Сумасшедший дом в Эквестрии. Альтернатива

Существует много миров… Вероятностей куда больше… И что же происходило в одной из них?

Другие пони ОС - пони Человеки

Фоллаут: Эквестрия — Звёздный свет

После смерти Богини умы и души, составлявшие Единство, рассеялись по всей расе аликорнов. Предоставленные своей воле, они объединились и с помощью Вельвет Ремеди создали организацию Последователей Апокалипсиса. Радиант Стар, юный аликорн и новоявленная послушница Последователей, подвергается воздействию странного заклинания, наделившего её внешностью одной известной Министерской Кобылы, бывшей прежде частью Богини. Однако изменения на этом не прекращаются, и вскоре Стар осознаёт, что ей каким-то образом передались все чувства и эмоции Твайлайт Спаркл. Отчаянно желая выяснить причины случившегося, она вместе со своей верной подругой из Последователей, Вайолет Айрис, отправляется искать ответы на терзающие её вопросы, совершенно не подозревая, что её преображение повлияет на весь мир.

ОС - пони

Помоги моей одинокой душе

Найтмер Мун всегда была известна как зловещая кобыла тьмы, нераскаявшаяся злодейка, которая не заслуживает прощения. Но если все ошибались? Если Лунную Кобылу просто не поняли? Если она всего лишь хотела иметь друга? И когда она переместилась в другой мир, её желание исполнилось... и даже больше.

Найтмэр Мун Человеки

Дэрин Ду и Танец

История расходного приспешника Ауисотля, в которой он делится своею тайной любовью к Дэрин Ду. Не к книгам, к пони.

Другие пони Дэринг Ду

The story of Ria

В этом рассказе описывается история жизни одной пони.

ОС - пони

Чердак

Разве плохо, когда дети воображают?

Скуталу

Безрадостная душа

Иногда избавление от иллюзий не приносит должного счастья.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Дэт- Метал Пинки Пай

Норвежская Дэт- Метал группа приносит жертву Одину, чтя древние скандинавские традиции. Но что- то пошло не так в эту ночь в древнем подземелье. Что же теперь случиться с участниками и их музыкой?

Пинки Пай Человеки

Ты уволена!

Бурно отметив свой день рождения в Кантерлоте, наутро Каденс получает вызов "на ковёр" от принцессы Селестии. И, судя по обрывкам воспоминаний и ужимкам Твайлайт, этот вызов совсем не к добру...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Лекарство

Селестия - сволочь! Считай у неё на копытах жеребята мрут, а она нажирается в хлам. Говорю же - сволочь!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: aJVL

Весенняя лихорадка

Ваншотик

Весна. Весна приносит с собой много хороших вещей. Тёплая погода. Сияние солнца. Цветы. Новые милые крольчата. Всё замечательно. Но для Большого Макинтоша весна значила одно — кучу неприятностей.

Вот представьте себе: бедные звери всю зиму провели взаперти. Конечно же, они немного изголодались по подвижности; хотят повеселиться. В любое другое время года, пожалуйста, это не проблема, но только не сейчас, только не весной. То было время года в течение которого все женщины, включая кобыл, становились игривыми и были готовы делать то, что задумано природой.

Если вы понимаете, что я имею ввиду.

Каждая кобыла (и когда я говорю каждая кобыла, я имею в виду КАЖДАЯ кобыла), а это означало что каждый жеребец в здравом уме постарается держаться тише воды ниже травы, хотя бы до тех пор, пока не закончится буря. Большой Макинтош был одним из этих здравомыслящих жеребцов. Но в этом году у него не было возможности просто переждать — Эплджек слегла с простудой, и кто-нибудь должен был отвезти яблоки из зимнего склада в местные магазины, причём успеть сделать это надо было по крайней мере до начала посевной. И Эплблум, и Бабуля Смитт были готовы, но первая была слишком молода, а вторая слишком слишком слишком слишком слишком слишком стара.

