарилась тишина.