А это значило, что оставался только Большой Макинтош.

— А теперь запомни, — гнусавя как утка, сказала Эплджек, высморкнувшись и добавив ещё один платок на быстрорастущую гору. — Ты доставляешь яблоки и возвращаешься домой, так быстро, как только это возможно, ты понял? Я еще слишком молода, чтобы кто-то звал меня тётя Эплджек.

— Ййеап, — ответил единственным словом её брат. Ну а что ещё нужно было сказать?

Итак, опустив голову, он осторожно направился в сторону Понивилля, молясь Селестии, чтобы поездка была тихой, однако вскоре обнаружил, что у богини есть чувство юмора.

— Йоу, Большой Мак, как делища? — крикнул скрипучим голосом кто-то сверху. Подняв глаза, красный жеребец заметил Рэйнбоу Дэш, лежащей на низко висящем облачке со странной ухмылкой, которую она пыталась спрятать.

— Вижу, ты везешь кучу яблок, — лениво прокомментировала она, поигрывая со своей радужной гривой. — Направляешься в Понивилль?

— Ййеап, — ответил Большой Макинтош, слегка прибавляя темпу.

— И... ты собираешься оставить их в городе, не так ли? — невинно постреливая глазками, спросила она, плывя чуть правее от него.

— Ййеап — ответил красный жеребец, ещё прибавляя темпу, когда шерсть на загривке встала дыбом, чувствуя растущую угрозу.

— И после этого ты свободен? — спросила она и опустилась прямо напротив него, что заставило его резко остановится в паре сантиметров от её улыбающегося лица.

— Если у тебя будет время, — улыбнувшись, сказала она, её теплое дыхание немного щекотало нос жеребца. — Может быть, посмотришь на несколько моих трюков? Среди них есть пара таких, что и Вондерболты скажут “Вау”. Ну как?

Макинтош взглянул налево, потом направо, затем снова на Рэйнбоу Дэш.

— .......Ноуп!

Большой жеребец сорвался, огибая пегаску, и помчался так быстро, как только ему позволяли его четыре ноги. Он ясно услышал смех взлетающей ввысь Рэйнбоу Дэш.

— Да ладно тебе, Мак, — её шутливый тон заставил пробежать ещё одну волну мурашек по его спине. — Я самая быстрая лётчица в Эквестрии, ты можешь бежать быстро, но я всё равно поймаю тебя ровно за десять секунд!

Но она явно была готова дать ему шанс. Прибавив ещё скорости, Большой Макинтош поравнялся с первыми рядами зданий. Это были окраины Понивилля. К сожалению, улицы города были переполнены ищущих того же, что и РД. Содрогнувшись от одной мысли об этом, он попытался уйти от догонявшей его пегаски. Она всё ещё была рядом, уже почти над ним. Ему не уйти. Она была слишком быстра.

— Большой Макинтош! — высокий голос окликнул его. — Сюда! Скорее!

Действуя скорее инстинктивно, он отцепил тележку и прыгнул в дверь, из которой его окликнули. Вход сразу был закрыт, оставив стучать в дверь снаружи очень разочарованную пегаску.

— Ой, да ладно! Это жульничество! — крикнула пегаска, уже ногами молотя дверь.

— Извини, Дэши, — весело хихикнул голос. — Но, похоже, тебе не повезло.

Издав раздраженный вопль, пегаска улетела, заставив жеребца облегченно вздохнуть.

— Ты в порядке, Мак? — снова обратился к нему голос. — Она не ранила тебя?

Взглянув вверх, старший брат Эплджек обнаружил, что смотрит на улыбающиеся лицо Пинки Пай.

— Ноуп, — протянул он, тихо пожелав, чтобы Пинки Пай не улыбалась столь широко, ну или не столь близко к нему.

— Это хорошо! — отскочив, она дала возможность жеребцу подняться. — В конце концов, если бы Рэйнбоу Дэш поймала тебя, ты бы был сейчас такой... уставший.

Эти слова снова заставили встать дыбом волосы на его загривке, и они даже поднялись ещё раз, когда Пинки Пай крайне игриво улыбнулась ему.

— Но, конечно. если ты устал, то я уверена, что мой супер-экстра-специальный кексик поможет тебе вернуть форму, — она усмехнулась, всё ближе и ближе подпрыгивая к большому жеребцу. — Он хороший и свежий, внутри такой тёплый и влажный, хотел бы попробовать?”

Большой Макинтош почувствовал, что его круп уперся во что-то деревянное, и, когда кудрявая кобылка подошла, он буквально вжался в стену. Судя по взгляду, она не даст ему уйти.

 — Ну так что, — спросила она ещё раз, почти касаясь его носом. — Хочешь попробовать?

— Ййе...еап.

— Правда? — чуть не задохнулась от радости кобыла. — О мой бог! Это лучший день в моей жизни! Жди здесь и не двигайся, я пойду на кухню и принесу глазурь.

Как только чересчур веселая розовая кобылка скрылась с виду, Большой Мак рванул к окну. Он чувствовал укол вины, поскольку соврал Пинки Пай, но был уверен, что чувствовал бы себя ещё хуже, наградив её кучей маленьких жеребят. Так что он выпрыгнул в окно...

...прямо под ноги Твайлайт Спаркл.

— Большой Макинтош? — фиолетовая единорожка задумчиво спросила. — Что ты здесь делаешь?

Фермер застыл, капли пота стекали с его лба. Это было плохо. Это было очень плохо. Из всех кобыл его угораздило встретиться именно с той, которой вполне хватило бы сил упаковать его как подарок на день День Влюблённых Сердец.

Тем не менее, он немного успокоился, когда Твайлайт дружески улыбнулась ему, не подлой маниакальной улыбкой, а доброжелательно, ободряюще.

 — О, понимаю, — тихо усмехнулась она, чтобы не привлекать внимание. — Я думаю, ты убегаешь от пони, которые немного не в себе из-за... “весенней лихорадки”? Правда?

 — Ййеап, — большой жеребец кивнул.

 — Не похоже, что тебе удаться сбежать отсюда, — сказала маленькая библиотекарша, выглядывая из переулка. — На улице много пони, и я сомневаюсь, что это скоро закончится.

Большой Макинтош вздохнул: именно этого он и боялся.

 — А знаешь, есть один способ, — нотка неуверенности появилась в её голосе. — Я не уверена, сработает ли это, но я могу попробовать телепортировать тебя из города.

Старший брат Эплджек уставился на единорожку, удивление так и было написано на обычно спокойном лице. Он думал, все кобылы сходят с ума в это время года, и тут он натыкается мало того на нормальную, так ещё и готовую ему помочь?

 — Нет причин так пялится, — хихикнула Твайлайт. — Я просто помогаю своему другу в тяжёлой ситуации. Тебе ведь нужна помощь?

Большой Макинтош не был уверен, сможет ли он когда-нибудь кивать ещё яростнее.

 — Ну ладно, — усмехнулась единорожка, её рог засветился. — Поехали!

Яркая вспышка ослепила жеребца, он закрыл глаза, как только сияние начало поглощать его, и смог проморгаться только через несколько секунд. Открыв глаза, Большой Макинтош огляделся.

Это был не его дом. Осматриваясь вокруг, Большой Макинтош увидел стрекочущие машины, сигнализирующие о чем-то консоли, пробирки. Всё это очень напоминало ему эти научно-фантастические истории, что так любила Эплблум. Ну вы знаете истории такого рода, про людей и прочий бред.

 — Ах да, — кивнула Твайлайт. — Я не смогла бы попасть сразу на ферму Сладкое Яблоко, так что сначала я решила телепортироваться в лабораторию в своей библиотеке.

Это имело смысл. Хоть Твайлайт и была очень мощным единорогом, она все же ёщё слишком молода.

 — В любом случае, — продолжила она со светящимся рогом, левитируя к себе пару книг. — Просто подожди здесь, я скоро вернусь.

А это не имело смысла. Если она хотела вызволить его из города, то чего же они ждут сейчас? Макинтош попробовал поднять переднюю ногу и внезапно понял, что не может. Не увенчались успехом и попытки пошевелить остальными конечностями.

И только взглянув вниз, он понял, что привязан к вертикально стоящему столу; крепкие кожаные ремни держали его за каждую конечность. Большой ремень также опоясывал его в районе живота. Он застрял.

— Кстати, спасибо за помощь в моём эксперименте, — она улыбнулась и цокнула копытами в восторге. — Видишь ли, я много читала про анатомию пони, но недавно я упёрлась рогом в моих исследованиях, и не могу пойти дальше без практики.

Ничего хорошего это не сулит...

 — Я знаю, что я не далеко не эксперт, когда речь заходит о мужских органах, — хихикнув, Твайлайт немного отбежала. — Но я уверена, что смогу узнать всё, что нужно, собственнокопытно.

И в этот момент её улыбка стала очень, очень дружелюбной.

 — Итак, — выдохнула она, говоря теперь хриплым шёпотом. — Ты готов поучаствовать в... развитии науки?

 — ...Ноуп!

Солнце уже заходило, когда Макинтош устало плёлся по направлению к ферме. Куски дерева, закрепленные на ремнях вокруг ног, всё ещё болтались.

Он почти сожалел о том, что сломал стол Твайлайт. Почти сожалел о разгроме в лаборатории, который учинил, пытаясь убежать. Он почти сожалел о том, что единственным выходом для него стала Твайлайт, придавленная шкафом. Он и сожалел бы, не случись того, что случилось потом.

Без поддержки магии побег из города занял бóльшую часть дня. Кобылы всех расцветок и с разными кьютимарками следовали за ним по пятам, некоторых из них он знал, некоторых помнил, а некоторых нет, и последнее его больше всего возмущало. Когда ему показалось, что двери сарая Лиры и Бон Бон приоткрылись, жеребец сиганул в ручей, чтобы не попасться на глаза этой парочке.

Тем не менее, задание было выполнено. Яблоки доставлены (более или менее), никто не пострадал (необоснованно, по крайней мере), и он возвращался домой целым и невредимым (вполне). А со стрессом по поводу этих переживаний он сможет справится позже.

Содрав сувениры из библиотеки Твайлайт, жеребец поднялся по лестнице в свою комнату. И тут он обомлел.

 — Приветик, — хлопая ресницами, произнесла Рарити, лежа на его кровати. — Как хорошо, что ты наконец-то присоединился к нам.

Скрип дверей за его спиной подсказал ему, что он влип. Обернувшись, он увидел, как краснеющая Флаттершай запирала дверь за ним.

 — О, привет, Макинтош, — скромная кобыла застенчиво улыбнулась, шкрябая передним копытом пол. — Ты не против, если мы подержим тебя здесь против твоей воли?

Это не могло быть правдой. Это несправедливо. Он добрался до дома, он смог, он выиграл, ради Луны! В этих размышлениях он и не заметил светившихся нитей, что опутали его ноги и теперь принесли на кровать.

 — Так-то лучше, не правда ли? — хихикнула Рарити, поигрывая с его светлой гривой. — А ты везучий жеребец, у тебя тут Флаттершай и я, и мы поможем избавиться от твоей... напряженности.

Застенчивая пегаска подлетела, чтобы присоединится к ним на кровати.

 — Посмотри на это с другой стороны, — проворковала Рарити, очень тепло улыбаясь ему. — Из всех лучших вещей что могли случится, это Лучшая. Возможная. Вещь!

Весенняя лихорадка это жёстко.